290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Ведьма Чёрного озера. » Текст книги (страница 15)
Ведьма Чёрного озера.
  • Текст добавлен: 29 ноября 2019, 05:30

Текст книги "Ведьма Чёрного озера."


Автор книги: Ирина (Никтовенко).






сообщить о нарушении

Текущая страница: 15 (всего у книги 16 страниц)

А, уж, как тяжело вздыхала, всё это время, Альбина! Именно ей выпала сомнительная честь объясняться с местными представителями власти.

До самого приезда матери, Альбина чувствовала себя говорящим попугаем, выдавая всем желающим свою собственную версию событий, поскольку, как ни напрягал память ЖеПе, она к нему так и не вернулась.

Да, она приехала в гости к бабуле, которую до тех пор никогда не видела, да, пошли прогуляться по замечательным местам, очень красивым, почти заповедным, да, земля затряслась и сердце бедной старушки не выдержало..

В этом месте своего душещипательного рассказа, Альбина начинала, вполне натурально хлюпать носом и досужие кумушки, уважая её горе от потери близкого человека, отставали, прекращая неприятные расспросы.

Альбина же, оплакивала не Марь Ивановну, смерть которой от остановки сердца, как ни странно, ни у кого, даже у людей в погонах, не вызвала ни малейших сомнений, а, отца, отца, с которым она так и не успела подружиться, но, который, сделал всё для того, чтобы спасти от смерти, хотя бы, одну из своих дочерей.

Милейшей старушке Марь Ивановне, к изрядному изумлению многих хуторян, по паспорту, давно перевалило за восемьдесят и это при том, что выглядела женщина моложаво, едва на неполные пятьдесят.

Лишь к смерти, в той самой пещере, свершая своё черное колдовство, графиня, Мария К*, обрела свой истинный облик, облик вернейшей служительницы Мораны – седые космы, морщинистое лицо и руки-крюки с длинными когтями.

Сама же Альбина, вполне обоснованно, опасалась скорой мести могущественной богини смерти.. Не могла же Морана, просто так, взять и спустить юной ведьмочке гибель своей верной прислужницы?

По большому счёту, Альбина-то и не виновата в гибели Марии – убила старую ведьму не она, хотя руки, прямо-таки чесались ее прикончить, а, Анжела, стремясь отобрать у старухи её силу и могущество.

Возможно, как раз, Анжела, корчится сейчас на раскалённой сковороде, расплачиваясь за свои многочисленные грехи?

…. Приехав в Черно-Озеро, Маргарита Арнольдовна, мама Альбины, развила бурную деятельность – она быстро договорилась о достойных похоронах несчастной старушки, едва дождавшейся прибытия единственного родного человека и, уступив желанию дочери, сунув кому надо взятку, устроила так, что старуху похоронили не на общем кладбище, а в старинной усыпальнице графского рода.

Как оказалось, земля, на которой, собственно и находилась та самая усыпальница, давно принадлежала гражданке Каломейцевой и препятствий для захоронения пожилой женщины в родовом склепе, не было.

У богатых, как известно, свои причуды и желание богатой наследницы, похоронить дряхлую родственницу в родовой усыпальнице, уважили.

Провожала старушку в последний путь многочисленная свита из жителей хутора. Затем, состоялись пышные поминки и визит к нотариусу в Филлиповку, где и выяснилось, что дом, земля и еще много чего разного, отныне, как ближайшей и единственной живой родственнице, принадлежит Альбине. Сын Марь Ивановны, Игорь Михайлович, давно считался пропавшим без вести, хотя, Альбина-то, точно знала о том, что ее отец погиб совсем недавно.

Из обычной, приезжей чудачки, которыми, в сезон, кишит вся округа, Альбина, в единый миг, превратилась в состоятельную даму и завидную невесту, так что, кумушкам из Черно-Озера оставалось лишь локти кусать от досады на то, что их неженатые сыновья упустили из внимания столь замечательную и выгодную партию.

….. – Кузьма! – сбросив с ног шлепки и войдя в дом, ставший недавно ее собственностью, громким шепотом, позвала домового, Альбина – Где ты все время прячешься? Вылезай негодник, уши драть стану..

Альбинка, вернувшись из очередного забега по местным инстанциям, блаженно вытянула ноги, буквально упав на уютный диванчик. Она, все еще не могла привыкнуть ощущать себя богатой наследницей, обладательницей большого дома и внушительного счета в банке.

Кстати, кроме счёта в банке, Альбинке перепало немало наличных денег, которые, бабка, по старинке, хранила чуть ли не под матрасом.

О них Альбинке сообщил, конечно же, вездесущий домовой.

В углу что-то громко зашебуршало, заскреблось и прямо из воздуха, в полутенях, материализовался деловитый домовой, держащий под мышкой крупного, упитанного котёнка, угольно-чёрной масти.

– Мать удар хватит! – хмыкнула Альбина, наблюдая за тем, как шустро Кузьма потрошит пакеты с продуктами и наливает в мисочку холодное молоко для нового питомца – Она терпеть не может котов, особенно, чёрных. Говорит – они притягивают несчастья!

– Несчастья притягивают глупость и дурной язык! – недовольно заявил домовой, почесывая у себя за ухом – А, это, вот – гордо заявил Кузька, тыкая лапой в котенка – Тебе! Кот! Каждой, уважающей себя ведьме, положен кот. Лучше, чёрный. Можно ещё рыжего, но, я рыжих терпеть не могу.. не уживёмся – честно признался Кузька, потирая мохнатыми лапками шерстистую физиономию – Надеюсь, у тебя, Хозяйка молодая, нет аллергии на кошачью шерсть? Говорят, это модно нынче, иметь аллергию на что-нибудь полезное..

– Да, мне без разницы – махнула рукой Альбина – И, нет у меня больше никакой аллергии! Жить я здесь, всё равно не собираюсь. В Испанию хочу, на отдых.

Домовой огорченно всплеснул лапками, пошевелил усами и виновато опустил глазки.

– Прости нас, Хозяйка молодая – засопел носом древнейший представитель нечисти – Не губи, помилуй, пожалей сирых! Куда мы пойдем, горемыки?

Альбина удивилась и отставила в сторону чашку с чаем, которым её уже успел попотчевать деятельный домовой:

– Чего плачешься-то, Кузьма? Гонит ли, вас, кто? Живите, как жили – и, ты, и, банник, и, вот, вот, новый питомец.. И, мавки, будь они неладны, чуды лупоглазые! Одна, сегодня, высовывается из-за куста смородины, когда я .. гм.. по надобностям шла, в домик уединения.. чуть там же, у смородины, со мной конфуз не приключился. Это ты им, немочам бледным, приказал бельё перестирать, да шторы потрусить?

– Я! – важно задрал подбородок довольный вниманием Хозяйки, Кузьма – нечего без дела сидеть им, а, то, озоровать начнут, да хулиганить. Мавки, они, такие, да.. Присмотру ж за ними, нынче, никакого.. Настя-то, наша, глаз не кажет, уплыла небось в реки дальние, опустело озеро наше, осиротело, того и гляди тиной затянет.. Вот, мавки и озоруют – то, мужиков в лес заведут, да, запутают в трех соснах, то, скотину на выгоне распугают, а, коровы, когда пугаются сильно, то у них молоко пропадает.. Непорядок, то.. А, как, совсем от рук отобьются? – Кузьма внимательно взглянул на Альбину – молодые, ведь, на парней хуторских заглядываться начнут. Мавки-то, раньше, Марии, страсть, как боялись, скора старая на расправу была, могла и на век упокоить с расстройству чувств, а, ты, вот, вообще, нас, горемык покидаешь.. – домовой вновь засопел, украдкой стирая влагу в уголках маленьких глазок – Нельзя дому без Хозяйки, загинет он..

– За мавками пусть Лёхва приглядывает – распорядилась Альбина, поглядывая на шерстистого хитреца с укоризной – Он, мужик серьезный, у него не забалуешь, а, ты, Кузьма, не ной и кота не попускай, а, то, раскормишь, он и мышей ловить разучится!

– Какие мыши? – оскорбился домовой, вполне натурально – У нас в доме, мыши? Отродясь такого не было! – и, Кузька, обиженно поджал губы, надувшись, точно, та мышь на крупу.

– В доме Зинаида поселится – пояснила Альбинка, посмеиваясь над обидчивой нечистью – Тётка Анжелкина .. Совсем она одна осталась. И, пенсия у неё маленькая. Станет за хозяйством следить, вы её не обижайте-то. Я ей накажу, чтобы молоко не зажимала. У тебя, Кузьма, работа вредная, тебе положено.

Кузьма узнав о том, что дом не опустеет и живая душа в нем будет иметься, слегка повеселел и кота поглаживать начал. Котёнок урчал и ластился.

– Козу завесть надобно – задумчиво проговорил домовой – у козы молоко жирное, ужасно пользительное для моего организма. И, озеро, озеро-то, Хозяйка! Про озеро-то, не забудь!

– Что, озеро? – Альбина прислушивалась к шуму во дворе – Что с ним не так?

– Всё – не так! – разгорячился домовой, тоже настрополив уши – Насти-то, нет совсем! Русалку надобно найти, чтоб, значится, за озером догляд был. Сама посуди – достопримечательность, имущество ценное, опять же и, без, догляду? Нельзя так!

– Где ж, я тебе, русалку-то, отыщу? – Альбина в упор взглянула на домового – Они, чай, на дороге не валяются и из икринок не вылупляются, как головастики!

– Так, утопи кого, делов-то? – домовой искренне не понимал сути проблемы – Вот те и русалка.. Станет за озером бдить, туристов гонять, чтоб не озоровали, а, то, понимаешь ли, повадились тарантасы свои железные в заповедных водах мыть, химией озеро наше портить. Так и погубят совсем. Утопи, а? Пусть не девку, а, еще кого.. Вот, хотя бы, соседку твою, тетку Шурку Затонскую .. Погана баба, ой, погана! Не зря её пугало невзлюбило-то! А, русалка, гарная получится – толстая, матерая, страшнаяяя! Никто пакостить не посмеет, с такой-то охраной!

Альбина хмыкнула – мысль здравая, про русалку, конечно, не про утопление.

– Никого топить не станет – в категоричной форме отказала она приунывшему душой Кузьме. Душой, а, есть ли она у нечисти, вопрос? – Но, всё решаемо. Может, мавку какую приспособить? Их много по округе бегает.

– Нееее – не согласился Кузьма – Бестолковые они, шебутные.. Мужика, какого в трусах куцых увидят и все – разум отшибло. Не, хозяйка, не сгодится, мавка-то.. Сурьёзная должность для такой мелочи.

– А, нет ли где кикиморы в годах? – задумчиво поинтересовалась Альбина – Такой, знаешь ли… – и она изобразила руками нечто воздушное, объёмных форм.

– Кикимора, та в болоте сидит – фыркнул Кузьма – Тиной питается, да мох культивирует, а, вот, озерница… Озерница, та, имеется – Кузьма оживился и духом воспрянул – По соседству, в болотистой луже обретается.. Домовитая, жуть! Её Мария невзлюбила, да и выгнала за круг свой, вот она и чахнет у себя, в лужице-то.. Я её мобилизую?

– Согласится ли? – усомнилась Альбинка, чувствуя, что не просто так Кузьма за неведомую озерницу хлопочет. Имелся у него какой-то иной интерес, личный.

– Куда денется! – домовой горделиво распрямил плечи – Наше озеро, чай не лужица с козье копытце величиной… согласится, как миленькая, ещё и благодарить станет…

– Ну-ну! – добродушно усмехнулась Альбина – Тогда не медли, исполняй. Доложишься, как положено.

Домовой кивнул, аккуратно отодвинул от себя уснувшего котенка, которого Альбина решила назвать Мурчалой и испарился, словно и не было его никогда..

Поспешил, видать, знакомицу свою радовать, да с переездом на новое место помогать.

….. – Чего, ты, здесь, в одиночестве киснешь? – Маргарита Арнольдовна ворвалась в комнату, точно ураган и тут же, наткнулась взглядом на дремавшего Мурчалу. Тот продолжал спать, слегка перебирая мягкими лапками во сне и выглядело это мило и забавно – Так – женщина потрясла головой, убедилась, что кот действительно лежит на полу и ей не чудится и недовольно поджала губы. Маргарита Арнольдовна котов не любила. Она, вообще, не любила животных. Животные – это же не деньги, чего их любить? – Ладно, пусть живёт. – махнула рукой женщина, не заметив понимающей ухмылки дочери – Билеты я взяла, уезжаем завтра. С Зинаидой вопрос решён – зарплату ей положили хорошую, грех ей обижаться. Жить она станет во флигеле, за домом – присмотрит.

Альбинка согласно кивнула – Кузьма присмотрит, конечно – и, пылюку погоняет, и, всех мавок в округе построит, к работе приставит, дабы не озоровали. Мало ли – места здесь тихие, заповедные. Почти курорт. Зимой, опять же, хорошо, благостно, снега великие, да катание на санях. Можно приезжать на отдых… Озеро, опять же, дивное и виды красивые.. А, главное – друзья здесь у Альбинки остаются, пусть и чуды страшные, но, преданные и совсем не вредные, во всём, воле её покорные.

– Всё же, зря, ты, Альбина, дом продавать не захотела – Маргарита Арнольдовна стояла у широкого окна и отхлебывала ароматный чай из большой, тяжёлой кружки – Хорошие же, деньги давали, за дом, да за землю.. Озолотились бы..

– Продавать не стану – сказала, как отрезала Альбина, чувствуя себя заправской домовладелицей, помещицей почти – Мне здесь нравится. Может быть, я свою турфирму открою, стану на озеро туристов возить. Благо, денег теперь на все причуды хватит, спасибо бабке экономной!

Мать ещё что-то тараторила, рассказывала, а, Альбина, молча смотрела в окно – из широкого проёма, повиснув в воздухе, на неё таращилось давешнее пугало, уныло громыхая пустым оцинкованным ведром.

– Вот же, докука! – рассердилась Альбина – надо же, упрямое, таскается за мной, как привязанное.

Пугало, пробуждённое к странной жизни, капризом Анжелы, неожиданно поменяло хозяйку и теперь, души не чаяло в Альбине. Днём оно, чаще всего, гордо восседало на шесте посреди соседского огорода, как и полагается приличному пугалу, а, вот, вечера, предпочитало проводить, зависнув над девичьим окном и смущая Альбину своим постоянным вниманием.

– Кузьма! – строго вопросила Альбина, убедившись в том, что мать отошла на кухню готовить поздний ужин – Опять – двадцать пять?

Кузьма лишь сокрушенно вздохнул – пугало ему не подчинялось. Сказать честно, оно и Альбинку слушалось плоховато, упорствуя в непослушании. И, ещё – как подозревала молодая ведьмочка, пугало это, мужского рода, иначе, с какого такого перепуга, оно регулярно подстраивало Женьке Попову каверзные ловушки и таскало самой Альбине роскошные букеты цветов?

– Озерница согласна – довольным голосом отчитался о проделанной работе, исполнительный домовой – Нынче же и переедет… Довольная… Накормила меня от пуза, в благодарность за протекцию – и Кузьма, сыто улыбаясь, потер лапками плотно набитое брюшко.

Ещё немного полюбовавшись на упрямца в драном пиджаке, с оцинкованным ведром на тряпичной башке, Альбина раздраженно буркнула, обращаясь к довольному жизнью, домовому – Приоденьте его, что ли, а, то, ходит в обносках, людей пугает, меня позорит.. Это же надо, дожилась – влюблённое пугало! Рассказать кому, в сумасшедший дом упекут!

Кузьма важно кивал – пугало ему нравилось, дом охраняло хорошо, куда там, псам цепным – неподкупное, не спит никогда и не отравит его никто, к тому же.. Очень, очень полезное в хозяйстве приобретение.

А, что, до букетов – так не в своём же саду, цветы обрывает? Так что, нехай забавляется, не жалко!

– Мы уезжаем завтра – обратилась Альбинка к, сладко посапывающему в мягком кресле, домовому – На автобусе, из Филлиповки. Ты, его утром, цепями, что ли, к насесту прицепи, а, то, увяжется следом за мной, чего доброго! Мне в городе, только пугала для полного счастья не хватает!

Представив себе картинку, в которой, влюблённое пугало, точно зловещий монстр из популярного комикса, летает над стареньким автобусом, Альбина расхохоталась, опасаясь, что местные жители не переживут столь дивного шоу. Оставалось надеяться на расторопность Кузьмы и на то, что пугало, всё-таки, окажется привязано к здешним местам, куда более крепкими узами, чем к молодой и, пока, мало что умеющей ведьмочке.

Вообще-то, Альбина считала, что всё сложилось, более или менее, удачно – злая ведьма получила по заслугам, её подручные, тоже, не остались без наказанья. Только, вот, отец.. Об отце девушка жалела – судя по всему, он был хорошим человеком, пусть, слегка трусоватым и слабохарактерным.

Жители Чёрно-Озера, словно и не заметили того, что одна ведьма сменила другую – с удивлением и досадой, Альбина обнаружила, как по утру, у ворот, точно по мановению волшебной палочки, возникают бутыли с молоком, корзинки с домашней выпечкой, да и прочие вкусности, которыми домовитый Кузьма уже успел забить не только большой холодильник, стоящий в просторной, светлой кухне, но и обширный подвал, расположенный глубоко под домом.

Дом Альбинке достался удобный .. и её мама, забросив мысли о продаже этого, с неба свалившегося, сокровища, уже мечтала о том, как часто они станут приезжать в Чёрно-Озеро на отдых.

Но, сама Альбинка, твёрдо решила – таскаться сюда, в свою вотчину, материным мужикам она не позволит. И, вообще – благодаря капиталу, унаследованному от бабки – ведьмы, нужда в богатых покровителях отпадала сама собой и, в самое ближайшее время, девушка намеревалась серьёзно поговорить о том с матерью. Маргарита Арнольдовна, ещё, совсем молодая, цветущая женщина, которой, вполне по силам, встретить любовь и завести новую семью, а, может быть, даже, осчастливить Альбинку братиком или сестричкой.

Альбина пообещала сама себе поспособствовать матери свить семейное гнездышко с достойным мужчиной.

А, ещё, Альбинка, прямо-таки, чувствовала, как у неё зудят самые кончики пальцев, настойчиво, требовательно. Она ощущала, словно какой-то, зов и неясное томление. Так бывает в том случае, если ответственный человек оставляет недоделанным нечто важное.

В голове, то и дело, всплывали слова заговоров и заклятий, о которых, она, раньше, понятия не имела.

Как теперь жалела девушка о том, что русалка Настя, столь поспешно покинула своё озеро. Вот, кто, наверняка знал о пробуждении её ведьмачей силы, ведь и сама Анастасия, вполне могла бы стать ведьмой, не попадись она бывшей графине Марии в юном возрасте и не стань жертвой её черных чар.

Как справедливо подозревала Альбинка, Настя уже очень далеко – русалки могут весьма скоро передвигаться, не нуждаются в сне и, почти не нуждаются в отдыхе. Мечта Анастасии о жарких странах и тёплых морях, могла исполниться в самом ближайшем будущем.

**

Рано утром, на самой заре, когда еще даже пастухи не начали собирать своё немалое стадо, Альбинка проснулась.

Её разбудил какой-то толчок, импульс, кипучая жажда деятельности, подвигнувшие молодую ведьмочку на различные деяния с самого утра.

Девушка поспешно сменила ночную пижаму на привычные джинсы и хлопчатобумажную футболку, засунула длинные ноги в лёгкие спортивные туфли и выскочила в сад.

Умываться холодной росой оказалось очень приятно и бодряще, а, пугало, что покорно, точно часовой, зависло поблизости, стараясь прикрыться зелёной листвой, приветственно громыхнуло оцинкованным ведром, которое, домовой, любивший поспать по утрам, безуспешно попытался заменить на пластмассовое.

Альбинка торопливо почистила зубы здесь же, в летнем душе, вытерла лицо мягким полотенцем и расчесала волосы. Сегодня у неё было прекрасное настроение и она, лишь погрозила необычному воздыхателю пальцем, с которого, к её досаде, уже начинал сползать лак.

Можно было не сомневаться в том, что на широком подоконнике, в собственной комнате, она обнаружит очередной букет от оригинального поклонника, которого, так старательно, караулила, заинтригованная происходящим, Маргарита Арнольдовна.

Женщина подозревала во влюбленности Женьку Попова, но, считала его простоватым и бесперспективным деревенским увальнем.

ЖеПе обнаружился у самой калитки, а обнимку со своим громоздким «конём».

Альбинка хмыкнула – настоящим, тёмным ведьмам, положен иной вид транспорта – метла там или, ступа, но, Альбина, пока что, ведьмой была неопытной и непривередливой, поэтому, решила обойтись железным «конём», ведомым верным рыцарем Женькой.

Кстати, зла на парня, девушка не таила – казалось, Женьке, на роду было написано служить ведьме, вот, только, Альбинка, вовсе не собиралась устраивать с ним сексуальных игрища, до которых, так охоча была прежняя хозяйка Чёрно-Озера.

Поздоровавшись с парнем, Альбина взгромоздилась на широкий багажник верного «коня», и они поехали по удобной дорожке, вокруг хутора.

Альбинке пришлось слегка напрячься – восстановить ведьмин круг, пусть и малый, защищающий чарами только лишь сам хутор, делом оказалось не простым и не быстрым.

Молодая ведьма чувствовала всех и каждого из тех, кто принадлежал ранее её бабке-ведьме – чуды, опасаясь попадаться на глаза новой Хозяйке, таились по щелям и норам, но, новый, зоркий взгляд Альбины, настигал их повсюду.

Она уже не удивлялась лохматости лешего, необычности домового и угрюмости банника, нахальству и пронырливости мавок, в болотце сидела кикимора, торопливо закапывавшая своё дрожащее, студенистое тело, в жирный ил, круглобокая водяница высовывала длинный нос из ряски, любуясь своим новым местом обитания. Имелось, даже, одно привидение, самый настоящий призрак, охранявший древний клад, закопанный в лесу. Призрак этот, раньше, во времена стародавние, был вполне матёрым мужиком, разбойничавшим в здешних местах.

После смерти, конечно же, болезненной и насильственной, он так и остался караулить свои сокровища.

Скорей всего, графиня Мария, знала о зарытом кладе, но не трогала его, до поры, до времени, оставляя, как НЗ, на чёрный день.

Кроме чуд покрупнее, что часто живут бок о бок с людьми, Альбинка видела и прочих – мелких и слабых духов, живущих в полях и лесах. Каждый из них боялся молодой ведьмы до умопомрачения, но, тем не менее, показывался ей на глаза скоро и с покорностью.

Объезд Чёрно-Озеро они завершили через три часа. Несчастный Женька окончательно выдохся, устав крутить педали верного «коня», и Альбина подумала о том, что необходимо приобрести какой-нибудь, более скоростной вид транспорта, а, то, с прежним, получалось медленно и утомительно.

И попа болела от жесткого багажника, что очень неприятно.

Дома Альбину ожидали горячий завтрак, полная нетерпения, мама и печальная тётка Зина, так до конца и не смирившаяся с побегом племянницы.

Кстати, пещерку, Лёхва обрушил качественно – никакого шевеления под завалом из камней и земли, Альбинка не ощутила, значит, две ведьмы, молодая и старая, упокоили друг друга, навечно.

Прощанье вышло скомканным – Зинаида горько рыдала, норовя осенить Альбинку крестным знамением и облобызать благодетельнице, руки, мать торопилась, называя дочурку «пани помещица», а, Альбинка, помахав на прощанье рукой унылому Кузьме и пощекотав брюхо чёрному котёнку, с присвоенным тому, кодовым именем «Мурчайло», медленно покатила свой модный чемоданчик на колёсиках к, поджидающему их такси.

Ехать до Филлиповки на железном «коне», Маргарита Арнольдовна отказалась наотрез.

Эпилог. Каждому – своё..

…… В старинном склепе, где на веки-вечные и упокоили бывшую графиню К*, Марию, по-прежнему, было прохладно и сухо, хотя, может быть, не так пыльно и грязно, как раньше.

По приказу новой Хозяйки этих мест, недовольные мавки, попискивающие от страха и недобрых предчувствий, очистили помещение от хлама и паутины и подготовили его к приёму усопшей.

Отчего и почему, Альбине захотелось, чтобы старая ведьма оказалась похоронена именно в родовой усыпальнице, девушка и сама толком не могла объяснить.

К тому же, повинуясь неясному чувству тревоги и, всё той же, интуиции, которая не раз выручала её в жизни, Альбина, особенно тщательно обошла усыпальницу, замыкая колдовской круг с отменным усердием.

Мало ли что – бережёного, Бог бережёт, а, не бережённый – Моране прислуживает.

….. Анжелика очнулась тёмной ночью. Одна, в холодном и пустом помещении.

Юная ведьма чувствовала, как страшная, недружелюбная Тьма, обволакивает её со всех сторон, как мёрзнут ноги и, как сильно и тупо болит в левой части груди, как раз там, где у человека расположен такой важный орган, как сердце.

«Во дворе, заснула, что ли? – лениво и неспешно размышляла Анжела, у которой осталось так мало сил, что любое шевеление организма, доставляло чувство дискомфорта – Точно, заснула во дворе, под яблоней, тут, возьми, да и похолодай .. Нужно в дом двигать, пока окончательно не околела. Ну, тётка, ну, уродка – не могла меня тёплым одеялом укрыть, злыдня! Ничего, награжу тебя, дуру тупую, трёхдневным поносом. Будешь знать, как над людьми издеваться!»

Девушка, с трудом сползла со своего ложа и тут, внезапно, призадумалась – нет, оно совсем не походило на старую, скрипучую кровать, стоявшую под яблоней у них во дворе.

Анжелке стало не по себе – она чувствовала себя неуютно в этом странном месте, незнакомом и, даже, враждебном.

С трудом ковыляя по полу, она, широко разведя руки в стороны, принялась метаться по помещению, пытаясь определить, где именно она находится.

– Бабка! Это все, козни старухи! – в голове, испуганной мошкой, билась одна-единственная мысль – Старая хрычовка перехитрила меня, опоила какой-то гадостью и засунула в каменный мешок! Не иначе, что скверное удумала, карга несносная! Ничего, мы ещё повоюем, посмотрим, кто кого! Я так просто не сдамся, слышишь, бабулечка?

В своих хаотичных метаниях, Анжелика наткнулась на каменный выступ и усиленно зашарила по твердой поверхности руками. В них оказалась вещь безобидная и привычная – как ни странно, это была обычная газовая зажигалка, изготовленная руками трудолюбивых китайцев.

Анжелка торопливо щелкнула и ошеломлённо затрясла головой – перед ней, из темноты, выплывали каменные стены, выкрашенные в унылый серый цвет.

– Я, точно, в тюрьме! – почему-то решила девушка, пребывающая в смятении – а, это, моя камера. Я, что, убила кого-то и оставила живых свидетелей?

Пока девушка озадаченно размышляла над странностями бытия, руки сами отыскали толстую свечу в тяжёлом, литом подсвечнике.

Анжела торопливо зажгла её.

Весёлый, жёлтый огонёк разогнал кромешный мрак незнакомого места и Анжелка затопталась на месте, тревожно осматриваясь по сторонам – ничего, существенно, не изменилось. Стены остались стенами, качественное освещение отсутствовало, как и любые, мало-мальски доступные, удобства, а, перед глазами перепуганной Анжелы, возник гроб, самый обычный гроб, обтянутый алым бархатом, с крышкой и прочей лабудой, требующейся для вечного сна усопшего.

– Где я? – требовательно завопила Анжела, ощущая, как липкий страх покрывает каждый сантиметр её кожи – Где? Чьи это гнусные шуточки? Прекратите немедленно или я разозлюсь!

Впрочем, она, уже начала кое, о чем догадываться – это мог быть только склеп, та, самая усыпальница, быть похороненной в которой являлось привилегией для членов графской семьи.

– Похоронила. – похолодела Анжела – заживо замуровала, тварь старая! Ну, ничего, я, этот твой склеп, по камушку разберу! Не обижайся потом!

И, Анжела, озлившись, слегка приободрилась – старуха совершила роковую ошибку, засунув её в каменный мешок и оставив в живых. Может быть, ведьма, ничего не знает о её предательских планах? Может быть, это, вовсе и не она устроила? Чья-то глупая шутка? Чья? Ох, доберётся Анжела до неизвестного юмориста!

– Голову шутнику откушу – мрачно пообещала Анжелка, медленными шажками передвигаясь вокруг каменного стола, который, вначале, приняла за обычную каменную глыбу – как только доберусь до ублюдка!

Цепкие пальцы Анжелы нащупали гладкий круглый предмет – обычное дамское зеркальце, забытое во время погребения ведьмы, кем-то из женщин, пришедших на похороны.

Анжелка, чувствуя, как скрепят её кости, дотянулась до зеркала и поднесла его к глазам…

Старинную усыпальницу огласил истошный крик, громкий, отчаянный и жалкий одновременно.

Из зеркала, на Анжелу, смотрело знакомое лицо седовласой старухи, всё изрезанное морщинами, длинноносое и жутко неприятное.

Где-то, далеко от усыпальницы, в теплом, уютном доме, довольно оскалился хитрый домовой – это он, на всякий случай, оставил на каменном столе, зеркало и свечу… Анжелка, эта юная, бесцеремонная особа, всегда относилась к домовому с пренебрежением и пинала «мелкого поганца» при каждом удобном случае.

Что ж, долг, как говорится, платежом красен!

Домовой ухмыльнулся еще раз, поерзал и заснул, совершенно спокойный и удовлетворенный.

А, потрясённая Анжела, всё еще продолжала безнадёжно всматриваться в дешёвое зеркальце, полными отчаянья, глазами.

Девушка, кажется, поняла, что произошло на самом деле – её коварный замысел, почти удался. Она убила старую ведьму, но, заклятья, которые, каждая из них, шептали себе под нос, сыграли с ними недобрую шутку – они перенесли душу Анжелы в тело ведьмы, а, душу старухи – в тело молодой девушки, близкой ей по крови.. Силы двух ведьм, столкнувшись, пожрали друг друга. Истощённая борьбой старуха, опоенная, к тому же, качественным зельем, изготовленным самой Анжелкой и получившая подлый удар ножом в самое сердце, умерла сразу и бесповоротно, более молодая ведьмочка, выжила… выжила, но, лучше бы, умерла..

Она уже ощущала, как по жилам распространяется холод, как, немеют кончики пальцев, как, стекленеют глаза, как изо рта вырывается белое облачко пара..

В склепе стремительно похолодало. Пол и стены покрылись лёгкой изморозью…

Анжелка, запертая в ветхом теле старухи, позорно взвизгнула и заметалась по каменному пространству, в поисках выхода – она знала, знала, что означает этот лютый холод, этот лёд и эта тяжесть, гнувшая её к земле.

Это шла Морана ..

Это шла сама богиня смерти Морана, неторопливая, но, неотвратимая, медленно шла, тяжело и её шаги, падали вместе со струящейся повсюду, тьмой, точно комья мокрой земли в открытую могилу.

Морана шла за душой юной ведьмы. Каждый должен был ответить за свои прегрешения, а, Анжела, возжелав силы и могущества, убила верную прислужницу тёмной богини. Расплата была неизбежна – по праву сильной, Морана требовала своё.

Анжела завизжала.. она кричала долго и громко, выла, захлёбываясь собственным криком, когда безжалостная воля разгневанного божества, вырвала из старого тела, истошно вопящую душу и извергла её в самые мрачные глубины ада.

В гроб, обтянутый алым бархатом, упала пустая оболочка, ветхая, словно древнее пальто, траченное молью..

Лишь, опалённые тьмой, стены, да потёкший камень, свидетельствовали о том, что темная богиня, действительно явила свои гнев и ярость, этому миру.

**

…. Ни в какую Испанию, к вящему негодованию Маргариты Арнольдовны, Альбина не поехала.

Ещё чего!

Она теперь, взрослая, совершеннолетняя и самостоятельная, девушка. Сама разберётся со своими хотелками и желаниями.

Зачем ей заграница, с её суетой и непредсказуемостью, когда на свете существует такое замечательное место, как республика Крым?

Мама, естественно, возмущалась, её вопли, наверное, слышала вся улица и два ближайших гипермаркета, но, упрямая дочь настояла на своём – хватит с неё поездок по чужому желанию!

Вон, съездила уже в Чёрно-Озеро и, что вышло?

Едва с жизнью не распрощалась!

Нет, конечно, она, Альбина, не осталась в убытке – могущество, деньги и прочие сопутствующие приобретения, типа, послушной её воле, нечисти, грели душу и радовали кошелёк, но..

Но..

Теперь, Альбина решила всегда и во всём, доверять своей интуиции.

Она, интуиция, её, уж, точно, не подведёт!

Собрать чемоданы и купить путёвку оказалось очень просто, а, там – недовольная Маргарита Арнольдовна отправилась покорять Испанию с очередным спонсором, а, Альбина, поехала в Крым..


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю