332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Мария Морозова » Голос сердца (СИ) » Текст книги (страница 17)
Голос сердца (СИ)
  • Текст добавлен: 20 декабря 2020, 15:00

Текст книги "Голос сердца (СИ)"


Автор книги: Мария Морозова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 17 (всего у книги 19 страниц)

ГЛАВА 21

Наверное, что-то такое все же было у меня на лице, но Алессандра поднялась с дивана и бросилась ко мне:

– Ты была у Аэргара, и вы поругались.

– Что? – я так растерялась, что даже боль немного отступила.

– Я по глазам твоим вижу.

– Нет, просто…

Объяснение, как назло, не придумывалось.

– Поругались, – повторила Сандра. – Я пойду и объясню брату, как сильно он не прав.

– Не надо, – мне удалось схватить ее за руку. – Не надо, Сандра, пожалуйста.

– Надо. Иначе вы будете гордо ходить, не глядя друг на друга, и упустите свое счастье.

– Сандра… – я выдавила кривую улыбку. – Сейчас не время выяснять отношения. Пожалуйста. Мы все сейчас под таким напряжением, что сделаешь только хуже.

– Ну может быть ты и права, – вздохнула принцесса.

– Я пойду к себе, – произнесла немного устало.

– Если захочешь просто поговорить, я всегда к твоим услугам, – сочувственно улыбнулась девушка.

– Спасибо, – ответила искренне.

На самом деле, мне не был нужен разговор. Я ведь была эмпатом, а значит, могла управлять эмоциями. В том числе и своими собственными. И сейчас, закрывшись в спальне, я медленно и методично выстраивала стену внутри себя, под которой прятала все то, что мешало дышать. Кирпичик за кирпичиком. Пока эмоции не скрылись под толстой броней равнодушия и спокойствия. Стало чуть легче. Боль не туманила голову и на первый план вышел ясный холодный рассудок.

«Рид», – позвала, выбирая в гардеробной удобные брюки на смену платью. – «Ты можешь выпустить меня из императорского крыла? Так, чтобы за мной никто не увязался?»

«Что-то случилось?» – отозвался друг устало.

«Я хочу помочь. Уверена на сто процентов, заговорщик сейчас здесь, в Эльнуире. Я должна его почувствовать, не может же он быть настолько невозмутимым».

«Мы проверили родословные всех возможных и невозможных подозреваемых. Вытащили из свидетелей и архивов все воспоминания. Уолден Тейн слишком молод, чтобы быть императорским бастардом. Аймрик Исс-Элетус слишком стар, к тому же на момент его рождения родители уже третий год безвылазно сидели в княжестве Фрагран, в дипмиссии. Доктор Эр-Ноли унаследовал родовой талант к исцелению, Первородный Пламень там и близко не стоял. И он тоже слишком стар. Дарий Эль-Мора – копия всех пятнадцати предков Эль-Мора, которых удалось рассмотреть на портретах. Кассия Эль-Мора мы нашли у одной из его любовниц с напрочь стертой памятью. Эль-Таены прошли допрос под твоей сывороткой правды».

От Рида сквозило каким-то злым отчаянием. Он перебирал все варианты, но не мог ни за один из них зацепиться. Мы что-то упускаем. Что-то очень важное и одновременно очень простое.

«Тем более, я должна помочь».

«Действуй. Только прошу тебя, будь осторожна. Не лезь на рожон, а если увидишь что-то подозрительное, сразу говори мне».

Он пришел через пять минут. Кивнув гвардейцам, внимательно всмотрелся в мое лицо, но ничего не сказал. Довел до холла, попросил еще раз быть осторожной и исчез в одном из тайных коридоров. А я стала думать.

Нужно отрешиться от того, что мы уже успели узнать. Принять за истину только то, что заговорщик где-то здесь, в высших эшелонах. Это может быть кто угодно, человек любого пола, возраста или происхождения. Верный и преданный сторонник, которого знаешь, как самого себя. Незаменимый помощник, большую часть времени стоящий за спинкой кресла. Женщина, ловко управляющая высокопоставленным мужем. Все внешние атрибуты могут быть иллюзией, вся личность – искусно созданной подделкой. А значит, я должна начать с самого начала.

От Рида знала, что сегодня утром был озвучен приказ не покидать Эльнуир никому. Во дворце царила атмосфера напряжения и легкой паники. На допросы гоняли всех, начиная от мелких слуг и заканчивая господами министрами. И сейчас я двинулась в то крыло, где располагались кабинеты членов Совета, высших чинов Канцелярии и департаментов. Они сейчас все должны сидеть на своих местах и ждать распоряжений сверху.

В коридорах было удивительно безлюдно. Никто не бегал с бумагами, не сидел под дверями в ожидании приема. С чего же мне начать? С тихой разведки? С провокации? А может…

– Леди Дионея? – тихо скрипнула дверь одного из кабинетов, мимо которого я проходила.

Аймрик Исс-Элетус был немного взъерошен, но все так же устал. Под глазами залегли темные круги, спина ссутулилась, а узловатые пальцы немного подрагивали.

– Лорд Исс-Элетус, с вами все в порядке?

– Как обычно, леди, – бледно улыбнулся тот. – Просто все эти волнения… Немного слишком для моего преклонного возраста.

Я прищурилась. Ну же. Как тебя спровоцировать, если ты – глава заговора?

– Думаю, все скоро закончиться, – произнесла, внимательно прислушиваясь к эмоциям. – Скажу вам по секрету: лорду Ридеону стало ясно, что на виновника всех неприятностей может указать Первородный Пламень. И Его Величество уже готовится проверить всех, кто есть в Эльнуире.

– Это чудесно, – никак не отреагировал мужчина.

Что ж, видимо, не он. Ни страха, ни волнения, ни интереса. Ничего.

– Мне нужно идти на допрос, леди. Знаю, с моей стороны это наглость, но не могли бы вы меня немного проводить? Я и правда не очень хорошо себя чувствую.

– Конечно, – вздохнула я, беря его под локоть.

Пальцы, обхватившие мое запястье с неожиданной для немощного старика силой, стали настоящим сюрпризом. А пыль, брошенная в лицо – сюрпризом неприятным. Да, я понимала, что дышать было нельзя, но все равно сделала глубокий вдох. И потеряла сознание.

Вернулось оно довольно легко. Но я не стала сразу открывать глаза, не зная, сколько времени прошло и где нахожусь.

Судя по ощущениям, сидела на каменном полу, опираясь спиной на каменную же стену. Руки были разведены в стороны и прикованы к камню широкими металлическими кольцами. Физически я вроде бы не пострадала, только голова слегка кружилась и в ушах звенело от того порошка, который так неосторожно вдохнула. Да и счет времени совершенно потеряла, не представляя даже, сколько прошло с момента моего похищения.

А магия не слушается. От слова «совсем». Талассиевого ошейника на мне вроде нет, но что-то так сильно давит со всех сторон, не позволяя создать даже самое крошечное заклинание… И в этом мне ясно чувствуется влияние пустыни Рамаль, не зря же прожила в ней несколько лет.

Да, господин министр быстро сработал. Нагло выкрал меня из самого Эльнуира, протащил мимо стражи и доставил в место, где пасует вся следящая магия. И сейчас стоит прямо напротив меня и смотрит все с тем же потрясающим равнодушием. Как так вообще можно? Может быть я все же ошиблась, и он действительно зачарован кем-то? В любом случае, у меня есть все шансы это узнать.

Я сделала глубокий вдох, подняла голову и открыла глаза.

– Очнулась, – удовлетворенно протянул Аймрик Исс-Элетус. – Давно пора.

Не обращая на него внимания, я осмотрелась. Мы находились в большой комнате с высоким потолком и каменными стенами. Пол был практически полностью засыпан песком, который в пустыне неумолимо проникал в любою щель и в любое помещение. Окон не было, а источниками света служили развешанные по стенам факелы. Очень похоже на подвалы в храме Сехмет. Вот только на традиционных гранитных барельефах изображение богини заменено на высокого широкоплечего мужчину с огненной короной на голове. А пустыня давит здесь слишком сильно. Гораздо сильнее, чем где бы то ни было.

– Храм Хашатора? – прохрипела я изумленно.

– Ты догадалась? – не менее сильно удивился мужчина. – Надо же, какая умная девочка. Да, это храм Хашатора.

– Я думала, он утерян, – он удивления даже забыла о том, что нахожусь в плену.

– Все так думают. Но я был тем, кто решил опровергнуть всеобщее заблуждение. Годы упорнейших поисков, сложнейшие расчеты, путешествия, полные смертельных опасностей. Но оно того стоило. Я нашел его. Место, где бог даровал свою милость избранному. И спустя почти две тысячи лет храм открыл свои двери для его потомка.

– Потомка? – нахмурилась. – Вы тоже из рода де Агадерр?

Да быть такого не может. Он ведь в деды Аэргару годится. А Рид говорил, что это слишком дальняя степень родства, чтобы Первородный Пламень мог проявиться.

– Де Агадерр? – прошипел министр. – О нет. Я не имею никакого отношения к тем, кто подло узурпировал власть в империи.

– Узурпировал? – я все больше путалась. – Что вы имеете в виду? Де Агадерры – единственная законная власть в Нарне.

– Ложь! – лицо Аймрика Исс-Элетуса исказилось от гнева. – Гнусная ложь! Из-за де Агадерров все забыли о том, кто был настоящим правителем. И я исправлю эту несправедливость. Я сяду на трон и верну Нарну династию великого императора! Верну кровь Фрилейва Эрмебора!

– Фрилейва Эрмебора… – неверяще прошептала я.

Это имя в империи знал каждый ребенок. Первый император, сошедший с ума из-за своей силы. Он правил всего три года и умер, не успев даже жениться.

– У него ведь не было детей, – сказала я и тут же мысленно одернула себя.

Это согласно официальным хроникам не было.

– Законных – нет, – подтвердил мою догадку мужчина. – Но его бастард, никому не известный, выжил и оставил после себя потомство. К сожалению, ему Первородный Пламень не передался, но сила жила в его наследниках. Жила, чтобы однажды разгореться в крови того, кто достоин вернуть трон, принадлежащий Эрмеборам по праву.

А я смотрела на мужчину и не понимала, что происходит. Аймрик Исс-Элетус говорил так эмоционально, так зло, что почти кричал. Но вот в его эмоциях по-прежнему чувствовалось одно только усталое безразличие. Как будто мужчина был актером, играющим роль. Да, играющим очень хорошо, но мне кое-чего не хватало для правдоподобности.

– Не веришь? – прищурился тот, оценив мое лицо. – Что ж, я докажу.

Он вытянул руку, и на его ладони загорелся маленький, но очень яркий огонек, рассыпавший искры истинного Пламени. А в глазах горело такое же яркое торжество. Торжество человека, который осознает, насколько он близок к своей цели.

Только тогда, наконец, поняла, в чем была проблема эмоций господина министра. И от этого понимания захотелось побиться головой о стену. Я облажалась. Другого слова и подобрать было нельзя. Потому что я ведь знала, как Пламень защищает своего носителя. Передо мной почти каждый день мелькал человек, чьих эмоций я не слышала. И если щит Аэргара де Агадерра полностью непроницаем, то Аймрик Исс-Элетус очевидно слабее, и я могу слышать только отголоски эмоций. То, что приняла за старческое выгорание.

Боги, как можно было об этом не подумать? Ведь я уже несколько дней знала, что мы ищем носителя Первородного Пламени. Но даже не сообразила поискать его через эмпатию. И сейчас придется расплачиваться за свою недальновидность.

– Вижу, ты поверила, – удовлетворенно улыбнулся мужчина.

– Демонстрация удалась, – криво улыбнулась я. – Но с чего вы взяли, что имеете отношение именно к Фрилейву Эрмебору?

– Это кольцо, – он показал мне перстень с печаткой из переплетающихся букв «Э», «И», – древнейший артефакт. Оно старше, чем все огненные игрушки де Агадерров. А буквы на нем – на самом деле не нарнийский алфавит. А древнеагранский. Язык королевства, на месте которого возникла империя. И если перевернуть кольцо… Вы древнеагранского не знаете, поэтому придется поверить мне на слово. Здесь зашифрованы инициалы моего предка – «Ф» и «Э». Это кольцо передается в нашей семье из поколения в поколение. Вместе с памятью о великом человеке, которому оно принадлежало.

Древнеаграниский алфавит. Вот почему символы на алтаре богини Маории показались мне знакомыми. Ведь там были точно такие же буквы. А я не смогла вспомнить.

Бессильно оперлась затылком о камень. Боги, да как такое вообще возможно? Через столько лет… Это против всех правил наследования магического дара. Но с Первородным Пламенем вообще глупо говорить о каких-либо правилах. Да, как лихо господин министр водил нас за нос. Но теперь понятно, почему он так ловко подстраивал все свои пакости. За годы Аймрик Исс-Элетус успел обзавестись и деньгами, и нужными связями. Смог узнать привычки и интересы Алессандры. И, конечно же, ему хватило времени, чтобы изучить защиту и Эльнуира, и Рассветной гавани, чтобы затем легко ее вскрыть.

– Когда сила проявилась, я был совсем молод, – министр прикрыл глаза, будто вспоминая что-то очень приятное. – Не один десяток лет пришлось потратить, чтобы научиться ей управлять. Я годами собирал знания, придумывал свои собственные заклинания и схемы. И одновременно с этим прогрызал дорогу наверх. Туда, откуда было бы удобнее всего нанести удар.

– У вас получилось, – прикрыла глаза.

– О да. Получилось. Я стал одним из первых лиц государства. Подобрался к де Агадеррам так близко, насколько это было возможно.

– Смерть императора Айвара – ваших рук дело?

– Моих, – оскалился мужчина. – К тому времени я уже многое узнал о Первородном Пламени. Венцом моих исследований должен был стать способ разрывать пространство с его помощью, который я решил испытать на императорской семье. Тогда хотел покончить с ними со всеми разом. Но все пошло не так. Родители оставили мальчишку в Эльнуире, а сам разрыв выжрал из меня столько сил, что я больше года даже с постели не мог встать. К счастью, все купились на сказочку о слабом сердце и даже не подумали о моей причастности, вот только доработать схему мне так и не удалось. Пришлось изобретать другой план, снова искать знания, деньги и сообщников.

– Нашли и решили начать с похищения принцессы?

– Да. Я хотел похитить девчонку, чтобы заманить в ловушку ее брата. Ведь как бы сильно тот ни пекся об империи, бросить самого близкого человека, не смог бы.

– Но не один из твоих гениальных планов не удался, – улыбнулась немного презрительно.

– Не удался, – мне достался гневный взгляд. – Мне постоянно что-то мешало. Так и поверишь невольно в то, что боги хранят эту семейку.

– Может тогда не стоит спорить с волей богов?

– Мы сами творим свою судьбу. И сейчас, когда я так близок к своей цели, отказываться от этого глупо. Тем более, у меня есть ты.

– А чем я могу быть полезна? – удивилась искренне.

– Принцессу заполучить не удалось, но ты сама пришла ко мне в руки. Ты – слабость Аэргара и ради тебя он придет сюда, прямо в мою ловушку.

Я несколько секунд смотрела на министра, а потом искренне, с чувством расхохоталась. Да, Аймрик Исс-Элетус все же заметил особые отношения, которые сложились между мной и императором. Только несмотря ни на что, я была и остаюсь сотрудником службы безопасности. А это значит, что Рид, конечно, сделает все, чтобы вытащить меня из передряги. Но если будет стоять выбор между моей жизнью и жизнью императора, я стану той, кем пожертвуют ради общего блага. И это будет правильно. Я – ничто по сравнению с судьбой империи.

– Хочу тебя расстроить, – сказала, отсмеявшись. – Ничего не получится. Потому что я – не фрейлина принцессы, а ее охрана. Сотрудник Имперской службы безопасности, из-за которого как раз и провалились все твои планы. А интерес императора был всего лишь игрой. Предназначенной для того, чтобы вызвать удар на меня. Как видишь, у нас получилось.

– Да? – министр нехорошо улыбнулся. – Тогда откуда у тебя взялась родовая реликвия де Агадерров? Я почувствовал камень еще на приеме в честь Дня империи. Скажешь, их теперь раздают сотрудникам службы безопасности как инвентарь? Нет, девочка, ты дорога Аэргару. Наверное, гораздо дороже, чем сама думаешь.

Точно, камень. Я про него даже и не вспомнила, привыкнув к незаметному украшению. Да, Аэргар действительно переживал за меня, когда отдавал его. Вот только Исс-Элетус не подозревает, что его сведения слегка устарели. А император просто забыл забрать у меня браслет. Но убеждать в этом мужчину я не видела смысла. Так что просто пожала плечами и принялась нарочито безразлично рассматривать храм.

– Так что слушай меня внимательно, девочка, – Аймрика слегка задело мое равнодушие. – Хочешь жить – позовешь Аэргара сюда. И когда расправляюсь с ним, отпущу тебя и даже щедро награжу.

В этот момент я обратила внимание, что сижу на краю огромной гексаграммы, испещренной множеством незнакомых мне символов, что были выбиты прямо в камне. Наверное, тоже древний язык. И такая же схема нарисована на потолке, точь-в-точь над нижней. Неужели это и есть та самая ловушка, о которой говорит предатель?

– Да, дорогая, ты все правильно поняла. Эта схема, над которой я работал не одно десятилетие. Ее уменьшенная копия досталась тебе на Дворцовой площади. Еще один мой неудавшийся план… Впрочем, уже не важно. Ловушка настроена на Аэргара и, когда тот ступит внутрь круга, подхлестнет внутренний источник так, что он его попросту испепелит. И на этот раз размениваться по мелочам я не стану. Вся сила храма Хашатора обрушится на последнего императора из династии де Агадерр.

Я похолодела. Рид говорил то же самое, а значит господин министр действительно все продумал. И Аэргару ни в коем случае нельзя попадать сюда.

– Подумай, какому императору ты хочешь служить, – вкрадчиво произнес мужчина. – Ведь я все равно добьюсь того, что мальчишка придет сюда, только вот чего это будет стоить тебе…

– Камень все равно не работает, – сказала я, вспомнив о попытках Алессандры дозваться брата в пустыне.

– Да, влияние храма глушит его. Но мы немножко поможем.

Он вытащил из кармана маленький кинжал, резанул свою ладонь и подошел ко мне.

– Сделай все правильно, Дионея Исс-Алламир, – прошипел он и схватил меня за правое запястье.

Камень мгновенно разогрелся и так сильно, что я чуть не закричала. В глазах потемнело, а в голове зазвучал голос, такой далекий и такой любимый.

«Дионея? Где ты?»

«Аймрик Исс-Элетус», – вместо ответа выпалила я. – «Он обладает магией Пламени».

«Мы знаем. Дионея, ты можешь позвать меня через камень, дай мне ориентир, я приду и вытащу тебя оттуда».

«Нет», – отрезала я. – «Это ловушка. Он убьет вас, как только вы здесь появитесь».

«Это приказ», – чуть ли не зарычал Аэргар де Агадерр. – «Говори, где ты».

«Как офицер службы безопасности, я имею право не выполнять приказы вышестоящего лица, если они несут угрозу империи и императору», – усмехнулась немного грустно.

«Дионея!» – на секунду даже показалось, что я чувствую чужое отчаяние.

«Простите, Ваше Величество», – вздохнула и усилием воли оборвала связь.

– Дрянь, – щеку обожгло хлестким ударом.

Но я выплюнула кровь, посмотрела на Аймрика и ехидно улыбнулась.

– А знаешь, что теперь тебя ждет? – зло прищурился тот. – Есть способ вытащить сюда мальчишку и без твоего зова. Но ты при этом умрешь. Очень медленно и очень мучительно. Наслаждайтесь последними часами своей жизни, леди.

Отвесив мне издевательский поклон, он развернулся и вышел. А я закрыла глаза и устало выдохнула. Теперь, когда не нужно держать лицо, можно позволить себе секунду слабости. Болела рука, на которой красовался ожог, болела голова из-за слишком жесткого ментального контакта. Но мне нужно собрать все силы, чтобы выбраться из этой переделки с минимальными потерями. Магия бессильна, от оружия меня благоразумно избавили, поэтому единственное, на что можно рассчитывать – это эмпатия.

За то время, что Аймрик Исс-Элетус рассказывал о своих планах, я успела просканировать место, в котором находилась. К сожалению, господин министр был здесь не один. Я смогла насчитать почти сорок человек, находившихся в пределах моей чувствительности. Похоже, он собрал в храме всю свою маленькую армию.

Но мое преимущество в том, что он не ждет от меня никакой подлянки.

Закрыла глаза и расслабилась. Дыша медленно и ровно, как при погружении в транс, постаралась успокоить головную боль, чтобы ничто не мешало претворять в жизнь план по спасению. Сердце стало биться ровно. Я прочувствовала каждую клеточку своего тела, еще раз убеждаясь, что серьезных травм нет. Медленно, но верно, начала проходить боль и усталость.

Тихо скрипнула тяжелая каменная дверь, и в подвал вошел один из моих охранников. Не поднимая голову, я оценила источаемую им похоть и скупо улыбнулась. Вот и жертва пожаловала.

– А ведь лорду Исс-Элетусу абсолютно все равно, в каком состоянии ты попадешь в ритуальный круг, – нехорошо ухмыльнулся он, приближаясь. – И вряд ли он рассердится, если я попробую императорскую подстилку.

– Как предсказуемо, – пробормотала тихо.

– Предсказуемо?

– Насилие – любимое развлечение того, кто труслив и слаб духом. Ведь только трус и подлец может упиваться своей властью над тем, кто кажется ему еще слабее.

– Посмотрим, как ты запоешь, когда я как следует развлекусь с тобой, – заржал мужчина.

– Развлечешься, – усмехнулась и подняла голову. – Только сначала посмотри мне в глаза.

Да, эмпаты обладают поистине огромной силой. Они читают людские души, как открытую книгу. Для них не существует никаких преград и ограничений, кроме тех, что налагаются силой собственного дара. Но боятся и ненавидят нас не поэтому. Просто дар – это мощнейшее оружие, дающее нам абсолютную власть над человеком. И защититься от него невозможно.

– О великая, – мужчина рухнул на колени и уткнулся головой в пол.

Сейчас он обожал меня. Он восторгался мной. Испытывал такое благоговение, которое истово верующие испытывают в храмах своих богов. Но только его светом была я. И ради меня мужчина сделает все, что пожелаю.

– Я твой раб, – простонал он. – Как мне порадовать тебя, великая?

– Освободи меня, – приказала властно.

– Сейчас… Сейчас… – охранник забормотал, выискивая на поясе связку ключей. – Подожди немного.

Найдя нужный ключ, он осторожно, стараясь не прикасаться ко мне, дабы не совершить святотатство, открыл замки кандалов. Я медленно поднялась, разминая затекшие руки и ноги, а моя жертва снова упала на колени, смиренно склонив голову.

– Что дальше, великая?

– Спать, – коротко сказала я и, склонившись над мужчиной, нажала на несколько точек на его шее.

Он рухнул кулем мне под ноги. Обыскав безжизненное тело, нашла неплохой кинжал, подобрала ключи и направилась к выходу. А за дверью меня уже ждали два восторженных идиота, готовые исполнить любое мое желание. Заставив охранников войти внутрь, вырубила их точно так же, как и первого, а потом закрыла за собой дверь и прислушалась. Передо мной была небольшая квадратная комната, из которой в разные стороны выходили коридоры. Если храм Хашатора похож на храмы Сехмет, то я находилась на подвальном этаже перед Малым ритуальным залом. Здесь же должен был быть Большой ритуальный зал, лаборатории и комнаты для медитаций. Конечно, было бы интересно найти место, где когда-то давно проводился ритуал призыва бога, но сейчас на это не было времени.

Конечно, можно было попытаться разрушить саму гексаграмму и позвать на помощь Его Величество. Но во мне не было магии, чтобы сделать это быстро и тихо. Да и кто знает, какие козыри спрятаны в рукаве Аймрика Исс-Элетуса на этот случай. Рисковать чужой жизнью не хотелось.

Поэтому сейчас моей целью был глава заговора. Просто бежать из храма было бессмысленно. Я не выживу в пустыне, несмотря на все свои знания и навыки. Так что можно будет где-нибудь забаррикадироваться и спокойно дожидаться помощи извне.

По ощущениям, Аймрик был где-то наверху, одним или двумя этажами выше. Жаль, конечно, что эмпатия не давала мне возможность увидеть карту храма, потому что я по опыту знала, блуждать в его запутанных коридорах можно очень долго.

Ориентируясь на трех человек, которые ходили где-то справа от меня, медленно двинулась в ту сторону. Магических ловушек здесь быть не могло, но строители храмов любили оставлять разные неприятные сюрпризы. Не хотелось бы, чтобы мое путешествие бесславно закончилось в каком-нибудь каменном мешке.

К счастью, ловушек мне не встретилось, но уже через несколько минут я зашла в тупик. Люди, которых искала, находились прямо за стеной перед моим носом, и в ней не было даже намека на дверь. Что ж, неприятно, но не смертельно.

Развернулась и пошла в обратную сторону. На этот раз удачнее. Минут через десять нашлась узкая лестница, ведущая куда-то наверх. Это было именно то, что мне нужно. Но, ступив на первую ступеньку, я ощутила, что кто-то идет навстречу.

Быстро оглянувшись, увидела сбоку колонну и отошла в ее тень. Мужчина, судя по внешности – нарниец, нес корзину, из которой исходили аппетитные запахи. Очевидно, он нес еду тем, кто охранял Малый зал, и мог поднять тревогу, не найдя охранников у дверей. Так что его судьба была решена.

Бесшумно зайдя ему за спину, обхватила шею ладонями и спустя секунду опустила бесчувственное тело на камни. Потом оттащила его за колонну и спрятала в тени. Правда, для этого пришлось усадить бедолагу в позу эмбриона. Но вряд ли это будет его волновать, когда он очнется.

Я убедилась, что мою жертву не видно с лестницы, и пошла наверх. А там снова оказалась на распутье. Очередные коридоры убегали налево и направо от меня. Найдя Исс-Элетуса, прикинула направление и повернула направо.

Минут двадцать мне везло. Иногда по вентиляционным каналам до меня доносились голоса рижданцев. Иногда я подбиралась к людям так близко, что видела их тени. Но, пользуясь своим даром, умудрилась незаметно пройти по этому этажу, найти еще одну лестницу и подняться по ней выше. А потом что-то изменилось.

Храм, вернее его обитатели, заволновались. Сначала мимо меня пробежал напряженный наемник, благо, я успела спрятаться от него в боковом коридоре. Потом вспыхнул досадой и мрачным предвкушением Исс-Элетус. Сосредоточились те, кто занимал какую-то большую комнату слева от меня. Словно передаваясь по цепочке, эта сосредоточенность распространилась по всей пирамиде. Что-то происходило, и было очень интересно, чем это что-то может обернуться для меня.

Забившись в самый темный угол, я сидела тихо, как мышь, и следила за тем, как все организованно движутся куда-то. Отряд рижданцев прошел мимо, направляемый господином министром. Двое наемников отделились и отправились по лестнице вниз, возможно даже за мной. Но я не стала спускаться за ними, а дождалась, пока Исс-Элетус скроется за поворотом, и осторожно пошла следом.

Мы поднялись еще на один этаж, прошли длинными запутанными коридорами, в которых даже тихие шаги наемников слышались особенно гулко, и попали в огромный главный холл. По стенам были развешаны факелы, но их пламени хватало только на то, чтобы подсветить узорчатые барельефы. Потолок, подпираемый толстыми колоннами, тонул в густом чернильном мраке. Тени змеились по проходу, ведущему к большим дверям. Именно к этим дверям и направлялась карманная армия Исс-Элетуса.

Оглядевшись по сторонам, повернула налево. Мне не хотелось выходить из храма пряма за спины врагов. Мало ли, чем они меня встретят. Но, если этот храм строился по похожему принципу с остальными, где-то здесь должен быть боковой выход, незаметный снаружи.

Так и оказалось. Невысокая деревянная дверь громко скрипнула и выпустила меня во двор. Но, к счастью, этого никто не заметил.

Снаружи было раннее утро. Солнце только поднималось, разгоняя своими лучами морозную прохладу пустынной ночи. Постепенно гасли звезды, растворяясь в розовеющем небе. Вокруг, куда ни глянь, простиралось бесконечное море светло-желтого песка.

Сам храм Хашатора был поистине огромен. Пирамида оказалась настолько высокой, что мне пришлось задрать голову, чтобы увидеть ее вершину, увенчанную смутно различимой в сумерках статуей. Монументальные гранитные блоки высотой почти с меня были так плотно подогнаны друг к другу, что швы между ними были практически незаметны. Крышу портика подпирали мощные колонны, за каждой из которых мог спрятаться средних размеров отряд.

Отряд рижданцев, вооруженных луками, выстроился прямо перед портиком. Там же был и Аймрик Исс-Элетус, а перед ним…

Сердце испуганно дернулось, когда я увидела Аэргара де Агадерра. В антрацитово-черных доспехах, вооруженный мечом, он внимательно осматривал противников. Рядом с ним стояли Рид и мужчина, в котором я узнала капитана императорской гвардии.

Боги, как они сюда попали? Почему только втроем, и как вообще собираются сражаться, если магия здесь не действует? Рижданцев слишком много, они со своими луками просто задавят массой.

Его Величество попробовал было сплести заклинание, но даже мне было понятно, что искорка, отчетливо видная на черном металле перчатки, получилась совсем небольшой. Крупнее, чем демонстрировал мне потомок Эрмебора недавно, но этого явно было недостаточно для победы над превосходящими силами противника. Министр торжествующе улыбнулся, а император равнодушно пожал плечами и загасил бесполезное заклинание, чтобы не тратить силы.

Принимать решение нужно было быстро. Исс-Элетус уже поднимал руку, чтобы дать сигнал своим стрелкам. Рид с капитаном сразу же стали впереди императора, закрывая его своими спинами. А Его Величество поднял меч, с мрачной решимостью глядя на своих врагов.

И тогда я ударила. Собрала все свои силы в мощным концентрированный заряд паники, ужаса и боли. Жестко, прицельно. Не позволяя никому из рижданцев избежать участи, что я для них уготовила. Редкий эмпат был способен на такое, но мне сейчас все давалось легко. Ведь на кону стояли жизни самых дорогих и важных людей.

Наемники закричали. Объятые наведенными чувствами, они бросали луки, порывались куда-то бежать, бестолково сталкиваясь друг с другом. Забывали обо всем на свете, не в состоянии выдержать невыносимых эмоций, которыми я щедро потчевала их. И в итоге падали замертво на песок. Ведь сердце даже самого храброго человека может разорваться от страха.

Исс-Элетус откровенно растерялся. Он заозирался по сторонам, высматривая неведомого врага. И, когда последний рижданец упал, я сама вышла ему навстречу, не скрываясь и не таясь.

– Дионея… – принес ветер чей-то голос, но я не спускала глаз со своей цели.

– Ты… – прошипел министр. – Как ты это сделала?

– Вот так, – оскалилась я и обрушила на него свой самый сильный удар.

Аймрик взвыл и рухнул, как сломанная кукла. Его Первородный Пламень не стал преградой для моей силы. Конечно, я не убила министра, ведь Рид явно захочет допросить предателя. Но от ментального удара тот оправится еще не скоро.

Удовлетворенно вздохнула и закрыла глаза. Кажется, кто-то бежал ко мне, крича мое имя. Но я этого уже не услышала. Потому что пришел откат. Все те эмоции, которыми одарила своих жертв, вернулись ко мне, многократно усиленные их собственными чувствами. Да, пусть люди, испытавшие их, уже были мертвы или без сознания, но такие вещи никогда не проходят бесследно. Сейчас все это готовилось обрушиться на того, кто мог слышать и чувствовать. На того, кто их породил.

Эта было своего рода расплата за дар, ведь сил на то, чтобы закрыться, у меня уже не оставалось. Эмоции хлынули мощным потоком и безжалостно выбили мое сознание из тела.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю