290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Нам не по пути (СИ) » Текст книги (страница 10)
Нам не по пути (СИ)
  • Текст добавлен: 3 декабря 2019, 22:00

Текст книги "Нам не по пути (СИ)"


Автор книги: Лия Толина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 10 (всего у книги 18 страниц)

– Какая приятная встреча, – всплескивает она руками, – Костя!

– Алина, что ты делаешь? – Цедит он, сквозь сжатые зубы.

– Подошла познакомиться с твоей новой бабой. Против? – Он наклоняется, опираясь на стол двумя руками. Ее бюст оказывается примерно на уровне моих глаз.

– Я не его…

– Молчать, курва. – Шипит она, перебив меня.

Невоспитанные грубые хамы – мой самый «любимый» тип людей. Я делаю глубокий вдох и встаю. Она выпрямляется тоже, выпятив свою грудь, как голубь в парке. На меня это не производит должного эффекта. Мне в голову попал порошок смелости, непонятно откуда взявшийся.

– Прости, но тебе следует быть немного скромнее и воспитаннее. – На распев произношу я, точно воспитатель в садике, который ругает детей.

– Что ты сказала, курица? – Она делает шаг вперед, вплотную приблизившись ко мне.

– Алина… – Пытается влезть в наш разговор Костя.

– Молчи! – Взвизгивает она так, что привлекает внимание всех присутствующих в зале. – Сначала я разберусь с твоей курицей, а потом и с тобой поговорим. – Девушка фыркает, мне в нос бьет сильный запах алкоголя. – Как ты мог променять меня на этого гнома? У нее даже сисек нет. – И она гогочет. – Плоскогрудая гномиха.

– Слушай, я уверена, что ты хорошая девушка, просто тебе надо протрезветь. – Я вежливо улыбаюсь. Ну, насколько может быть вежливой улыбка в подобной ситуации.

– Официант, – вскрикивает дама, щелкнув пальцами. Девушка подбегает тут же, придерживаясь безопасного расстояния. – Стопку водки мне и этой курице. – Бывшая Костика кивает в мою сторону. Я считаю до десяти. Я против насилия.

Водку ненормальной приносят так стремительно, как только могут. Она залпом выпивает рюмку, вторую протягивает мне. Я отрицательно качаю головой, тогда она подносит к губам и мою порцию тоже, но ее останавливает Костя.

– Не позорься, иди домой! – Он держит ее за ту руку, в которой стопка.

– Тебе какое дело до моего позора? – Говорит Алина, глядя ему в глаза, затем вырывает руку, допивает водку и бросает рюмку на пол. Со звоном она разбивается, и осколки разлетаются на много метров. – Какое тебе дело до меня? Ты же сам меня бросил? – Она хватает вторую рюмку и тоже отправляет ее на пол.

Люди с ближайших столиков вскакивают со своих мест. Зал наполняется перешептываниями.

– Ты ведь сам сказал, что так будет лучше, так какого черта говоришь мне о позоре? – Психованная хватает со стола солонку и отправляет ее в стену. – Ты безжалостный придурок! – В стену летит стакан с колой, который заказывал себе Костя. – Еще и эту, – бросает взгляд на меня, – привел сюда! Чтоб я увидела? Цветочек подарил! – Берет со стола вазу с цветком и швыряет в стену. Остается только моя кружка с кофе. Я стою, не двигаюсь и даже не дышу.

– Алин, давай поговорим завтра? – Костя снова берет ее за руку.

– Мы не будем разговаривать завтра, – цедит она и свободной рукой бьет его в грудь. – Вообще никогда не будем, понял?!

– Что тут происходит? – Перед нами появляется Ник. В одной руке у него коктейль для меня, в другой телефон.

Я оглядываюсь: вокруг все сбились в кучку у бара и смотрят во все глаза на наше представление.

– Ники-и-и-ита, – растягивает Алина. – А я тут пришла поздравить Костю с новыми отношениями.

– Неплохо поздравляешь, должен сказать. – Он смотрит на стену, по которой стекает вода, затем на кучу осколков у нас под ногами. – Ты уже закончила или мне принести еще посуды?

– Извини, я все оплачу, – лепечет она. – Просто этот гад… Он сказал, что хочет отдохнуть от отношений, и что я вижу?!

– Алин, успокойся! – Костя делает еще одну попытку вразумить бушующий ураган, но он только распаляет его еще больше.

Ник ставит стакан на стол и тихонько становится рядом.

– Все хорошо? – Тихо спрашивает. Я киваю.

– Успокойся, значит? – Тем временем орет девушка. – Я сейчас успокоюсь. Сейчас я вас успокою, затем и сама успокоюсь. – Она берет со стола тот стакан, который Ник только что принес. Достает из него трубочку и выкидывает кусочек лимона.

– Все, хватит. Пойдем, я отвезу тебя домой. – Костя обхватывает ее за талию и пытается утащить.

Вот только не знаю, откуда столько сил в этой пьяной даме, но она вырывается, летит к нам и с размаха выплескивает весь коктейль на меня. С меткостью у нее все в порядке, вся струя попадает мне прямо в лицо.

– Будешь знать, как с чужими парнями водиться, курва!

– Алина! – Уже рычит Костя и снова пытается ее схватить. Между ними выходит что-то типа потасовки. Он хватает ее за руки, она врывается. Он пытается поднять ее на руки, она лупит его по голове. Он обхватывает ее за талию, она замахивается и швыряет в меня пустой стакан. Я зажмуриваюсь, так как, судя по траектории, он должен прилететь мне точно в лоб.

Не почувствовав через секунд тридцать ничего, я открываю глаза и вижу перед собой спину Ника.

– Еще раз спасибо, что не дал стакану-убийце разбить мне лицо. – В сотый раз повторяю я Никите.

– Ерунда.

Мы сидим в большом подсобном помещении. Вдоль стен располагаются шкафчики. Видимо, для персонала. Так же в комнате нагромождены стулья, столы. В углу стоит диван, на котором мы и разместились. Еще здесь есть чистый стол, тумба с кружками и даже холодильник. Кажется, это – комната отдыха для работников ресторана.

Костя ушел, прихватив бушующую девушку, и прислал мне смс с извинениями через пару минут, как за ними закрылась дверь. В общем, я не особо то и обиделась, ведь сразу после этого Ник молча взял меня за руку и утащил подальше от глаз зевак. А ради такого я не проти даже и стаканом в лоб получить.

– У тебя платье мокрое. – Ник кивает на огромное голубое пятно на моей груди. Затем встает, стаскивает с себя футболку и протягивает мне. – Надевай, и пойдем гулять.

Я только поднимаю бровь и закрываю рот, который автоматически раскрылся от такого внезапного предложения. А еще от голого торса Ника и его растрепанных волос. И вообще, то, что мы с ним тут наедине, а теперь он еще и частично обнажен, волнует меня похлеще, чем скачки курса доллара волнуют нашу экономику.

– Я подумал, было бы обидно, если бы этот вечер закончился так для тебя. Ты, вроде проделала неплохую работу, чтоб подготовиться к нему. – Улыбается. – Ну?

– Ну? – Зачем-то переспрашиваю. Мой мозг немного подвисает, когда мои глаза видят такое.

– Ты примешь мое предложение и мою футболку? Я настаиваю.

– А ты пойдешь вот так? – Я обвожу глазами голый торс и замечаю на ключице с левой стороны синяк. – О Боже! – Восклицаю, подскочив. – Это стакан сделал? Вернее, та сумасшедшая? – Кладу ладонь ему на грудь и нежно, почти невесомо, очерчиваю место удара большим пальцем. Когда до меня доходит, насколько этот жест интимен, и как превратно его может растолковать Ник, я одергиваю руку, будто обожглась. – Извини, – сбивчиво бормочу и краснею, краснею, краснею.

– Все хорошо. – Хрипло отвечает он.

И я не пойму, о чем он: о синяке или о моем странном порыве. В любом случае, спрашивать не решаюсь. Просто стою так близко к нему, как тогда, в моей комнате, и молчу. Прикусываю губу, чтоб не сморозить какую-нибудь глупость. А их у меня в голове очень много, и каждая так и просится сорваться с языка. Особенно срывает им тормоза, когда рядом Ник. Странным образом он воздействует на меня и мою голову.

– Если мы помолчим еще хоть пару секунд, тишина станет очень неловкой. – Никита улыбается лишь одним уголком рта. Немного нелепо и кривовато, но как, черт возьми, сексуально. – И еще я подумаю, что ты намеренно игнорируешь мое предложение.

– О, предложение, – делаю шаг назад. – Конечно, почему бы и нет? Давай прогуляемся. – Пожимаю плечами, смотря куда-угодно, только не ему в глаза. Сейчас я совершенно не готова выносить его прямой взгляд. А по-другому он просто не умеет.

– А футболку?

– И ее тоже я принимаю. Но…ты ведь оденешься, правда?

– Не беспокойся.

Он протягивает мне свою майку, я беру и надеваю ее поверх платья. Чтоб не выглядеть пугалом, я делаю узел на талии, тем самым прикрыв неприглядное пятно и немного очертив фигуру. Смотрю на Никиту, ожидая вердикта. Мне кажется, получилось совсем неплохо. И Ник со мной согласен, потому что тут же поднимает вверх два больших пальца. Потом просит меня подождать и выходит. Когда он возвращается на нем белая рубашка и бирюзовая бабочка, как на всех официантах. Ник разводит руки в стороны и крутится вокруг себя.

– Что скажешь?

– И мечтать не могла, что этим вечером меня будет сопровождать такой… – сдерживаю смешок, – галантный кавалер. И, кавалер, разрешите вам поправить бабочку? У вас с ней какие-то проблемы. – Подхожу к нему.

– Вот черт, – чертыхается он себе под нос. – Но это все из-за спешки, чтоб вы знали, мадам. Так-то я очень опрятен и даже скрупулёзен.

– О, я даже не сомневаюсь.

Я поправляю ему бабочку, мы выходим из ресторана через запасной выход и и идем гулять.

Ник ведет нас, направляет. Как я уже говорила сотню раз, я не знаю город. Я не понимаю, мимо чего мы проходим, на какую улицу сворачиваем и что оставляем позади. Хотя Ник и пытается очень кратко рассказывать о том, что вокруг, но в общем и целом, я просто наслаждаюсь его голосом, его обществом и точно не запоминаю названия улиц и памятники. Я просто полностью погружаюсь в него и в наш вечер.

Разговор завязывается у нас сам собой. Сначала мы болтаем о мелочах, о повседневном и ни о чем в итоге. Потом мы как-то плавно подходим к теме Кости и его бешеной девушке.

– Ты знаешь эту Алину? – Спрашиваю Ника, пока мы стоим у зебры в ожидании зеленого света.

– Да, мне довелось узнать ее раньше, чем тебе и в более мирной обстановке. Она не плохая. – Он смотрит на меня. Я киваю. – Мы виделись с ней пару раз на вечеринке у знакомых, я не могу ничего дурного сказать о ней.

– Ого, ты знаешь, что такое «вечеринка»? – Притворно изумляюсь.

– Представь себе, – усмехается Ник. – И мне знакомо это грешное искушение.

– Поражена в самое сердце. – Улыбаюсь.

Загорается зеленый и мы переходим улицу.

– Она всегда так ведет себя по пьяне? – Вновь возвращаюсь к теме Алины.

– Я не видел ее пьяной раньше. Кажется, их расставание с Костей не пошло ей на пользу. Хочешь мороженое? – Ник кивает на киоск.

– Почему бы и нет.

Мы покупаем себе два рожка. Я доверяю Нику выбор, он берет мне рожок с шоколадным, ванильным и фисташковым шариком. Я ненавижу фисташковое мороженое, но не говорю ему об этом. При этом съедаю все, до последней крошки. А потом еще облизываю пальчики и благодарю за угощение Никиту.

После мороженого нам страшно хочется пить и мы заходим в супермаркет. Бродим мимо рядов и продолжаем болтать. Ник много улыбается, что невероятно вдохновляет мен каждый день устраивать у него в ресторане неудачные свидания, чтоб потом вот так гулять.

В итоге мы покупаем бутылку с водой и выходим. Ник, кстати, в тайне еще покупает мне большой и разноцветный леденец. Хотя я сказала ему, что в детстве всегда боялась есть такие, потому что думала, что у меня склеятся кишки. Он громко засмеялся, и я подумала, что нужно почаще ему рассказывать такие нелепые вещи о своей жизни.

Когда Ник рассказывает про ресторан, у меня в сумочке начинает вибрировать телефон. Сначала пробегает мысль проигнорировать, но я отгоняю ее. Это как-то совсем эгоистично и безответственно. Тем более, вдруг мама звонит?

Беру телефон.

Лиза.

– Извини, я отвечу? Просто скажу, что перезвоню потом. – Смотрю на Ника. У него снова покосилась бабочка и меня так и подмывает поправить ее.

– Конечно, поговори! Я не против.

– Алло, Лиз я…

– Алло, Анька! Ну, наконец-то! Ты где пропала, подруга? Не пишешь, не звонишь! Чем это ты там таким занята, что даже лучшей подруге позвонить не можешь? – Она выстреливает все реплики, как пулемет. Я едва успеваю осознавать смысл сказанных ею слов и запоминать. В этом вся Лиза.

– Лиз, мне сейчас не очень удобно говорить, давай я перезвоню позже? – Аккуратно и вкрадчиво спрашиваю у подруги, чтоб не обидеть.

– Ты на работе? – Резко и насторожено спрашивает она. А ведь прекрасно знает, что сейчас уже далеко не мое рабочее место. Заподозрила что-то

– Не совсем…Я немного занята.

– Ты с ним что ли? – Кричит он так громко, что у меня звенит в ушах. Готова поспорить на миллион рублей, что Ник услышал это. Не мог не услышать этот ультразвуковой выстрел. – Боже, у вас свидание? – Еще громче. Ник поворачивается ко мне. Точно слышал.

– Лиз, я перезвоню. – Я быстро отключаюсь и убираю телефон. Смотрю на Ника: он смотрит вперед и совсем не подает вида, что стал свидетелем чего-либо. – Извини, просто Лиз… – замолкаю и подбираю правильное слово. Но его нет. – … просто она такая и все.

– Все хорошо. Ты не замерзла? Прохладно, вроде.

– Нет, твоя футболка прекрасно греет. – Показываю на черную майку с ярко-алым цветочным принтом. А еще она безумно вкусно пахнет Ником. Пару раз я даже не удержалась и понюхала ее, пока Никита не видел. Ужасно стыдно признаваться в таком, но для меня это дико. Вот такие низменные желания: потрогать, понюхать – новинка в моей жизни. Я точно одержимая стала. И даже не пытаюсь это больше остановить. Не осекаю себя, когда думаю о том, какой он симпатичный или как красиво падает на него лунный свет. Я перешла к заключительной стадии: смирение.

Не проходит и пяти минут, как уже звонит телефон Ника. Он извиняется и отвечает. По его коротким ответам я понимаю, что сейчас ему нужно будет куда-то ехать или идти. И настроение мое падает с высоты седьмого этажа и разбивается об асфальт. Так хотелось, чтоб вечер не заканчивался. Ник, кажется, хочет того же, потому что несколько раз спрашивает точно ли они в чем-то уверены, нельзя ли, как раньше… Когда он кладет трубку и смотрит на меня извиняющимся взглядом, я понимаю: точно и нельзя.

– Прости, ты сама все слышала. Я пытался. – Он запускает пальцы в волосы и слегка ерошит их. Ему совсем неловко прощаться со мной вот таким образом.

– Все хорошо. Тем более, я немного устала и уже с радостью бы отдохнула. Это был сумасшедший вечер.

Ложь, ложь, откровенная ложь. Я всю ночь готова была ходить вот так с ним. И я ходила бы, несмотря на ноющую боль в ногах от каблуков, несмотря на то, что все-таки немного замерзла. Несмотря на то, что завтра на работу. Ходила бы.

– Тогда… – Он смотрит на меня, потом оборачивается, смотрит назад и снова на меня. Его будто что-то разрывает изнутри.

– Давай, вызовем такси. – Предлагаю. Я понимаю, что он ни за что не предложил бы мне этого, не смог, не позволила бы его совесть.

– Точно? Мы можем вернуться обратно, я возьму машину и довезу тебя. Думаю, меня смогут подождать еще полчаса.

Я представляю весь этот путь обратно, ноги возмущенно взрываются болью. Да и в полчаса мы не уложимся точно, а по его виду, он чем-то очень взволнован.

– Все хорошо. Это будет удобнее всего. – Я киваю. – Правда.

Ник еще несколько раз перекидывает взгляд с меня на несущиеся машины, потом сдается и кивает мне в ответ. Достает телефон и вызывает такси. Машину мы ждем в тишине. Я тереблю края его футболки, он трет шею, разглядывая наши ноги. Боже, если он даже смущается красиво.

Подъезжает такси. Ник идет первый, открывает пассажирскую дверь, что-то говорит водителю и дает деньги. Тот кивает и охотно забирает купюру.

Когда-то Лиз мне говорила, что если парень оплачивает тебе такси, то встреча автоматически перерастает в свидание. Если так, то мне все нравится.

Ник закрывает пассажирскую дверь, открывает заднюю передо мной.

– Тебе, наверное, надо отдать футболку. – Спохватываюсь я, берусь за узелок, чтоб развязать, но Ник останавливает меня. Просто кладет свои руки поверх моих. Мгновенное тепло разливается по телу.

– Не надо. Дома отдашь.

Не отдам. Я понимаю, что не отдам, если он сам не попросит раза три, как минимум. А еще я понимаю, что сегодня я запру свою дверь и буду спать в ней.

Ник не убирает руки, хотя я бросила попытки развязать футболку. Сердце истерично бьется в моей груди. Будь это настоящим свиданием, сейчас должен был бы случиться поцелуй. Робкий, первый.

– Хочу, чтоб ты знала, в моих планах этот вечер не заканчивался так, – говорит он на пол тона тише, чем обычно.

– В моих тоже. Но даже в таком варианте, мне все понравилось. Спасибо.

Дальше должна последовать фраза, что мы его повторим или что-нибудь в этом духе, но ее нет. Хотя я вижу, как отчаянно он хочет что-нибудь ответить мне. Увы, сигнал проезжающей машины разрушает всю романтику. Ник убирает руки, мои безвольно падают тоже.

– Запиши мой номер и позвони, как доедешь. – Говорит Ник, снова хватаясь за открытую дверь такси.

Я достаю телефон, записываю номер, прощаюсь с Никитой, не глядя ему в глаза, сажусь в такси и уезжаю. Последнее, что я вижу, как разворачивается и идет в обратную сторону широким шагом. Он почти бежит.

Глава 8

Футболку Ника я не отдаю. Не стираю, не показываю никому и каждую ночь укладываю ее с собой спать. Кладу прямо на подушку, как полноправного гостя в моей кровати, обнимаю и долго-долго вдыхаю ее запах, пока голова не начинает кружиться от таких интенсивных дыхательных упражнений. Так и засыпаю с ней, предварительно заперев дверь в комнату на замок и подставив под нее стул, чтоб наверняка. Наверное, со стороны это смахивает на психическое расстройство. Уверяю вас, так и есть. Меня не хило заклинило на Нике. Он – все, о чем я могу думать. На работе, дома, даже во сне. Не в плане, что он мне снится, скорее мне снится, как я думаю о нем. Хотя лучше, конечно, снился бы он. Я миллион раз перекрутила в голове нашу прогулку, особенно наше прощание: как его руки накрыли мои, выбив из легких весь воздух; какой проницательный и многообещающий был его взгляд, когда он говорил, что представлял себе этот вечер иначе. Вот только, как он его представлял, блин? Потому что я тоже представляла множество вариантов и в каждом из них мы целуемся. Интересно, чем в его фантазиях мы завершаем нашу прогулку – тире – свидание.

Сегодня прошла ровно неделя, как мы гуляли. Запах с его футболки выветрился почти окончательно – невосполнимая утрата. И я решила, что будет лучше вернуть ее владельцу, так как дальнейшее оттягивание этого может создать некоторую проблему с объяснением.

Перед работой я тихонько пробираюсь в его комнату – его там нет – и оставляю выстиранную футболку на кровати с запиской. Всего-то обычное «спасибо», а ведь так много хочется сказать.

Как и завелось у нас в новой «семье», мы почти не видимся. Мы с Ником пропадаем на работе, а Макс просто где-то пропадает. Я вижу его только мельком и даже успела соскучиться.

Но сегодня вечером все должно измениться. Макс сообщил, что сегодня он устраивает скромную вечеринку-барбекю. Из приглашенных только его два друга одинаковых, Ник и я. Если, конечно, можно верить его словам. Ведь, если вы помните, то и он ту разрушающую вакханалию называл скромной вечеринкой.

Ну, а пока до вечера еще далеко, я со спокойной душой иду на работу. Когда в магазине я вижу Костю, то я немного удивляюсь. Хоть с того вечера мы не виделись больше, он прислал мне много смс искрящихся сожалением и переполненных извинениями. Я не держала на него зла, поэтому легко простила ему эту ситуацию и отпустила. После мы переписывались еще, он даже добавился в друзья в социальных сетях, но намеков на свидания больше не было. Что радует меня, несомненно. Как друг он мне импонирует, как парень он – Алинин.

– Привет, – Костя здоровается слегка смущенно, почесывая макушку. – Мама попросила открыть магазин, она немного задержится.

– Привет, хорошо. – Киваю. Бросаю свою сумку на стул и иду в холодильник за букетами, которые нужно выставить на витрину. Костя стоит, переминаясь с ноги на ногу. Ох, как же ему неловко. – Можешь помочь, если хочешь.

– Эм… – оживает он и дергается. – Могу. Вот только… Я далек от всего, что связано с цветами. – Смотрит на меня виноватыми глазами. – Очень далек.

– Ничего, я помогу тебе разобраться. Тем более, я не требую от тебя работы с цветами. Просто выноси вазы и ставь перед прилавком, а я буду выносить букеты. Справишься?

– Да, конечно.

Мы проделываем всю работу в десять минут, и вот Костя уже стоит передо мной, вытирая руки о свои джинсовые шорты.

– Ну, а мама говорила, что я бесполезен. Не забудь ей похвалить меня, потому что если скажу я, она ни за что не поверит. – Он улыбается.

– Хорошо. – Я даже не сдерживаю свой смех.

– Ань, – начинает Костя так тихо, что смех пропадает. Ох, чувствую, то сейчас он захочет затронуть тему, которую я намеревалась обойти. – Я хочу еще раз извиниться перед тобой лично. Хочу извиниться за себя, за Алину и вообще за весь вечер.

– Давай, почему нет? Я приняла твои извинения сто раз, приму и сто первый. – Я корчу маску «это нелепо» и пожимаю плечами.

– Одно дело написать, а другое лично. Мне действительно жаль.

– Все хорошо. Этот вечер, он изначально начался как-то неправильно.

– Я полностью согласен. – Он кивает и облегченно выдыхает, будто сбросил со своих плеч горку вины. Но по глазам видно, что он намеревается сказать что-то еще.

– Надеюсь, ты не будешь просить меня о повторном свидании, потому что во второй раз мне может так не повезти, и Ника не будет рядом. А у меня, знаешь, напряженные отношения с кровью. – Жалкая попытка отшутиться умирает в зародыше. Костя еще больше напрягается.

– Вообще-то, я хотел сказать…Просто, не знаю… – Он сует руки в карманы и вертит головой по сторонам. – Мы с Алиной помирились, вроде как. Так что, никакого повторного свидания не будет точно. Не знаю, решил, что должен тебе это сказать.

– Ох.. – Теперь мне неловко за свою идиотскую шутку. – Что ж, я рада. Правда. Вы хорошая пара, и она действительно тебя любит. – Он поднимает одну бровь в немом вопросе «Когда ты успела это понять», я тут же тороплюсь добавить: – Ну, мне Ник сказал.

– Да…Тогда, никаких обид? Потому что ты реально крутая, и я хотел бы остаться с тобой в дружеских отношениях? – Он протягивает мне руку.

– Конечно! – Я с радостью протягиваю ему свою, и мы заключаем мир рукопожатием. – Как-нибудь пригашу вас на дружеский обед, например. Только стаканы будут пластиковые, ничего личного.

И вот теперь он смеется. У меня с груди тоже падает определенный груз. Я не хотела обижать Костю своим отказом, и не придется. Судьба все сделала, как нельзя лучше. Угроза сотрясения того стоила. Не то, чтобы Костя был настолько плох, чтобы открещиваться от него всеми способами, но в качестве друга он привлекает меня намного больше. В то время, как в качестве парня меня привлекает сейчас только один индивид. И я увижу его уже вечером!

В животе вспорхнула стайка бабочек – это к серьезной влюбленности, если верить интернет-статьям.

Вечер. Мое нетерпение достигает предела: не знаю, куда деть свои руки и саму себя полностью. Постоянно пью лимонад, потому что сушит горло. Уже дважды за два часа сменила наряд – потею от волнения. Хотя, казалось бы, чего мне переживать? Мы будем не одни. Далеко не одни, к моему разочарованию. Но я все-таки чувствую, что в этот вечер должно все измениться. Я хочу верить в это. Хочу верить, что когда все напьются и уйдут, мы останемся одни, и он завершит вечер так, как хотел он. И я разрешу ему это сделать. Разрешу, потому что все мои отговорки потеряли свою силу, разрешу, потому что мне самой хочется этого. Разрешу, потому что я наконец-то призналась себе, что влюблена в Ника. Я даже сказала это вслух.

Правда, у себя ванной и шепотом, но это уже большой шаг.

Гостей пока нет. Я накрываю на стол и слежу за Максом, который разводит огонь. Он очень напряжен и совсем не весел. Мне хочется подойти и спросить у него, что его тревожит, но мне кажется, он не готов делиться этим со мной. С Ником – возможно, но не со мной.

Еще я чувствую, что он отдалился от меня и даже сестренкой называет реже. Думаю, могла ли я его чем-то обидеть? Может, мне стоит извиниться?

Пиликает мой телефон.

СМС от Лизы. Она уже знает о предстоящей вечеринке и просит меня каждые полчаса присылать ей фото с места событий.

Лиза: «Эй, где мои фото? Уже 45 минут прошло с последнего твоего сообщения!»

Я: «За эти 45 минут ничего не изменилось. Его нет.»

Лиза: «Он вообще придет?»

Я: «Уже не уверена. Макс точно его пригласил?»

Лиз: «Не знаю. Сейчас спрошу у него.»

И сразу же приходит следующая смс:

“Ань, ты ненормальная? Я откуда могу знать? Ты там уже напилась что ли?”

Я: “Нет, извини. Кажется, я немного трушу.”

Лиз: “Выпей.”

Я: “Лиз, у тебя на все один совет. Он уже устарел, придумай новый.”

Лиз: “Зря ты так, хороший совет. Выпей и страх отступит.”

А почему б и нет? Напиваться я не буду, а вот успокоить нервишки очень даже можно. Тем более, я ведь тоже хочу этим вечером отдохнуть и расслабиться.

Я беру со стола виски, наливаю немного в стакан, разбавляю колой и выпиваю стакан залпом. Морщусь. Кажется, пропорции были неравны. Я выдыхаю воздух, который, кажется, жжет все внутри, как огнем. Не знаю, как успокоить нервы, но вот поднять температуру моего тела – с этим он справляется сразу же. Ну вот, сейчас опять вспотею!

Слышу шелест колес по подъездной дорожке. Сердце пускается вскачь и прочь из груди. Куда-то в пятки, наверное. Я поправляю прическу: свой почти идеальный неряшливый хвост. Одергиваю юбку, поправляю топ. Готова встретить парня своей мечты!

Но вместо парня мечты я встречаю Тима и Диму. Они идут прямиком ко мне, проигнорировав крики Макса. Мой боевой дух сдает позиции, я выдыхаю, плечи опускаются. Не слишком ли видно мое разочарование? А даже если и видно, плевать. Я не обязана делать вид, что очень рада их видеть.

– Аня, привет! – Первый ко мне подходит…Эм…

– Привет…

– Тим. – Он ничуть не оскорблен. Привык, наверное.

– Привет, Тим. – Улыбаюсь дружелюбно.

– Привет. – К нам подходит Дима.

– Привет. – Поднимаю руку в приветственном жесте.

– Мы тут алкоголь принесли, – Тим поднимает руки, в которых по две бутылки золотистого напитка. – Куда ставить?

– На стол пока, а потом разберемся.

– Отлично. – Тим водружает все бутылки на стол и уходит к Максу.

– Как твои дела? – Интересуется Дима, приблизившись еще на шаг ко мне.

– Все замечательно.

Я поглядываю на свои наручные часы. Стрелка перевалила уже за девять вечера. Где он может быть? Гости собрались, долго нам еще ждать Ника?

– Кого-то ждешь? – Спрашивает Дима, сверкнув огоньком в глазах. Все-таки что-то пугает меня в этом парне.

– Нет. Разве что только хваленые сосиски Макса и куриные ляшки. – Напряженно улыбаюсь. – Эм…Хочешь выпить? – Показываю на колу и виски.

– Дима, ты можешь подойти? – Кричит Макс.

– Одну минуту! – Громко отвечает Дима, не сводя с меня глаз. – Я сегодня за рулем, но могу поддержать тебя колой.

– Что ж, да, давай. – Я поворачиваюсь к столу и физически чувствую блудливый взгляд Димы, гуляющей по моей спине. Быстро наливаю в стакан колу, себе в стакан немного добавляю виски. – Держи, – протягиваю стакан парню.

Забирая его, он «случайно» касается моих пальцев. Я вздрагиваю. У него ужасно холодные руки, как у мертвеца. Мне стало даже немного жутко.

– Эй, чертов засранец! – Появление Макса можно назвать спасительным, не меньше. Ибо, если б о не появился, Дима бы сожрал меня своими хищными глазками. – Я вообще-то звал тебя!

Макс смотрит на стакан в моих руках и его брови ползут к переносице. Он поднимает глаза на меня и одаривает жутко осуждающим взглядом. Мне хочется бросить стакан и извиниться, но я вовремя напоминаю, что уж кто-кто, а он точно не имеет право упрекать меня. Сам-то очень падок на алкоголь и уже за вечер выпил три бутылки пива.

– Не увлекайся, – коротко бросает мне Макс, затем хватает Диму и утаскивает прочь.

Становится немного стыдно. Я ставлю стакан на стол и падаю на стул рядом. Может, сказать, что у меня болит голова и уйти? Нет, ну правда. Что я тут делаю? Ради чего все это? Ради того, чтоб провести в компании Никиты лишние пару часов? Это того стоит, но мне хотелось бы, чтоб это случилось при других обстоятельствах.

Снова подает голос мой телефон. Я уже мысленно ругаю Лизу за то, что она впрямь решила бесить меня весь вечер, но когда вижу от кого пришло смс, едва не падаю в обморок от счастья.

Ник: «Привет. Можешь передать Максу, что я немного задержусь? И еще, припрячь для меня немного еды. Я знаю, что эти парни и крошки на тарелке не оставят, а я жутко голодный» и улыбающийся смайлик в конце.

На лице зажигается улыбка в сотни ватт, а я пишу ответное смс:

«Привет, хорошо. Обещаю драться за твою долю до первой крови.»

Ник: «Обойдемся без крови. Скоро буду».

И в этот самый момент я решаю, что дождусь его, как бы скучно мне тут не было. Как бы ни хотелось сбежать к себе в комнату, я просижу тут ровно столько, сколько потребуется, чтобы увидеть Ника. И даже испытующий взгляд Димы с другого конца двора меня не смутит и не сорвет мне мой план. И чего только уставился этот парень? И почему Максим так бурно реагирует, когда он рядом?

Дзыньк.

Опять смс. Теперь точно от Лизы:

«А-а-а-аня!»

Навожу камеру на парней, делаю фото и отсылаю подруге.

Лиза: «О-о-о, гости. Все подошли?»

Я: «Еще нет.»

Лиза: «Ждешь?»

Я: «Теперь да»

Мясо подают через пятнадцать минут, и мы садимся за стол. Рядом со мной усаживается Дима, а Макс и Тима – напротив. Первый тост озвучивает Тима, потом мы минут пять усердно жуем, не отвлекаясь на ненужные разговоры. Мясо получилось действительно вкусным. Максим приятно удивил меня. Вот уж не думала, что он в чем-то может быть так хорошо.

Вторым тост произносит Дима и звучит он так:

– За нашу прекрасную… – Смотрит он исключительно мне в глаза. Всегда. Будто специально вызывает у меня смущение. – …компанию.

– Аня, а ты любишь коктейли? – Вдруг обращается ко мне Тима.

– Некоторые.

– Отлично, потому что, если тебе Макс не рассказывал, мы с Димой всерьез намерены вывести формулу самого вкусного коктейля в мире.

– М-м-м, – протягиваю я, дожевывая мясо. – И как успехи?

– Пока мы пришли только к одному: в этом мега-коктейле обязательно должен быть лед. Все остальные ингредиенты пока мы не нашли, но очень скоро это случится, и тогда все люди мира перестанут пить ту гадость, что им наливают в клубах и будут пить только наш коктейль. – Тим говорит это таким голосом, точно презентует машину времени, не меньше.

– Это очень… – я взмахиваю вилкой в воздухе, закусив губу, чтоб не рассмеяться, – … грандиозный план на жизнь.

– Попахивает сарказмом. – Возмущается Дима.

– Попахивает? Брат, да она не верит в нас! – Тим с грохотом бросает вилку на стол и откидывается на спинку стула. – Но мы докажем тебе. И всем докажем.

– Вы уже придумали название для этого коктейля будущего? – Усмехаюсь.

– Эй-эй, – взмахивает руками Тим, – больше уважения, милочка. Ты, возможно, сейчас дерзишь будущим нобелевским лауреатам.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю