290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Звёздный детектив (СИ) » Текст книги (страница 18)
Звёздный детектив (СИ)
  • Текст добавлен: 2 декабря 2019, 06:00

Текст книги "Звёздный детектив (СИ)"


Автор книги: Илья Арсенюк






сообщить о нарушении

Текущая страница: 18 (всего у книги 18 страниц)

Глава 19

Прошло немало времени, прежде чем за ними опустили глубоководный аппарат, похожий на амфибию Крейна, только вместительней и крепче. Он состыковался с раковиной малыша, из него выбрался отряд гвардейцев и погрузил нефункционирующих Шустрика и Назиру, а также, находящуюся в полубессознательном состоянии, Риту на борт.

Пока они всплывали, Валенса сидел рядом с девушкой, а она держала его за руку и не отпускала, бормоча что-то в бреду. На берегу Леи, Риту передали санитарам, которые повезли ее в госпиталь, развернутый на месте бывшего штаба Крейна. Робота и Назиру забрали инженеры, отправив в Армград на ремонт.

Оставшихся в живых, участников подполья арестовали. Всех, кроме безумца Крейна. Он выстоял в бою с гвардейцами, Пиксону и Марко повезло меньше – оба погибли при штурме шахты солдатами.

Крейн носился между солдат, искря ненавистью. Беспомощный, забытый, мокрый от дождя, который должен был идти еще много дней и ночей, Адам изрыгал проклятия и обещал отомстить. Солдаты, посмеиваясь, просто отталкивали его коляску подальше.

Детектив подставил свое лицо и умылся, чувствуя, как дождь смывает с него весь осадок, злость, накопившуюся за это долгое-долгое расследование. Он был разбит. Встречаться с кем-либо, тем более, с Крейном он хотел меньше всего. Увы, скрыться от инвалида он не смог. Тот завидел его издали и покатил к нему коляску.

– Поздравляю! Браво! – вопил Крейн. – Вы рады, Валенса?! Счастливы? Вы отдали нашу планету на откуп этим гвардейским псам!

Валенса пошел прочь, не разбирая дороги, подальше от людей и этого психа кресле, но Крейн догнал его и преградил ему путь, вращая глазами, окончательно потерявшими последние признаки здравомыслии. Гвардия отняла у него тело и теперь завершила начатое, забрав мозг.

– Куда же вы, детектив?

– Крейн, оставьте меня в покое.

– Нет, – слюни безобразно текли у него по подбородку. – Я никуда вас не пущу! Посмотрите, что вы наделали! Все мои труды, мои планы, мои мечты, все это рухнуло! Вы изменили баланс сил, Валенса, вы продались, как последняя шлюха, и кому, Совету! У нас был шанс что-то изменить, а вы выбрали худшее из зол.

С Валенсы был достаточно. Он присел, взялся за плечи Крейна и тряхнул его, как плюшевую игрушку.

– Не бывает хорошего зла, не бывает лучшего. Есть только зло, Крейн, понимаете? Я выбрал не зло, я выбрал спасение. Спасение тысяч, а впоследствии, миллионов от бессмысленной бойни, что это, по-вашему? Вы хотели войны?

– Война очищает, – промямлил Крейн, речь его сочилась ненавистью, как слюна из уголка рта.

– Война это смерть, Адам! Вы солдат, я солдат мы все чертовы солдаты, воевавшие всю жизнь. Может быть, пора остановиться!

– Лучше бы я не давал вам флешку, – сказал Крейн.

– Может и так, – отпустил его Валенса и зашагал прочь, слыша, как в спину ему рычит свергнутый лидер подполья:

– Это еще не конец, Валенса! Я вам обещаю, это еще не конец!

Детектив не представлял, куда ему податься. Одно он знал наверняка – он не хотел быть среди людей. Детектив собирался шагать, пока есть сила в ногах. Он вымок до нитки, молнии слепили глаза, ветер трепал волосы, но он с благодарностью принимал буйство стихии. Валенса был бы не против, если бы она забрала его, эта симпо сокал. Про́пасть бы в пустыне и раствориться, как туман. Одна пустота. Позади была Земля, Компания, «Аврора», энке и Танцующий Серди Звезд. Для него эти названия больше ничего не значили. Внутри не было ничего, кроме пустоты.

Он шагал, оставляя мокрые следы на песке, с упоением вдыхая ртом чистый, пахнущий озоном воздух; пил солоноватую дождевую воду и старался не думать не о чем. Это было так легко – погасить свет в своей голове, выключить раз и навсегда думающий механизм, спасовавший перед таким простым заданием – указать ему новую дорогу.

Что-то завибрировало у него в кармане. Он остановился и достал светящийся предмет. Пич Риты, а он и забыл о том, как снял его с руки девушки. Размахнувшись, он захотел запустить его подальше, но внезапно устройство ожило и заговорило человеческим голосом, голосом Алекса Горского:

– Валенса?

– Майор? Вы с того света звоните?

– У нас остались незаконченные дела, детектив, вам так не кажется?

– Мне не о чем с вами говорить. Рекомендую вам сдаться и… – он не закончил фразы, услышав крик Риты.

– Роман, меня поймали гвардейцы, если ты слышишь, помоги, пожалуйста! Спаси меня!

– Заткнись! – заревел Крейн.

В пиче послышались звуки борьбы, а затем удары. Валенса заскрипел зубами.

– Итак, детектив, – тяжело дыша, сказал Горский, – нам нужно встретиться и, как я уже говорил, кое-что обсудить.

– Если с ней что-нибудь случится, клянусь, я своими руками!..

– Да, да, да. Вы хотите увидеть живой свою бракованную подружку? Не сомневаюсь! Тогда жду вас там, где мы все вместе весело провели время. Такой замечательный детектив как вы прекрасно поймет, что я имею в виду. И поспешите, Валенса, время опять играет против вас.

Связь прекратилась. Валенса чуть не разбил об землю пич, но сдержался: возможно, Горский вновь захочет с ним связаться. Он сжал прибор в кулак. Внутри его всего колотило.

– Не время раскисать, – подстегивал он себя вслух. – Думай, Валенса, думай.

Мозг не подчинялся, он разрядился. Валенса сжал пальцами виски.

– Да думай же, сукин ты сын!

«Место, где нам всем было весело…»

– Ну! – он ударил себя в грудь.

«Веселье. Он и Горский, кто еще? Шустрик, Назира. Нет, не Назира, она не встречалась с майором. Кто, еще? Может, майор взял робота в заложники? Да нет, зачем он ему. Он знает, что детектив способен пожертвовать своим друзьями, но не Ритой. Связаться с адмиралом? Дикси прикажет прочесать всю планету. Если майор перехватил санитарный бот, его местонахождение будет легко вычислить. Нельзя. Тогда он подставит девушку, и Горский убьет ее при малейшем признаке гвардейского стяга. Он должен встретиться с майором сам, без свидетелей. Где этот психопат может безопасно встретиться с детективом тет-а-тет? Бордель Армграда? Энари? Нет – другое место.»

Валенса что-то нащупал.

«Место, где нам всем было весело. Ему, Рите, Шустрику и майору».

– Черт, закись азота! – как удар гонга прозвенела разгадка у него в голове. – Он в поселке энке!

Со всех ног детектив бросился обратно в лагерь гвардейцев. Пробежался по летной площадке, где стояли армейские боты. Выбрал тот, вокруг которого ходило меньше всего людей. Незаметно пробрался внутрь и зашел в кабину. Уселся за пульт, включил двигатель и попробовал подняться. После отключения сигнала Танцующего, магнитосфера приходила в норму, но еще страдала от серьезных флуктуаций.

Корпус завибрировал, но тяги для резкого подъема было не достаточно. Как не хватало Шустрика, его выдержки и хладнокровия. Валенса со второй попытки попытался оторвать судно от земли. Тяжеловесный корабль не подчинялся управлению, его тряхнуло и понесло кормой в сторону реки. Коснувшись дном водной глади, Валенса потянул штурвал изо всех сил на себя и сумел задрать нос корабля вверх.

В лагере заревела тревога, гвардейцы кинулись к боту, но помешать его взлету уже не могли. Они махали руками, требовали по рации посадить корабль, но Валенса не реагировал на их команды. Он рванул в небо.

Дождь заливал переднее стекло, Валенса поднял лобовой щит и продолжил полет по приборам. Через полчаса он увидел на радаре знакомую местность и посадил бот за хижинами.

Перед тем как выйти детектив вспомнил, что не вооружен. Он осмотрел багажное отделение и снял со стойки с гвардейским оружием компактный импульсник, брат-близнец разбившегося при приземлении на планету оружия. Сунув его за спину, он выскочил наружу.

Дождь усилился, порывы ветра рвали водную плену, осыпая его брызгами. Валенсе приходилось все время вытирать глаза рукой, чтобы видеть, куда идти. Присматриваясь к домам, он неуверенно двинулся по размытой дороге к яме. Под ногами чавкала земля. Подойдя к краю, он увидел, что все капсулы вырыты.

Скамейки были пусты. Никто его не ждал.

Услышав сзади шум, Валенса обернулся, Горский стоял один с винтовкой в руке: он прятался в хижине Штольца. На лице у него была маска льва, а повязка на левой ноге заплыла от крови.

– Приветствую, детектив!

– Где она?

Горский снял маску и отшвырнул ее. Шагнул, прихрамывая, к яме, направляя на Валенсу оружие.

– Сначала бросьте ваш пистолет на землю!

Детектив вытащил импульсник и положил к своим ногам.

– Теперь спускайтесь вниз.

– Горский…

– Вниз, на самое дно.

Было скользко, так что Валенсе пришлось пользоваться руками, чтобы осторожно слезть в яму. Очутившись на дне, он снова спросил:

– Где Рита?!

– Вы такой предсказуемый, – повысил голос майор, чтобы Валенсы слышал его в шуме ливня. – Признаться, вы разочаровали меня, Валенса. Уже во второй раз эмоции берут над вами вверх.

– Майор, я здесь, что вам еще надо, отпустите ее.

Горский откатил рукав со своим пичем и включил его. Валенса услышал голос Риты, в точности повторяющий ее просьбу о помощи:

– Роман, меня поймали гвардейцы, если ты слышишь, помоги, пожалуйста! Спаси меня!

Это была аудиозапись, сделанная, когда ее держали на базе ЗГ под космодромом. Детектива провели, как дурака.

– Шах и мат, – подвел итог Горский.

– Поздравляю, майор, но моя смерть ничего не решит. Вас все равно поймают и казнят!

– Возможно, – чтобы видеть детектива, Горский подошел к самому краю. Валенса заметил, что грунт под ногами майора совсем исхудал. Он постарался не смотреть туда, глядя в глаза Горскому. Нужно потянуть время.

– Я украл корабль, и в скором времени сюда пожалует патруль ЗГ!

– Время у нас есть, детектив. Погода помешает им быстро выследить ваш бот.

– Тогда берите его и улетайте, пока можете. Я ничего не скажу адмиралу.

– Какое благородство! И я должен вам поверить? Или этому трусливому коту Дикси?

– Даю вам мое слово.

– Оно ничего не стоит, – буркнул Горский и выстрелил.

Заряд поразил плечо детектива. Он закричал от боли и упал на колени. Потрогал запекшуюся рану, запахло горелым мясом.

Валенса посмотрел на края ямы. Земля уже плыла. Стоит Горскому наклониться, и его вес спровоцирует обвал породы. Нужно заманить майора ближе к обрыву.

Стиснув зубы, детектив, поднялся на ноги. Перед глазами все плыло. Плечо горело. Держась за левую руку, повисшую безжизненной плетью, он отступил на шаг назад. Чтобы не потерять детектива из виду, Горский немного сдвинулся вперед

– Я недооценил вас, детектив, это было моим главным промахом. Разве я мог предугадать, что все мои планы разрушит один человек?!

– Это не план, майор, это геноцид.

– Кто это говорит – ветеран Колинкура? Скольких клонов вы истребили собственноручно, Валенса? Думали, спасли одного и это все искупит?

Майор снова выстрелил, но ему не хватило точности: из-за ветра винтовку повело, импульс прошел мимо головы детектива, опалив ему щеку.

Валенса опять упал, задыхаясь от боли. Разум на секунду покрылся мраком. Лицо невыносимо жгло. Он почувствовал, как во рту набралась кровь. Сплюнув, детектив поднялся и сказал:

– Да я убийца, но между нами, майор, есть одна существенная разница.

– И какая? – начал нагибаться Горский, пока детектив нарочно отступал назад.

– После всего я остался человеком.

– Ха-ха-ха, не учишь уроки детектив. Этому миру нужны герои, ему нужны солдаты! Те, кто стреляют!

Майор прицелился, но выстрелить не смог. Земля под ногами Горского просела, образовался оползень, и майор кубарем полетел вниз. Ударился головой об скамью. Хрустнули, ломаясь, шейные позвонки. Перевернувшись, Горский слетел вниз вместе с песком и камнями.

Детектив подошел к майору и упал перед ним. Горский еще был жив, но сознание покидало его. Булькая кровью, Горский хотел обратиться к нему, но не сумел. Глаза его закатились, он выпустил последний вздох и замолк навеки.

Детектив свалился на спину в грязь. Он смотрел на темно фиолетовое, небо, на котором плясали молнии. В яму постепенно набиралась вода.

Над ним что-то загудело. Валенса подумал, что это гром, но потом его накрыла темная тень. Крейсер Федерации завис над поселком, разрывая слух ревущими соплами. От крейсера отшвартовалась спасательная шлюпка и села рядом с похищенным ботом. Из нее выбралась санитарная бригада. Гвардейцы кого-то искали. Валенса подумал, что, наверное, его. Солдаты заметили детектива и спустились вниз. Один пощупал пульс Горского, махнул рукой и склонился над Валенсой. Его лицо показалось детективу знакомым

– Эдкин? – чуть слышно спросил Валенса.

– Я, я, сержант, тьфу ты, лейтенант, тьфу ты, господин детектив, – улыбнулся Эдкин, помогая уложить Валенсу на носилки.

– Я думал, что ты погиб там, на Колин… – детектив закашлял.

– Тихо, тихо, – остудил его Эдкин.

Валенсу подняли и понесли к шлюпке. Эдкин шел рядом.

– Я вернулся на базу. Передал все майору, как вы и приказали. Он мужик толковый, сразу оценил, что это подстава и отправил за вами подкрепление.

– Эдкин, как же я рад тебя видеть.

– Ага, неисповедимы пути Господние. А вы молчите, раны плевые, но силы надо беречь, тогда в два счета поправитесь и вернетесь домой, к семье. У вас есть семья?

– Нет, Эдкин. Как-то не сложилось.

– И зря, хорошая жена не отпустила бы вас в другой конец мира. А моя Элла недавно сына мне родила, Георгием назвали. Теперь у меня Ника и Гера, двое чудных детишек. Благодаря вам, война закончилась, и скоро я увижу их. А вы не волнуйтесь, господин детектив, у вас еще все впереди. Женитесь и настругаете много солдатиков.

– Нет

– Что? – не расслышал Эдкин.

– Никаких солдат. К черту Гвардию.

– Как скажете, детектив Валенса, – согласно кивал Эдкин, показывая свой идеально ровный ряд зубов. Это последнее, что видел Валенса, до того, как провалиться в глубокий сон, слава святому кварцу, без сновидений.

Эпилог

Большая часть континента практически не пострадал во время бомбежки. В распоряжении Горского был всего один боевой крейсер. Среди гвардейцев нашлось достаточно трезвомыслящих людей, отказавшихся подчиниться майору, чем на то надеялся Валенса, и это было первой маленькой победой.

На взлетной площадке стоял челнок, готовящийся к отлету. Возле платформы перемещались ремонтники и механики, готовящие космодром к приему транспортов с орбиты. Скоро должна была начаться глобальная эвакуация всего населения. С грустью Валенса подумал, что пророчество Эриха Штольца сбылось так быстро, и его народ навсегда покидает свои родные места.

Детектив стоял подальше от суеты и смотрел в небо. Дождь на короткое время прекратился, но в небо по-прежнему было затянуто мрачными тучами.

Здоровой рукой он курил выпрошенную у солдат сигарету. То ли табак был дерьмовый, то ли организм давно отвык от яда, но он, скорее, делал вид, что вдыхает дым в легкие. Даже такая процедура помогала ему не думать о ноющей ране в плече и в то же время успокаивала его. В сложившихся обстоятельствах это было бесценным.

Подлетел низко бот из Армграда и плавно опустился на землю. Из него выбрались несколько человек, один из них – высокий, статный, в мундире – подошел к детективу. Можно было только гадать, что произошло в жизни этого человека, рваной раной отложившейся, на изборожденной морщинами, коже. По былой памяти Валенса захотел отдать ему честь, но вовремя одернув себя, просто пожал руку адмирала Иеремии Дикси.

– Даже не знаю, рад ли я видеть вас, Валенса. Когда они должны появиться?

Детектив ответил:

– К завтрашнему вечеру. На Майн 5 прибудет их старший. Вы на батискафе спуститесь в океан, к малышу и сможете через него провести переговоры.

– А вы?

– А что я? Я свое дело сделал. Мне, – он кивнул на челнок, – пора домой. С вами отправиться Рита Лужина, она вам все объяснит.

– Подумать только, даже не знаю в каком статусе ее представить. Она, все-таки, клон. Теперь мы по одну сторону. Вот такая насмешка судьбы.

– Похоже у нее одной с чувством юмора все в порядке.

– Не скажите. Мне тут доложили, про события в Совете. Эти мошенники сделали ход конем и назначили меня на место Претора. Чертовы бюрократы! Спеленали должностью! Получается теперь, что я представляю интересы Торгового Совета!

– Сочувствую, адмирал, лично я предпочитаю держаться от политики подальше.

Дикси усмехнулся, обвел рукой планету и сказал:

– Все это ваших рук дело.

Валенса выбросил окурок.

– Я всего лишь участник глобального театра, как и вы.

– Может, вы и правы… Кстати, небольшая группа сообщников Алекса Горского сумела скрыться, так что будьте начеку – они наверняка захотят с вами поквитаться.

– Спасибо за предупреждение, но мои враги – мое единственное богатство, я с ними как-нибудь сам.

– Тогда прощайте и сделайте милость всем нам – не летайте больше в космос.

После этих слов адмирал откланялся и ретировался. Детектив повернулся и своей дорогой направился к челноку. На посадочной полосе его ожидала знакомая фигура. Рита надела парадную гвардейскую форму, и смотрелась в ней просто сногсшибательно. Он смутился, пряча глаза. Она улыбнулась, тоже неуверенно.

– Я так понимаю, что ты снова на службе, – сказал детектив, потому что надо было что-то сказать.

– Официально, – она пригладила форму и поправила берет. – Консультант по межвидовым отношениям.

– Там, Наверху у них всегда удавалось придумывать дурацкие названия.

Они опять замолчали. Как дико, что теперь, в мирное время, они не знали, о чем говорить.

– Я улечу с малышом, Роман, – наконец выдавила она. – Я согласилась стать его пилотом. Это сделаю я, а не Анна. А он поможет мне. Я смогу прожить не месяц, а год, возможно даже десять лет. Это немного, но для меня – целая вечность. А еще я увижу другие миры, понимаешь?

– Тебе не к чему оправдываться передо мной. На твоем месте я бы поступил также.

– Какой же ты врун! Как я хочу, чтобы ты полетел со мной!

– Ты знаешь мой ответ.

– Но почему? Что тебя здесь держит? У тебя нет друзей, нет семьи, нет сбережений. Ради чего оставаться, только не говори, что ради работы.

– Нет, не ради нее, – согласился он. – Просто я слишком стар для перемен.

– Для своих тридцати ты вполне ничего.

Они оба рассмеялись.

– Роман, на самом-то деле, ничего не поменялось. У власти теперь другие игроки, но порядок вещей не изменился.

– И я тоже, Рита. Я очень устал. Ты не представляешь насколько. От всего: интриг, заговоров, противостояния. Все это не для меня.

– Нет, ты не лучший детектив галактики, ты ее самый искусный лжец. И боягуз. Столько раз смотрел в лицо смерти, а теперь испугался.

– Рита…

– Может, хотя бы сейчас ты откроешься мне.

– Пока я рядом, тебе всегда будет угрожать опасность.

Она вздохнула. Это не те слова, которых она ждала.

– Выкрутился, да?

– Послушай, я… – он хотел успокоить ее, видя, что она с трудом сдерживает слезы.

Напрасно – она сама справилась, от Анны ей досталось одно из самых важных качеств – самообладание. Сглотнув комок в горле, она сдержанно спросила:

– Не передумаешь?

Он отрицательно покачал головой. Тогда она подошла к нему и подарила страстный поцелуй. Зазвучала сирена и сонный голос объявил посадку.

– Мне пора, – прошептал детектив, с трудом отрываясь от ее гибкого тела.

– Мне тоже. Увидимся когда увидимся?

– Обязательно. Прощай, Рита.

С затаенной болью она посмотрела ему в глаза. Когда говорят «прощай» это навсегда.

– Прощай, Роман, – прошептала она и убежала прочь.

Он без оглядки зашел по трапу на челнок. Поднялся наверх по ступенькам в пассажирский отсек. Ему показалось, что это дрожат не предстартовые двигатели, а его сердце рвется из груди. Он вздохнул и уселся в кресло. Шустрик повернулся и пристально осмотрел его:

– Шеф, судя по вашему психо-эмоциональному состоянию…

– Железяка! Помолчи, иначе останешься без новых ног!

– Лучше оплати ему новые мозги, – подпела с другой стороны Назира.

– Тебя это тоже касается. Дайте мне хоть немного побыть в покое

Вошел пилот и громким поставленным объявил:

– Господин Валенса, экстренная связь с Землей.

– Валенса! – раздался голос Терезы. – Хорошие новости! С Компании сняли все обвинения, так что, как только ты вернешься…

– Тереза, нет.

– Что значит «нет»?

– Я увольняюсь.

– Что?! – хором воскликнули Тереза, робот и Назира.

– Ты не можешь уволиться! – протестовала начальница. – Ты наш лучший сотрудник! Поверь, ты полностью оправдан! А еще руководство Компании позаботится о достойном вознаграждении. Хочешь квартиру в голубом секторе? Двухкомнатную? Машину – пожалуйста!

– Тереза, дорогая, хватит, остановись. С меня довольно. Я увольняюсь, это было мое последнее дело.

– Но почему, Роман?!

– Потому что я не железный! Все конец связи.

Пилот сообщив, что до взлета осталось три минуты, вернулся в кабину. Откинувшись на спинку кресла, детектив услышал обеспокоенный голос Шустрика:

– Шеф, что мы теперь будем делать?

Он посмотрел на робота, потом на Назиру с двоящимся после беглого ремонта экраном и ответил:

– Отдыхать.

– А потом? – спросила Назира.

– А потом будет видно.

Двигатели заревели, отрывая челнок от земли. Набирая скорость, он поднимался все выше и выше к, мерцающим в безграничном пространстве, звездам.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю