290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Звёздный детектив (СИ) » Текст книги (страница 2)
Звёздный детектив (СИ)
  • Текст добавлен: 2 декабря 2019, 06:00

Текст книги "Звёздный детектив (СИ)"


Автор книги: Илья Арсенюк






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 18 страниц)

– Я не боюсь умирать.

Валенса молча кивнул.

– Хочешь, открою тайну? Мы завидуем вам, людям. А знаешь, почему? У вас есть имя, есть память, жизнь, наконец. Не пересаженная в инкубаторе, не одолженная у оригинала, а личная, неповторимая, единственная. Ты не представляешь, каково это – жить чужими воспоминаниями, чужой жизнью.

– Представляю, – сказал Валенса.

Посмотрев ему в глаза, клон печально качнул головой:

– Ты хороший боец, постарайся выжить, такие, как ты, многое могут изменить…

– Лучше я останусь в стороне от перемен.

– Не всегда выбор зависит от тебя, мой юный враг. Прощ…

Он не договорил. Глаза повстанца закатились, он вздохнул в последний раз и ушел навсегда.

Этого Валенса уже не видел. Он потерял сознание от потери крови, а когда очнулся, над его больничной койкой с радостной миной склонился майор Дикси и что-то говорил об ордене «За доблесть», повышении в звании, но Валенсе было наплевать на него, обещанные почести и все остальное на свете. Все, чего он хотел – это покоя и долгого сна.

Через неделю Валенсу перевели из интенсивной терапии в общее отделение. Он делил палату с двумя юношами семнадцати и девятнадцати лет, завербованными на службу красивой рекламой и обещанием того, что в боевом подразделении они быстро и легко разбогатеют. У одного не было левой ноги, а второй полностью ослеп. Терпеть их бесконечные крики Валенса был не в силах, и он целыми днями ходил по длинным коридорам военного госпиталя, стреляя у сослуживцев сигареты.

Он ни с кем не завязывал длинных бесед, держался обособленно и часто по утрам выходил на балкон, встречая свет двух демонических светил Колинкура. Было что-то нереальное в том, чтобы стоять по другую сторону от линии огня, вдыхая через респиратор воздух, пахнущий морфием и физраствором. Он должен был ощущать радость, счастье, что жив.

Но ни того, ни другого Валенса не чувствовал. Все, что от него осталось – пустая телесная оболочка. Раны заживут, кожа регенерирует, но срастется ли истерзанная душа, он не знал.

– Сержант Валенса!

Он обернулся. Перед ним стояла медсестра-робот с бездушными глазами-пуговками.

– Да?

Когда она говорила, ее губы не двигались. Гвардия экономит на всем, даже на медицинском персонале, присылая на Колинкур бракованные механизмы.

– К вам посетители.

Валенса кивнул, засунул руки в карманы больничной рубашки и побрел обратно в палату. Там его дожидались две гладковыбритые личности, одетые в одинаковые серые костюмы. Тонкий и Толстый, как на картинке учебника по рукопашному бою. Никто из них не представился, и Валенса догадывался почему.

Он прошел мимо них и улегся в свою кровать. Его соседей по палате не было, и он оказался один на один с незнакомцами.

Толстый достал из кармана портсигар и предложил Валенсе закурить.

– Спасибо, не надо, – отказался сержант. – Я собираюсь бросить.

– Может быть, есть другие пожелания? – спросил Толстый.

Похоже, говорить собирался он один; его коллега молча уселся рядом с кроватью.

– Кофе не желаете или что-нибудь покрепче?

Валенса сглотнул. В горле пересохло, но черта с два он у них что-нибудь попросит. Сержант подтянул верхнюю часть туловища, чтобы удобнее усесться на кровати: он не хотел оставаться в образе беспомощного калеки. Затем, глядя прямо в глаза Толстому, ответил:

– Благодарю, я ничего не хочу.

– Бесстрашный, да еще и скромный, – сказал Толстый, обращаясь к своему напарнику.

Тот едва заметно кивнул в знак согласия.

– Меня в чем-то подозревают? – спросил сержант.

Тонкий и Толстый переглянулись.

– Это формальная процедура, – ответил Толстый. – За ваш подвиг вы представлены к высшей награде 3-Г – ордену «За доблесть». Наша задача проста – сделать все от нас зависящее, чтобы награда нашла своего героя.

– А как же рядовой Перов и рядовой Эдкин? – Валенсе было трудно говорить, словно рот наполнился гвоздями. – Они удостоятся наград? У рядового Эдкина есть семья, маленькая дочь, она заслуживает того…

– Сержант, сейчас мы говорим только о вас…

Толстый расстегнул воротник рубашки и провел рукой вокруг шеи. Когда он отнял ладонь, она была вся мокрая от пота. В палате работал кондиционер, но Толстый продолжал потеть. Он положил потную ладонь на простыню, оставив на ней отпечаток.

– Покажи, – наконец сказал он Тонкому.

Тот включил на пиче иллюстрацию с полным текстом официального приказа, в котором значилось, что Валенсе Роману Марковичу присвоено внеочередное воинское звание лейтенанта.

– Так вот почему вы здесь, – прошептал Валенса. – Это проверка?

– Не стоит воспринимать это так буквально, – улыбнулся Толстый. – Сейчас непростое время, переломное. Армия нуждается в лучших кадрах – в самоотверженных, готовых на любые свершения солдатах, в настоящих героях.

Валенса чуть не расхохотался.

– Солдаты нужны армии или вам, крысиной стае?

Толстый спрятал улыбку.

– Никто вас ни к чему не принуждает. Мы за разумное сотрудничество и взаимопомощь. Представьте себе перспективы: новые миры, интересная работа, достойное жалованье, карьерный рост и…

– Чистая биография, – закончил за Толстого сержант. – Я знаю, что вы можете мне предложить, но не советую тратить время. Я не собираюсь быть шпионом ни здесь, ни в каком-нибудь другом интересном мире. Через три месяца истекает срок моего контракта, я покончу с армией раз и навсегда.

Внешне Толстый оставался спокойным, но когда он заговорил, легкая дрожь в голосе выдала все, о чем он думал:

– Вы совершаете большую ошибку. Что ждет вас там, кроме хаоса, коррупции и постоянной борьбы за выживание?

– А что ждет меня здесь? Смерть? Звания?

– Для героя вы задаете слишком много вопросов…

– Да идите вы к черту со своими медалями! – Валенса повысил голос настолько, насколько могли его ослабевшие голосовые связки.

Толстый немного подождал, затем поднялся и кивнул напарнику.

– Не спешите с решениями, лейтенант Валенса, – сказал он. – Хорошенько все обдумайте в спокойной обстановке.

– Я все уже решил. Окончательно.

Перед тем как уйти, Толстый задержался на пороге и, не скрывая разочарования, сказал:

– Гвардия дала вам жизнь. Подумайте о том, кем вы были до нее и кем станете без нее.

Когда агенты крысиной стаи оставили его в покое, Валенса, тяжело дыша, откинулся на подушку. На глаза навернулись слезы. Он сжал одеяло, потянул его на себя и укрылся им с головой. В темноте стало легче. Появилась возможность ясно мыслить. Он досчитал до ста, окончательно успокоившись, высунул голову и позвал робота-медсестру.

– Я хочу отправить сообщение.

– Куда? – металлическим тоном спросила робот.

Он задумался. Его письмо непременно прочтут, возможно, даже один из этих агентов. «Ну и пусть», – думал Валенса. Они не смогут его остановить. После всего, что он пережил, ничто его не остановит.

– Записываешь? Хорошо, слушай. Заявление от имени Романа Марковича Валенсы. Прошу зачислить меня на подготовительные курсы в Юридическую Академию Полиса заочно…

Глава 1

Фон в истерике пищал – шел срочный вызов. Валенса не спеша вылез из-под одеяла. Если кому-то припекло – пускай подождет, а ему нужно некоторое время, чтобы придти в себя. Звук начал затухать, пока не перешел в вибрацию.

Наслаждаясь тишиной, Валенса прижал руку ко лбу – весь мокрый. Детектив взглянул на аппарат. С каким бы удовольствием он схватил бы его и разбил об пол, но вместо этого он перевернулся на бок и дотянулся до кнопки вызова.

На экране возникло крайне раздраженное лицо Терезы.

– Ты знаешь, который час? – спросила она.

– Нет, и меня это абсолютно не волнует.

Она присмотрелась к нему:

– Неважно выглядишь. Опять кошмары?

– Ага, мне приснилось, что ты лишила меня премии.

Тереза его юмора не оценила.

– Будешь паясничать, твои сны станут явью.

– Вот тогда и перезвонишь.

– Так, Валенса, слушай меня внимательно!

– И не подумаю, – зевнул он, – у меня отпуск.

– Твой отпуск аннулирован.

Вот теперь пришла очередь детектива понервничать. Он сел в кровати, поджав под себя ноги, придвинул фон к себе поближе, а заодно и строгое лицо своего начальника.

– Это с какой стати?

– Есть дело, Валенса, – сообщила она.

– Разве в Компании нет других сотрудников, свободных, или, по крайней мере, не пребывающих на заслуженном отдыхе?

– Клиент пожелал, чтобы этим делом занялся именно ты.

Валенса тяжело вздохнул – значит, ему не отвертеться.

– Ладно, я согласен. Жди меня в офисе через час.

– Полчаса, – отрезала Тереза и отсоединилась.

Он выругался. Всего два дня, два дня оставалось до конца отпуска, но, видимо, дело и впрямь серьезное, если в Компании не могли ждать.

Он поднялся с кровати и поплелся в ванную, делая на ходу зарядку. В его присутствии комнатный CV по программе поднял жалюзи на окнах и поставил бодрую музыку. Автоматически включилась телевизионная панель, висящая на стене. Приятной внешности ведущая двенадцатичасовых новостей с очаровательной улыбкой, не забывая томно облизывать губы, пересказывала основные события дня:

– В ответ на обвинение представителей Торгового Совета о нецелевом расходовании средств военным командованием, Претор Федерации выступил с официальным опровержением, в котором заявил, цитирую: «Любая попытка дискредитировать ЗГ обречена на провал. Мы никому не позволим вмешиваться во внутренние дела флота, стоящего на страже порядка всей Галактики». Однако на все вопросы журналистов, с чем тогда связано внезапное перемещение отдельных частей ЗГ, в частности флагмана флота «Юпитера», Претор ограничился словами «Запланированные военные учения»…

– Выключи этот бред, – взмолился Валенса, подходя к окну.

CVбезропотно выполнил его просьбу, взамен приотворил ставни. Из окна повеяло плотным, как бумага, и дурно пахнущим воздухом. «Погода убьет меня быстрее работы», – подумалось ему. Пары глубоких вдохов и выдохов целиком хватило, после этого он отправился в ванную. Став под душ, Валенса зажмурился, пока из крана на него не хлынула струя ароматизированной воды. Вымывшись, он привел в порядок лохматые волосы и перешел на кухню, CVтотчас приглушил музыку. Открыв холодильник, детектив, мельком заглянув в меню, выбрал яичницу и греческий салат. Через минуту в микроволновке появился его завтрак, а на плите закипел растворимый кофе. Не успел Валенса вооружиться вилкой, как его снова побеспокоил фон, прикрепленный над столом. Чертыхнувшись, он включил только голосовую связь.

На детектива слепым взглядом уставилось гладкое, словно из воска лицо.

– Алло, шеф, это вы? – спросил оно.

С набитым ртом Валенса ответил что-то неразборчивое.

– Я вас не вижу, шеф.

– Это я, Шустрик, – сказал детектив, сглотнув плохо пережеванную пищу. – Чего тебе надо? Ты же в курсе – у меня отпуск.

– По моим сведениям, – монотонно бубнил Шустрик, – уже ровно шестнадцать минут, как вы приступили к своим обязанностям.

– Тереза?

– Так и есть.

– Ты поэтому звонишь?

– Это одна из причин, – сказал Шустрик. – Вторая сидит в прихожей вашего кабинета.

«А вот это уже интересно», – подумал Валенса, отправляя громадный кусок желтка в рот.

– У нас клиент?

– Нет, шеф, у нас стажер.

Валенса замер, а потом сглотнул, но неудачно. Еда попала не в то горло. Поперхнувшись, он закашлял. Слезы брызнули из глаз. Продолжая кашлять, Валенса залил в себя остатки кофе.

– Шеф, с вами все хорошо? Проанализировав дребезжание голоса, я пришел к выводу, что ваше физическое состояние близко к обтурационной асфиксии. Включите видеосвязь, тогда я смогу более обстоятельно определить симптомы вашего расстройства.

– Со… мной… все… отлично… Не… надо, Шустрик, – выговорился, наконец, Валенса. – Я просто подавился.

– Должен заметить, что в тридцати процентах случаев инородное тело, застрявшее в ротовой полости, приводит к летальному исходу. Жаль, что я не с вами – смог бы применить метод Хаймлиха.

– А я рад, что ты не со мною, Шустрик, – усмехнулся детектив, – твоих железных объятий я бы точно не выдержал.

– Судя по изменившейся интонации, это шутка. Ха-ха-ха. Что сказать гостю?

Валенса призадумался. За все свои шесть лет работы на Компанию он с переменным успехом отбрыкивался от всякого рода практикантов, мнущих себя великими ищейками, но рано или поздно ему бы все равно пришлось взять под крыло желторотика, так почему не сейчас?

– Шустрик, передай, что я встречусь с ним.

– Укажите время.

– Еще чего – пускай помучается, – на этом детектив счел разговор завершенным и вырубил фон.

Завтрак он прикончил под аккомпанемент заунывной джазовой композиции. Оставив посудуCV, Валенса оделся, как подобает, в деловой костюм, захватив с собой плащ и широкополую шляпу. Терезу ужасно бесил его головной убор, особенно, когда дождевая вода капала с него на ее эксклюзивной работы ковер. Сегодня была суббота и накануне синоптики обещали солнечную погоду над смогом, так что его начальнице не о чем было беспокоиться.

Покинув квартиру, детектив на лифте спустился на нижний этаж желтого сектора. В небоскребе в этом секторе жили преимущественно те, кто был еще способен сводить концы с концами, при этом надеяться, что страховка покроет лечение в дешевой клинике. Выше находились зеленый и голубой сектора, соответственно для обеспеченных и зажиточных граждан. Ниже по очереди шли красный, серый и коричневый, своим цветом определяющие статус живущих там людей. Валенсе приходилось обитать во всех секторах, кроме коричневого, так называемого, Подножья, туда он старался соваться как можно реже. Теоретически доход позволял ему снимать номер в пентхаусе, но он предпочитал желтую середину по одной простой причине – здесь он мог беспрепятственно встречаться со своими информаторами с бедных этажей, путь наверх которым был воспрещен.

В вестибюле Валенса как раз наткнулся на одного такого, прямо возле стойки администратора. Худощавый высокого роста парень, облаченный в пиджак, подкрался к детективу сзади. Вернее хотел подкрасться, но так легко Валенсу нельзя было провести. Резко развернувшись на каблуках, детектив оказался лицом к лицу с усатым великаном.

– Братишка, какая неожиданность! – нарочито громко воскликнул Валенса.

Администратор сектора, педантичная дама с искусственными отливающими серебром глазами, с негодованием посмотрела на него. Толкая обескураженного парня локтем в живот, детектив по-быстрому расписался в электронном бланке, послав женщине благодарную улыбку. Отдав ей ключ-карту от своей квартиры, он схватил парня за руку и буквально поволок за собой в дальнюю часть зала, туда, где было поменьше народу, не забывая радостно восклицать:

– Как я рад тебя видеть, братишка! Как я рад, ты не представляешь!

Издали это смотрелось комично: невысокий сутулый мужчина тянул за собой послушного, как ягненка, здоровяка. Очутившись в уединенном месте за поблескивающей мрамором колонной, Валенса придвинулся к парню вплотную, схватил его за воротник и прошипел:

– Какого черта ты сюда приперся, идиот?!

Парень стушевался, опустил плечи, сразу потеряв сантиметров двадцать в росте. А детектив все наседал:

– Чес, мы же договаривались – встречу назначаю я!

– Господин Валенса, простите, я не подумал.

– На что мне твои извинения?! А если меня пасут? Даже пустоголовые вояки из ЗГ в два счета нас раскусят! Кто станет тебя доверять, если узнают, кому ты сливаешь информацию?

– Я не хотел, господин Валенса…

– Ты бы меня еще хозяином назвал, болван, – рявкнул детектив. – Мы же договаривались, Стрижне́в, встречаться только под смогом и только, когда я захочу тебя увидеть!

Парень, которого звали Чес Стрижнев, терпеливо выслушивал град обвинений, но, похоже, чем больше детектив его ругал, тем меньше на него это действовало. Да и сам Валенса явно переусердствовал, он прекрасно знал, что сейчас они были в безопасности.

– Господин Валенса…

– Роман!

– Хорошо, Роман Маркович, вы сами говорили, что если у меня появится что-то архиважное, то тогда я должен с вами связаться.

Детектив насторожился. Отпустил Стрижнева, затем спросил:

– У тебя что-то есть?

Парень медлил, и Валенса знал почему.

– Сколько?

– Шестьсот.

– Сколько?! – схватился за голову детектив. – Ты в своем уме? Да за такие деньги я самого себя нанять смогу!

– Оно того стоит.

– Ладно, давай сюда свой пич.

Стрижнев откатил рукав выцветшего пиджака, обнажая жилистую руку с блестящим браслетом вокруг запястья. Детектив сделал то же самое, провел своей рукой над браслетом парня, отсчитал нужную сумму, прощаясь в уме с покупкой новогоCV в личный кабинет.

– Итак, Чес, я слушаю.

Стрижнев замахал руками:

– Нет, я ничего не знаю. Все, что вам нужно – здесь.

Он достал из внутреннего кармана пиджака маленький округлый предмет и передал его Валенсе. С любопытством детектив взял его на ладонь, перехватил пальцами, и поднес к глазам.

– Хм… флешка? Такие штуки я не видел уже сколько? Лет десять, наверное… Даже тогда их носили, как брелки на пичах. Где ты ее взял и что на ней?

– Мне дал ее один тип из Подножья.

– Откуда? – выпалил детектив.

– Из Подножья. Я сам удивился, когда он нашел меня и велел передать флешку именно вам, Роман Маркович. Он уверял, что на ней бомба и в нужных руках, она может стать взрывоопасной.

Валенса охнул от изумления:

– И ты имел наглость потребовать с меня деньги?

– Мне надо кормить семью.

– Эти байки расскажешь комиссарам. Как выглядел тот человек?

– Обычно. Мы с ним общались всего несколько минут. Он сказал, что флешка должна попасть именно в ваши руки.

Валенса прищурился.

– Ты бы не принес мне кота в мешке, правда, Чес? А ну признавайся, что на ней?

Смутившись, парень опустил голову.

– Да, вы правы… У него был… компьютер. Очень древний, я такие только на картинках видел, и он показал мне слайды. Я взглянул, но ничего не понял, там одни каракули, но я уверен, что они вас заинтересуют, потому что на этих слайдах была печать ЗГ.

Детектив выдохнул, борясь с волнением. Посмотрел по сторонам, а потом, опустив свой голос до шепота, спросил:

– Ты не ошибся?

– Нет. Отметину этих подонков я не спутаю ни с чем. Она у меня вытатуирована на заднице, которую паскуды каждый день пинали на службе.

– Хорошо, Чес, посмотрим, но, учти, если ты меня обманул…

– Я знаю, что я видел.

– Ладно, а теперь брысь отсюда. В этом месте слишком много глаз.

Парень уже собрался уходить, но детектив перехватил его. Валенса хотел услышать еще одну важную вещь.

– Чес, а что случилось с этим человеком из Подножья?

– Он пропал. Пожил с нами в трущобах пару дней и исчез. Я думаю, он затем и приходил, чтобы отдать флешку.

– Понятно, теперь ступай. Постарайся не тратит все сразу. Полежи на дне с недельку. Лучше всего в сером, там больше шпиков, но так надежнее.

Когда Стрижнев ушел, детектив сначала решил подняться к себе, чтобы посмотреть, что такое ценное прячется на допотопном устройстве, однако быстро передумал. Его CV вряд ли способен считать информацию с этого антиквариата, так что лучше попытать счастья с Нази́рой. Его размышления прервала вибрация браслета. Валенса коснулся висков, и перед глазами появилась пелена, а на ней из точек и тире собралось лицо Терезы. Черно-белая картинка не могла в полной мере передать весь диапазон злости, который выражало это лицо.

– Валенса, ты что себе думаешь?! Ты сорок минут как должен быть у меня в офисе!

– Я уже выезжаю.

– Учти, умник, если к двум часам твоя бесстыжая физиономия не возникнет у меня на ковре, можешь вообще не приезжать!

– Милая, не горячись! Ты не можешь уволить единственного сотрудника Компании, который приносит ей прибыль.

– Я и не говорила, что я тебя уволю! Нет, Валенса, я тебя повышу в должности!..

– О нет…

– …и ты будешь с шести до десяти сидеть за столом и вести учет всего отдела расследований. Нравится перспектива?

– Как-то не очень.

– Так, будь добр, поспеши!

Тереза отключилась, а ослепший на мгновение Валенса чуть не треснулся лбом об двери, ведущие к фуникулеру. Он протер глаза, ускорил шаг и успел заскочить в отъезжающую от платформы кабину. Внутри было всего несколько человек, занятых своими делами. Детектив мог спокойно присесть и на некоторое время расслабиться. Но не тут-то было. Опять вспыхнула сигнальная картинка соединения, а на ней появилось ничего не выражающее лицо Шустрика.

– Что? – простонал детектив. – Что еще, Шустрик?

– Наш гость беспокоится, и желает знать, как скоро можно ожидать вашего прибытия.

– Отправь его к черту!

– Так и передам.

Валенса проскрипел зубами, сделал глубокий вдох, а потом долгий выдох. Иногда на Шустрика накатывало, и он пытался шутить. Последнее у него получалось еще хуже, чем у самого детектива.

– Постой, нет. Передай, что я задерживаюсь. Найди достойную формулировку.

– Предложить ему кофе?

– Не знаю, мне все равно. Делай, что хочешь и не звони мне по каждому поводу, договорились?

– Да, шеф.

Шустрик исчез, а детективу целую минуту пришлось усиленно моргать, восстанавливая зрение.

По наклонному туннелю фуникулер домчал пассажиров до парковочной зоны. Огромное помещение освещал свет, проникающий через стеклянные панели атриума. Вдоль площадок, раскрашенных под цвет сектора, стояли различные автомобили, грузовики и даже один геликоптер. Для Валенсы этот вояж мимо стройного ряда средств передвижения был печальным напоминанием, что его собственное авто уже полгода находилось в ремонте, за который он никак не мог расплатиться. Служебный транспорт Тереза не давала, аргументируя это тем, что он стоит дороже самого детектива. В этом вопросе Валенса был полностью с ней солидарен, поэтому спустился ярусом ниже, где стояли припаркованные к пандусу полосатые такси. На большинстве горел желтый сигнал, означающий, что машина зарезервирована, но в предпоследнем ряду Валенсе повезло – он увидел горящий зеленый огонек, открыл двери и влез на заднее сидение. Провел пичем под сенсором, висящим над ним. Затем услышал услужливый женский голос из динамиков:

– Добрый день, вас обслуживает частный таксопарк «Авизо». Назовите, пожалуйста, место назначения и желаемый тип поездки.

– Акрополь, Селена 16 и как можно скорее.

– Заказ принят.

Такси бесшумно тронулось с места и выехало из небоскреба. По рельсам на магнитной подвеске оно с огромной скоростью понеслось вниз, вливаясь в поток других автомобилей, движущихся по магистрали. Взглянув в окно, детектив увидел исполинские здания, растущие из-под дымовой завесы смога. Дорога пошла выше, минуя многоступенчатые развязки и мосты, соединяющие, как акведуки, торсы строений. Над горизонтом сияло солнце, хотя со стороны океана надвигался темный грозовой фронт. Детектив усмехнулся: вот и верь после этого синоптикам. СVтакси решил разнообразить его поездку и включил проекцию, по которой яркими буквами поплыла новостная лента: «Торговый Совет требует от ЗГ и Претора Федерации подробного отчета о перемещении военных кораблей и грозит в случае отказа вотумом недоверия всему командованию»

– Убери, – попросил детектив.

Меньше всего ему хотелось читать о не прекращаемой борьбе двух акул за место в океане. Для остальной рыбы не имеет никакого значения, какой– хищник победит – она все равно будет его кормом.

Мысли Валенсы вращались вокруг флешки. Не нужно было так легко опускать Стрижнева, а попытаться выпытать у него малейшие подробности о таинственном незнакомце, передавшем «подарок» детективу. Теперь, даже если захочет, Стрижнева он не найдет: изворотливый парень умел прятаться.

– Поездка окончена, – сообщил голос.

Детектив как будто очнулся после долгого сна. Взглянул на часы, горящие на приборной панели – без пятнадцати два. Он успел. Покинув такси, Валенса очутился на широкой террасе, облагороженной зелеными клумбами и фонтанами с декоративной облицовкой. Рядом стояло еще несколько машин. Одну он сразу отметил: длинный бежевый лимузин с личным водителем – роботом, неподвижно сидящим за рулем. «В Компанию пожаловал кто-то солидный», – решил детектив, направившись по выложенной плиткой дорожке к остроугольному похожему на колпак зданию. Фасад цвета слоновой кости венчала радужная арка. У входа детектива встречали два бронзовых льва на постаментах. Валенсу всегда забавляли эти старинные символы Компании, но только не сегодня. Сейчас они вызывали отвращение.

В самом сердце одного из наибольших трестов Полиса, монопольно заправляющего всеми видами юридических услуг, как всегда царило оживление, создающую у непросвещенных людей иллюзию бурной деятельности. Не секрет, что большая часть бюрократического аппарата на самом деле просто симулировала активность. Настоящие профессионалы в данный момент были на заданиях или сидели на верхних этажах в своих кабинетах, строча рапорты. Все остальные – обслуживающий персонал или просто статисты, паразитирующие на теле конгломерата.

Детектив прошелся к лифту и выбрал семьсот седьмой этаж. Акрополь не делился на сектора, весь центральный район Полиса по статусу был голубым, разве что в Селене люди не жили, они здесь работали. Покинув кабину лифта, он двинулся в конец коридора и остановился возле двухстворчатых дверей. На них висело полотно с геральдикой. На гербе Компании был изображен лев, обнявший земной шар. В который раз присмотревшись к картине, он подумал, что это не лев охватил планету, а она придавила собой несчастное животное. Приложив пич к сенсору в львином глазу, он представился:

– Роман Валенса.

– Входи, – раздался голос Терезы Вонг.

Кажется, он услышал в нем облегчение. В офисе помимо своего начальника, темноволосой женщины восточной внешности, сидящей за столом из красного дерева, Валенса увидел незнакомого седого мужчину в бежевом костюме и с тростью в руках. «Вот кому принадлежит лимузин на стоянке», – сообразил детектив. Кивнув Терезе, он подошел поближе к мужчине, который, не скрываясь, пристально изучал детектива. Раскосые глаза начальника стали еще уже, когда она прикрикнула на него:

– Сними шляпу и плащ! И не топчись по ковру, возьми стул!

В другой раз он бы непременно парировал ее выпад какой-нибудь гадостью, но сейчас она не намерена была с ним играться.

Детектив разделся, сложил плащ на спинке стула и поставил его так, чтобы одновременно видеть и Терезу и ее клиента. Начальник Валенсы нервничала, постоянно касалась перстня на указательном пальце. Она не знала с чего начать.

– Может, ты нас познакомишь? – разрядил обстановку Валенса.

– Да, конечно. Виктор Воронов – председатель совета акционеров торгового представительства «Орион». А это – Роман Валенса, наш лучший сотрудник.

Брови Валенсы поползли вверх. Никогда еще Тереза не льстила ему на людях. Обзывала – да, но не льстила.

– Очень рад, – детектив обменялся с Вороновым крепким рукопожатием.

– Я наслышан о ваших успехах, – сказал Воронов, – особенно в деле о краже драгоценностей из дворца Артуро.

– Да, это была интересное задание, – согласился Валенса, – трудное, но интересное.

– Именно поэтому, – продолжал Воронов, – я обратился в Компанию, пожелав, чтобы моим вопросом занялись именно вы.

– Какая честь, – съязвил детектив.

– Валенса! – рявкнула Тереза.

– Все хорошо, – качнул тростью Воронов, затем посмотрел на детектива. – Мне импонирует такое самолюбие. Я очень надеюсь, что ваши личные качества пригодятся в деле, которое мы с уважаемой госпожой Вонг уже обсудили.

Валенса мельком взглянул на Терезу. Она успокоилась и целиком отдала инициативу Воронову.

– Я вас внимательно слушаю, – произнес детектив.

– Две недели назад в порту Майн 5 приземлился челнок «Афина» с четырьмя членами экипажа, все – сотрудники нашего торгового представительства. Сразу после посадки поступил анонимная информация, что судно перевозит запрещенные товары. Разумеется, ничем таким мы не занимаемся…

Детектив сдержался от неуместного смеха. «Как раз таким Торговый Союз и занимается, иначе не покроешь растущие аппетиты финансовых магнатов».

– … комиссары из аванпоста, зайдя на борт, обнаружили мертвое тело в разгерметизированном инженерном отсеке. Погибла начальник научной экспедиции Анна Бе́лич, наш ведущий магнитолог. Я имею все основания предполагать, что на борту произошло убийство. Других членов экипажа арестовали. Как только на Землю была передана информация об инциденте, я немедленно распорядился отправить на Майн 5 своих следователей, чтобы во всем разобраться. Увы, до сих пор от них не поступило никаких вестей. Я уже собрался лично вылететь туда, пока не получил зашифрованное сообщение от нашего резидента в колонии и провожатого госпожи Белич Адама Кре́йна. По его словам, колониальные власти вынесли с судна все оборудование, а также груз, принадлежащий нашему торговому представительству. Вам, конечно, известно, детектив Валенса, что формально колонии имеют право на свое расследование, но только если преступление совершено на их территории. Однако «Афина» является собственностью «Ориона» и, тем самым, подпадает под Земную юрисдикцию, так что, все материалы должны были быть немедленно переданы в ведомство метрополии. Ничего этого не произошло.

Детектив слушал Виктора Воронова предельно внимательно. Чем больше подробностей он узнавал, тем меньше ему хотелось встревать в политические разборки власть имущих.

– Вдобавок ко всем этим неприятностям, – продолжал Воронов, – пропал без вести личный робот Анны Белич А.М. Фа́рли, и, соответственно, вся информация о ходе экспедиции, целиком финансировавшейся «Орионом». Мои попытки действовать по официальным каналам не привели к желаемым результатам, власти колонии не идут со мной на контакт, ссылаясь на свою автономность. На все мои запросы отвечают отказом, либо просто игнорируют. Исходя из этого, я хочу, чтобы вы провели свое тайное расследование, тем более, что подобный опыт у вас уже имеется. Итак, что вы скажете? – подытожил Воронов.

– Даже не знаю. Обычно я не берусь за расследования убийств, для этого есть криминальный отдел.

– Повторяю, детектив, я хочу, чтобы соблюдалась секретность, а вы универсальный человек. Госпожа Вонг заверила меня в этом.

Холодок пробежал по спине Валенсы. Похоже, тут все решили за него, однако он не сдавался:

– А вы не пробовали обращаться в ЗГ? Военное командование выдает лицензии на торговлю и исследование, и, в принципе, учитывая обстоятельства, вы можете затребовать у него помощи.

– Ни в коем случае, – наотрез отказался Воронов, кусая губы от возбуждения. – Мы в «Орионе» очень ценим свою независимость, и все проблемы пытаемся решать своими силами.

– Похоже, в этот раз этого недостаточно.

– Валенса, не хами, – вмешалась Тереза.

Замечание детектива Воронова не задело.

– Вы правы, иначе бы меня здесь не было. Смею заверить, что я не жду от вас чудес. Все, чего я хочу – нить, которая приведет к заказчику убийства. Мне важно знать его цели. Естественно, это означает, что вы должны найти А.М. Фарли.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю