290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Разиэль (ЛП) » Текст книги (страница 10)
Разиэль (ЛП)
  • Текст добавлен: 30 ноября 2019, 13:30

Текст книги "Разиэль (ЛП)"


Автор книги: Кристина Дуглас






сообщить о нарушении

Текущая страница: 10 (всего у книги 15 страниц)

Я пошла по траве, затем по слою мелкой гальки и вышла на песок, оставляя отпечатки ног, пока шла в сторону покатых волн. Странно, что я никогда не училась плавать, хотя очень сильно любила воду. Думаю, я всегда немного побаивалась, убеждённая, что в прошлой жизни я уже тонула. Насколько странным было думать, что в действительности это было в загробной жизни, когда я пыталась спасти падшего ангела.

Я осмотрелась по сторонам. Справа раскинулись земли, и на миг я устремила туда взгляд. Казалось, будто на дальней границе было мерцание, подобно знойному миражу, но погода была умеренной, и не было палящего солнца. Я направилась туда, идя по песку, ожидая, что мерцание будет удаляться. Смогу ли я прикоснуться к нему? Запустить через него руку? Смогу ли пройти сквозь мерцание на другую сторону в реальный мир, который по утверждениям Разиэля больше не существует для меня?

Буду полной дурой, если не попробую.

Я посчитала, что оно может слиться в единое целое, когда я подойду ближе, но этого не произошло. Я была достаточно близко, чтобы ощутить его, и я резко остановилась, уставившись на мерцание. Это было некого рода энергетическое поле. Оно пульсировало, словно было живое, и я протянула руку, чтобы прикоснуться к нему…

– Отойди от стены, Элли, – сказала Сара, её тон был резким, и я отскочила назад, испугавшись.

– Это то, что ты говоришь? – изворотливо спросила я.

Что же ещё это может быть? Но по некой причине, я не хотела, чтобы Сара знала, что я подумывала о побеге.

– Так и есть, – сказала она, взгляд её обычно тёплых голубых глаз был твёрдым. – Что ты собиралась сделать?

Я пожала плечами.

– Мне было любопытно.

Продолжительное время она изучала меня.

– Ты лжёшь, – сказала она, в конечном счете. – И я знаю почему. Разиэль сообщил нам, что совокупился с тобой, что он использовал Милость Познания и даже вкусил твоей крови, и что в тебе нет никакой темноты, значит так оно и есть.

– Он рассказал вам? – произнесла я сдавленным голосом. – Всем вам?

– Всем нам. Иначе бы тебя вернули туда, куда ему было сказано отвести тебя. Большая часть Совета желала чтобы ты исчезла, только мы с Разиэлем боролись за тебя.

– Разиэль боролся за меня? Почему?

Едва заметная улыбка подёрнула губы Сары.

– Тебе придётся спросить его самого. Я знаю, что тебе предначертано быть здесь, в Шеоле, но я вижу то, что не видят другие. Может быть Разиэль просто заупрямился. Может быть в этом есть нечто большее. Но тебе надо уйти от стены. Остальные не будут столь непредвзяты. Они до сих пор считают, что Разиэль может быть ослеплён… – слова сошли на нет, и улыбка Сары стала шире.

– Чем?

Она взяла меня под руку.

– Не важно. Давай, просто уйдём отсюда. Скоро начнёт темнеть, а Нефилимы поблизости.

Я задрожала, внезапно замёрзнув от воспоминания завываний в ту долгую ночь, когда я присматривала за телом Разиэля. Время, казалось, приостановилось, странно двигаясь. Казалось, прошло уже очень много времени с той ночи, когда я свернулась калачиком рядом с ним, а на самом деле это было всего три дня назад.

Я слышала эти потусторонние крики и прошлой ночью. Прежде чем Разиэль заставил меня задуматься о кое-чём другом.

Ко времени как мы достигли зелёной лужайки, я почти смогла стряхнуть чувство страха. Пока не посмотрела в глаза Сары.

– Что не так? Где все?

Она всматривалась в меня некоторое время, размышляя.

– Они прорвутся внутрь. Все это знают, мы просто не знаем когда. Кто-то привёл их к вратам, и кто-то позволит им войти.

– Не я! – в ужасе воскликнула я.

– Нет, не ты. Хотя остальные подозревали тебя. И всё ещё будут подозревать, если увидят, что ты слоняешься здесь. Но кто-то изнутри собирается открыть врата и позволить Нефилимам совершить на нас набег.

– Зачем? Почему сейчас?

Она пожала плечами.

– Кто ж знает, как работает ум Уриэля? Он тысячелетиями хотел уничтожить нас, и он очень терпеливый. Мы считаем, что он наконец-то нашёл способ войти.

– С помощью Нефилимов?

– И предателя.

Я посмотрела на бурлящий океан, вдыхая свежий солёный воздух.

– Значит, мы все умрём, – произнесла я тихим голосом.

– Не все мы. У тебя кое-что есть…

– Разиэль ищет меня, – прервала я её, дико опешив.

Она выглядела столь же потрясённой.

– Где?

Я огляделась. Никого не было видно. Лужайка и пляж перед домом были пустынны в угасающем свете дня.

– Прости. Должно быть мне почудилось. Что ты говорила?

Сара покачала головой.

– Это не важно. Совсем скоро ты сама выяснишь.

– Не поступай так, я же умру от любопытства! – запротестовала я. И затем я услышала его. Его голос, зовущий меня: – Похоже, он очень взбешён, – с сожалением сказала я. – Я лучше пойду к нему.

– Откуда ты это узнала?

Я даже не подумала об этом. Я пожала плечами.

– Понятия не имею. Просто знаю.

Медленная улыбка растянулась на губах Сары.

– Как мило, – мягким голосом вымолвила она. – Тогда тебе лучше вернуться. Вам двоим о многом предстоит поговорить.

– Сомневаюсь. Не думаю, что он вообще захочет разговаривать со мной. А ты не можешь пойти со мной?

Сара покачала головой.

– Мы поговорим с тобой позже. Только не позволяй ему запугивать себя. Разиэль может быть очень упорным.

– Я очень не хочу оставаться с ним наедине, – сказала я, почувствовав отчаяние.

– Почему?

– Он либо захочет поговорить об этом, что будет убийственно неловко, либо он сделает вид, что ничего не было, что будет ещё хуже. А если со мной будешь ты, тогда это будет спорный вопрос.

– Шеол не отличается от мира, – сказала Сара. – Мужчины категорически не хотят разговаривать о таких вещах.

– Это я уже поняла. Но всё равно…

– Ты будешь в полной безопасности, игнорируя всю ситуацию, пока не решите, что больше не стоит её игнорировать, – спокойно высказалась Сара. – А теперь иди.

Я уже начала подниматься по откосу, когда послышался её голос.

– Кстати, на тебе очень красивое платье.

Я развернулась, сгорая со стыда.

– А я так и не поблагодарила тебя! Оно великолепно, как и всё остальные, что я нашла в гардеробе. Огромное спасибо, Сара!

Её глаза заблестели.

– У меня не было времени подбирать тебе новую одежду, Элли. Должно быть это сделал Разиэль.

Я уставилась на своё платье.

– Исключено, – решительно ответила я.

– Как скажешь. Тебе лучше поторопиться. Наверное, ты не захочешь заставить его ждать.

«Мне глубоко плевать, если ему придётся подождать», – сказала я сама себе, пока бегло поднималась по ступенькам. Я понятия не имела, откуда он появится, только знала, что он поблизости, и рванула в сторону апартаментов.

Я не удосужилась задуматься, откуда мне это было известно. По всей видимости, всё дело было в магических чарах этого места. Я очутилась в апартаментах раньше него, задыхаясь. Я захлопнула за собой дверь. Схватила объёмный свитер, чтобы повязать его поверх не особо приличного верха платья. «И почему платья в Шеоли с декольте? – я задалась вопросом. – Не будет ли монашеское одеяние более годным?»

Видимо, нет. Это место – в противоположность целибату, пуританской загробной жизни, которую я всегда рисовала в своём воображении – практически кипело сексом. Я вбежала в ванную комнату, пальцами расчесала волосы, и вернулась в гостиную комнату, и чуть ли не в пилотируемом прыжке, приземлилась на софу за считанные секунды до того, как отрылась главная дверь.

– Где ты была? – требовательно спросил он.

– Гуляла. С Сарой, – добавила я. – Я и не знала, что считаюсь заключённой здесь.

– Ты, не заключённая. Уже нет. Но всё же будет лучше, если ты будешь выходить на улицу с кем-то. Кое-кто сообщил мне, что ты была у врат, одна. Почему?

Я не видела смысла врать, тем более что он мог читать мои мысли всякий раз, когда пожелает.

– Я подумывала уйти.

– Это была бы крупная ошибка. Там, снаружи Нефилимы. Ты и пяти секунд не проживёшь после захода солнца.

– Может быть, я смогла бы пройти мимо них…

– Неужели ты не поднимаешь, что пути назад нет? – допытывался он. – Та жизнь закончилась. Канула.

Меня наполнило раздражение.

– И что же я получаю взамен?

– Если Уриэль добьётся своего, то совершенно ничего.

– Думаешь, Нефилимы тоже войдут? – я задрожала, затянув свитер вокруг себя ещё туже.

– Тебе рассказала об этом Сара, да? Мы все понимаем это. Мы просто не знаем когда. Но складывается такое впечатление, что твоё появление было некого рода сигналом. Тем самым последним кусочком неповиновения со стороны Падших.

– Хочешь сказать, это моя вина? – в ужасе промолвила я. – Я причина погибели всех?

– Если в этом и есть чья-то вина, то моя, за то, что выдернул тебя из пасти ада. Но правда не имеет значения. Уриэль рано или поздно нашёл бы способ войти, и присутствие Нефилимов у наших врат означает, что это произойдёт скоро.

Я осмыслила это. За последние три дня я уже раз умерла. Если это случится снова, по крайней мере, у меня уже был некий опыт.

Я наблюдала за ним, когда он сел на софу напротив меня, настороженно.

– Ответишь на вопрос?

– Смотря какой вопрос.

– Почему у нас был секс прошлой ночью? Ты сказал, что это необходимо. Сара сказала, что это имеет какое-то отношение к тому, чтобы выяснить была ли я злонамеренной или же нет. Почему бы тебе не сказать мне правду.

– Сара права, – сказал он. – Но не стоит переживать. Этого не…

– Случится снова, – вставила я. – Не стоит утруждать себя объяснениями, я уже знаю, что ты собираешься сказать.

Он выглядел обеспокоенным по данному поводу.

– Знаешь?

– А разве это не очевидно? Тебе надо было понять порочная ли я, и по некой причине секс со мной был единственным способом выяснить это. Это кажется притянутым за уши, но я приму такое объяснение. Но мы сделали это, с этим покончено, я прошла проверку, поэтому повторять нет смысла, верно?

– Верно?

– Тогда почему мы сделали это дважды? – спросила я, чтобы заставить его почувствовать себя неловко, а не потому что ожидала настоящего ответа.

Но он ни капельки не выглядел стеснённым. Он откинулся на спинку софы, наблюдая за мной, его веки лениво поникли, будто он не уделял этому большого внимания. Но он был весь во внимании, я инстинктивно поняла это. Я начала многое понимать в нём на чисто инстинктивном уровне.

– Просто чтобы откинуть какие-либо сомнения, – взвешенно сказал он. – Быстрый трах у стены мог не дать мне достаточно информации. Именно поэтому мне пришлось… попробовать тебя. Кровь никогда не лжёт. А люди лгут. Тела лгут. Кровь, никогда.

Я почувствовала себя задетой.

– Что за ангелы используют фразу"быстрый трах»?

Он изогнул бровь.

– Падшие, – он склонил голову, изучая меня, словно я была научным подопытным видом, который он собирался пришпилить булавкой, и я вспомнила, что чувствовала прошлой ночью, когда он исследовал всё внутри меня. – По правде говоря, даже к лучшему, если все будут считать, что у нас разгар страстной сексуальной интрижки. Падшие не любят аномалий, и если ты сможешь вести себя так, словно заинтересована исключительно проводить время в моей постели, это сделает всех менее нервозными.

«Тут большого ума не надо», – подумала я, а затем попыталась придушить эту мысль.

Слишком поздно.

– Вот и хорошо, – с манерной медлительностью произнёс он. – Этого все и ожидают… что-либо другое будет «красным флагом».

– Предполагается, что ты настолько хорош? – осмеяла я его, попытавшись дистанцироваться.

– Такова природа зверя, – ответил он. – Близкое общение никогда не бывает обыденным. Глубоким, всепоглощающим, временами опасным, но никогда обыденным. Ты можешь проводить большую часть своего времени здесь, наверху, если предпочитаешь, чтобы я не прикасался к тебе. Так будет безопаснее.

Он надеялся, что я выберу этот вариант – чтобы понять это, не требовалось обладать телепатией или быть кем-то с ангельскими талантами. Он хотел – нуждался – в дистанции от меня даже больше, чем это было раньше. Я просто не могла понять почему.

– Не стоит излишне анализировать это, Элли, – сказал он. – Нам просто надо не афишировать, пока Уриэль не позабудет о тебе.

– Архангел Уриэль забывчив? – сомнительно уточнила я.

– Нет. Но мы можем надеяться.

«А если он не забудет, я уведу Элли отсюда, куда-то, где Уриэль не сможет добраться до неё, не послав своих ангелов мщения, но одна крошечная смертная женщина не будет стоить таких усилий. Он не забудет, но будут иные дела, требующие его внимания… такие как наказать меня за неповиновение».

Я ошарашено уставилась на него.

– Нет.

– Нет что? – спросил он, встав и направившись в кухню, уверовав, что разговор закончен.

– Ты не пожертвуешь собой ради меня, ты не спрячешь меня там, где Уриэль не сможет меня найти, и этот разговор не закончен.

И со смесью расцветающего ужаса и восторга, я поняла, что прочитала его мысли.

Глава 18

НА ПЕРВОМ ЭТАЖЕ БЫЛО БЕЗЛЮДНО, когда Сара вышла из кухни. Все были слишком напряжены, чтобы есть, и сотрудники кухни были в смятении. И только от неё зависело будут ли дела идти гладко. Она слегка запыхалась от долгого подъёма, и она ненадолго остановилась, чтобы прийти в себя. Если Азазель поймёт, что у неё проблемы с дыханием, он слишком бурно отреагирует, а Падшие не могут позволить этому случиться прямо сейчас.

Во всём остальном Азазель сохранял, обдуманность и бесстрастие, и это помогало ему принимать трудные решения, даже не дрогнув. Он приговорил бы Элли к аду Уриэля, и он был тем, кто сам бы туда её отвёл, если бы потребовалось. Он бы ни секунды не раздумывал.

Но если бы он узнал, что Сара слабела, это отвлекало бы его, а прямо сейчас Шеолу требовалось всё его внимание.

Нефилимы стояли у ворот. Она слышала их завывания и стоны ночью, когда они атаковали непроницаемую дверь. Раздавались ужасные, пронизывающие до костей звуки. Пока непроницаемую, но рано или поздно они прорвутся сквозь неё. Кто-то был предателем, полчищу Нефилимов покажут способ прорваться сквозь барьер, и тогда-то будет кровавая бойня.

Она знала это. Азазель знал. Она задавалась вопросом, как много Падших осознавало, что поджидает их. Вероятней всего, большинство из них.

Ну, вот её дыхание восстановилось. Она проверила свой пульс – он был неспешным и ровным. Люди проживали долгие и счастливые жизни в Шеоле. Но они не могли жить вечно, и её жизнь подходила к концу. Раньше, чем должно было быть в этом священном месте, но она приняла это. Вот только Азазель этого не примет.

Она оттолкнулась от длинного серванта в главном вестибюле и пошла к своему мужу. Он был на берегу моря – её осведомлённость интуитивной и точной. Она слишком хорошо его знала, знала как он будет стараться уберечь её. Но, в конечном счёте, он ничего не сможет поделать. Ей придётся уйти, а он продолжит жить.

Он не обернулся, когда она присоединилась к нему на освещённом луной пляже. Он сидел на траве, и она присела рядом с ним, прислонилась к нему, когда он обнял её за талию. Она прижалась лицом к его плечу, глубоко вдыхая его запах. Её кровь поддерживала в нём жизнь – их связь была настолько всецелой, что они редко нуждались в словах.

Но сегодня она испытывала потребность поговорить.

– Я разговаривала с Элли.

Он устроил её поудобней, прижимая к себе.

– Он действительно переспал с ней, да?

– Целиком и полностью. На её шее даже есть маленькая царапина, и она не зажила. Но он принял достаточно, чтобы понять всё наверняка – Элли не твой враг.

– Знаю, – сказал он, прозвучав отнюдь не обрадованным этому. – И как она?

– Ах, бедное создание, – смеясь, ответила Сара.

– Она справится, – сказал Азазель со свойственным ему хладнокровием.

– Я говорю о Разиэле. Он не осознаёт во что себя втянул. Она знала, где он находился.

Этого было достаточно, чтобы Азазель сел ровнее и посмотрел на неё.

– Ты уверена? Может она просто предположила.

Сара покачала головой.

– Она знала. Очень скоро она начнёт читать его мысли, точно также как он читает её. И ему это не понравится.

Азазель вымучил сухой смешок.

– Он возненавидит это. Так ты хочешь сказать мне, что эта женщина на самом деле его кровная пара? И она уже слышит его? Это необычно.

– Похоже на то. Неудивительно, что он вытянул её из адской ямы, куда её отправил Уриэль. Это явно было не чистой случайностью. Вот что беспокоит меня, так это зачем Уриэль устроил это. Не могло быть простым совпадением, что Разиэль должен был избавиться от своей собственной кровной пары.

– И почему тебя это должно удивлять? Если Уриэль сможет лишить нас пар, это ослабит нас. Он не может убить нас, не может послать свой легион солдат против нас без веской причины. Всё что он может – мучить нас. И всё то время, что Разиэль проводит без пары, он не будет обладать полной силой. Вот такими нас хочет видеть Уриэль, если не может убить нас. К несчастью для него это возымело обратный эффект.

Сара улыбнулась.

– Разиэль по-прежнему сопротивляется.

– Это его проблема, не наша. Он должен предъявить права на неё и подкормиться, но он упрямый ублюдок. Ему придётся выяснить это самому. Я лишь надеюсь, что это займёт у него не слишком много времени. Он нужен нам во всей мощи, и чем раньше, тем лучше, – он посмотрел в сторону океана, его голубые глаза были безрадостными. – А что насчёт женщины?

– Ох, думаю, она знает, глубоко в душе. Возможно, что она всегда знала. И вполне вероятно, что она тоже будет этому сопротивляться.

Азазель вздохнул.

– Нам только этого не хватало. Мыльная опера в Шеоле.

Дикий крик расколол ночной воздух, и Сара задрожала.

– Нефилимы приближаются, – тихим голосом сказала она.

– Да.

– Они прорвутся внутрь, рано или поздно.

– Вероятней всего, скоро, – прагматично, произнёс он.

Она выдавила слабый смешок.

– Не мог, что ли, соврать мне, сказать что всё будет в порядке?

Он опустил на её взгляд, подняв руку, нежно освещённые лунным светом седые волосы с её лица.

– И что мне это даст? Я не ограждаю свои мысли. В отличие от тебя, – добавил он.

– Ты, правда, не хочешь знать, что иногда прокручивает мой измученный разум, – легкомысленно ответила она.

Если бы он узнал что произойдёт, он бы попытался предотвратить это, но были вещи, которые невозможно было изменить. Одной из таких вещей была её смерть, нравилось ей это или нет.

Он встал, подняв её с собой и прижав к своей твёрдой груди. Когда-то её тело было почти таким же, как его: гибкое, молодое и красивое. Сейчас она была стара, а он до сих пор смотрел на неё, прикасался к ней, будто ей было двадцать лет.

– Давай поплаваем, – сказал он, когда очередной вой эхом огласился вдалеке.

Он потянулся и снял свободную мантию с её тела.

Она позволила ему раздеть себя, и секундой позже он тоже разделся, и они побежали в прибой, держась за руки, и нырнули в холодную солёную воду, ярко освещённую луной. Она выплыла на поверхность, в полной уверенности, что он сможет доплыть до неё в мгновение ока, и как только преодолела накатывающиеся волны, она легла на спину, позволив волосам дрейфовать вокруг неё. «Офелия», – подумала она. Он должен суметь отпустить её.

Он всплыл рядом с ней, и она поцеловала его в рот, холодный, влажный и солёный. Обвилась вокруг него, умиротворённо держась на поверхности. Им немного было отведено подобных моментов, и она была жадной, она хотела всего, что могла получить.

Он улыбнулся ей в губы.

– Давай вернёмся в наши покои? Или мыльная опера Разиэля вновь потребует твоих услуг сегодня ночью?

– Ты единственный, кто получит мои услуги сегодня ночью, – пробормотала она, позволив ему нести себя в сторону далёкого берега.

Они вернулись в свои покои, открытые двери впускали ночной воздух, когда она вновь услышала крики Нефилимов.

– Закрой окна, любимый, – тихо произнесла она, скользнув под прохладные простыни.

Он сделал, как она просила, не задавая вопросов, а потом пошёл в кровать.

– ЧТО ТЫ СКАЗАЛА?

Я в ужасе уставился на женщину. Я и так с трудом старался не думать о том, чтобы уложить её в кровать, но её беспечное заявление полностью прогнало эти мысли из моей головы.

– Я знала о чём ты думал, – самодовольно сказала она. – Это потому что у нас был секс? Ранее я знала, что ты направлялся сюда задолго до того, как ты появился. Я посчитала это странным из-за реакции Сары, и теперь я отчасти могу улавливать твои мысли.

– На самом деле можешь? – спокойно спросил я, гадая, смогу ли я уйти от наказания, если сброшу её с балкона, а всем скажу, что она выпала. «Нет, не смогу, но мысль была замечательная».

Да и к счастью, она не смогла уловить эту мысль. Значит, её способности читать меня не были столь хорошо развиты. Пока что.

Чёрт. При обычных обстоятельствах, женщина могла бы меня читать только по одной причине – потому что она была моей кровной парой. Но у меня никогда больше не будет кровных пар. Это просто аномалия.

– Конечно же, не сейчас, – сказала она, нахмурившись. – Только что случайная мысль как бы пронеслась в моей голове. Это ты делаешь?

– Позволяю тебе читать свои мысли? Нет, – ответил я, сдержав инстинктивное вздрагивание. Я не мог позволить ей понять, насколько она влияла на меня.

– Это случайность… к завтрашнему дню это должно пройти. Не переживай.

– А я и не переживаю. Мне это нравится. Это даёт мне кое-что, чтобы дать тебе отпор, – сказала она.

Интересно.

– И зачем тебе надо давать мне отпор? – спросил я.

На несколько минут это озадачило её, и я попытался прикоснуться к её разуму. Это было огромной ошибкой. Она хотела меня, я мог ощутить её желания довольно явно. Это было подобно физическому прикосновению, даже если она усиленно пыталась подавить его. Так вот чему она хотела дать отпор.

– Я чувствую себя бесправной здесь, – наконец ответила она.

– Ты бесправна здесь.

Я отошёл к ряду окон, которые выходили на океан. Они были открыты, лёгкие белые портьеры трепетали на сильном ветру. Я слышал успокаивающие звуки океана, когда он бился о песчаный берег. Они почти – чуть – поглотили крики потустороннего мира. Я оглянулся на женщину, свернувшуюся на софе – пятно цвета на белоснежной софе. Мне было проще сопротивляться ей, когда она была одета во всё белое. И зачем я заказал для неё всю эту одежду? Цвета бросались в глаза, атаковали моё восприятие. Они притягивали меня.

– Чего ещё хотела Сара?

– Пригласить меня в загон секс-рабынь Шеола.

Она пыталась разозлить меня, как обычно, и преуспела в этом, как обычно.

– Здесь нет никаких секс-рабынь.

– Такое чувство, что женщинам тут больше заниматься то и нечем. Трахаться и давать пить свою кровь. Полагаю, всё работает только в этом направлении.

Я попытался сохранить отрешённое выражение лица.

– Конечно.

– Тогда почему ты не берёшь мою кровь?

Я отвернулся от неё. Ей будет тяжелее прочитать истину, если она не сможет видеть моего лица.

– Я взял достаточно, чтобы убедиться в твоей невиновности. Это единственное, чего я хотел. Падшие могут питаться только от кровных пар или Источника, а ты ни то, ни другое.

– Тогда кто я? Помимо помехи, – добавила она, тут же прочитав мои мысли.

Это нервировало меня, но я был решительно настроен не показывать никаких реакций.

– Не знаю.

Ничего не сказав, она поднялась с софы, и платье закружило вокруг её голых щиколоток, когда она пошла мимо меня на кухню. Подол платья слегка задел мои ноги, подобно ласке тёплого бриза и, не подумав, я потянулся за ней.

Но она уже миновала меня и даже не заметила этого, слава Богу. Она повернулась, словно вспомнила, что что-то забыла, но к тому времени я уже небрежно прислонился к столешнице, сосредоточившись на почти незаметном узоре на белом Каррарском мраморе.

Она вытащила стеклянную бутылку молока, как вдруг громкий крик расколол ночь, и она уронила бутылку. Если бы я не был столь настроен на неё, я бы не смог поймать бутылку вовремя и поставить её на столешницу.

– Что, чёрт возьми, это было? – спросила она резким голосом.

– Нефилимы. Они подбираются всё ближе.

Она побледнела.

– Они же не смогут прорваться внутрь, так ведь?

– Предположительно, нет. На границы наложены всевозможные защитные заклятья и щиты. Единственный способ им попасть внутрь – если кто-то их впустит, и тот, кто это сделает, точно также умрёт.

– Что если кто-то готов умереть, чем провести вечное заточение здесь? – настойчиво спросила она, затараторив.

– Ты не пробудешь здесь вечность. Ты найдёшь способ выйти.

– Боже, надеюсь что так. Я не хочу жить до ста двадцати лет, так и не влюбившись, – сказала она, и я вздрогнул. – Но я говорю не о себе. Что если кому-то другому надоело здесь жить?

Она задрожала, и мне захотелось обогреть её, успокоить её. Но я не сдвинулся с места.

– Здесь нет таких других. Падшие выбрали эту жизнь. Их пары выбрали Падших. Никто не будет тайком выходить за стену и впускать монстров, – я мог соврать насчёт моей реакции на неё. Но вот врать насчёт опасности было за гранью: – Правда такова, что я не знаю, – продолжил я. – Они обозлено бьются об стены, потому что не могут проникнуть внутрь. Им ни за что не прорваться сквозь ограждающие это место стены, невозможно, чтобы кто-то смог прорваться. Это неизменно.

Она не поверила мне. Мне и слов не требовалось, чтобы понять, что она полна сомнений. Если бы я знал, как уверить её, я бы это сделал. Я даже не знал, как себя обнадёжить.

– Вряд ли молоко справится, – сказала она.

– Прошу прощенья?

– Я подумала, что немного тёплого молока успокоит мои нервы, но сомневаюсь, что это сработает, пока продолжается этот пронзительный концерт. Полагаю, это место не располагает виски? Нет, я забыла… виски же не белые.

– Есть водка, – сказал я.

– Ну, конечно же, есть, – она открыла холодильник, чтобы поставить молоко обратно, и вынырнула оттуда с охлаждённой бутылкой «Столичной». – Тебе, и правда, надо впустить в свою жизнь немного цвета, Разиэль.

Я посмотрел на неё в ярко окрашенном платье, которое подобрал для неё. Всё в ней было бурлящим, пёстрым, разрушающим спокойную пустоту моего мира. Она аккуратно наполнила две стопки и подтолкнула одну в мою сторону по мраморной столешнице.

Это была плохая затея. Чтобы удержать свои руки подальше от неё, от меня требовалась каждая капля сосредоточенности. И даже немного алкоголя может стать достаточно, чтобы ослабить мою непоколебимость.

Опять же, напоить её будет отличной идеей. Я считал пьяных женщин совершенно непривлекательными. И если она отрубится, меня не будет подмывать обхватить руками её лицо и притянуть к себе, поцеловать её…

Она уже подняла стопку и опустошила её, слегка изящно содрогнувшись.

– Я вообще-то водку не люблю, – сказала она тихо. Она выразительно посмотрела на мою нетронутую стопку: – Видимо, ты тоже.

Я ничего не ответил. Она хотела ощутить мои руки на себе. Я знал это, и сожалел об этом. Звуки Нефилимов становились громче: завывания и крики, рёв и ворчанье очень беспокоили. Я знал ужас, который скрывался под этим шумом. Мне казалось, я могу учуять их запах в ночном воздухе, противный смрад запёкшейся крови и гноящейся плоти, но должно быть мне просто почудилось. Я попытался сосредоточиться на них, но её мысли выталкивали их прочь. Она хотела, чтобы я обнял её, хотела прижать голову к моей груди. Она жаждала моего рта, она хотела моё тело, и она не собиралась говорить мне об этом.

Ей и не надо было говорить об этом. Снаружи что-то рухнуло, вслед за чем последовал громкий рёв, и она нервозно подпрыгнула.

– Если ты не любишь водку, зачем ты вообще её держишь? – спросила она, явно пытаясь себя отвлечь.

– Я люблю водку. Просто считаю, что, наверное, будет лучше, если я не позволю алкоголю испортить мои суждения, на случай если что-то произойдёт.

Можно сказать, что её лицо стало ещё бледнее.

– Думаешь, они прорвутся?

Мне пришлось рассмеяться.

– Нет. Хуже этого.

– Хуже, чем истребляющие плоть каннибалы?

– А есть другого рода каннибалы? – подметил я.

– Что может быть хуже Нефилимов? – раздражённо произнесла она, немного паники исчезло.

– Переспать с тобой.

Чёрт. А я ведь даже не собирался намекать на это. Продолжительное время она таращилась на меня, а потом попыталась протиснуться мимо меня.

– Всему есть предел, – рявкнула она. – Если предпочитаешь мне Нефилимов, можешь перелезть через забор и потрахаться с ними.

Конечно же, я поймал её. Рукой скользнул на талию и развернул её, толкнув её спиной к стене и поймав в ловушку своим телом, прижавшись к ней.

– Я не сказал, что предпочитаю их, – прошептал я ей на ухо, закрыв глаза и вдыхая вызывающий привыкание её запах. – Хотя насколько я могу судить, ты куда большая неприятность.

Я поцеловал её в изгиб шеи, пробуя на вкус её кожу, вдыхая запах её крови, которая неслась по её венам. Так легко сделать просто один маленький прокол, просто вкусить. Я поднял рот к местечку за её ухом, борясь с желанием.

Она держалась очень скованно.

– П-по-почему? – заикаясь, вымолвила она.

– Нефилима я могу убить, – прошептал я. – Я могу сражаться с ними. Но мне слишком тяжело сражаться с тобой.

Она повернула лицо к моему, и подняла руки, чтобы прикоснуться ко мне.

– Тогда не сражайся, – сказала она с таким практицизмом, что я едва не рассмеялся.

– По крайней мере, я не вырву из тебя сердце.

– Я бы не был в этом так уверен, – сказал я.

И как полный дурак, я поцеловал её.

Глава 19

Я ПРЕКРАСНО ПОНИМАЛА, что поступаю глупо, но в тот момент ничто не могло меня остановить. Его тело было плотно прижато ко мне и его жар и сила успокоили мою панику, но вызвали новый поток эмоций. Его губы были горячими, влажными, чувственными, когда он целовал меня, его медленные движения противоречили безумному порыву похоти, который захлестнул нас прошлой ночью. Он наклонился ко мне, пробуя на вкус мои губы, кусая, давая мне шанс поцеловать его в ответ, его язык стал шокирующим вторжением, которое почему-то казалось правильным. По моему несколько ограниченному опыту, мужчины не очень-то любят целоваться, они просто делают это, чтобы добраться до той части, которая им нравится.

Разиэль явно наслаждался поцелуями, он был слишком хорош в этом, чтобы не наслаждаться ими. Он не спешил затаскивать меня в постель, ни с чем не торопился, только целовал меня.

Он поднял голову и его странные, красивые глаза с исчерченными радужками смотрели на меня в течение длительного, лишавшего дыхания, мига.

– Что ты делаешь? – прошептала я.

– Целую тебя. Если ты ещё не поняла этого, должно быть, я не очень хорошо справляюсь с этим. Похоже мне нужна практика.

И он поцеловал меня снова, глубоким, жадным поцелуем, украв моё дыхание и моё сердце.

– Я хочу сказать, зачем ты целуешь меня? – спросила я, когда он провёл губами по моему подбородку, и я ощутила покалывание аж до… я не была уверена, докуда ощутила. – Ты только что сказал мне, что предпочёл бы встретиться с Нефилимами…

– Заткнись, Элли, – вежливо сказал он. – Я пытаюсь отвлечь нас обоих, – он спустил бретельки платья с моих плеч и рук, подставляя грудь прохладному ночному воздуху, и я услышала его одобрительный шёпот. – Без лифчика, – сказал он. – Возможно, мне даже понравится твоя новая одежда.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю