290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Звёздный детектив (СИ) » Текст книги (страница 8)
Звёздный детектив (СИ)
  • Текст добавлен: 2 декабря 2019, 06:00

Текст книги "Звёздный детектив (СИ)"


Автор книги: Илья Арсенюк






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 18 страниц)

Глава 8

Рита распахнула с криком глаза. Ей снился кошмар, в котором демон, похожий на Анну Белич, неустанно преследовал ее и почти настиг, накрыв своей зубастой тенью, он приготовился вонзить в нее свои зубы. Задыхаясь от ужаса, Рита попыталась натянуть на себя одеяло. Кажется, так в детстве успокаивала ее мама, если ей снились кошмары. Чтобы прогнать чудовище, нужно залезть под одеяло и сосчитать до десяти. Нет, неправда, это не ее мама, а мама Анны так говорила. Всхлипнув, она в отчаянии схватилась за голову, словно пыталась вырвать вместе с клоком волос чужую личность, присвоившую ее жизнь.

– Эй, успокойся!

Чья-то мозолистая рука легла на ее колено. Это прикосновение не было ужасным или отталкивающим, наоборот оно было теплым и родственным. Рита выглянула наружу из-под одеяла. На кровати сидел уже немолодой мужчина, с наметившимися залысинами, худым вытянутым лицом и острым подбородком. В его колючих глазах пряталась гнетущая тоска. Даже с многодневной щетиной, она могла назвать его привлекательным. Кого он ей напоминал? Ах да, это же детектив Валенса. Его лицо исполнилось сочувствием, а от него самого шел запах уюта, но интуитивно она чувствовала, что такая показная доброта мнима, как и его заботливая рука, поглаживающая ее колено.

На самом деле, он – жестокий расчетливый человек, живущий ради личной выгоды. Он пленил ее, обманул, предал. Он не достоин ее и должен умереть…

– Нет! Стоп! – воскликнула Рита, срываясь в крике.

– Тихо, тихо, – Валенса подобрался поближе к ней и попытался обнять. Девушка позволила ему это сделать. В сильных мужских руках ей стало немного проще не слушать утробный голос Анны Белич, шепчущий проклятия. Ненависть осталась за кадром. Пока живой осязаемый Валенса был рядом, все казалось преодолимым.

– Ты в порядке?

– Да, – ответила она. – Я долго спала?

– Несколько часов. Я хотел, чтобы ты выспалась.

– Понимаю, – она потрогала место укола.

– Извини, – прошептал Валенса, – я вынужден был так поступить.

– Роман, я хочу, чтобы ты знал. Я не хотела никому вреда.

– Тсс, я знаю.

– Так тяжело однажды проснуться… взрослым человеком, в чужом теле. А потом тебе говорят, кто ты и что должен делать… Иногда я Анна, думаю, говорю, мыслю, веду себя как она и хуже всего, что именно в такой момент я чувствую себя полноценным человеком, а не клоном. Это так несправедливо…

Девушка замолчала, замкнувшись в себе. Он думал, что она больше не заговорит с ним, однако неожиданно она спросила:

– Твой робот, Шустрик, он не похож на остальные модели. Такой участливый, как настоящий человек.

– Еще бы. За его эмби я выложил кругленькую сумму.

– Почему «Шустрик»? Почему ты так его назвал?

– Это долгая история.

– Ну, прошу, расскажи, – ее голова потихоньку приходила в норму, боль отступала.

– Хорошо-хорошо. Много лет тому назад я взял его у Леонарда, одного торговца краден… сувенирными товарами. Такие модели изготавливали для поливных работ на гидропонных фермах в Новой Азии. У одного из трехсот роботов в партии обнаружился странный дефект – он постоянно норовил сбежать. На какие работы его не отправляли, через несколько дней он делал ноги. Не помогало не перепрограммирование, ни смена пича, ни даже стальные цепи, которыми его приковывали. Двести сорок шестой проявил удивительный талант к побегам. «Шустрый малый» – так его прозвали инженеры, а потом сократили до «Шустрика».

– А как он попал к этому торговцу краден… – она заговорщицки подмигнула Валенсе, – сувенирными товарами?

– Не знаю, наверное, владельцам просто наскучило его ловить.

– А почему он не сбежал от тебя, когда ты его купил?

– Я не сказал – купил, просто взял. Я думаю все дело в свободе. Когда она есть, когда есть возможность выбирать, смириться с ограничениями легче.

– А ты не спрашивал его, если бы он захотел уйти, куда бы отправился?

– А зачем? Это люди следуют зову сердца, машины поступают по правилам, даже бракованные.

Скорчив мину, она отодвинулась от него.

– Не могу понять, когда ты играешь, а когда говоришь серьезно.

– Я говорю то, что думаю. Чего ты так разволновалась из-за железяки?

– Посмотри на меня, Роман. Я ведь тоже искусственная. Мои чувства также бракованные?

– Давай оставим этот бесперспективный разговор.

– Хорошо, только ответь на один вопрос. Когда ты был на Колинкуре, ты убивал таких, как я?

– Рита это было давно.

– А меня ты смог бы убить?

Он закрыл глаза.

– Прости, – она погладила Валенсу по руке. – Бороться с самой собой невероятно тяжело, мне хочется заснуть и не проснуться.

– Не говори так, даже не думай.

– Как хочешь… Майн 5 далеко?

– Нет, часов пять дрейфа. Хочешь посмотреть на планету?

– Нет, не хочу, – резко произнесла она, но спустя несколько секунд изменила свое решение. – Хорошо, подожди меня за дверью, пока я оденусь.

– Рита.

– Что?

Из полуоткрытых глаз она отважилась посмотреть на него. Валенса придвинулся, и девушка оказалась в опасной близости от его губ. Он порывался о чем-то спросить ее, но так и не посмел.

– Ладно, я жду снаружи, – сказал он и покинул каюту.

Под дверью он наткнулся на Шустрика, ждущего его в коридоре. Робот проявил деликатность или его заставила это сделать Назира, которую он взял с собой.

– Что-то срочное? – спросил Валенса.

– Думаю вам нужно пройти на мостик, шеф.

Валенса заметил, что робот был вооружен. У него на поясе висела кобура с ракушкой.

– Ладно, Шустрик, пошли. Ты мог бы связаться со мной…

– Вам лучше самому все увидеть.

– У нас проблемы?

– Только одна, – уточнил робот, следуя позади детектива, – и она уже взяла нас на прицел.

Детектив поторопился на главную палубу. В капитанской рубке его дожидался капитан Громов. Гамма и Бета занимали места возле радаров. Альфа ни на шаг не отступал от капитана, исполняя роль телохранителя. На главном экране возле диска планеты горела еще одна искорка.

– Черт, откуда взялся этот кашалот? – воскликнул Валенса.

– Из гарнизона, – мрачно поведал капитан.

– У такой захудалой планеты в гарнизоне целый крейсер? От кого они собрались отбиваться? От астероидов?

– Ну, точно не от нас! – возразила Назира.

– Подключи ее к управлению, – Валенса имел в виду ноут.

Обошлось без возмущений. Робот четко выполнил указание детектива. Назира вывела на голографический экран трехмерное изображение космоса. Картину звездного неба закрывало огромных размеров тело. В его конусообразной форме без труда угадывался крейсер Федерации, с ощетинившимися в сторону «Авроры» орудиями.

– Я провела анализ орудийных систем крейсера, – отчиталась она. – Они приведены в полную боевую готовность.

– Что мы можем? – вопрос Валенсы адресовался в первую очередь капитану.

– Немного – военные глушат наши радары. Работает только внутренняя связь.

Повернув свое, пышущее злобой, лицо к экрану, капитан поник, словно на него свалился тяжелый груз, пригнувший его к земле. От его непоколебимости не осталось и следа – перед ними предстала развалина. Валенсе это напомнило исход с Колинкура, когда двадцатилетние парни шли в одной шеренге, словно закованные в кандалы старики, с пустыми остекленевшими глазами и полуоткрытыми губами на которых застыл немой крик ужаса.

– Черт, черт, черт, черт! А у нас ни грамма гелия, чтобы сдвинуться с места?

Громов развел руками, отвечая детективу:

– Как мухи в паутине.

В рубке, мучаясь тошнотой, появилась Рита. Лицо девушки при виде махины, закрывшей пол экрана приобрело мертвенно бледный цвет.

– Ах, вот и вы, – хлопнул в ладоши Громов. Он приложил руку к бедру, где у него висел импульсный разрядник, травматическое оружие ближнего действие, но если увеличить мощность заряда – смертельное для людей со слабым сердцем. Изнуренная девушка выглядела прекрасным кандидатом.

– Роман, – Рита сделала шаг к стене, сражаясь с подступающим головокружением. – Роман… Это не я! Клянусь!

Детектив даже не взглянул на нее. Все его внимание захватили капитан, перемещающийся к девушке на расстояние выстрела и Альфа, идущий следом за Громовым. Краем глаза детектив нашел Шустрика – он замер в двух метрах от боковой стенки на пересечении пути капитана. Ни один мускул робота не дрогнул.

– Она нас всех подставила! – капитан сжал ладонью кобуру. Оружие он пока не вытащил, просто направил в девушку согнутый палец.

– Кэп, – Валенса старался говорить как можно спокойнее.

– Она работает на ЗГ!

– Работала. Теперь она на нашей стороне.

– Валенса, вы в своем уме?! Вы готовы доверять гвардейцу?

– Хоть самому дьяволу, если он выступает за мою команду.

– Тогда готовьтесь с ним поздороваться, потому что скоро мы все станем трупами!

– Успокойтесь, капитан и послушайте, что я вам скажу. – Я многим задолжал смерть. Иногда просматривая список своих врагов, меня охватывает неудержимое желание спрыгнуть с крыши Акрополя, но знаете, что меня останавливает?

– Что?

– Акрофобия.

Кажется, Громов потерял дар речи. Капитан несколько секунд смотрел на Валенсу, выпучив глаза, а потом его прорвало. Согнувшись пополам, он начал лихорадочно смеяться. Безостановочный смех продолжался минут пять. Выдохшись, капитан распрямился, вытер слезы, подошел к детективу и с двух сторон хлопнул его по плечам.

– Валенса, вы настоящий сукин сын! Виктор Воронов в вас не ошибся. К черту Гвардию! Пускай приходят! Мы покажем, каким гостеприимным может быть Торговый Союз.

Нельзя было сказать, что Валенса остался в восторге от этого проявления добродушия.

– Назира, они пытались связаться с нами? – спросил он.

– Да, – подтвердила она. – Постоянно крутят в эфире одно и то же сообщение. Мы должны принять на борт инспекционную команду ЗГ. Если у нас есть оружие, мы обязаны сложить его возле дверей стыковочного модуля.

– Роман, – девушка умоляюще взглянула на детектива, – только не они. Я не могу опять, я не выдержу.

– Спокойно, никто не собирается сдаваться! Капитан, сколько у нас времени, прежде чем абордажная команда здесь появится? Приблизительно?

Громов не отрываясь, глядел на крейсер.

– Капитан, – Валенса облизнул свои губы, чтобы его речь звучала как можно отчетливее. – Сколько?!

Громов поднял свои кустистые брови.

– Двадцать, если повезет – тридцать минут.

– Это бессмысленно, – сказала Назира. – Они могут уничтожить нас, когда захотят. Зачем лететь на абордаж?

Громов устало сжал пальцами кожу на лбу в большую складку, затем ответил:

– Они бы так и поступили, если бы знали, кто мы. На крейсере верят, что мы грузовое судно. Наши позывные говорят им, что мы грузовое судно… Груз – вот, что их волнует. Что ж, это должно нам помочь.

Расстегнув рубашку, он вытер ладонью мокрую от пота шею, и прошелся до главной консоли управления. Бета и Гамма встали по две стороны от него, завершая эту гордую скульптурную композицию, годную, чтобы ее водрузили на въезде в какой-нибудь оживленный космопорт,

– До Майн 5 полмиллиона километров, – сказал Громов. – На «Авроре» одна спасательная шлюпка.

– Я уже обдумывал это, – перебил Валенса. – Ее уничтожат, едва мы отчалим от челнока.

– Не уничтожат, если отвлечь внимание крейсера…

Валенса порывался с чем-то поспорить, пока не заметил, что Громов не договорил. Тогда детектив умолк, дав капитану продолжить:

– Вы все наденете скафандры и отчалите «легким стартом». Я использую все топливо, чтобы как можно быстрее подойти к крейсеру и закрыть ему визуальный обзор со стороны планеты.

– Это не поможет, – раскритиковала предложение Назира. – Военные радары ощупывают все в радиусе трех астрономических единиц.

– Мы выбросим груз, – сказал Громов. – У нас полный трюм с компьютерами, бытовой техникой, бобинами с ниткой, медицинским приборам. Все выбросим, даже контейнеры. Пусть ищут вас среди всего этого хлама.

– Даже в таком случае, они могут выследить нас по факельному следу, – попыталась возразить Назира, но ее доводы никто не услышал.

Валенса с Громовым переглянулись между собой, как старые сообщники.

– Они высылают группу! – Рита, показала на голографический экран.

От крейсера отсоединилась яркая точка, и начала стремительно приближаться к челноку. Все молчали. Время тикало, и детектив пошел ва-банк:

– Все, решено! Мы попробуем. Капитан, задействуете автопилот.

– Нет, – отказался Громов. – Вы не поняли, Роман Маркович. Автопилот не поможет, нужен ручной маневр. Так что я с вами не полечу.

– Кэп…

– Вспомните, что сами говорили про страх? Всегда есть ужас пострашнее. Для меня это сдаться с позором.

С неизмеримой признательностью детектив подошел к Громову и пожал его волосатую руку.

– Жаль, что мы так и не доиграли.

– Удачи вам, капитан.

– Заберите ее себе, Валенса, вам она точно понадобиться.

Кивнув Громову на прощание, Валенса скомандовал:

– Шустрик, хватай Назиру. Рита за мной!

Неожиданно на их пути вырос Альфа. Его импульсник был направлен прямо в область сердца Риты.

– Все в порядке Альфа, отбой, – обратился к роботу Громов, но тот его больше не слушал.

Предположение, что у Альфы был отключен А-модуль, оказалось верным. Робот дернулся, в цепи его контактов произошло перераспределение потоков, и включился особый код, по которому теперь действовала эта машина. На выпрямленных ногах робот зашагал к Рите, в ужасе прижавшейся к детективу. Громов отправил Гамму и Бету остановить взбунтовавшуюся машину. Они бросились к Альфе, схватили его за руки и повисли на них, но, несмотря на все усилия, так и не сдвинули упрямого робота с его курса. Абордажный корабль на подлете включил луч прожектора и направил его на «Аврору». Через иллюминаторы в рубку проник яркий свет, ослепивший Альфу. Это был шанс. Ни секунды не колеблясь, Шустрик шагнул за спину Альфе, приставил к его затылку ракушку и выстрелил из нее. Потерявшее мозговой центр тело, некоторое мгновение продолжало свое движение, потом замерло, накренилось и рухнуло на пол, увлекая за собой двух других роботов. Кроме сдавленного крика Риты больше никто не проронил ни звука.

– А теперь вперед! – закричал Валенса, толкнув девушку в спину.

В любой миг абордажный корабль был готов выпустить автоматический зонд, обесточивающий все электропитание «Авроры». Времени осталось в обрез. За неполные пять минут они достигли задних отсеков. Попав в трюм, спустились вниз на погрузочной платформе. Помещение заливал красный свет включенных сигнальных огней. Они ринулись в дальний конец ветвистого коридора. В самой его горловине, возле шлюзовых дверей на стене за стеклом висели аккуратно подбитые скафандры. Все трое принялись одеваться. В этот миг включилась сирена, в динамиках внутренней связи зазвучал армейский баритон:

– На связи командир абордажного корабля Вайс! Всем оставаться на своих местах и сложить оружие! Повторяю! Всем оставаться…

Облачившись в, пахнущий аэрозолем, комбинезон, Валенса нацепил на себя гермошлем. Защелкнув его на шее, он принялся помогать девушке. Шустрик справился самостоятельно. Рука об руку они прошли через рукав шлюза в аварийный модуль. Двери за ними захлопнулась. Они взялись за поручни, дожидаясь, пока уравняется давление. Чтобы не терять времени, детектив врубил передатчик и обратился к капитану:

– Мы готовы!

– Отлично, Валенса. Как только вы стартуете, я начинаю сбрасывать груз. Будьте осторожны, не врежьтесь.

– Хорошо, кэп… Спасибо вам.

– Постарайтесь закончить дело, детектив.

– Обещаю вам!

В невесомости они добрались до следующих дверей. К ним непосредственно присоединялось пассажирское отделение спасательной шлюпки. Паря под потолком, Валенса усиленно вспоминал, что такое «легкий старт». Это когда шлюпка стартует без приготовлений, с незадраенными шлюзами и отключенным автопилотом. На жаргоне гвардейцев он носил название «Атака с открытым забралом». Когда требовалась стремительная высадка на планету, без предварительного планирования, сотни шлюпок сбрасывались с орбитальных кораблей прямо в атмосферу. Многие десантирующиеся экипажи не добирались до земли, сгорая как метеоры.

Невеселые мысли бегали где-то на заднем плане, пока он с девушкой и роботом занимали свои места в тесной кабине. Назиру подключили к управлению шлюпки, чтобы она, если что, могла взять управление на себя. Передняя часть тоннеля раскрылась. Через запыленное стекло шлема Валенса увидел над собой черноту с россыпью звезд. Вдоль пусковой шахты зажглись зеленым светом взлетные огни.

– Кэп, мы готовы, – сообщил на мостик детектив.

– Отлично, я начинаю отчет. Десять…

– Шеф.

– Что Шустрик? – спросил Валенса, включая приборную панель.

– На Майн 5 всего один континент и много воды.

– Шесть…

– И что?

– Роботы не плавают.

– Четыре…

– Постараюсь дотянуть до суши.

– Два, один, ноль, старт!

Капитан включил катапульту, выбросившую шлюпку в космос как пробку из бутылки. Какие-то секунды они неслись в противоположную сторону от планеты. Автоматика сделала свое дело, теперь все было в руках людей. Валенса крепче схватился за штурвал. На радаре он увидел, как содержимое трюма «Авроры» высыпалось в безвоздушное пространство. Задействовав двигатели, детектив направил, набравшую скорость, шлюпку по дуге к планете.

– Безумец! Он идет на таран – произнесла Рита.

Девушка все верно оценила: Громов развернул судно, встав между удаляющейся шлюпкой и крейсером Гвардии. Такой маневр стал полной неожиданностью для абордажного судна. Не сумев вовремя отклониться, на большой скорости оно врезалось в борт «Авроры», вспыхнув как бенгальский огонь.

– Это самоубийство, – шепотом произнесла девушка. – Крейсер еще на подходе расстреляет его!

Валенсе промолчал. Он сам до конца не верил, что Громов сможет это сделать. Благодаря отважному капитану у них появился уйти из поля зрения военного корабля. Планета приближалась с каждой минутой, разрастаясь перед ними рыжим исполинским шаром, но они все еще оставались в пределах досягаемости ракетного залпа.

– Шеф, если мы погибнем…

– Где твой оптимизм, железяка?

– Шеф, если вы погибнете…

– Заткнись, Шустрик!

Тем временем «Аврора» продолжала сближаться с крейсером. На ее левом борту зияла пробоина. На военном корабле до сих пор раздумывали, что предпринять. Эфир визгом пронзали требования выключить двигатели и стать в дрейф, но Громов отказывался это делать. Детектив мысленно предположил, что военные хотели взять их живыми, иначе бы давно уничтожили транспортник.

В конце концов, сомнение гвардейцев исчезло само собой, когда «Аврора» подошла на опасную дистанцию. Колебаться дальше – подставлять громоздкий крейсер под таранный удар. Орудийные люки открылись, выпустив дюжину ракет, оснащенных ядерными зарядами. Достигнув цели, боеголовки разошлись по цепочке вдоль корпуса и поразили сначала радиаторы, затем теплоизоляционный слой и, наконец, двигательную установку в хвосте транспортника. Челнок раскололся на несколько частей. Потерявший стабильность, реактор ослепительно взорвался. Звезда «Авроры» полыхнула, и сразу потухла, заполнив пространство, разлетающимися во все стороны, обломками.

– Он погиб, – Назира не спрашивала, она констатировала.

С благоговейным трепетом Рита, следуя обычаю космонавтов, хоронящих своих товарищей, прошептала эпитафию:

– Покойся с миром, отважный капитан.

Валенса не слышал этих слов, он сосредоточился на управлении шлюпкой. Она вошла в верхний шар облачной атмосферы Майн 5. Над головами людей поднялся полупрозрачный щит из огнеупорного материала. Температура подскочила в несколько тысяч раз, за бортом разбушевался огненный шторм.

– Слишком острый угол, – подметил Шустрик.

– Знаю.

– Нужно поднять нос.

– Знаю.

– Иначе мы сгорим.

– Я все знаю, черт возьми.

– Внимание! – над радарной сеткой на экране появилось предупреждение «Обнаружен перехватчик».

– Они нас увидели и открыли огонь! – закричала Назира.

– Через сколько? – спросил Валенса.

– Минута.

– Не дотянем, – робот указал пальцем на рельефную карту местности, появившуюся на мониторе, – ракета собьет нас раньше.

Оставался один выход. Валенса повернулся к Рите. Их шлемы соприкоснулись. Он положил свою руку в перчатке на ее.

– Ты мне веришь? – спросил он не через радио – губами.

– Верю, – таким же способом ответил она.

Валенса взял ноут, присоединил его к ремню скафандра, затем звучно распорядился:

– Сбросить балласт! – и переключил рычаг под сидением.

Кабину нещадно затрясло. Встречным ветром со шлюпки, словно оберточную бумагу сорвало крышку. Сработал пружинный механизм, отстреливающий кресла. Их подбросило в воздух, закрутило и швырнуло в разные стороны. В мгновения ока они потеряли друг друга из виду. Небо и земля, меняясь местами, мелькали перед глазами Валенсы. Боковым зрением он увидел, как ракета настигла, падающую на землю, шлюпку и разорвала ее на куски. За спиной детектива раскрылся парашют, потащив Валенсу вверх за собой. Лямки сдавили его в подмышках, от резкого толчка он чутьне лишился чувств, закашлял, выплюнув остатки еды на щиток шлема. Некоторое время его бросало из стороны в сторону. Наконец, он принял устойчивое положение. Свободное падение продолжалось. Посмотрев вниз, он увидел, как стремительно вырастает в размерах полоса земли. Сглотнув, детектив с трудом подавил в себе позыв снова выплеснуть на забрало содержимое желудка. Дышалось с трудом, по телу пробегала судорога. «Слава Богу, не вода», – думал он, рассматривая золотистые с красным оттенком пески долины и округлые вершины горного кряжа на горизонте.

Валенса попробовал выйти на связь с роботом:

– Шустрик! Шустрик, прием!

Безрезультатно.

– Рита! Рита, прием! Кто-нибудь отзовитесь!

– Роман? – шипением дала о себе знать девушка. – Роман, где ты? Я тебя не вижу!

– Я тебя тоже, – обзор через шлем был слишком маленький. – Шустрика видишь?

– Нет!

– Шустрик, прием, прием!

Ничего. Валенса крутил шеей, но все что ему удалось увидеть – кусочек неба и янтарную пустыню под собой.

– Роман.

– Что, Рита?

– Ты знаешь, я никогда не прыгала с парашютом. То есть я помню, что прыгала, но…

– Не бойся, ты не разобьешься.

На самом деле такая вероятность существовала. И для него тоже: очень опасно блестели на солнце острые гребни плоскогорья, окружающего долину и, к несчастию, ветер сносил его именно туда.

– Роман, не молчи!

– Успокойся, перед приземлением, подожми под себя ноги и постарайся не зацепиться парашютом за камни. На земле отыщи укрытие и оставайся там – я тебя найду.

– Роман, я буду тебя ждать, только не бросай меня… – передатчик захлебнулся треском и помехами.

– Рита?! Ты слышишь меня? Рита? Прием! Скажи что-нибудь?!

Никто не отвечал ему, как он не старался, переключая частоты. Он остался один. Поверхность планеты стремительно приближалась. Как учили его в гвардейском корпусе, он сгруппировался, готовясь к мощному удару, но его не последовало. Детектив совсем запамятовал, что на Майн 5 сила притяжение на треть меньше, чем на Земле. Его ноги спружинили об песчаную почву, он несколько раз подпрыгнул, а затем плашмя рухнул на песок. Парашют рванул его в сторону, протащив еще несколько метров по земле, пока не застрял между валунов.

Первое время Валенса лежал, изучая плывущие по небу облака, не веря, что он спасен. Постепенно к нему вернулось ощущение реальности. Он нашел защелку на груди скафандра, повернул ее и освободил себя от шлема. Вместе с паром детектив глотнул и спертого воздуха негостеприимной планеты. Выбравшись из скафандра, Валенса попытался встать на ноги, но его тотчас пронзила резкая боль в спине. Вскрикнув, он упал на колени. Тогда детектив расстегнул куртку, снял ее и начал дышать полной грудью. Отдышавшись, он предпринял еще одну попытку подняться, в этот раз удачно. Пошатываясь, Валенса склонился над своим скафандром. Импульсник детектива принял на себя весь удар и разлетелся вдребезги. И не только он – передатчик на шлеме тоже разбился. Возможно, его друзья приземлились неподалеку и смогут услышать его голос. Сложив руки рупором, он позвал:

– Рита! – затем развернулся в другую сторону. – Шустрик! Эгей! Кто-нибудь!

– Не ори, я слышу.

Испугавшись неожиданного ответа, детектив подпрыгнул как на горячих углях и чуть не наступил на валяющийся под ногами ноут.

– Назира! – радостно воскликнул Валенса, прижав ноут к груди. – Как я рад, что ты цела.

– Будем считать, что я поверила. Так это Майн 5? – прищуренные глаза Назиры изучали планету через свои камеры. – Фу, какая глушь. Где остальные?

– Я не знаю. Ты можешь связаться с Шустриком через свой передатчик?

– Пыталась уже. На этой планете нет Сети. В этом районе точно… Тут вообще ничего нет – голые скалы и песок.

– Ты можешь определить, где мы? – спросил детектив, повернув экран ноута к себе.

– Где-то между 30° северной долготы и 120°восточной широты. Это все, что удалось мне определить до падения.

– Каков ближайший населенный пункт?

Назира воспользовалась своим менторским тоном:

– На Майн 5 всего одно поселение – колониальный город Армград.

– Далеко до него?

– Три, четыре дня пути.

– Сначала отыщем остальных.

– И побыстрее, – добавила Назира. – Сутки на планете в полтора раза короче земных. А ночью температура воздуха опускается до двадцати градусов ниже нуля. В таких условиях я долго не протяну.

– Если тебе от этого станет легче – я тоже.

Не без сожаления Валенса посмотрел на свой скафандр с толстым шаром изоляции. С ним он сможет переждать ночь, но как быть днем? Солнце в предчувствии сезона дождей припекало сильнее обычного. В скафандре он быстро вспотеет и выбьется из сил. Времени для раздумья не осталось. Вполне возможно, что Гвардейцы захотят прочесать район в поисках обломков, нужно покинуть его как можно скорее.

Он снял ремни с парашюта, сплел из них что-то наподобие люльки, упаковал туда Назиру и повесил за плечами. Забрал из ранца на спине скафандра сухой паек и баклажку с водой. Связал рукавами куртку на поясе. Потом выпрямился и огляделся. Повсюду, куда хватало его взгляда, простиралась пустыня. Вдалеке темнели горные великаны, которые он видел в небе. Он двинулся к широким навесным скалам, возвышающимся над южной границей долины. Поднявшись на одну из них, он рассчитывал осмотреть окрестности.

Ступать по иссушенному грунту было нелегко: ботинки все время застревали в трещинах и ударялись об острые камни. Каждый вздох давался с трудом. Воздух на Майн 5 оказался сильно разряженным, как высоко в горных областях на родной планете. Весь кислород в атмосфере производили сине-зеленые водоросли в океанических просторах, но они еще не успели расплодиться в достаточном количестве, чтобы насытить тонкую атмосферу живительным воздухом. Если исходить из Земной хронологии, то на Майн 5 подходила к концу протерозойская эра.

За полчаса спортивной ходьбы, Валенса почувствовал себя марафонцем в конце забега. Пот градом стекал за воротник, сердце в груди клекотало от напряжения. Воду он берег, неизвестно, что ждало его впереди. Прагнир, молодое цвета красной меди солнце, преодолело две трети своего дневного путешествия и клонилось к горизонту. Насыщенные оксидом железа пески и без того пурпурные, окрасились в кроваво-алые тона заката. Детективу начало казаться, что ему на нос нацепили очки со светофильтром.

Он шел уже несколько часов, но по прихоти оптического обмана, ни на йоту не приблизился к своей цели. Лишь с наступлением сумерек Валенса достиг подножья возвышенности. На небо выплыл темно-фиолетовый спутник планеты – Тера, затмив своим ореолом звездное небо. По форме он был похож на огрызок яблока. Тени удлинились, посветлело настолько, что Валенса, при желании, мог читать, будь под рукой книга. Карабкаться на вершину было сущим безумием, но ночевать на открытой местности казалось детективу еще менее перспективной идеей.

– Роман.

– Что, Назира?

– Моей батареи хватит минут на десять максимум.

Он остановился. Присел на песок, еще сохранявший дневное тепло, водрузил ноут на скрещенных ногах.

– А солнечные батареи?

– Нарушились контакты в фотоэлементах. Я больше не могу их использовать. Лучше выключи меня, пока я не понадоблюсь.

– Мне жаль, – Валенса погладил пальцем экран, собирая, осевший на нем, шар пыли. – Постараюсь как можно быстрее найти зарядное устройство.

– Не переживай, Роман. Ты всегда сможешь купить себе другую модель.

– Я моногамен, – сказал детектив, подмигнув Назире на прощание, и выключил ее питание.

Экран погас. Вот теперь он по-настоящему остался один. Закинув ноут обратно на спину, он начал свое восхождение, выбрав для подъема наиболее пологий склон. Несколько раз он сползал вниз, хватаясь не за тот уступ, но упорно продолжал подниматься. Усилия детектива были вознаграждены: спустя час, истекая потом, он очутился на вершине. Отдышавшись, Валенса оглядел раскинутое под ним плато, высматривая малейший признак товарищей: отблеск пламени, белую ткань парашюта – что угодно, но куда бы он смотрел, ничего не находил.

Теру закрыли пепельные облака. Увидеть что-то вдали больше не представлялось возможным. Валенса снял куртку, разложил ее на камне, устроив импровизированную постель. Как и предупреждала Назира, температура резко упала. Дрожа от холода, он улегся, обняв себя руками, и свернулся в позу зародыша. В голове насмешливо звучал его собственный голос. «Эх, Валенса, о жутких морозах стоило подумать до того, как безрассудно кидаться в шлюпку». Одно было хорошо – за коротким днем следовала такая же короткая ночь, всего-то нужно перетерпеть пять часов, пока не рассветет, и пустыню не согреют лучи Прагнира. И как в таких условиях заснуть? На помощь пришли усталость и стресс. Зевнув пару раз, Валенса, сам того не замечая, погрузился в сон, в котором его преследовал Чес Стрижнев. У его осведомителя из бедных кварталов Полиса в руках был предмет, на этот раз не флешка, а импульсник самого Валенсы. Стрижнев направил оружие на детектива, улыбаясь гнилыми зубами Леонарда, и просипел:

– Зря ты ввязался во все это, Роман Маркович. Боюсь, это дело станет твоим последним.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю