290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » То, что невозможно: судьбоносная тягость (СИ) » Текст книги (страница 30)
То, что невозможно: судьбоносная тягость (СИ)
  • Текст добавлен: 6 декабря 2019, 02:30

Текст книги "То, что невозможно: судьбоносная тягость (СИ)"


Автор книги: Оксана Смерянова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 30 (всего у книги 81 страниц)

Качер встал на ноги смотря на то, что же он сделал. Он был в шоке, одним лишь своим сверх-ударом он смог создать самую первую чёрную дыру и уничтожить ею 0.02 процентов Декс-пространства.

– Что ж братец, это ты виноват и тебе конец!

Глава 70. Злоключение.

Тысячу лет минуло с того самого дня, когда Декс-Пространство стало обиталищем «чёрной дыры вечного перемещения», а тот кто устроил весь этот бунт прямо сейчас бился со своим младшим братом.

Качер и Хитон целую тысячу лет бились друг с другом и никто не смел уступить друг другу, ведь в таком случае один из них выйдет победителем, а другой проигравшим. Качер был сильнее, но его брат являлся куда ловчее чем он и с лёгкостью парировал большинство из его атак.

Жители Декс-Пространства не знали куда податься, потому как кроме этого мира других не существует. Хотя, может быть, они есть, но самый ближайший мир, что был создан Яновом находился в шести сотен триллионов световых лет от Декс-Пространства и добираться до туда смысла практически не имеет. Они лишь улетали далеко-далеко от того места, где уже тысячу лет их правители бьются друг с другом, дабы узнать, кто из них сильнее.

Многие просто наблюдали за битвой своих правителей. Они видели каждое движение и с лёгкостью предугадывали атаки, так как своими зрящими глазами запомнили все движения за одну тысячу лет.

– Брат, – обратился к нему Качер отражая его атаки. – когда же ты признаешь, что я сильнее тебя?

Хитон молчал, продолжая атаковать.

– Сколько времени всё это будет продолжаться?

– От куда мне знать? – Задал он встречный вопрос отрубив брату руку. Он улыбнулся, но не долго, так как рука, отрубленная им схватила его за голову откинув на пять сотен миль.

Качер растворил свою руку в воздухе и отрастил себе новую. Он устал от всего этого, устал смотреть на то, как его младший брат пытается победить его.

Все эти сотни лет он поддавался ему и атаковал с силой, что не создаст чёрную дыру.

Хитон напротив, бил в полную силу, стараясь нанести своему брату хоть какой-то урон, что станет для него наиболее значительным, но так как он младше, то и сил у него, соответственно меньше будет. Хоть силы у него безграничные, но победить того кто старше его он не может, таков этот мир созданный по двоичному коду.

Около одного процента за тысячу лет не стало. Чёрная дыра без перерывов поглощала в себя Декс-Пространство, но и не пройдёт и миллиона лет как ей всё равно не удастся поглотить в себя Декс-Пространство полностью. Она парила в воздухе в самом центре этого мира, а Качер и Хитон с жителями отдалились от неё на шесть с половиной триллионов километров, что весьма мало, учитывая, насколько большой их мир чтобы оказаться у его самого края, где жители знать не знали о том что произошло в центе.

Пока Хитон летел Качер со скоростью, что превышает скорость его мгновенного удара, сравнимого со скоростью света, являющейся мизерной появился перед Хитоном, сверху, и использовав четверть своих сил ударил по его телу.

Хитон в мгновенье ока оказался на твёрдой земле, но после того как пробил собой с десяток квадриллионов этажей одного здания, что способствовало снижению его скорости перед ударом о землю.

Качер телепортировался к нему. Он создал из воздуха меч и вонзил его в ладони Хитона. Ему нравилось издеваться над ним, за последнюю тысячу лет, но сейчас он делал всё с чрезмерной жестокостью и безразличием.

Последующие мечи, были воткнуты в тело Хитона спустя секунд пять, после того как Качер создал около сотни таких мечей.

– Аргхх! – Хитон был пригвождён к земле созданными мечами Качера как на распятом кресте. Из его тела сочилась белоснежная кровь, настолько яркая, что ни одно солнце или звезда в будущем не сможет достичь этой яркости. – Всё-таки, ты притворялся всё это время?

Качер состроил недовольное лицо и в его руке оказался ещё один меч, самый что ни наесть большой. Этот меч он взмахнул вверх и со скоростью молнии вонзил в бессмертную душу, таящуюся внутри оболочки Хитоны, от чего тот вскрикнул от боли приподняв своё тело на пару сантиметров.

– Мне всё это надоело, признай что я сильнее. – Эхом Качер заставил глаза брата лопнуть, но те в миг восстановились. – Десять сотен лет назад ты хотел убить меня, и ты мог бы сделать это, тогда, когда набросился на меня. Но ты не учёл одного… – Он ударил его по голове. Череп раскрошился, куски разлетелись на сотни метров, но этого всё равно не достаточно. Убить второго Администратора не так-то и просто. – Меня может убить лишь тот, кто старше меня. За множество глав я это понял, а вот ты однако понять этого не сумел.

Хитон восстановил раскрошившийся череп до изначального вида и своими глазами глядел на брата, одновременно глядя на всё это со стороны. Его пятимерное зрение не раз помогало ему, но в этот раз он лишь смотрел на себя и Качера под идеальным ракурсом.

– И что же ты намерен делать? – Спросил его Хитон вздыхая от боли. – Ты убьёшь меня, ведь так?

Качер глубоко вздохнул. Он представил чтобы было если бы его брат умер, тогда всё Небытие бы всколыхнулось от выплеска всей его силы, что содержится в его теле и тем самым уничтожил бы всё Декс-Пространство вместе взятым. Именно этого Качер боялся больше всего, а потому и не собирался убивать своего брата. Он всего лишь хотел мирной и спокойно жизни, и глядя на чёрную дыру, поглощающую его мир он понял, чего так сильно хотел.

– Нет, брат. – Ответил Качер взлетев в воздух. – Я не собираюсь тебя убивать, ты сам со временем сгинешь. Все твои попытки убить меня были четны, а мои… Они просто не достигали желаемого, понимаешь? Мне не хочется чтобы весь этот мир был уничтожен, потому прими своё поражение и простись с победителем.

В этот момент Хитон не поверил словам брата.

Всю свою жизнь они ни разу не заикались о том, что они когда-то бросят друг друга, как это сделали их родители, но именно сейчас, когда Хитон находится в безвыходной ситуации, ему остаётся лишь смотреть…

– Подожди, – Хитон не хотел чтобы его брат покинул его, чтобы он остался совсем один, без родни. – О чём ты говоришь? Ты добился своей победы, я признаю тебя победителем, но зачем? Зачем ты говоришь это?

– Брат, послушай… – Он приложил свою руку к его голове и провёл по ней символ, похожий на букву «V». Перед его глазами предстала диаграмма, показывающая навыки его брата. Его сила была выше всех, но уровень был не тем чтобы противостоять Качеру, и потому он понижал и понижал его навыки. – Я делаю это всё только ради тебя. Ради тебя я заберу большую часть твоих сил что смогу, но прошу, не держи на меня обиду. Твоя сила не должна выходить за рамки дозволенного. Я забираю её, делаю тебя слабее, но живее.

Хитон попытался противостоять этому, но с каждой секундой сил у него становилось всё меньше. Он чувствовал как пламя его энергии, его силы, угасала спустя каждые пять секунд. Он не знал что это такое, что за диаграмма высветилась у него перед головой. Его уникальное зрение стало двухмерным.

Теперь, находясь в трёхмерном пространстве он видел окружающую обстановку двухмерным зрением, как люди собственно говоря. Это удивило его с ног до головы. Он противился данному феномену, но поделать он больше ничего не мог.

Качер заплакал.

Впервые за свою жизнь он заплакал, но не от того что ему жаль своего брата, а из-за того что так нужно. Он нашёл в его душе информацию, что отвечала за его бессмертность и понизил её до минимума. Теперь, его брат не такой бессмертный каким был пару секунд назад. Он понизил все его навыки до минимума и поставил множество паролей, что не дали бы ему с лёгкостью восстановить потерянные силы.

В конечном итоге его брат стал не Администратором, так как Качер забрал у него эту привилегию и теперь она значилась как Модератор.

Все его силы Качер впитал в себя и стал в разы сильнее, став уже не просто Администратором, а самым что ни на есть Главным-Администратором. Тем, кто способен в одиночку править всем миром, что мог делать и раньше, но это требовало серьёзной снорки и концентрации, чем сейчас, когда он может сделать всё те действия по щелчку пальца.

Он отошёл от тела брата, который постепенно терял свою жизнь, медленно, но всё же терял. И глядя на него Качер взлетел в воздух.

– Зачем… – Прохрипел Хитон ощущая полное бессилие, – Зачем ты забрал мои силы?

– Я мог сделать это и раньше, но думал, что ты успокоишься. Увы, мне пришлось, и теперь большее на что ты способен, так это на создание собственно вселенной, не больше.

– Я тебя ненавижу…

– Я понимаю, брат. – Качер подобрал нужный момент чтобы использовать всю сво силу на то чтобы влететь в чёрную дыру и оказаться где-нибудь в другом конце Небытия. – Но я тебя люблю, хоть ты и будешь ненавидеть меня, знай, что только я буду любить тебя больше всех во всём Небытие. Прощай, больше мы с тобой не увидимся…

– НЕТ!!!

Качер был прямо перед ним, а доли секунды спустя оказался перед чёрной дырой, что засосало его тело в себя. Он знал, что оказавшись где-то там, далеко-далеко создаст новый мир, который не сравнится ни с каким другим миром. Но до той поры ему ещё стоит долго ждать, а пока, его тело было отправлено на край Небытия, где стена игрового пространства заканчивается, а его зрение не способно увидеть даже кусочка Декс-Пространства.

Теперь всё изменится, будет создан мир, в котором будем жить мы с вами. О нём мы никогда не узнаем, веря что мир наш, был создан Богом, а он в свою очередь всего лишь стал одним из его прислуг, помешанном на религии.

Так и заканчивается история двух братьев, что не поделили трон своего отца. Один славился, обладая могущественной силой, а второй довольствовался своими мизерными способностями в собственной Вселенной, что создал на другом конце Небытия, сразу после того, как Качер оказался у другого.

Для Качера время пролетело быстро, за секунду. А Хитон успел постареть на девятьсот миллиардов лет.

Время меняет всё, как и история их поменялась от начала и конца.

Конец

Настал новый день и новые проблемы.

Вчера вечером, когда Влад писал свой роман он не заметил как уснул на стуле перед пишущей машинкой. Стоило ему закончить роман, как сон в тот же миг окутал его сознание, заставил прикрыть глаза, отвлечься от всех проблем и уснуть долгим сном. Нормально спать ему не давало непреодолимое желание свалится со стула на пол. Хоть он и спал, но это не отрицало того факта, что ему хотелось прилечь на мягкую кровать. Его сон под предводительством Майер воспроизвёл, как он шатаясь по тёмной незнакомой улице каким-то невообразимым образом оказался в своей мягкой постели.

Зазвучала колыбельная. Во сне он спал как младенец, вечно переворачивающийся с бока на бок.

В реальности же его клонило вправо, но упасть на пол ему так и не удалось, потому как при малейшем наклоне он на доли секунды просыпался и поудобнее устраиваясь на стуле дабы не упасть на пол, погружался обратно в сон.

Всю ночь он спал спокойно, отвлекаясь лишь на поддержание равновесия. Но под утро, когда он проснулся, равновесие которое он так долго поддерживал резко исчезло и открыть глаза ему удалось только в последний момент.

В момент падения на пол. Было больно, даже очень.

– Твою ж мать?! – Взревел он от боли. Она пронзила его правую руку.

Оглядевшись Влад приподнял голову. Только увидев место с которого ему пришлось упасть он пришёл к своему логичному выводу. Заключался он в том, что ему придётся падать на пол всю свою жизнь. Какой уже раз он падал на пол? Падал весьма часто, и после этого падения, следующее не заставит себя долго ждать. Скорее всего уже следующим утром он снова упадёт на пол, но только в следующий раз ударится об пол сильнее. У него и так не мало синяков, а дать им образоваться по свему своему телу он просто не мог. Но так ему на самом деле и надо. Если бы не Майер со своими манипуляциями с его снами, то ему определённо снились бы кошмары, где люди убитые им проклинали бы его всем своим сердцем.

Поднявшись на ноги он посмотрел на стол.

Возле пишущей машинки лежали пять специально отобранных глав, которые он посчитал наилучшими во всём своём произведение. Это была первая, вторая, тридцатая, пятьдесят седьмая и семидесятая глава. На них он потратил намного больше сил и времени, но в итоге они получились самыми насыщенными и длинными на его взгляд. Конечно ему было бы очень интересно обсудить свою книгу с профессиональным редактором, знающий толк в свое работе. Но перед этим решил собрать все листы своего романа и только потом показать его деду. Он станет первым человеком, что прочтёт его работу и прокомментирует её по всем достоинствам.

Прежде чем идти к редактору, стоит проконсультироваться с обычным смертным и уже потом решить для себя, нести книгу в редакцию или нет.

Всё необходимое для книги лежало в ящике.

И перед тем как начать он подошёл к окну и раскрыл его на распашку, благо стеклопакет позволял это сделать.

Готовые листы Влад согнул и собрал в брошюры.

Следующим шагом было их склеивание. Он для этого, аккуратно сложенные по порядку брошюры разделил по очереди, а затем с помощью клея ПВА промазал каждую отдельную брошуру, потуже приложив друг к другу. Для хорошего прижима потребуется положить брошюры до что-нибудь тяжелое.

В его комнате кое-что тяжёлое было, но чтобы найти это ему пришлось изрядно потрудится. Поиски этой вещи заняли у него почти час жизни, но ему-таки удалось найти то, чем он прижмёт свои листы. Стоило ему посмотреть под кроватью как сразу же, почти с лёту обнаружил гантель, весом в десять килограммов. Отличное изобретение, хоть оно таковым и не является. Теперь у него появилось новое развлечение.

Качать бицепсы при помощи гантели.

Выкатив гантель из-под кровати он подошёл к столу, взял свою будущую книгу и положив на ровный пол, который являлся самым ровным полом во всём доме, положил на неё дощечку, найденную им в нижнем ящие стола. Затем, положив на неё гантель он схватил со стола ножичек с клеем и после шести надрезов, аккуратно смазал торец будущей книги.

Осталось совсем немного.

Взяв из ящика ткань он вырезал идеально ровный квадрат при помощи ножниц.

Приложив её к торцу книги он первым же делом, дабы не тратить лишнего времени отправился к книжной полке. Выбор был велик. Книг много, а идеальной обложки мало. Из всех имеющихся книг он выбрал лишь одну единственную. Ей стала та книга, которая имела идеально чёрную обложку.

Чёрный цвет в последнее время часто стал мерещится ему, будто чёрный цвет это олицетворение некого божества пришедшего из другого мира. Вырвав листы от обложки они вскоре оказались в мусорном ведре, а сама обложка, положенная на стол рядом с пишущей машинкой то и дело, что дожидалась своей церемонии торжества, когда склеенные брошюры приклеятся к ней.

Пока гантеля прижимала листы, а обложка лежала на столе Влад вышел из комнаты. Сегодняшнее утро стало для него не менее трудоёмким, почти на ровне с тренировками. Вся работа с книгой была практически закончена. Теперь в качестве своего приза он вошёл в ванную комнату.

Умыв лицо и почистив зубы без лишних описаний Влад решил посмотреть на себя в зеркало. К счастью того что ему довелось увидеть раньше он не увидел. И, это крайне обрадовало его. По выходу из ванной комнаты он было чуть не навернулся от лежащего на полу мыла. Как это обычно у него бывает, всё плохое может стать дял него худшим. Вроде бы он ничего плохо и не сделал, если не считать трёх убийств, но именно по выходу, а не по заходу в ванную комнату его нога ступила на мыло. Это крайне огромное и впечатляющее совпадения. Оно было бы им если у него была бы профессия клоуна. У него на ум пришёл один единственный клоун, что убивал своих жертв и после заставлял летать. Так себе зрелище, но зацикливаться на этом он не стал, а резко нагнувся, взял мыло и швырнул в ванну.

Пусть уж лучше оно будет лежать там, чем на полу. А не то жди беды. Кто знает, что может случится ступи ты на это мыло дважды.

Вдруг в следующий раз не повезёт и нечаянно сломается шея?

Так может произойти.

Вполне возможно, что в этом мире может произойти всё что угодно.

Успокоившись Влад вышел из ванной комнаты, пробежался по скрипучим половицам и зашёл к себе в комнату.

Терпения у него было крайне мало, потому без разбору он поднял гантель, поставил её в дальний левый угол комнаты и взял книгу. А после чего быстро убрал дощечку в тот ящик от куда взял и посмотрел на торец своей будущей книги.

Клей на удивление весьма быстро высох. Если учесть, что ему потребовалось на умывание и чистку зубов около пятнадцати минут, то клей ПВА сотворил чудеса, высохнув в тот момент, когда он чуть не упал из-за мыла. Конечно же рекламировать этот клей никто не собирается, да и к тому же кому это будет нужно? Вот именно, что никому, поскольку каждый второй человек знает, что самым практичным клеем является именно клей ПВА.

Осталось последнее – приклеит торец к середине обложки.

На последнем этапе у Влада заурчал живот.

Дабы поскорее закончить он вылил остатки ПВА на середину обложки и приложил торец. Прижав листы посильнее он не мог не нарадоваться своей будущей книги. Он уже представлял кого-то это будет держать в руках книгу, сделанную куда как лучше чем своими руками. Когда будет массовое производство его книги разойдутся по всему свету и каждый человек сможет прочесть его творчество.

Главное чтобы его книгу утвердил редактор. Лучше бы утвердил с первого раза, потому как изменять сюжет или вырезать из него целые страницы будет крайне невыгодного для молодого автора. Один такой автор уже сократил свою книгу на четыре сотни страниц, но в последствии вернул их, когда позволило время.

С книгой он вышел из своей комнаты, прошёл по тем же самым скрипучим половицам и аккуратно спустился по лестнице. На кухне, как и в гостинной никого не было. Только часы издавали еле различимый стук, доносящийся как в раз из гостинной. Вероятно дед его ещё спит у себя в комнате на втором этаже, а пока он не проснётся не видать ему первого чтеца и комментатора.

Дабы убить время Влад поставил чайник и засыпал в кружку три ложки сахара и одну ложку кофе.

Положив книгу на стол он достал из одного шкафчика упаковку с печеньем. Упаковку он нашёл не сразу. Прежде всего пришлось открыть не один, а сразу несколько шкафчиков чтобы отойдя на пару шагов назад найти нужное ему лакомство. Им грубо говоря и стала упаковка с печеньем.

Само печенье было необычным, а шоколадным.

Шоколад он любил, очень даже любил не смотря на то что именно шоколад один из многих продуктов, способствующий развитию кариеса на зубах. От мысли что все зубы станут чёрными ему стало как-то не по себе, но всё равно решил открыть упаковку и откусить от печенюшки маленький кусочек. Если бы такое печенье продавали в городских магазинах, то все полки в мгновенье бы опустели, поскольку вкус именно этого печенья не сравним ни с чем больше.

Вкус был нежным, изысканным и лёгким.

Простота готовки сделала своё.

Пока шоколадное печенье таяло у него во рту он тем временем выключил плиту и залил смесь кипятком. Аромат кофе ударил ему в нос, заворожил собою любимым.

Положив чайник на своё законное место Влад, спокойно усевшись за стол размешал кофе и откусив от печенья ещё кусочек, сделал маленький глоток. Вкус кофе превосходным тут и говорить не о чем. Его бодрящий вкус наполнял своей кофейной энергией, отдавая от себя всё что только можно. Сравнить это можно было разве что с чаем и лимоном, закинутым в кружку.

Та же аналогия. Впрочем ничего нового.

Влад наелся быстро.

Выпив горячий кофе и съев четыре печенюшки он отправился на тренировку. Забывать её делать нельзя, ведь обещано была как себе так и его деду о том, что тренироваться он будет каждое утро.

Каждый божий день!

Кофе действительно уникальный напиток.

Отдав предпочтение его высокой бодрости Влад выбежал на улицу и с ходу упал на землю возле турника.

Первой тренировкой стало отжимание. С ним он справился быстро. Мало того, что за дни тренировок его тело значительно окрепло и полностью избавилось от токсинов, содержащихся в сигаретах что он курил, так плюс и чашечка кофе придала плюс пять к силе. Сотня была сделана менее чем за двадцать минут. Затем, практически моментально не отдав предпочтение передышке он приступил к выполнению пресса. И снова сотня с первого же раза. Он довольно сильно удивился своей прокачке. На свежем воздухе, среди деревьев и более или менее здоровым питанием его тело и впрямь стало сильнее, но недостаточно сильным чтобы преподать урок Антонову без помощи Майер.

Следующим упражнение стало приседание и именно с ним особых проблем не возникло, поскольку среди всех каждодневных упражнений оно было самым лёгким. На его выполнение ушло порядком десяти минут.

В сравнении с тремя предыдущими упражнениями, последнее стало для него самым сложным. Только в последний момент он понял, что стоило начать тренировку с подтягиваний, а уже потом переходить к более лёгким упражнениям. Но делать было нечего и взяв все силы в кулаки он подпрыгнул, схватился за перекладину и начал подтягиваться.

Времени на то чтобы сделать одну сотню подтягиваний потребовалось двадцать пять минут. Результат он конечно не знал, но сам прекрасно понимал, что ему есть куда стремится дальше.

В общем и целом на все четыре упражнения было потрачено около полутора часа. Если сравнить этот результат с предыдущим, то он явно преуспел и достиг чуть большего чем мог достичь изначально.

Отпустив руки от перекладины Влад приземлился на землю и мог бы запросто упасть, если бы вовремя не скоординировал равновесие. Сил стоять и сидеть больше не было. Оставалось лишь одно, что он мог сделать не тратя силы. Дабы поскорее начать он прилёг на зелёную травку и расслабился.

Постепенно силы возвращались. Не так быстро конечно, но большего не требовалось.

Просто лежать и смотреть на небо не составляет проблем. Смотреть на него очень даже приятно.

Глядя на облака можно представить какую-нибудь фигуру. Но лежать так вечно Влад не собирался. На отдых он отвёл себе минут пять, не больше и не меньше. Биологические часы его не подвели и точно указали, когда нужно встать с земли и возвратиться назад в дом.

За час и тридцать пять с небольшим минут парень поднялся на ноги и двинулся к входной двери дома.

Первое на что он обратил особое внимание, стал его дед, что давно успел проснуться, умыться, побрить бороду и на последок сделать кофе, уплетая и печенье в придачу. Но он не просто так сидел за столом.

Дед читал его роман.

Зрение у деда было не очень, но очки носить категорически отказывается. Вместо того чтобы нормально читать в очках, решил, что лучше уж будет щурится и пройдёт это нелёгкое испытание. Оно было нелегким именно потому, что книга слишком объёмная, а её шрифт был слишком уж мелким для нормальной читабельности ближе к преклонному возрасту.

– Доброе утро, – Влад присел рядом. – Решил прочесть мою книгу?

Дед недоумённо посмотрел на него:

– А это твоя книга? Сам написал?

Влад откинулся на спинку стула и тупо смотрел в потолок.

– Да, – ответил он и скрестил руки на поясе всё также не отрывая взгляда от потолка. – Написал вчера вечером.

Глаза Василия расширились.

– Не поверю, чтобы написать такую толстую книгу да и ещё с таким мелким шрифтом! – От изумления его дед приложил руку к подбородку. – Кем нужно быть чтобы написать такую толстую книгу?

Пожав плечами Влад ответил:

– Не знаю. Мне хватило одной ночи.

– И что теперь ты собираешься с ней делать? – Поинтересовавшись он закрыл книгу так и не дочитав предисловие автора, которое в общих чертах не слишком уж вписывается во весь антураж книги.

– Подумываю отнести её в редакцию.

– Понятно, – сухо сказал Василий допив свой кофе. Он встал со стула и подойдя к раковине сполоснул кружку, поставив её после на сушильню. – Ну, я конечно не понимаю всего того что ты написал, но видимо это всё из-за моего возраста.

Василий неестественно посмеялся, а затем отправил своё старое тело на мягкий диван в гостинной.

– Дед, – обратился к нему Влад наконец отойдя от транса в котором смотрел только в потолок. – Ты случайно не в курсе, есть ли в нашей деревне редакция?

Минута молчания.

Владу показалось, что дед не ответил ему и спустя час. Видимо биологические часы от тренировки испортились и показали ему совсем иное время. На самом же деле прошла только минута и несколько секунд прежде чем его дед встал с дивана и медленно шагая, будто прихрамывая, доковылял до комода в углу гостинной. На него как и на многое в доме он внимания не обращал, так как не считал это нужным. Но именно сейчас его внимание заинтересовал этот комод.

В этот же момент в его сознании вкралось одно воспоминание. Связано оно было с недавным происшествием, произошедшем только по его вине.

Смерть Саида. Только сейчас он снова вспомнил о том, как безжалостно убил его, хоть и понимал что это было лишь случайностью. Конечно в тот момент, когда он услышал о вызове врачей стало не ясно, убил ли он его намеренно или же всё-таки случайно.

Это как игра на случай.

Из верхнего ящика Василий достал записную книжку. С ней он подошёл к Владу и присел за стол.

– Так… – Василий перелистывал странички записной книжки дабы найти нужную заметку. – Где-то в ней у меня написан номер единственной в городе редакции.

Влад невольно вздохнул, поняв, что ему вновь придётся перется в Новосокольники.

На поиски его дед потратил около пяти минут. Казалось и вовсе пять часов, если бы он не нашёл нужную страничку.

– Кажется нашёл, – он протянул записную книжку внуку. – Здание редакции на Садовой улице, возле первого и двадцать пятого дома. Найти её не составляет труда. Такая улица одна во всём городе. Её начало от редакции, а конец в метрах пятидесяти от проходящей рядом речки.

Влад внимательно прочёл заметку деда и достав из джинс телефон переписал номер.

– Думаю я справлюсь, но придётся заручится помощью друга.

Василий хмуро посмотрел на него. У него прихватило живот и он всем своим видом, пытался не показать этого.

– Кстати, а зачем тебе заметка о редакции? Неужели ты тоже когда-то хотел издать книгу?

– Нет, – встав со стула и махнув рукой Василия качнуло влево. В глазах всё перевернулось вверх дном. Старость берёт вверх. Он опёрся о спинку стула. – Когда помоложе был хотел напечатать газету о странностях, что происходили в нашей деревне. Дело то житейское, да вот только меня послали куда подальше!

Влад приподнял левую бровь. Его больше удивила не речь деда, а то, что он когда-то интересовался мистикой, что действительно существует. Причём именно эта деревня является чем-то на подобии жития всех духов, чудовищ и подобных страшных существ пришедших в этот мир из своих.

Послушать рассказ перед тем как пойти к Лёхе он бы не отказался. Скорее всего Лёха не откажется, если он попросит его поехать в Новосокольники ради издания книги.

– И почему ты решил вообще туда явится? – Этот вопрос интересовал его больше всего.

– Чего тут спрашивать-то? – Спросил он сам себя и присел за стол. Сил стоять у него не было. Колени болели, а поясница словно горела. – Думаешь наш мир так прост? Почему к примеру в книгах описаны фантастические миры и твари, что населяют их? Это всё не спроста. Об этом я подумал двадцать четыре года назад, когда работал охранником в той же школе, куда снова пришёл. Под конец в тысяча девятьсот девяносто четвёртом году, в нашей деревне завёлся убийца. Никак иначе сказать не могу. В деревне пропадали люди, а находили их уже мёртвыми. Вот я и решил попросить у редакции напечатать газету об этом происшествии.

– Ты правильно поступил. Кто-нибудь был с тобой или ты один хотел рассказать всему городу о странностях в этой деревне?

Василий крепко сжал кулаки.

Влад в эту секунду, откинувшись на спинку стула и не отрывая взгляд от деда подумал о том, почему бы ему когда-нибудь не написать книгу о парне, что приехал в эту деревню и расследовал бы аномалии.

Задумки и раньше была, но вместо этой истории он отдал предпочтение фэнтези миру, где два брата на протяжении почти всего романа бились друг с другом.

– Был один такой человек с которым я любил поболтать, но сам я понимал, что ему было всё равно на то что я рассказывал.

– Кем он был? – С большим интересом спросил его внук.

Василий не хотел говорить, но прошло уже больше двадцати лет с их последней встречи. Все его обиды давно потеряли своё существование.

– Он был учителем в той школе где я работаю, – Василий вытянул руку и перед носом внука поднял один палец. – Но он был необычным учителем. Он был самым умным учителем во всей школе и даже в девяносто пятом выиграл на каком-то ежегодном соревновании, получив максимальное количество баллов. Я никогда не мог его понять, однако он понимал каждого. Увы, но меня он понять не смог. Первого января в девяносто пятом я сказал ему об убийце, в школе, перед самым порогом, но он не поверил и ушёл домой. На следующий день я и поехал в город, когда попросил Германа указать местоположение редакции.

В этот самый момент Влад подумал, что тот человек, которого дед попросил помочь мог оказать его классным руководителем, но спрашивать о нём не стал. Если спросит о его фамилии и в последствия выяснится что он его учитель по математике, то придётся не мало рассказать о жизни его давнего друга.

– А как зовут того человека?

Василий усмехнулся:

– Как допрос какой-то! – Саркастически улыбнувшись он попытался успокоить себя. Ему удалось сделать это. – Иван Лукашин. Отчество его правда не помню, хоть убейся, но вспомнить не смогу. Он был именно тем человеком, которого я мог считать настоящим другом. Если мне не изменяет память, то он стал для меня первым другом в двадцать пять лет, который не любил пить. За это я его уважал.

– И что с ним стало?

Василий призадумался, вспоминать было слишком сложно. Но не взирая на всю сложность он-таки вспомнил.

– Всех подробностей не знаю, но в том же девяносто пятом по всей деревне прошёлся слух о том, что он убил нескольких человек. Полиция вышла на него. Узналось, что одной из его жертв стала собственная жена. Её я не знал, однако в корне не понимал почему он убил её.

– И что произошло потом? – Влад чувствовал себя детективом, но лишь немного. Самую малость. – Его посадили в тюрьму?

– Нет, – сухо ответил Василий и взяв одну печенюшку откусил от неё маленький кусочек. – Его не смогли посадить. Из всего что я знаю, так это то, что полиция вышла на его след именно тогда, когда он выбежал из своего дома вместе с сыном… – Он сделал паузу дабы попытаться вспомнить имя его сына. – Вадимом кажется, если память мне не изменяет. Вместе с ним он сел в машину и очень вовремя, прежде чем полиция успела открыть огонь. Сел бы он в машину на пару секунд позже, то уже давно бы лежал мёртвым. Оказывается поехал он к своему другу в пятую часть деревни. Полиция настигла его, но не успела схватить. Двое сотрудников героически погибли в перестрелке с ним и его другом Петром.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю