332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Мария Морозова » Голос сердца (СИ) » Текст книги (страница 14)
Голос сердца (СИ)
  • Текст добавлен: 20 декабря 2020, 15:00

Текст книги "Голос сердца (СИ)"


Автор книги: Мария Морозова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 14 (всего у книги 19 страниц)

ГЛАВА 17

– О небо, – заволновалась девушка, укутывая голову. – Что теперь будет?

– Если это обычные кочевники, а не бандиты, то ничего страшного. Самое главное – слушайся меня во всем, молчи и не поднимай глаза. Они не должны узнать, кто ты.

Они появились из-за гребня бархана всего через несколько минут. Человек двадцать, все на лошадях, они заметно оживились, когда увидели огонь. В эмоциях появились интерес, предвкушение и сосредоточенность. А когда всадники подъехали ближе и увидели двух одиноких женщин, в этом предвкушении появились чисто мужские нотки.

Я уверенно вышла вперед, заслонив Алессандру, спокойно осмотрела окруживших нас мужчин и произнесла на чистом местном наречии.

– Светлой вам ночи, дети пустыни. Да благословят боги песок под копытами ваших лошадей.

Сложив руку в характерном жесте, прижала ее к груди, как учили в храме. И это сработало. Интерес тут же сменился немного опасливым уважением.

– Жрица, – один из мужчин, судя по всему предводитель, спустился с лошади и склонился в поклоне. – Да прибудет с нами милость Сехмет. Позволишь ли разделить с тобой пламя костра и чашу воды?

Я важно кивнула и махнула рукой. Всадники начали спешиваться, тихонько переговариваясь.

– Меня зовут Хорсен, – представился пустынник. – Скажу честно, никак не ожидал встретить здесь жриц Сехмет.

Это был высокий смуглый мужчина с черными, слегка вьющимися волосами. В традиционных дорожных одеждах, с расслабленным шотри и длинным кинжалом за поясом. И в его эмоциях не было ничего такого, чего бы стоило опасаться.

– Меня зовут Нея, – я сократила имя так, чтобы оно не резало слух местных жителей. – Знакомлю с пустыней свою ученицу. Ей запрещено разговаривать и открывать лицо. Сейчас мы движемся в храм Верховной жрицы Теффы.

– Наш дом – оазис Эйшор. – Хорсен присел у костра, – мы водили караваны через пустыню, а теперь возвращаемся к семьям.

Немного в стороне мужчины готовили стоянку. Наливали воду для лошадей, расставляли невысокие шатры, доставали припасы к позднему ужину. Такая скупая суета, в которой выверено каждое движение.

– Для нас будет честью, если жрицы разделят с нами скромный ужин, – произнес предводитель пустынников.

– Благодарю, – кивнула я, решив, в нашем с Сандрой положении не будет лишним наесться про запас.

Между делом сканируя окружающий фон, я вдруг разобрала в нем боль. Что-то причиняло невыносимые страдания одному из мужчин. И это мне совсем не нравилось.

– А скажите, уважаемый Хорсен, – прищурилась я. – Среди вас ведь есть кто-то, кто очень болен?

Тот глянул на меня с каким-то суеверным восторгом.

– Вы правы, жрица. Один из моих людей серьезно пострадал. Я хотел просить вашей помощи, но вы опередили меня.

– Не нужно ждать. Даже несколько минут промедления могут оказаться критическими.

– Да, жрица, – склонил голову мужчина. – Могу проводить вас к раненому.

Я кивнула Алессандре, чтобы она поднималась тоже, и мы пошли вслед за Хорсеном.

Раненый уже лежал в одном из небольших шатров. Это был достаточно молодой мужчина, даже парень. Его явно мучала сильная лихорадка. Испарина покрывала бледное лицо, тело трясло, а судя по взгляду, он слабо понимал, что происходит вокруг.

Один из пустынников воткнул в песок свет-камни, привязанные к палкам, чтобы на было светлее. На самом деле, это были не камни, а маленькие стеклянные баночки, наполненные особым зельем, которое светилось в темноте. Единственный, кроме огня, способ, которым жители Рамаль могли освещать свои дома. И сейчас это было как нельзя кстати.

– Это Сай, он первый раз отправился с нами. И вот…

– Давно это с ним? – присела и положила ладонь парню на лоб.

– Со вчерашнего дня. Мы наткнулись на гнездо коррий.

– Коррий? – я еще больше нахмурилась.

Корриями называли небольших пустынных животных, похожих на ежей с очень длинными и тонкими иголками. Они рыли в песке длинные норы, выходя на поверхность для охоты на насекомых и змей. Плотная шкура и скорость передвижения делала их очень сложной мишенью для охоты. А строение игл превращало их в очень опасных противников. Они проникали в плоть глубоко и при извлечении всегда оставляли в ране кончик, который вызывал серьезное воспаление. Чтобы его извлечь, приходилось делать большие и травматичные разрезы. Но хуже всего было то, что коррии очень быстро плодились. И пара маленьких животных за несколько месяцев могла заполонить оазис, выжив из него всех людей.

– Об этом нужно сообщить в храм, – покачала я головой. – И как можно скорее.

– Мы собирались отправить посыльного. Но встретили вас.

– Где это случилось?

– Оазис Ашлим. Чуть меньше дневного перехода к западу отсюда. Он небольшой, но очень нужный на караванном пути.

– Я попрошу прислать жриц и вычистить гнездо, – кивнула. – А сейчас лучше заняться раненым.

Хорсен молча отбросил покрывало, которым были укрыты ноги парня, и указал на правое бедро.

– Мне нужно больше света, – попросила я, и один из пустынников подал мне свой светильник.

На первый взгляд, все было совсем не страшно. Маленькая красная точка на бедре, кожа вокруг которой слегка припухла. Но вот глубже… Не нужно было даже уходить в транс, чтобы понять, что глубоко, почти у самой бедренной кости сидит крошечный кончик иглы, вокруг которого уже образовался солидный гнойник. И без помощи до утра этот парень вряд ли доживет.

– Почему вы сразу не отправились в ближайший храм?

– Мы узнали об этом всего несколько часов назад, – скривился Хоршес. – Когда этот… дурень с лошади свалился. Сам он никому ничего не сказал. Побоялся, что вместе с иглой ногу отнимут.

– Понятно, – вздохнула я. – Что ж, тогда мне нужна чистая ткань и вода. И разрыв-трава, она должна у вас быть.

Когда принесли требуемое, строго посмотрела на пустынников и приказала:

– А теперь оставьте нас. И не входить, пока не позову.

Убедившись, что вокруг шатра никого нет, я стянула с волос накидку, достала одну из сонных шпилек и царапнула ей шею своего сегодняшнего пациента. Тот тихо выдохнул и тут же уснул.

– Вот так. Он проспит до самого утра и совсем не почувствует боли.

– Что ты будешь делать? – еле слышно спросила принцесса.

– Выгонять заразу из раны. И тут мне понадобится твоя помощь.

– Какая?

– Когда… – я замялась. – Когда все будет выходить наружу, нужно чтобы ты вот этой тканью очищала рану. Понимаю, это непросто и неприятно, но…

– Сделаю, – твердо ответила Сандра. – Не бойся, в обморок не упаду.

– Надеюсь, у меня получится, – пробормотала неуверенно. – Все же я не настоящая жрица.

– Только не перетрудись, пожалуйста.

– Постараюсь, – произнесла я и погрузилась в транс.

Тело парня болело. Это был сплошной поток тупой воспаленной боли. А внутри него сидело то, что его убивало – плотный ярко-алый комок с черными прожилками, которых с каждой минутой становилось все больше и больше. И именно от него и нужно было избавиться.

Я потянулась к этому комку. Осторожно погладила, морщась от отвращения, а потом позвала. Медленно и осторожно выталкивала его наружу, стараясь не оставить ничего лишнего. Гной выходил неохотно. Зараза будто сопротивлялась, не желая покидать такое теплое и уютное человеческое тело. А я старалась изо всех сил, ни на секунду не отпуская то, то держала в руках. Не знаю, сколько времени это заняло, но все получилось. Наконец из раны вышел осколок иглы, крошечный, почти незаметный обычному взгляду. Все было чисто.

Убедившись, что ничего лишнего не осталось, вышла из транса, открывая глаза. И чуть не свалилась сама от сильного головокружения и противного звона в ушах.

– Дионея? – раздался встревоженный голос Алессандры. – Как ты?

– Жить буду, – прохрипела я и снова попыталась осмотреться.

Мы по-прежнему были одни. В воздухе стоял резкий запах крови и гноя. Вокруг валялись грязные тряпки, которые уже и на что не годились. Но принцесса держалась молодцом.

Я зачерпнула немного воды из котла, смыть пот, покрывавший лицо, а потом попросила:

– Нужно обмыть его бедро, потом приложить размятую разрыв-траву и перебинтовать. Справишься? Мне бы полежать пару минут.

– Конечно, – энергично закивала девушка. – Отдыхай.

Да, это лечение далось очень непросто. Меня всю колотило от перенапряжения, так что я прилегла у стены шатра и просто смотрела, как принцесса ловко перебинтовывает ногу парня.

– Я закончила, – возвестила гордая собой девушка.

– Отлично. Теперь снова прячь волосы.

Проверив состояние пустынника, довольно улыбнулась. Он дышал ровнее. А тело больше не сотрясала мелкая дрожь. Думаю, жар очень быстро начнет спадать. Еще пару дней он поболеет, но его жизни больше ничего не угрожает.

Собрала испачканную ткань и вышла наружу, с наслаждение вдыхая свежий ночной воздух.

– Это нужно сжечь, – я показала тряпки подскочившим мужчинам. – Желательно в стороне от оазиса и закопать золу в песок. С Саем все будет хорошо. Главное, давайте ему пить побольше и делайте перевязки.

– Благодарю, жрица, – Хорсен уважительно поклонился, а за ним и все остальные. – Наша встреча стала настоящим подарком богов. Чем мы можем отплатить тебе?

– Мне нужна лошадь, способная унести меня и мою ученицу. Нужно как можно быстрее попасть в храм и сообщить о корриях.

– Когда вы хотите отправляться?

– На рассвете.

– Тогда вам стоит отдохнуть перед дорогой. Мои люди поставили шатер для вас.

Передав парня в заботливые руки его соплеменников, я поманила за собой принцессу. Нас препроводили к небольшому шатру и с поклонами оставили одних.

– Вот теперь можно и поспать, – я с наслаждением растянулась на циновке.

Она была совсем не похожа на удобные дворцовые матрасы, но сейчас мы были не в том положении, чтобы привередничать. Главное, она давала возможность вытянуться во весь рост и защищала от холодной земли. А колючие шерстяные одеяла, приятно пахнущие травами, помогут не замерзнуть под утро, в самый холодный час.

– Интересно, как там Аэргар и Ридеон… – пробормотала принцесса, укладываясь рядом. – Наверное, места себе не находят.

Я тяжело вздохнула. Представляю, как они мучаются. Нет ничего хуже неизвестности. Но с помощью пустынников мы с Сандрой здорово ускорим себе путь.

– Уже завтра мы сможем послать им весточку, – пробормотала, уже засыпая. – Вот как доберемся до храма, так сразу и отправим.

Короткий сон помог немного восстановить силы и рано утром, когда небо на востоке только-только начало светлеть, мы выбрались из своего шатра.

– Жрица… – к нам тут же подошел один из часовых.

– Я хочу проверить Сая. Потом мы позавтракаем и отправимся в храм.

– Как вам будет угодно, – поклонился пустынник.

Нашему пациенту стало заметно лучше. Он еще не проснулся, но жар почти спал, а кожа вокруг раны была чистой и здоровой.

– Вот и славно, – удовлетворенно улыбнулась, перебинтовывая ногу. – Скоро совсем поправится.

– Что не поможет ему избежать солидной выволочки за дурость, – раздался за спиной тихий голос Хорсена.

– Думаю, он и сам понял, какую глупость совершил, – хмыкнула я, поднимаясь.

– Ваши лошади готовы, жрица.

– Спасибо, – кинула. – Взамен этих вы сможете забрать двух лошадей в любом из храмов Сехмет.

– Жизнь Сая стоила того. Он ведь племянник мой, сын сестры, – мужчина тепло посмотрел на спящего парня. – Бестолковый, шестнадцать лет всего, но добрый и отзывчивый.

– Этот урок пойдет ему на пользу.

Я последний раз оглядела парня и вышла наружу. Возле Сандры уже стояла пара лошадей. Это были типичные лошади пустынников. Невысокие, со светлой шкурой и очень широкими копытами. Не ахаланские красавцы, но выносливые и смышленые животные, отлично подходящие для марш-бросков по пустыне.

Быстро перекусив сухим хлебом и орехами, мы наполнили фляжку свежей водой и направились к лошадям.

– Пусть песок под копытами ваших коней будет спокоен, – пожелал Хорсен, когда мы уселись.

– Да прибудет с вами милость Сехмет, – кивнула я.

Что ж, эта ночь прошла вполне неплохо. Мы спасли жизнь, у нас есть орехи, вода и средство передвижения. А значит, до храма Неферы мы доберемся очень скоро.

Но, как оказалось, радовалась я рано.

Мы быстро двигались по песку, стараясь преодолеть как можно больше расстояния, пока солнце не поднялось в зенит. Перекусывали прямо на ходу, только иногда пуская лошадей шагом, чтобы те отдохнули. Но ближе к полудню я заметила у горизонта кое-что, что мне совсем не понравилось.

Остановив лошадь на гребне бархана, прищурилась и вгляделась в даль. У самого горизонта висела красновато-серая дымка. И это был совсем не мираж.

– Что там? – ко мне подъехала Алессандра. – Это ведь не пожар?

– Это песчаная буря, – хмуро ответила я. – Вот уж повезло так повезло.

– Нас засыплет?

– Не знаю. Может быть небо сжалится, и буря обойдет нас стороной.

Но, видимо, все наше везение закончилось сегодня ночью. Не прошло и часа, как песчаная туча нагнала нас, закрывая теперь добрую треть неба, и стало ясно, что столкновения со стихией никак не избежать. А значит, нужно было подготовиться.

– Боги, помогите нам, – пробормотала, осматривая окрестности.

Пыльная буря была очень опасна. Она засыпала песком целые караваны, хороня людей и животных в общей могиле. Она сбивала путников с толку, заставляя их идти совсем не в ту сторону. Из-за нее люди теряли грузы, воду и еду. И остановить ее было невозможно. Может быть, верховная жрица Теффа и могла бы справиться, но я даже не стану пытаться.

Храмовой пирамиды еще не было видно на горизонте, значит до нее мы точно не доберемся. Но к счастью, слева видно что-то темное, похожее на камни. Значит, можно попробовать спрятаться там.

– За мной, – скомандовала я, разворачивая лошадь.

Это действительно оказались невысокие валуны, торчащие из песка. Прикинув, где будет подветренная сторона, я спешилась.

– Становись ближе к камням, – выбрав самую крупную скалу, махнула Сандре.

Коней даже не нужно было уговаривать. Умные животные сами улеглись на песок, поджав ноги и закрыв глаза.

– Нужно закрыть тканью лицо и шею, – я быстро объясняла принцессе. – Лечь ничком на песок, вот сюда, между скалой и лошадьми. Когда буря налетит, будет больно, страшно и очень жарко. Но ты не бойся. Дыши неглубоко. Не шевелись и, самое главное, не поднимай голову.

Неожиданно стало очень тихо. Не было слышно ни свиста ветра, ни шороха песка. Солнце спряталось за пыльной тучей, окрашивая пустыню жутковатыми красными оттенками.

– Мамочка… – прошептала испуганная Алессандра.

– Прячься, – обреченно сказала я. – Сейчас начнется.

Буря налетела очень резко. Взвыл ветер. Невозможно горячий воздух, песок и мелкая пыль обрушились на нас мощным потоком. Сразу стало трудно дышать. Песок больно сек кожу даже через одежду, оседал на губах, как бы мы ни прятали лица. Воздух казался раскаленным. Он обжигал губы и горло, но все же приносил легким столь необходимый сейчас кислород. Мир вокруг превратился в настоящий хаос. Я чувствовала плечо лежащей рядом принцессы, бок лошади, сверток с орехами и фляжкой, на который легла, чтобы наши скромные пожитки не унесло ветром. А сверху, снизу и со всех сторон нас окружал только песок.

Не знаю, сколько длился этот ужас. По ощущения, не один час. Но буря никогда не бывает бесконечной и в один прекрасный момент я ощутила, что ветер успокоился.

Полежав еще немного, подняла голову, стянула с нее накидку и осторожно открыла глаза. Буря уходила. Небо быстро голубело, а пустынный воздух казался даже прохладным по сравнению с той печью, в которой мы побывали.

– Все закончилось, – выдохнула я, поднимаясь.

Целая гора песка тихо ссыпалась со спины и бедер.

– О боги, это было ужасно, – простонала принцесса и закашлялась.

– Выпей, – подсунула ей под нос фляжку. – Она хоть и горячая, но чистая.

– Спасибо, – Сандра открутила крышку. – И правда горячая.

Рядом бодро отряхивались лошади. Мы тоже поднялись и принялись избавляться от песка, скопившегося под одеждой.

– Все, едем, – я забралась на лошадь. – Мне кажется, до храма осталось совсем немного.

Так и оказалось. Буря накрыла нас в получасе езды от храма и уже совсем скоро перед нашими глазами появилась массивная четырехгранная пирамида.

– Хвала Сехмет, добрались, – широко улыбнулась я и погнала лошадь вперед.

Мы промчались мимо пальмового сада, мимо высоких колонн, подпиравших крышу портика, и остановились перед воротами из темного дерева, где нас уже ждали.

– Дионея? – жрица Хатха искренне удивилась. – Не ожидала тебя увидеть. Что-то случилось?

– Да. Мне нужно поговорить с Теффой. Она здесь?

– Здесь, – медленно кивнула жрица, оглядывая Алессандру. – Я отведу вас.

Мы прошли длинными коридорами в самое сердце пирамиды. Туда, где обитала Верховная. Сандра честно старалась не сильно глазеть по сторонам, но я хорошо ощущала жгучее любопытство и легкую неуверенность, что бурлили в ней.

– Дионея, – скупо улыбнулась Теффа, когда мы зашли к ней в кабинет. – Я знала, что это ты.

Это была высокая смуглая женщина с длинной черной косой. Алое жреческое платье подчеркивало точеную фигуру. А украшения в волосах, несмотря на свою мнимую простоту, могли стать смертельным оружием. Профессиональная привычка, как говорила Теффа «Пустынная кошка», бывшая когда-то коллегой Рила и одной из лучших сотрудниц Имперской службы безопасности.

– Ничто не способно укрыться от вашего взгляда, Верховная, – усмехнулась я, стаскивая надоевшую накидку.

– Но я не догадываюсь даже, что привело тебя сюда.

– Мне нужно связаться с Ридом. Знаю, вы можете это сделать. Дело государственной важности.

– Государственной важности… – женщина без труда узнала принцессу и немного растерялась. – Хорошо, я помогу. Но сначала вы расскажете, что случилось. Вы ведь пришли с юга, а не с севера.

Мы устроились со стаканами бодрящего травяного отвара на небольшом диване. Я кратко описала падение в портал, встречу с пустынниками, коррий и песчаную бурю.

– Ты все сделала правильно, – кивнула жрица, выслушав меня. – Я горжусь тобой, Дионея.

От удовольствия расплылась в широкой улыбке. Искренняя похвала Верховной дорогого стоила.

– Что ж, Риду сообщу немедленно. А вам нужно как следует отдохнуть и набраться сил. Вас проводят в купальни.

– О да… – довольно протянула я.

Храмовые купальни располагались в самом низу пирамиды. Это был целый комплекс из бань, ванн, бассейнов с самой разной водой. Нам принесли еду, на которую мы набросились, даже не раздевшись. Потом как следует выкупались, избавившись от песка, который, казалось, въелся в кожу и никогда не отмоется. Намазали лечебной мазью солнечные ожоги и мелкие царапины. А потом устало упали на удобные лежанки у бассейна

– Вот теперь я полностью счастлива, – пробормотала принцесса, лениво оглядывая своды естественной пещеры, в которой были устроены купальни.

Мы были здесь совершенно одни и могли себе позволить делать все, что угодно, и говорить обо всем, что угодно.

– Будешь счастлива, когда за тобой приедет Ридеон, – лукаво улыбнулась я.

Алессандра слегка покраснела.

– Скорее бы попасть домой. Как ты думаешь, того, кто ставил там портал, нашли?

– Не уверена, – я помрачнела.

Учитывая, что злоумышленник устроил это под самым носом людей Рида, он очень умен, силен и осторожен. Даже предположить не мог кто способен на такое.

ГЛАВА 18

Рид приехал на следующее утро. Ворвался в комнату, которую мы делили с принцессой, схватил ее в объятия и жарко поцеловал. Я смущенно улыбнулась и отвела глаза. На секунду даже кольнуло сожаление от того, что меня вот так обнять некому.

– Ридеон… – тихо прошептала девушка.

– Я очень волновался, – произнес друг хрипло. – За тебя, за вас обоих… Дионея?

Я подняла голову. Друг все еще не отпустил Сандру.

– Спасибо тебе, – с чувством сказал он.

Молча прикрыла глаза и кивнула, принимая благодарность.

Задерживаться в храме мы не стали. Быстро перекусили, собрали припасы в дорогу и уже скоро выходили из пирамиды под палящее солнце. Звонкое радостное ржание огласило округу.

– Таншер! – ахнула я, завидев вороного красавца. – Император здесь?

Наверное, что-то такое было написано на моем лице, что Рид понимающе улыбнулся.

– Нет. Он просто одолжил мне самого быстрого коня в Нарне. Иначе как думаешь я попал сюда меньше чем за ночь?

– Понятно, – протянула я, стараясь даже от самой себя скрыть разочарование.

К сожалению, ахаланская лошадь у Рида была только одна, поэтому нам с Сандрой пришлось усесться на крупных верблюдов, которых любезно одолжила Верховная.

– Как дела в Иллире? Город волнуется?

– Нет, – ответил друг. – Нам удалось удержать все в тайне. С тех, кто видел ваше исчезновение, взяли клятву о неразглашении, а во дворец вернулись качественные иллюзии.

– Быстро вы сориентировались, – удивилась я.

– Аэргар не хотел паники. Все же похищение принцессы – это не мелкое хулиганство.

– Разумно.

В Ишиет, город, в котором влияние пустыни ослабевало настолько, что уже можно было пользоваться порталами, мы прибыли только на следующий день. Оставили верблюдов страже, нашли укромное место, где можно было активировать артефакт, и перенеслись в Иллир. Тайными коридорами пробрались в императорское крыло и оказались в родных покоях.

– Боги, как здесь хорошо, – Сандра вышла на балкон, – так свежо и прохладно, никакого песка и пыли.

– Да, – согласилась я, – не думала, что смогу соскучиться по зелени за каких-то пару дней.

– Леди, ванные готовы, – камеристка принцессы присела в реверансе.

– Ванная, – мы довольно переглянулись. – Что может быть лучше ванной?

Смыв с себя всю пыль и пот, я надела любимое синее платье, быстро уложила волосы в некое подобие прически и вышла в гостиную. Где оказалась перед пронизывающим взглядом золотых глаз.

– Дионея… – тихо произнес император.

Шаг ко мне, я делаю такой же навстречу и оказываюсь в столь желанных объятиях. Наплевав на приличия, обхватываю мужчину за шею, прижимаюсь изо все сил, вдыхая аромат летних трав. И закрываю глаза, позволяя себе побыть обычной слабой женщиной.

– Моя девочка, – хриплый шепот у уха. – Знала бы ты, как я испугался.

– Знаю…

– Никуда больше вас не отпущу. Пока заговорщик не пойман, вы будете под постоянным присмотром.

– Хорошо.

– Посмотри на меня.

Я подняла глаза. Мужчина обхватил мой затылок, безжалостно руша прическу, и прижался к губам.

– Увидят же, – прошептала в перерывах между поцелуями, пытаясь собрать остатки разбегающихся мыслей.

– Пусть видят, – не проникся Его Величество.

– Но… – мое возмущение потонула в очередном поцелуе.

Вырваться из чувственного дурмана меня заставило приближение Ридеона и принцессы. Понимая, что с минуты на минуту они будут здесь, я нашла в себе силы отстраниться.

– Пожалуйста… Давайте остановимся.

– Моя упрямая девочка… – с нежностью прошептал император.

Осторожно отступила, стараясь высвободиться из объятий, но не успела. Дверь открылась, и наша парочка предстала перед глазами принцессы и Ридеона.

– Ой, – улыбнулась девушка. – Мы помешали? Можем пойти ужинать без вас если, хотите.

Друг молча отводил глаза. Ему было как-то неловко.

– Не стоит, – спокойно ответил Аэргар де Агадерр, отпуская меня. – Не хочу лишать Дионею законного ужина.

– Вы так великодушны, – пробормотала я иронично, а император только улыбнулся в ответ, подавая мне руку.

В столовой мы с принцессой буквально набросились на еду. Наши пустынные перекусы остались в далеком прошлом и нормальная еда, приготовленная лучшими поварами столицы, казалась настоящим подарком богов.

– Что происходило, пока нас не было? – спросила Алессандра, когда первый голод был утолен.

– Как я уже и говорил, паники удалось избежать. Очень немногие знают о том, что было похищение.

– Конечно, было бы еще лучше, если бы это похищение удалось предотвратить, – немного недовольно произнес император.

– Но ведь все обошлось, – примиряюще улыбнулась я.

– Все планы похитителей сбило то, что вместе с леди Алессандрой в портал вошла Дионея, – невозмутимо продолжил Рид.

– Даже не знаю, хвалить тебя за это или ругать, – пробормотал Аэргар де Агадерр, пристально глядя на меня.

Принцесса хихикнула, а я смущенно потупилась:

– Это вышло как-то машинально.

– Того, кто установил портал, нам найти не удалось. Скорее всего это было сделано сильно заранее. Буквально час назад мои аналитики закончили исследовать его матрицу. Портал был рассчитан на большую дальность и относительно небольшую массу. Но самое главное – он был настроен именно на принцессу. То есть активировался только тогда, когда она подошла достаточно близко.

– Поэтому его не нашли, когда обследовали парк перед визитом? – нахмурился Его Величество.

– Именно так.

– И такие порталы обычно настраиваются на кровь.

– Да, – кивнул Ридеон. – И теперь нам нужно понять, откуда у заговорщиков взялась кровь Ее Высочества.

Взгляды скрестились на Алессандре.

– Я не могу ответить на этот вопрос, – растерянно пробормотала та. – Меня никто не ранил, и даже не помню, когда делала это сама.

– Единственный человек, который мог без проблем хранить твою кровь – это доктор, – помрачнел император

– Доктор Эр-Ноли? – ахнула девушка. – Но он не мог… Он же столько лет с нашей семьей.

– Мы разберемся, – Его Величество тоже был не очень рад новости. – Пока это всего лишь предположение. Одно из многих.

Хорошее настроение резко куда-то испарилось. Никому не хотелось, чтобы человек, которому доверяли столько лет, оказался предателем. И мы молчаливо решили сменить тему.

Я кратко рассказала Его Величеству о том, что случилось в пустыне. По «официальной» версии нас выбросило недалеко от храма Сехмет. Побродив немного вокруг, мы наткнулись на жрицу богини, которая и проводила нас к Теффе. Проверять император точно не станет, а раскрывать мои способности все еще было нельзя.

– Я горжусь вами, – улыбнулся Аэргар де Агадерр, когда я закончила. – Оказавшись в такой непростой ситуации, вы сумели сориентироваться и выбраться.

В ответ на похвалу я совсем опустила голову. Ведь почти все мои слова были ложью. И стало невыносимо стыдно от того, что приходится вот так сидеть и врать в лицо мужчине, к которому я неравнодушна, чего уж тут скрывать.

– Завтра начинаются трехдневные празднования Дня империи, – продолжил тот, будто и не замечая моего смущения. – Вечером состоится официальный прием, посвященный празднику. И мне кажется, что вам будет лучше не участвовать в нем.

– Нет, – резко подняла голову. – Простите, лорд Аэргар, но я не согласна.

– Почему же?

– Думаю, стоит показать всем, что с принцессой ничего не случилось. Да, вы позаботились о свидетелях, но какие-то разговоры все равно могли пойти…

На самом деле, я просто хотела проверить, как придворные отреагируют на наше с Алессандрой появление. Вдруг кто-то себя выдаст?

– Что ж, – задумчиво протянул мужчина, – возможно ты и права. Хорошо. Но ты, Рид, должен обеспечить максимальную безопасность.

– Разумеется, – кивнул он.

День империи праздновался по всей стране с большим размахом. Это была память о том дне, когда Фрилейв Эрмебор официально провозгласил создание империи Нарн и заложил первый камень на месте, где теперь располагался Иллир. Вместе с Новым годом и Днем дарения Пламени это был самый любимый народный праздник.

Прием в Эльнуире тоже должен был быть большим и роскошным, с участием всех официальных лиц, аристократии, выдающихся ученых и деятелей культуры. Платье для вечера мне пошили уже давно, и сейчас я стояла у зеркала, любуясь собой.

Темно-вишнёвый шелк платья был украшен затейливой вышивкой и мелкими кристаллами. Волосы мне собрали в элегантную прическу. На шее красовалось колье из темный рубинов, похожих на капли запекшейся крови.

В дверь моей спальни раздался тихий стук.

– Войдите, – произнесла я, думая, что зам мной пришла горничная.

Но потом прислушалась к своему дару и резко развернулась.

Аэргар де Агадерр смотрел на меня таким взглядом, что стало жарко. Не нужно было быть эмпатом, чтобы заметить там неподдельное восхищение, мягкую нежность и обжигающее, как огонь, желание. Я замерла словно кролик перед ударом, не в силах ни отвернуться, ни отойти.

Император медленно подошел, не сводя с меня глаз и взял мою руку. По коже побежали мелкие будоражащие мурашки.

– Ты прекрасна, Дионея, – хрипло произнес он, целую мое запястье.

– Благодарю, лорд Аэргар, – выдавила я.

– У меня есть кое-что для тебя. Стоило отдать это еще вчера, конечно, но лучше поздно, чем никогда.

Он протянул мне ладонь, а на ней лежал браслет, состоящий из тонкой серебряной цепочки и крупного желтого камня. Такого же, какой я видела на кулоне Алессандры.

– Это алмаз, напитанный силой Первородного Пламени, – пояснил мужчина на мой вопросительный взгляд. – Одна из реликвий нашей семьи.

– Но зачем… – пробормотала растерянно.

– Через него я смогу почувствовать, что с тобой происходит. Смогу понять, где ты, или прийти на твой зов.

– Но…

– Возьми его, Дионея, – перебил меня мужчина. – Не хочу, чтобы ты пострадала из-за мерзавца, возжелавшего власти. Ты слишком дорога мне.

Я тихо вздохнула и безропотно позволила надеть браслет на запястье.

– Теперь никто, кроме тебя или меня, не сможет его снять.

– Его ведь узнают, – прошептала, любуясь огненными всполохами внутри камня. – И подумают что-нибудь… что-нибудь не то.

– А я не против, – усмехнулся император и быстро поцеловал меня, пока я не опомнилась.

Потом развернулся и вышел, бросил напоследок:

– Можешь прикрыть его иллюзией, если хочешь.

Ну вот и что это было? Провокация? Насмешка? И над кем: надо мной или над придворными, которые сломали бы себе головы, рождая сплетню о фрейлине с фамильной реликвией самого императора? Нет, только иллюзия. Не нужно мне этих слухов и разговоров.

Убедившись, что выгляжу идеально, я набросила морок на руку и решительно вышла из комнаты. Сейчас мне нужен ясный рассудок и сосредоточенность.

Большой зал приемов был заполнен людьми. Женщины в роскошных платьях и лучших драгоценностях. Мужчины в парадных камзолах и мундирах. Алые драпировки на стенах, чередующиеся с флагами Нарна. Тысячи ярких кристальных свечей. Тихая музыка знаменитого имперского оркестра.

Как только герольд объявил наши имена, сзади ненавязчиво пристроился возникший из толпы Рид. А я включилась в общий эмоциональный фон и стала слушать. Ну хоть кто-нибудь должен был себя выдать? Досадой, что его план не удался, злостью, разочарованием. Заговорщик должен присутствовать среди гостей, уверена. Он ведь явно вхож во дворец, в высшие аристократически эшелоны. Слишком много знает, слишком хорошо подбирает моменты для своих пакостей, слишком нагло действует. Я просто обязана его почувствовать.

Но время шло, а ничего интересного не происходило. Главы министерств и их помощники были заняты деловыми и не очень разговорами. Мариус Исс-Эмолен был сегодня один, без своих женщин, и очень беспокоился за них. Безобразно счастливый Дарий Эль-Мора прижимал к себе такую же счастливую невесту, которой завидовала едва ли не половина женщин вокруг. Его отец исходил бешенством, глядя на пару, но внешне никак не проявляя недовольства. Аймрику Исс-Элетусу по-прежнему было глубоко безразлично, что происходит. Элирон Эль-Таен жался возле своего отца, впервые не решаясь подходить к принцессе. Рид, как-то оговорился, что провел с ним разъяснительную беседу на предмет ненужных чувств. И больше ничего подозрительного.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю