290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Ректор моего сердца (СИ) » Текст книги (страница 8)
Ректор моего сердца (СИ)
  • Текст добавлен: 28 ноября 2019, 15:30

Текст книги "Ректор моего сердца (СИ)"


Автор книги: Лидия Миленина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 31 страниц) [доступный отрывок для чтения: 11 страниц]

Глава 15

Весь день до вечера я читала лекции и проводила практические занятия. И думала про нашего ректора между делом.

Надо же… Получается, у него интересная и непростая была судьба. Большой удар в юности и потом стремительный взлет. Причем всего он достиг сам. Может быть, поэтому он и был строг, например, со мной? Мол, давай, добивайся всего сама, поблажек не будет, как не было их у меня. И, может быть, поэтому он так четко сказал про «сыграть по-крупному» – предлагает мне такой же взлет? Вернее попробовать взлететь.

К тому же он как-то неожиданно вырос в моих глазах как мужчина. По-прежнему, было неприятно вспоминать его жесткий тон и строгость… Но это «она будет моей» и стремительная победа в отборе придавали ему мужественности и трогали мое сердце. В глубине души, наверное, многие женщины мечтают, чтобы кто-то сказал так про них и приложил все усилия, чтобы добиться своего. Мы, женщины, любим, чтобы нас добивались…

Это меня никто не добивается, пронеслось в голове. Даже Кристан со вчерашнего дня. Думать о Кристане оказалось неожиданно больно. Мне хотелось побыть рядом с ним, ощутить его надежную земную твердость, поделиться всем, что случилось. Но, во-первых, я знала, что теперь прежняя степень доверия вряд ли возможна. А во-вторых, Кристан пропал.

Весь день я ждала, что он по-дружески зайдет узнать, как у меня дела. Поинтересуется, чем закончился визит к ректору – меня ведь вызвали у него на глазах! Но Кристана не было.

Не пришел он и вечером, когда я сидела в своей комнате и снова начала волноваться о ментальной проверке. А как не волноваться? Ректор обещал помочь. Но как именно он это сделает? Вдруг это пустое обещание, и он тут не властен…

Я отгоняла эту мысль, говорила себе: каким бы ни был Герат, он человек слова.

Я уже собиралась лечь спать. Ранним утром все, приглашенные на отбор, вместо обычной работы, должны явиться на проверку в специально отведенную приемную. День предстоит сложный, нужно выспаться, несмотря на тревогу. Но вдруг в дверь постучали, и она издала переливчатый звук.

Я открыла, подумав, что это Кристан. Но на пороге стол смутно знакомый мне молодой мужчина из администрации. В руках у него была большая коробка.

– Добрый вечер, вы, должно быть, ошиблись, я ничего не заказывала.

– Добрый вечер! – вежливо ответил мужчина. – Давайте проверим… Вы ведь Илона Гварди, младший преподаватель кафедры пресноводной магии?

– Совершенно верно.

– Тогда это для вас. Вам посылка от ректора Ванирро.

– Посылка? – изумилась я. И отступила в сторону, чтобы мужчина смог войти и поставить коробку на стол.

– Да, тарра Гварди, – улыбнулся он. – Я не знаю, что там. Но таросси ректор просил передать, что, если потребуется, инструкция по использованию в коробке.

Я растерянно поблагодарила его и закрыла дверь.

Что же это такое? Что вообще может прислать мне ректор? И главное, зачем? А в груди растеклось радостное предвкушение, словно я была ребенком, которому неожиданно принесли подарок. Только этого не хватало! Так могут оправдаться слухи, что «ректор шлет мне дорогие подарки».

Подарок действительно оказался дорогой. Когда я открыла коробку, обнаружила там вытянутый шар, похожий на аквариум, в котором метались серебристые молнии-вспышки, скручивались в водовороты, снова становились молниями.

Портативный телепорт. Устройство, которым пользовались лишь самые состоятельные люди или официальные учреждения.

Нужно вернуть обратно, подумала я. Или это обидит его? Как лучше? Ладно, сначала прочитаю, что написано в письме.

Из коробки вывалилось две бумажки – одна сложенная вдвое с огненными вензелями, явно письмо от Герата. И инструкция.

Я развернула письмо.

«В следующий раз, когда решите написать мне заявление, воспользуйтесь этим», – так начиналось письмо, и я прямо-таки воочию увидела лукавую усмешку ректора. Дальше оно было лаконичным: «P.S. Завтра опоздайте на проверку примерно на полчаса. P.P.S. Не вздумайте вернуть телепорт, карать буду безжалостно». Мне представилась еще одна его усмешка.

Не очень-то страшно. Но, пожалуй, и верно не стоит возвращать. Главное, чтобы никто не узнал об этом подарке и не начал распускать слухи. Хотя… Какая мне теперь разница? Объявят фавориткой ректора – ничего страшного. Теперь не так страшно.

Инструкция не понадобилась, я умела пользоваться телепортом. На одном из курсов по общей магии, мы знакомились с этим магическим устройством.

Я взяла бумагу и написала: «Благодарю за подарок», кинула его в «аквариум» и поводила рукой у основания. На нем начали кружиться варианты, написанные синими буквами, куда я могу отправить послание. Я выбрала «Академия», дальше «Ректорская», покрутила еще, предлагалось «приемная ректора», «старший проректор», «личный кабинет ректора». Хм… Мне послать на «личный кабинет ректора»? Пока я думала, на крышке вдруг высветились крупные красные буквы «личный телепорт Герата Ванирро».

Вот ведь, додумался указать мне, куда слать сообщения. Я бросила в надпись небольшой сгусток силы. Молнии в «аквариуме» взбесились, закрутили бумажку, и вскоре она исчезла.

Не прошло и двух минут, как телепорт тихонько запиликал, и в нем появилось новое письмо. «Не забудьте опоздать», – гласило оно.

Ну хорошо, подумала я. Вероятно, он заодно сообщает, что я должна сделать, чтобы проверка прошла правильно.

Опоздать несложно. Более того, это возможность поспать лишние полчаса.

Когда я раздевалась, мылась, укладывалась, улыбалась до ушей. Выходка ректора с телепортом была неожиданной и… приятной. Он нее внутри все так же растекалось сладкое чувство. Ну точно, как ребенок, подумала я про себя. Видимо, мне просто давно не дарили подарки.

Утром в дверь постучалась Тэя. На всякий случай я накрыла покрывалом телепорт, чтобы не привлекал внимания, и открыла.

Лицо у Тэи было взволнованное:

– Илошка… Ты простишь нас? – спросила она, чуть не плача. Водная, подумала я. Расчувствовалась почему-то и готова разрыдаться.

– Да за что? – улыбнулась я, взглянув на часы. Я еще толком не оделась и не подготовилась. Так что заболтаться с Тэей, а потом приводить себя в порядок – хороший способ опоздать на проверку. Я была рада ее приходу.

– Мы совсем тебя забросили вчера! Даже не спросили, как ты сходила к ректору!

– Да нормально все, – я приобняла подругу и завела в комнату. – Хорошо сходила. Решила участвовать в отборе.

– Правда? – глаза Тэи засветились искренней радостью. Не все такие, как Ларисса. Тэя – настоящий друг и не хотела попасть в отбор сама. Тем более, что она помолвлена с Виктором, им осталось дождаться разрешения на «объединение стихий в браке». Кстати, от Тэи исходил легкий аромат мужских стихий. Значит, ночью она была близка с женихом… При сексе двух стихийников происходит обмен силой, и несколько часов после этого каждый из них владеет двумя стихиями противоположного пола дополнительно к своим. При постоянной связи, как у ректора и Великой, или в браке стихийных, постепенно пропитываешься силой другого пола и обретаешь власть над всеми стихиями. Для этого ректору и нужна Великая…

– Правда?! – звонко повторила Тэя. – То есть, может быть, у нас будет водная Великая!? Говорят, такого не было полторы тысячи лет!

– Да, – улыбнулась я. – Огненные и воздушные больше любят власть, потому и оказываются на этих должностях…

– Ты права. Мне вот этого всего… совсем не нужно. Слушай, ну в общем, хорошо, что ты не сердишься… Просто мы все вчера… были с Кристаном.

– Что с ним?! – испугалась я.

Тэя опустила глаза. Видимо, ей стыдно было рассказывать.

– Понимаешь… – она вдруг решительно подняла на меня взгляд и начала быстро говорить правду, словно убрали запруду, и бойкая речка побежала по камешкам с горы. – Илон, ну ты ж не слепая! Ты же знаешь, что он тебя… к тебе неравнодушен! Ну и вот вчера, когда тебя к ректору вызвали… Он просто обезумел. Ходил по залу из угла в угол, на людей натыкался… Мы едва удержали его, чтобы за тобой не побежал. А потом… Кристан выпил…. Как все мы. Больше него, наверное, только Виктор, хоть он и думает, что я не заметила, – она рассмеялась и продолжила напряженно и серьезно: – Ну и вот… Знаешь, есть такая водная лаборантка с кафедры бытовой водной магии? Маленькая, рыженькая такая… Вилесса.

– Знаю, конечно, – сказала я. Вот, значит, что за маленькая девушка была в объятиях Кристана. Я-то не смогла узнать ее тогда.

– Ей всегда он нравился, она как давай… вешаться на него. Мы вообще-то обрадовались. Ну ты пойми! Обрадовались, потому что, может, он утешится, заведет девушку… Сколько можно по тебе страдать, раз ты к нему ничего не чувствуешь?!

– Да я понимаю, Тэя, – я успокаивающе погладила ее по предплечью. – Я тоже так считаю. – И?

– Ну и он ушел с ней…

– Я знаю! Ничего! – ляпнула я.

О Господи! Ну что же такое! Всю жизнь храню секреты, а тут так по-дурацки проговорилась. Вот ведь тоже… водная! Но сказала «а», нужно говорить и «б».

– Знаешь? – изумилась Тэя.

– Да, – я решила все же не говорить всю правду. – Позавчера я решила зайти к Кристану, посоветоваться с ним как с другом после разговора с ректором… И видела их около комнаты.

– Ну хорошо тогда, раз знаешь, – Тэя облегченно вздохнула. – А дальше, знаешь, что произошло? Короче, эта малышка Вилесса здорово его утешила. Ну и он, говорит, посреди ночи сделал ей предложение… А она согласилась. Проснулся Кристан, а рядом с ним невеста щебечет, мечтает, как они будут жить и жениться… Он пытался все к шутке свести, но девушка то ли не понимает, то ли делает вид, что не понимает. А Кристан – он же маг слова у нас. Сказал женюсь – надо жениться. В общем, вот… Когда он кое-как от нее отвязался до вечера, пришел к нам. Мы весь день его успокаивали и думали, что делать. Он все повторяет, что честь велит ему жениться на ней. Но тогда он умрет, потому что для него ты будешь потеряна… Ну а позвать тебя было как-то некстати тогда.

Вот ведь, додумался указать мне, куда слать сообщения. Я бросила в надпись небольшой сгусток силы. Молнии в «аквариуме» взбесились, закрутили бумажку, и вскоре она исчезла.

Не прошло и двух минут, как телепорт тихонько запиликал, и в нем появилось новое письмо. «Не забудьте опоздать», – гласило оно.

Ну хорошо, подумала я. Вероятно, он заодно сообщает, что я должна сделать, чтобы проверка прошла правильно.

Опоздать несложно. Более того, это возможность поспать лишние полчаса.

Когда я раздевалась, мылась, укладывалась, улыбалась до ушей. Выходка ректора с телепортом была неожиданной и… приятной. Он нее внутри все так же растекалось сладкое чувство. Ну точно, как ребенок, подумала я про себя. Видимо, мне просто давно не дарили подарки.

Утром в дверь постучалась Тэя. На всякий случай я накрыла покрывалом телепорт, чтобы не привлекал внимания, и открыла.

Лицо у Тэи было взволнованное:

– Илошка… Ты простишь нас? – спросила она, чуть не плача. Водная, подумала я. Расчувствовалась почему-то и готова разрыдаться.

– Да за что? – улыбнулась я, взглянув на часы. Я еще толком не оделась и не подготовилась. Так что заболтаться с Тэей, а потом приводить себя в порядок – хороший способ опоздать на проверку. Я была рада ее приходу.

– Мы совсем тебя забросили вчера! Даже не спросили, как ты сходила к ректору!

– Да нормально все, – я приобняла подругу и завела в комнату. – Хорошо сходила. Решила участвовать в отборе.

– Правда? – глаза Тэи засветились искренней радостью. Не все такие, как Ларисса. Тэя – настоящий друг и не хотела попасть в отбор сама. Тем более, что она помолвлена с Виктором, им осталось дождаться разрешения на «объединение стихий в браке». Кстати, от Тэи исходил легкий аромат мужских стихий. Значит, ночью она была близка с женихом… При сексе двух стихийников происходит обмен силой, и несколько часов после этого каждый из них владеет двумя стихиями противоположного пола дополнительно к своим. При постоянной связи, как у ректора и Великой, или в браке стихийных, постепенно пропитываешься силой другого пола и обретаешь власть над всеми стихиями. Для этого ректору и нужна Великая…

– Правда?! – звонко повторила Тэя. – То есть, может быть, у нас будет водная Великая!? Говорят, такого не было полторы тысячи лет!

– Да, – улыбнулась я. – Огненные и воздушные больше любят власть, потому и оказываются на этих должностях…

– Ты права. Мне вот этого всего… совсем не нужно. Слушай, ну в общем, хорошо, что ты не сердишься… Просто мы все вчера… были с Кристаном.

– Что с ним?! – испугалась я.

Тэя опустила глаза. Видимо, ей стыдно было рассказывать.

– Понимаешь… – она вдруг решительно подняла на меня взгляд и начала быстро говорить правду, словно убрали запруду, и бойкая речка побежала по камешкам с горы. – Илон, ну ты ж не слепая! Ты же знаешь, что он тебя… к тебе неравнодушен! Ну и вот вчера, когда тебя к ректору вызвали… Он просто обезумел. Ходил по залу из угла в угол, на людей натыкался… Мы едва удержали его, чтобы за тобой не побежал. А потом… Кристан выпил…. Как все мы. Больше него, наверное, только Виктор, хоть он и думает, что я не заметила, – она рассмеялась и продолжила напряженно и серьезно: – Ну и вот… Знаешь, есть такая водная лаборантка с кафедры бытовой водной магии? Маленькая, рыженькая такая… Вилесса.

– Знаю, конечно, – сказала я. Вот, значит, что за маленькая девушка была в объятиях Кристана. Я-то не смогла узнать ее тогда.

– Ей всегда он нравился, она как давай… вешаться на него. Мы вообще-то обрадовались. Ну ты пойми! Обрадовались, потому что, может, он утешится, заведет девушку… Сколько можно по тебе страдать, раз ты к нему ничего не чувствуешь?!

– Да я понимаю, Тэя, – я успокаивающе погладила ее по предплечью. – Я тоже так считаю. – И?

– Ну и он ушел с ней…

– Я знаю! Ничего! – ляпнула я.

О Господи! Ну что же такое! Всю жизнь храню секреты, а тут так по-дурацки проговорилась. Вот ведь тоже… водная! Но сказала «а», нужно говорить и «б».

– Знаешь? – изумилась Тэя.

– Да, – я решила все же не говорить всю правду. – Позавчера я решила зайти к Кристану, посоветоваться с ним как с другом после разговора с ректором… И видела их около комнаты.

– Ну хорошо тогда, раз знаешь, – Тэя облегченно вздохнула. – А дальше, знаешь, что произошло? Короче, эта малышка Вилесса здорово его утешила. Ну и он, говорит, посреди ночи сделал ей предложение… А она согласилась. Проснулся Кристан, а рядом с ним невеста щебечет, мечтает, как они будут жить и жениться… Он пытался все к шутке свести, но девушка то ли не понимает, то ли делает вид, что не понимает. А Кристан – он же маг слова у нас. Сказал женюсь – надо жениться. В общем, вот… Когда он кое-как от нее отвязался до вечера, пришел к нам. Мы весь день его успокаивали и думали, что делать. Он все повторяет, что честь велит ему жениться на ней. Но тогда он умрет, потому что для него ты будешь потеряна… Ну а позвать тебя было как-то некстати тогда.

Глава 16

Когда я влетела в зал, опаздывала уже не на полчаса, а на три четверти часа. Сколько в точности будет девушек, я не знала, но в тот момент показалось, что на меня посмотрели не менее тридцати пар глаз. Затем послышалось шушуканье. Я же с громко бьющимся сердцем огляделась, куда бы мне присесть…

В большом зале вдоль стен по кругу стояли кресла, в которых сидели приглашенные девушки, ожидая очереди на проверку. Слева располагалась неприметная дверь, за ней в аудитории были Герат и комиссия по проверке с ментального факультета. У двери стоял молодой специалист с ментального факультета со значком на рукаве в виде двух глаз в обрамлении ресниц. В руках у него была папка, на которой лежал исписанный лист бумаги. Вероятно, он отмечал пришедших претенденток…

Увидев меня, он поспешил ко входу.

– Не иначе, Илона Гварди, с водного факультета?! – с ноткой возмущения сказал он.

– Да, это я. Приношу свои извинения за опоздание…

Шушуканье девиц за спиной усилилось. Видимо, им было интересно, что скажет опоздавшая нахалка, о которой и так уже ходят слухи. «Интересно, а что бы они сказали, если бы узнали про телепорт?» – подумала я, и вдруг стало смешно. А может быть, это от нервозности хотелось хихикать.

Молодой менталист пожал плечами:

– Извиняться придется перед комиссией, если их заинтересует факт вашего опоздания. Мне то что… Но помочь ничем не могу, вы будете последней в очереди. Тридцать второй. Вероятно, придется провести здесь весь день, – чуть ехидно закончил он.

Ага, вот, значит, как… подумала я. Опоздать было нужно, чтобы оказаться одной из последних в списке. Видимо, в самом конце проверки Герату будет легче спасти меня от настоящего копания в голове.

– Хорошо, – я кивнула. – Но хоть на обед отлучиться можно будет? – словно в жизни меня не волновало ничто большее, чем пропустить обед.

По залу пронеслось несколько женских смешков. Пусть лучше думают, что я дурочка, чем догадаются о правде, подумалось мне…

– Разумеется, нет! – возмутился менталист. – Кажется, вы не понимаете, что значит ментальная проверка! Вы находитесь на проверке с момента, как вошли в этот зал. Я должен отслеживать ваш фон, не захочет ли одна из вас… допустим, задушить остальных… Не опасны ли вы для общества. К тому же, выйдя, вы можете, например, вернуться с артефактом блокировки, – снова раздались смешки, на этот раз девушки смеялись над менталистом. Всем известно, что хорошим менталистам – вроде тех, что заседали за дверью – никакой артефакт не помеха. Парень растерянно повел плечами. – Ну вы зря смеетесь, девушки, – он явно расстроился, – это старинная традиция, давайте будем ее соблюдать…

– Давайте, – улыбнулась я, и послышалось несколько одобрительных вздохов. – Только неужели нас все же оставят без обеда?

Несколько девушек открыто рассмеялись. Видимо, утвердились в мысли, что вопрос обеда имеет для меня первостепенную значимость. Я заметила, как взгляды заскользили по моей фигуре, отыскивая участки, на которых могла сказаться любовь к еде. Впрочем, таких не было.

– Вот если бы вы не опоздали, то знали бы, что туалет – вон там, – менталист махнул рукой направо, где была еще одна дверь. – А обед вам подадут сюда. Тем, кто не пройдет проверку к обеду… – возмущенно передернул плечами и отвернулся от меня.

Я еще раз оглядела зал, чтоб понять, куда же мне сесть. Девушки затихли, тоже думая об этом.

Взгляд выцепил Лариссу. С двух сторон она была окружена воздушными: знойной брюнеткой в белом платье и миловидной блондинкой в голубом. Заметив мой взгляд, она сдержанно кивнула и принялась нашептывать что-то на ухо блондинистой соседке слева. Та в ответ захихикала. Мне показалось, что шепчутся они обо мне.

Я и не хотела сидеть рядом с Лариссой. Судя по всему, слухи распространяла именно она. Свободное место обнаружилось ближе к выходу в коридор, возле двух воздушных приятной наружности. Я направилась туда, когда меня окликнул едва знакомый голос.

– Илона, иди сюда, если хочешь!

Я обернулась на источник звука. Это была Керра Ти, третья из водных, приглашенных в отбор. Младший преподаватель и научный сотрудник кафедры водных монстров. Темноволосая, бледная, некоторые назвали бы ее красавицей. А еще считалось, что у Керры стервозный характер, как у большинства с этой кафедры. С чудищами же работают… Но сейчас она была единственной, кто открыто позвал меня сесть рядом и составить компанию.

– Благодарю! – громко ответила я и, не глядя по сторонам, высоко подняв голову, прошествовала к Керре. Раздалась новая порция шепотков.

Рядом с Керрой сидела светловолосая воздушная с правильными чертами лица. Крупная высокая девушка с королевской осанкой. А третье кресло было свободно.

– Присаживайся, Илона, – без улыбки, но доброжелательно сказала Керра. —

Илона, это Сара Бейль с кафедры воздушной физкультуры. Сара, это Илона Гварди с кафедры пресноводной магии.

– Очень рада, кивнула мне Сара и протянула руку.

– Я тоже, – ответила я. Пожатие у Сары оказалось неожиданно крепким для воздушной.

– Не ожидала, что у меня есть хватка? – рассмеялась Сара. А я заметила, что все девушки молчат и смотрят на нашу группку из трех человек. Наверняка, им интересно, с кем же будет общаться водная, которую ректор почтил неожиданным вниманием в последние дни.

Сделаю вид, что мне вообще наплевать на их взгляды.

– Признаюсь, и верно не ожидала, – улыбнулась я Саре.

– Это потому что я физкультурница, – заговорщицки наклонилась ко мне Сара. – Двадцать пять раз в воздухе сальто сделаешь или студенток нерадивых подсадишь в полет, и все – тело как каменное. Это только на представлениях все легкое и воздушное…

Я обрадовалась беседе на отвлеченные темы, и мы с Керрой и Сарой принялись обсуждать, как прошло прощание с Касадрой, кто как провел прошедшие летние каникулы, кто что пил на торжественном обеде позавчера… Правда, вскоре я узнала одну неприятную вещь. Керра была десятой в списке на проверку, Сара – семнадцатой.

Из двери в аудиторию проверки вышла первая претендентка – бледная хрупкая девушка. По ее щекам текли слезы.

– Неужели тебя не взяли? – раздалось со всех сторон.

– Нет, меня взяли! – девушка вытерла слезы, улыбнулась и опустилась в кресло отдохнуть. – Просто это очень страшно и сложно… – все наклонились вперед, чтобы лучше расслышать. – И они спрашивают то, о чем не хочется помнить… Это очень утомительно… Для них тоже!

Мы услышали, как менталист у двери произнес следующее имя:

– Дарна Квитто с кафедры бытовой воздушной магии, прошу проследовать и предстать перед комиссией!

Высокая и статная Дарна поднялась и вод всеобщими взглядами «проследовала» в аудиторию.

Первая претендентка еще немного поплакала на плече у соседки, потом пожелала всем удачи и радостная убежала. Для нее проверка закончилась.

Когда Дарна вышла спустя четверть часа, она не плакала. Но лицо ее было перекошено от злобы.

– Ну что?! – раздалось в зале.

Дарна встала в центре.

– Я допущена к отбору, – величественно произнесла она. – Магистр Герат даже произнес «добро пожаловать на отбор, тарра Квитто»! Но… это пытка какая-то! – ее лицо вдруг перекосило. – Да будь они… прок…

– Замолчите! – крикнул ей менталист со списком. Его звали Деррон Каусто. – Вы что не понимаете, что дело еще могут пересмотреть? Идите отсюда скорее… – он взял девушку под локоть и отвел к выходу. – Перекусите хорошенько, придите в себя…

После этих двух эпизодов стало ясно, что проверка была серьезным испытанием. Похоже, комиссия ко всему прочему пробуждала в претендентках отрицательные эмоции, характерные лично для этой девушки. А дальше… Может быть, смотрели, что это за эмоции, или как она с ними справится?

Пока что из отбора никто не вылетел. Но всем стало тревожно.

– Ну вылечу и вылечу! – сказала Керра, чтобы разрядить обстановку. Но достаточно тихо, чтобы, кроме нас с Сарой, ее никто не услышал. – Хоть и жаль, я уж начала подумывать, что стать Великой – не такая уж плохая идея! И ректор вполне ничего…

– Не волнуйся! – в тон ей с полушутливой бравадой произнесла Сара. – Пройдешь ли в отбор, и верно неважно. Потому что Великой стану я и окажусь возле ректорского тела… кхм! – девушки рассмеялись. И я рассмеялась вместе с ними.

Хорошо, что есть те, кто не так уж стремился в отбор (вот Керра, например) и те, кто, как Сара, могут отнестись к происходящему с чувством юмора.

Дальше время тянулось долго, мучительно и тревожно. Девушки заходили одна за другой по списку. Выходили в разном состоянии. Кто-то в слезах, кто-то раздраженный, кто-то как во сне, а кто-то – совершенно спокойный. Десятой пошла Керра, приосанилась, улыбнулась нам с Сарой и величественно проследовала на комиссию.

Вышла спокойная и успела шепнуть нам, что «ничего страшного, если ты не истеричка» и ушла. Мы с Сарой остались вдвоем посреди не самых доброжелательных взглядов. А мне стало как-то пусто… Странно, но Керра, с которой мы прежде почти не общались, сегодня была для меня теплым надежным локтем. Сидеть рядом с ней среди множества претенденток, косо смотрящих на тебя, было не так неприятно.

Хотя… мне больше нужно волноваться о том, как именно ректор собирается помочь мне с проверкой.

В середине дня привезли большие столы, уставленные блюдами и напитками, и конкурсантки, как рой голодных пчел, налетели на еду. Я положила на тарелку несколько салатов, взяла ягодный сок и собиралась устроиться на своем месте, когда ко мне вдруг подбежала Ларисса. Наверное, она решила, что с «возможными фаворитками» стоит дружить…

– Илона, как я рада тебя видеть! – защебетала она. – Ты прости, я все с воздушными болтала… Не могла подойти! Они так волнуются!

– Здравствуй, Ларисса.

– Так ректор не разрешил тебе отказаться от отбора? – понизив голос, спросила она.

– Скорее, я решила участвовать, – спокойно ответила я. Общение с лицемеркой было неприятно. Хоть открыто ссориться на глазах у всех я не собиралась. Вдруг наш маленький менталист, уплетавший обед за обе щеки в дальнем конце зала, решит, что я «опасна для общества».

– Ой! Это ты правильно! – продолжила щебетать Ларисса, но кинула на меня откровенно неприязненный взгляд. – Если он отказал тебе в ответ за заявление, значит, у тебя есть шансы! Здорово, если Великой станет водная…

– Да, это было бы неплохо. У нас у всех есть шансы, – сказала я спокойно, но словно отрезала. – Прости, меня ждет приятельница… – закончила я и подошла к Саре, с бешеной скоростью поедавшей гуляш в нашем «уголке».

Интересно, а как сама Ларисса оценивает свои шансы, подумалось мне. Неужели думает, что ее – не очень уж сильного мага и такую вот алчущую ректорского внимания лицемерку – Герат может выбрать?

После обеда, которые отвезли и членам комиссии, проверка пошла чуть быстрее. Но все равно мы все устали сидеть и ждать. Пара воздушных девиц обессиленно откинулись в креслах и создавали потоки воздуха, чтобы освежить себя и соседей.

Двух девушек отчислили с отбора. Обе вышли бледные, с провалившимися глазами, объяснять причины отказались, просто как сомнамбулы пошли на выход… Мы так и не узнали, за что их не допустили.

Сара успешно прошла проверку, вышла даже веселая. Подмигнула мне и шутливо сказала на ушко, что, похоже, она понравилась ректору и всем членам комиссии, поэтому мне тут ловить нечего. Но ничего страшного там не происходит, и я могу не бояться.

А потом за окнами стемнело. Нас осталось пятеро. Девушки нервно ерзали в креслах… Всем становилось невмоготу. Сколько можно ждать?!

Уставший Деррон Каусто сидел в кресле у двери, и его сил хватало лишь на то, чтобы время от времени обводить нас взглядом или севшим голосом оглашать имя следующей конкурсантки.

Трех следующих девушек проверяли удивительно долго. Наверное, члены комиссии тоже устали и уже не могли делать все быстро и собранно. Мы сидели вдвоем с воздушной, которую звали Аннота Край. Приятная невысокая девушка. Я ободряюще улыбалась ей, а она нервно ерзала и поглядывала на часы. Было около девяти вечера.

– А вдруг они злые от усталости? – тихонько сказала она.

– Но это не должно сказываться на их объективности, – подбодрила я ее. Хоть сама уже изнывала. Волнение прибывало, как вода в прилив.

– Надеюсь… – протянула Аннота.

Неожиданно дверь открылась и в зал вышли все: предыдущая конкурсантка, она улыбалась сквозь слезы – явно прошла проверку, два менталиста – пожилой профессор с кафедры «определения лжи и дознания» и его более молодой коллега с кафедры «общей ментальности». И Герат в черном.

У всех под глазами залегли синяки.

– Ох, хорошая идея сделать перерыв… Впрочем, осталось всего лишь двое… – произнес пожилой профессор, почесав бороду.

Герат с пониманием посмотрел на него:

– На вас с Квадерием, – видимо, так звали молодого магистра с «общей ментальности», – легла основная нагрузка… Мне жаль. Думаю, мне пора поработать в полную силу. Вы можете быть свободны, оставшихся двух девушек я проверю сам при помощи «шара правды». В конечном счете, это мой отбор, мне за него и расплачиваться, – усмехнулся он.

– Вы серьезно? – с облегчением произнес молодой магистр Квадерий. Его разве что не шатало.

– Да, Квадерий, отведите старшего коллегу поужинать. Я пришлю за вами, если понадобится помощь…

– Не совсем по уставу… – задумчиво сказал пожилой профессор, но улыбнулся Герату. – Но я благодарю вас. Это будет проще, чем вызвать других менталистов в столь поздний час. Кроме того, – он посмотрел на нас с Аноттой. – Я не вижу в этих измученных девушках ничего подозрительного…

– Доброго вечера, таросси, – вежливо сказал Герат. – И благодарю за работу…

Менталисты – пожилой и молодой – вышли из зала, о чем-то переговариваясь. А Герат взял у Деррона Каусто список.

– Если желаете, вы тоже свободны. Повторяю, за мой отбор мне и расплачиваться…

– Благодарю вас, таросси ректор, – Деррон тоже облегченно вздохнул и поплелся к выходу.

А пытать девушек этой утомительной проверкой ректору не стыдно, подумалось мне. Но развивать эту мысль я не стала. Теперь стало понятно, как именно Герат собирался мне помочь. Только вот… мне предстоит разговор с ним наедине. И кто знает, какие вопросы он задаст. Насколько глубоко полезет мне в голову…

Довериться ему целиком?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю