290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Звёздный детектив (СИ) » Текст книги (страница 16)
Звёздный детектив (СИ)
  • Текст добавлен: 2 декабря 2019, 06:00

Текст книги "Звёздный детектив (СИ)"


Автор книги: Илья Арсенюк






сообщить о нарушении

Текущая страница: 16 (всего у книги 18 страниц)

Глава 17

Прагнир, подсвечивая лучами пасмурное небо, лениво поднялся над горизонтом, половину которого затянул тяжелый грозовой фронт. Горячий воздух пропитался влагой, с минуты на минуту чернильные небеса грозили разверзнуться ливнем.

Несмотря на все протесты, Крейн отказался взять с собой охрану. С ним поехал только верный Пиксон. На ветродуве – четырехколесной машине с ветряной турбиной – они выбрались на поверхность туннелем, спрятанным от любопытных глаз, светоотражающим полотном-хамелеоном и отправились по холмистой местности на север к рукотворному кургану. Остановив машину у земляной насыпи, они покинули ветродув. Все, кроме Пиксона – его оставили за рулем.

Кресло Крейна могло ехать и само, но девушка предпочла его везти. Между Адамом и Ритой установилась странная связь. Было ли это связано с Анной, Валенса не знал. С ним девушка не обмолвилась и словом, нарочно избегая его. Ночь, в обществе Крейна изменила девушку и ее отношение к детективу. К своему неудовольствию он ощутил подзабытое чувство ревности. Чтобы отвлечься, он ускорил шаг, опередил всех, даже Шустрика, и первым поднялся на вершину. Когда отстающие присоединились к нему, детектив рассматривал одинокую могилу из камней. Он повернулся к Крейну и спросил:

– Это шутка?

– Нет.

– Что это?

– Могила Анны, – ответил Крейн. – Мои люди выкрали ее тело из Армграда. Я не мог допустить, чтобы гвардейские эскулапы копошились в ней своими грязными руками. Не мог, понимаете!

– Крейн, что вы сделали с телом?

– Кремация. Ее прах развеян над пустыней. Она была бы рада стать частью Майн 5. Мы все, даже вы, детектив, попав сюда, навсегда останетесь пленником этой дьявольской планеты.

– К черту казуистику, где Фарли?

– Робот здесь.

– Только не говорите, что вы похоронили его под землей.

– Так бы она хотела, я знаю. Она всегда была неразлучна с чертовой жестянкой.

– Идиот! – Валенса потряс кулаком над креслом. С превеликим удовольствием он схватил бы этого жалкого инвалида и скинул бы с холма. – Чокнутый! Ты хоть знаешь, что натворил? Там же был его пич!

Рита подошла и обняла детектива за талию.

– Роман, оставь его. Он любил Анну, понимаешь? Мы говорили ночь напролет. Он столько рассказал мне о крысиной стае, об Анне, обо мне, понимаешь?!

– Что еще вы успели обсудить за ночь?

Кровь ударила ей в лицо.

– Он хотел, чтобы все связанное с ней оставалось вместе с ней. Может, и правда, так будет лучше?

– Для кого лучше? – вспылил детектив, оттолкнув девушку от себя. – Ну, планетка! Что я тут делаю? Что мы все тут делаем в логове безумных фанатиков?!

– Детектив Валенса, вы чем-то недовольны? Я же говорил, информация на пиче – блеф. Наживка для «Ориона». Он пуст – я сам проверял. Все ваше расследование фантомное, вы гнались за призраками, Валенса.

– Я не верю, – сквозь зубы процедил детектив.

– Смиритесь.

– Я не верю, – вторил себе Валенса. Движимый одним импульсом, он снял с плеча винтовку, отбросил ее прочь, упал на землю и начал разбирать камни на могиле.

– Что вы делаете? Перестаньте! Нет, не надо прошу вас! – Крейн попытался сбить детектива креслом, но промахнулся. Колесо задело камень, коляска накренилась на бок и перевернулась. Тело Крейна выпало на песок. Он закричал от боли. Девушка кинулась к нему на помощь.

– Шустрик.

– Да, шеф?

– Ты так и будешь стоять? Помоги мне…

– Но вы слышали, шеф…

– Это приказ, черт бы тебя побрал, железяка!

Робот присел и вместе с детективом стал разгребать землю руками.

– Роман, прекрати! Ты сошел с ума! – пробовала образумить его Рита. – Остановись!

– Нет, это все здесь сошли с ума, но только не я, – бормотал он под нос, отшвыривая комки земли в сторону. – Два дня до конца отпуска… У меня было два дня, почему я не выключил фон? А теперь я черти где, разрываю могилу вместе с непокорным роботом.

Пальцы детектива наткнулись на что-то твердое.

– Шустрик…

– Это гроб, шеф.

– Черт, он положил его в гроб!

– Нет! – плаксиво застонал Крейн. – Я не дам вам этого сделать!

Но было уже поздно. Рита обняла Крейна, он спрятал свое лицо у нее на груди. Вдвоем Валенса с Шустриком очистили гроб от липкой земли, нашли выемки на крышке, подцепили ее пальцами и открыли. С глухим стуком она отпала, ударившись об стенку ямы. На дне лежал стальной скелет со светящимися глазами. Робот все еще функционировал. Его вокодер ожил и озвучил вопрос:

– Который час?

Валенса опешил. Стоны Крейна прекратились.

– Половина десятого утра по местному, – ответил Шустрик.

– Вот как, – Фарли поднял руку и указал на небо, – день недели?

– Суббота, – ответил Шустрик.

– Сезон дождей уже начался?

Это был риторический вопрос. Небо над ними полностью заволокло тучами, скрывшими из виду Прагнир. Потемнело, словно на планету набросили темную шаль. Вдалеке громким эхом прозвучал раскат грома. Полыхнула ветвистая молния.

– Значит, прошел месяц… – произнес Фарли и замолк.

– Ты можешь встать? – спросил у него детектив.

– Нет, нарушены все моторные функции. Аккумулятор исчерпал запас, я работаю на автономном питании.

– Ты знаешь, кто я?

– В моей базе данных ваше лицо подходит под описание бывшего лейтенанта пятого экспедиционного корпуса десантной пехоты – Романа Марковича Валенса.

– Я хочу знать, почему ты убил Анну Белич.

Крейн испустил полный боли стон.

– Она сама так пожелала, – ответил Фарли.

– Ты уверен?

– Она деактивировала мой А-модуль, хотела, чтобы это произошло быстро. Разгерметизация – прекрасный способ. Она ничего не почувствовала.

– Но почему, Фарли, почему она отдала тебе такой приказ?

– Она не хотела, чтобы… они добрались… до…

– До чего?

– Не помню.

– Он лжет! – слабо сопротивлялся Крейн.

Не обратив на него внимания, детектив продолжал допрос:

– Кто они. Фарли, гвардейцы?

– Все – торговцы, солдаты, ученые. «Наша человеческая природа – сеять опустошение». Так говорила Анна. «К чему бы человек ни прикоснулся, он извращает это, меняет до неузнаваемости и уничтожает». Она хотела защитить…

– Кого?

Робот молчал.

– Фарли, Фарли! – перебил его детектив. – Твой пич, Фарли. На нем есть информация об исследованиях Анны Белич?

– Нет.

– А в твоей памяти?

– Сбой в системе – невозможно восстановить данные. Анна уничтожила все записи.

– Фарли попытайся. Шустрик, ты можешь ему помочь?

Без слов робот откатил рукав. Нашел на запястье точку контакта, поддел ее ногтем и вытянул вену-провод. Наклонился над А.М. Фарли и подсоединил провод к разъему под стальным черепом робота. Зрачки Фарли расширились.

– Прием установлен, – неприятным металлическим голосом объявил Фарли.

Веки Шустрика дрожали, пока происходил обмен данными между двумя механизмами. Закончив, он прервал контакт.

– Ты что-то узнал? – жадно смотрел на робота Валенса.

– И да, и нет, шеф.

– Ладно, потом разберемся, помоги мне вытащить его из гроба.

– Нет, – отказался Фарли, – не надо. Прошу – отключите меня.

– Мы можем тебя починить, – предложил Шустрик, но Фарли был непреклонен:

– Слишком устал. Много боли. Много плохого. Не хотел убивать Анну. Неправильно. Отключите меня, пожалуйста.

– Сделайте это шеф – попросил Шустрик детектива.

– Хорошо.

Валенса поднял винтовку с земли и нацелил ее на голову Фарли. Все, кроме Шустрика отвернулись.

– Прости, дружище, – произнес Валенса, – спи спокойно, – и нажал на спусковой крючок…

К ветродуву они возвращались в угрюмом молчании, за исключением страдальчески вздыхающего Крейна. Первые грузные дождевые капли упали с неба, жаля кожу. Валенса вздрогнул, и задрал голову. Солнце пропало. Небо почернело, как уголь. Нерешительно переминаясь с ноги на ногу, возле машины дежурил Пиксон.

– Я слышал выстрел, что случилось? – пристал он к Валенсе.

Не дождавшись внятного ответа, коротышка стремглав побежал к коляске и вырвал ее из рук девушки. Валенса забрался в кабину, сделав знак Шустрику садиться за руль. Сам он был слишком возбужден, чтобы вести машину.

Девушка на борт не спешила. Высунувшись из окна ветродува, Валенса сказал ей:

– Залезай. Дождь начинается.

– Мне все равно.

– Ты промокнешь.

– Роман, как ты мог?

– Шустрик скопировал важные…

– Крейн любил Анну, он меня любил!

– Ты не обязана нести ответственность за ее жизнь.

– Ты не понимаешь, что такое преданность! Тебя окружают только чертовые механизмы! Посмотри, ты сам становишься одним из них, холодным, бесчувственным… Роман, взгляни на меня и ответь, что это не так!

Он не посмел поднять глаза.

– Думай обо мне, что хочешь, – сказал детектив, – но не забывай, что Анна мертва, а ты жива. Хочешь и дальше оставаться ее тенью – воля твоя!

Он скомандовал роботу включать ветряной двигатель. В боковом зеркале, детектив увидел, что девушка, все-таки, послушалась его и забралась в салон.

– Шеф.

– Говори.

– В обрывочных сведениях Фарли есть одна ценная деталь. Крейн не знал, что Анна нашла месторасположение астероида. Он занимает область континентального шельфа на глубине больше километра.

– Мы можем опуститься туда на амфибии?

– На такой глубине давление будет 70–80 атмосфер. Машина должна выдержать.

– Тогда не теряем времени.

– Шеф…

Слова Шустрика заглушил гром, гром орудийного залпа. Присмотревшись, Валенса разглядел под покровом грозы вспышку, а за ней черную точку, стремительно двигающуюся в их направлении.

– Патруль ЗГ! Сдай назад! – крикнул он роботу, а сам выскочил из кабины и помог загрузить коляску с Крейном в машину.

– В такую погоду лететь на боте – самоубийство! – закричал Пиксон, забравшись следом за предводителем на заднее сидение.

Оббежав транспорт, Валенса сел с правой стороны от водителя, застегнул ремень безопасности и хлопнул робота по плечу, сигнализируя:

– Трогай!

Шустрик нажал на газ. Круто развернув машину, он погнал ее вперед. Черная точка увеличилась до таких размеров, что ее легко можно было идентифицировать с военным ботом Гвардии. Он скользил над поверхностью равнины, смещаясь к Лее, чтобы отрезать беглецам путь к отступлению. На корабле ожили громкоговорители:

– Валенса, сдавайся! Живыми вам не уйти!

– Это Горский, шеф!

– Черт побери, – Валенса повернул голову и смерил Риту уничтожающим взглядом. – Ты же сказала, что разобралась с ним!

– Я хотела, правда, но не смогла. Я прострелила ему ногу и выкинула за борт. Я думала, что он погибнет в пустыне.

– Думала она! Дура!

– Валенса, остановись или я открою огонь! – орал Горский.

Шустрик непрерывно следил за дорогой. Спасительный берег реки находился в десяти километрах от кургана, всего пять минут езды на предельной скорости.

– Валенса! Последнее предупреждение!

Детектив высунул винтовку в окно, не целясь, пальнул по зависшему над ними боту. Судно совершило маневр отклонения, дав ветродуву необходимое пространство для рывка.

– Огонь! – приказал Горский.

Орудия бота сверкнули алым светом. В опасной близости от борта ветродува грянул взрыв, поднявший в воздух столб пыли. Машину тряхнуло, Шустрик вывернул руль, удерживая ее в равновесии. Еще один залп прогремел с бота и поразил цель прямо у носа машины. На короткое время вспышка ослепила Валенсу. В ушах свистели автоматные очереди. Шустрику приходилось зигзагами петлять между канавками, которые пробивали снаряды на пути ветродува. Пули полоснули капот, продырявив металл, как картонную бумагу. Взрывная волна накрыла машину с левого борта, робота сорвало с ремня безопасности и кинуло на детектива. Ветродув, потерявший управление, начало заносить. Валенса выкинул руку, схватил и удержал руль, пока робот не выпрямился в кресле. Шустрик выровнял ветродув, сворачивая к каменной гряде, нависшей над дельтой Леи.

Ливень усиливался, струйки грязной воды стекали по лобовому стеклу. Сквозь пелену облаков на мгновение прорвался размытый диск Прагнира. Вдалеке Валенса увидел блеск водной глади – они почти добрались. В этот момент бот произвел новый залп. Опять неточно: взрыв взбурлил спокойную реку. Над ней из брызг и пены вырос небольшого размера гриб. Передние колеса машины застучали по гальке. Прилив только начинался, до пещеры оставалось подать рукой. Бот поднялся повыше. Дистанция между ним и машиной постоянно сокращалась.

– Мы раскроем наш штаб! – воскликнул Пиксон.

– У нас нет выхода, – закричал Валенса. – Шустрик, давай под землю!

Бот не отставал. Совершив резкий виток, он сместился к реке и полетел над водой.

– Идиоты, слишком низко, – прорычал Пиксон. – Они спалят приборы.

Пиксон не ошибся. Не выдержав нагрузку, мокрый бот накренился и зачерпнул носом воду. Пилот, попытался поднять его выше, но удержаться на такой высоте ему не удалось. В последний раз пушки выплеснули пламя, Шустрик легко увел ветродув на вираж, снаряды разбили камни далеко позади. Неуправляемый бот спикировал прямо в реку. Поднялось горячее паровое облако и окутало место падения. Скрипя покрышками, минуя полотно-хамелеон, создающее иллюзию цельной горной породы, ветродув влетел в пещеру. Под землей выла сирена. Взрывы и стрельба на поверхности подняли общую тревогу, и в укрытии машину окружила вся армия Крейна.

– Что случилось? Мы атакованы? Что делать? – пытали бойцы своего предводителя.

Среди них Валенса разглядел Марко, опирающегося на костыль и каким-то чудом удерживающего тяжелый гранатомет. Увидев Валенсу, он приветствовал его гортанным звуком. На глазах детектива Крейн полностью перевоплотился. Обрел уверенность и начал раздавать указания. Отправив своих людей по боевым постам, он повернулся к Валенсе и сказал:

– Мой звездный час настал. Я долго ждал этого шанса, теперь я за все поквитаюсь с проклятыми шакева! Вы со мной, Валенса?

– Разве у меня есть выбор?

– Всегда есть выбор, Валенса. Свобода воли – вот за что мы боремся. Гвардия и Союз лишили людей всего этого! И они заплатят! Здесь и сейчас! За мной, детектив.

Они пошли за Крейном в его штаб. Он включил карту, отмечающую оборонительные рубежи его базы. Они все горели красным. Он увеличил масштаб, чтобы посмотреть, что происходит снаружи. На объемном участке выбрал регион дельты Леи, карта с большой скоростью заполнялась, перемещающимися к штабу подполья, крапинками.

– Этот ублюдок Горский спустил с орбиты десантные корабли! Они повсюду, – ревел, пуская слюни, Крейн.

– Много? – спросил Валенса.

– Сотни! Ну, ничего, шакева узнают, что такая мощь настоящих борцов Майн 5. Они ощутят кулак, пробивающий их внутренности, они захлебнуться в своей крови! Пускай идут, пускай идут все!

– Шеф, – сказал Шустрик. – нам нельзя оставаться.

– Крейн, у меня к вам просьба. Нам нужна ваша амфибия.

– Я же говорил Анне и повторю вам – все это обман, детектив!

– Я хочу сам во всем разобраться.

– Какой же упрямый, Валенса… Верите, что там, на дне лежат все ответы?

– Я не верю, я знаю, в этом наше отличие, Крейн. Вера для меня – недоступная роскошь.

– Вы с ним, Рита?

– Она со мной, – детектив не дал ей ответить.

Периферийным зрением он видел ее лицо: девушка вздохнула с облегчением.

– Черт с вами – ступайте!

– Насколько вы сможете задержать солдат?

– А насколько вам нужно? – безжалостно усмехнулся Крейн. – Эй, Валенса…

Он взглянул на Риту таким взглядом, словно прощался со своим сердцем.

– Не повторяйте моих ошибок. Берегите ее!

– Хорошей охоты, Адам.

– Валите к дьяволу, Роман Маркович.

На прощание детектив обменялся рукопожатиями с Пиксоном и Марко. Затем он вместе с Шустриком, Ритой и Назирой поспешили вглубь пещеры. Амфибия стояла там, где они покинули ее – в тихой заводи.

– Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, – сказала девушка Валенсе, когда они забрались внутрь аппарата.

Внезапно он схватил ее за руку, притянул к себе и крепко поцеловал в губы:

– Что это было? – пылала в ярости Рита.

– Допинг, дорогая. А теперь, господа, всем пристегнуться и задраить люки!

Амфибия закрылась стальным панцирем, способным выдержать громадное давление воды. Включился электромотор, и она медленно начала свое погружение. Следя за тем, как темнеет в иллюминаторах, Валенса подумал о том, что после всех скитаний он, возможно, найдет свое последнее пристанище в глубоких водах океана. Неплохой вариант, лучше только – двухнедельный отпуск.

Глава 18

Чем глубже погружалась амфибия, тем сильнее толща воды давила на аппарат. Внутренние переборки скрипели и ворчали, как живые. С опаской пленники амфибии вздрагивали каждый раз, когда, не выдерживая, выгибались болты креплений шпангоутов. Детектив провел рукой по стеклу – холодное, оно дрожало под нарастающим весом океана. Света ставало все меньше. Пришлось зажечь передние огни. Они осветили гористое дно шельфа, над которым они спускались во впадину. На эхолоте показатели, меняя одну отметку за другой, неуклонно приближались к тысяче метров глубины, за которыми для амфибии начиналась красная зона. Они внимательно смотрели в иллюминаторы, но ничего не видели, кроме одиноких колоний медуз. Лишь однажды Валенсе показалось, что он заметил в рассеянном свете фар щупальца проплывающего моллюска. Он обвинил во всем, разыгравшееся от голода, воображение. С каким удовольствием он съел бы сейчас салат из кальмаров или жареного судака под соусом. От невеселых мыслей о еде, его отвлек Шустрик:

– Шеф, приборы регистрируют массивное тело прямо под нами.

– Предположения, догадки?

– Затрудняюсь ответить. Данные Фарли повреждены. С полной категоричностью я могу сказать только то, что это не астероид.

Некоторое время, восторженно охая, Назира пялилась в иллюминатор, но вскоре ей это наскучило, и она решила поучаствовать в беседе.

– Почему за миллионы лет астероид не разрушился? – спросила она. – Уму непостижимо, сколько геологических изменений произошло, сколько эпох сменилось, от него в лучшем случае остался бы кратер!

– Ты знаешь, – сказал Валенса, – я думаю, эту планету нужно было назвать Дурдом 5.

Погружение продолжалось. Все это время Рита держала детектива за руку – он расценил это как жест примирения. Температура воды снизилась, но потом резко начала расти. Лучи амфибия нащупали впереди неясных размеров черное образование, поглотившее дно шельфа. Течение усилилось, затягивая амфибию во мрак. Валенса предложил затормозить, но аппарат перестал слушаться команд. Мотор работал вхолостую и детектив выключил двигатель – в нем больше не было нужды.

– Нас засасывает, – сказала Назира. – Чем бы оно ни было, его размеры колоссальны.

– Шеф, датчик магнитного поля зашкаливает. Мы приближаемся к области высокого электромагнитного излучения.

– Сигнал, – догадался детектив, – сигнал идет отсюда.

– Верно, шеф. У меня созрела маленькая теория.

– Поделишься?

– Я знаю, что происходит с магнитосферой планеты. Астероид аккумулирует энергию, порождаемую магнитным полем и конвертирует ее в мощном направленном потоке излучения.

– Хочешь сказать этот астероид – огромная антенна? И кому она шлет привет?

– Не знаю, шеф.

– Это, Шустрик, фундаментальный недостаток человечества.

– Незнание?

– Нет – любопытство, заставляющее нас делать глупости. Например, спускаться на амфибии на дно океана.

Непроницаемое темное облако продолжало втягивать в себя амфибию. Фары осветили маленький кусочек исполинского образования. Они увидели рельефные выпуклости, переливающиеся перламутровым цветом как скорлупа мидий. Поверхность астероида была пупырчатой, местами из нее торчали боевыми копьями острые кристаллы. Их тянуло глубже, в туманную нору. Вода бурлила, словно ее подогревали горячие источники. Над отверстием всплывали, сверкая отраженным светом, жирные пузыри.

– Сколько воздуха у нас осталось? – спросил Валенса.

– Полагаю, шеф, это поездка в один конец. У нас все равно не хватит мощности вырваться из водоворота.

Амфибия задрожала. Тоненькие струйки воды пробились сквозь корпус, который, не выдержав давления, стал сгибаться. На стеклах иллюминаторов возникли трещины. Машину рвануло, словно она попала в аэродинамическую трубу. Фары погасли, амфибию тряхнуло, она проехалась по камням, устилающим дно. Если бы Шустрик не перехватил Валенсу, детектива размазало бы об стенку. Назире повезло меньше – ее сорвало с кресла и бросило на пол. В последний момент Рита схватила ее и прижала к груди. Вовремя – подводный вихрь закрутил машину и увлек за собой, она врезалась в твердую поверхность астероида, пробив в нем дыру. Задние двери оторвало, и внутрь хлынула вода. Амфибию еще раз качнуло, и она застыла на месте. Поток воды быстро ослаб. Валенса вылез из кресла, чтобы удостоверится, все ли в порядке с девушкой.

– Все нормально, Роман… Разве нас не должно было разорвать от смены давления?

– Похоже, что нет.

– Где мы? – спросила Рита.

– В Атлантиде.

– Ты думаешь, снаружи можно дышать? – через секунду она сама поняла, что сморозила глупость, хихикнула и, опершись на его плечо, поднялась. Через дыру в корпусе они видели залитый бледным свечением зал.

– Меня не забудьте! – пискнула Назира. Держа ноут в руках, девушка выбралась наружу. Оглянулась по сторонам и сказала:

– Выходите. Здесь безопасно.

Валенса последовал ее примеру, а вот Шустрик задержался.

– Что не так? – спросил у него детектив.

– Это место… оно тревожит меня.

– Мы уже здесь, Шустрик, и мы пока живы. Пойдем, – Валенса взял робота за руку и вывел наружу. Рита с Назирой прохаживались по скользкому полу, усеянному остроугольными камушками. Между ними ручейками струилась золотистая вода. Словно две посетительницы музея они улыбались друг другу, рассматривая орнамент на стенах – сочетание абстрактных узоров и светящихся фонариков.

– Эй, – крикнул Валенса, – далеко не отходите.

– Шеф, все это очень странно.

– Когда ты, наконец, усвоишь, что любые странности нужно принимать как должное, тогда они становятся обыкновенными заурядными вещами. Как этот пол, – он стукнул ботинком, – или стены, – он показал на ребристый панцирь, укрывающий стенки, – или потол…

Запрокинув голову, детектив не договорил. Голос его поник, плечи безвольно опустились. Над собой Валенса увидел океан, в котором отражалось его озадаченное лицо.

– Черт, Шустрик, беру свои слова обратно. Это не просто странно, а чертовски нереально.

Вытесненная вода плескалась над ними, по ней бежали волны, с гребня которых срывались капельки и падали вниз.

– Что произойдет, если это все упадет нам на голову? – поинтересовалась девушка.

– Очень дельный вопрос! – подхватил Валенса. – Давайте поищем проход.

Детектив выбрал направление и исчез ненадолго в темноте. Оттуда он крикнул роботу:

– Возьми винтовку и иди ко мне. Кажется, я нашел дорогу.

Из зала вел коридор, покрытый отливающими серебром чешуйками. Они испускали слабый фосфоресцирующий свет, освещавший путь. Один раз Валенса зацепил их винтовкой. С чавкающим звуком они свернулись в трубочки. Он постарался больше ни к чему не прикасаться. Длительное путешествие в замкнутом пространстве создавало иллюзию, будто они шли по кругу. Постепенно становилось светлее, воздух стал чище – они приближались к выходу. Коридор привел в небольшое помещение, поросшее мхом. На стенах растения свились в одно бархатное одеяло. Свет струился с кончиков лепестков, покрывавших длинные переплетенные между собой ветви, которые свешивались с потолка, подобно длинным щупальцам лиан. В центре помещения находилось искусственное возвышение, напоминающее алтарь. Облепив его пьедестал, на полу собралась желейная масса. На округлой вершине алтаря шевелились тонкие усики. Когда они вошли, усики потянулись к ним, словно приветствуя гостей.

– Черт, даже таблетки, которыми я баловался в молодости, не показывали таких картинок, – поделился своими впечатлениями Валенса. – Шустрик, оно живое?

– Думаю да, шеф. Мои сенсоры подтверждают органическое и ментальное присутствие чужеродного интеллекта. Я бы сравнил этот организм с наутилусом. То, что снаружи – твердая оболочка, раковина, спасающая организм от давления. В середине – разум. А перед нами – пульт управления. Шеф, мы в кабине космического корабля.

– Он мыслящий, – выдохнула Рита. – Он понимает, что мы говорим?

– Я в этом уверен, – ответил Шустрик. – Можно сделать вывод, что зла он нам точно не желает, иначе мы давно были бы мертвы.

Усики будто прислушиваясь, вытянулись в одну струну к людям.

– Как нам с ним общаться? – спросил Валенса.

– Я знаю, – произнесла Назира, – через пич.

– Умничка! – воскликнул детектив. – Пич Фарли был пуст, потому что служил не носителем информации, а передатчиком. Черт, а у нас нет ни одного!

– Нет, есть, – вмешалась девушка. Отдав Назиру в руки Шустрику, она присела на одно колено и закатила штанину на ноге. На ее изящной голени был прикреплен знакомый белый браслет. – Не смотри на меня так, Роман – я ни разу не воспользовалась им.

Повесив пич на запястье, она включила его. Определив рядом интенсивный источник энергии, браслет зажегся ярким светом. Подняв руку, девушка бесстрашно сделала шаг к постаменту с усиками. Положила на него раскрытую ладонь. Уловив движение, усики прикоснулись к пичу, и обвили руку девушки. Она вздрогнула, как от укола, но жестом запретила Валенсе приближаться. Теперь Рита и алтарь стали неразделимыми. Существо проникло в сознание девушки. «Все нормально», – говорила ее вымученная улыбка. Она запрокинула назад голову, глаза Риты закатились. Выражение лица девушки постоянно менялось. Оно улыбалось, гневалось, но больше частью выражалосожаление. В иной обстановке могло показаться, что Рита смотрела стереокино.

– Не нравится мне это, – пробормотал Валенса.

Робот положил ему руку на плечо.

– Не волнуйтесь, шеф, она знает, что делает.

– Когда вернемся на Землю, я выключу твой эмби!

– Ага, давно пора, – поддакнула Назира.

– А тебя, Назира, – но он не успел озвучить свою угрозу, потому что девушка вышла из транса. Говорила она свободно и без принуждения:

– Танцующий Среди Звезд приветствует нас.

– Танцующий Среди Звезд, – повторил детектив, – так его зовут? У него есть пол? Он мальчик или девочка?

Рита напрягла лоб.

– Не знаю. Танцующий очень молод, он как ребенок, совсем еще малыш. Он не понимает вопроса, он думает, что я Анна Белич. Вернее так оно и есть. Он спрашивает, где я была и почему так долго не приходила. Боже, Роман, Анна, Анна была здесь! Она опускалась сюда на амфибии. Я чувствую ее, слышу ее голос…

– Я хочу знать, что ему надо. Спроси его?

Погодя Рита ответила:

– Не понимает.

– Хорошо. Что он здесь делает?

– Отдыхает.

– Прости что? Отдыхает? От чего?

Рита вздохнула, потом ее лицо прояснилось:

– Ты не поверишь, этот малыш, это живое существо, он – кочевник, путешествующий среди звезд, из одной галактики в другую. Когда Танцующий устает, он делает остановки на планетах. Он любит холодные планеты, где есть много воды, чтобы можно было остыть, расслабиться и набраться сил для нового путешествия.

– Какая несправедливость, Шустрик! Ракушка отдыхала семьсот миллионов лет, а меня лишили моих законных семи дней отпуска! Рита, долго он собирается заниматься туризмом? Ему известно, что по его вине вся планета скоро превратиться в пустыню?

– Малыш приносит извинения. На Майн 5 он попал случайно. Любопытство сыграло с ним злую шутку: он был непослушен и подошел слишком близко к умирающей звезде. Когда она вспыхнула, световые волны ослепили его. Он потерялся и отстал от своего племени.

– Чудесно, целое племя. Так и вижу, как один из этих левиафанов совершает дружеский визит на Землю.

– Танцующие Среди Звезд стараются не причинять вред живым организмам, поэтому опускаются на безжизненные планеты или отдыхают в облачном покрове газовых гигантов. Малыш оказался в безвыходном положении. Он был один, растерян, поблизости не было ни одной удобной планеты, кроме Майн 5 с океаном под ледяной толщей – такой соблазнительный, такой холодный и уютный.

– Он уже залечил свои раны?

– Да, но он не сможет улететь. Роман, раса Танцующих – симбионты. Как рак-отшельник и актиния. Они не могут летать без пилота, его прежний умер от старости. К тому же, на протяжении миллионов лет малыш оставался под водой и за это долгое время он стал частью планеты, прирос к ней своей раковиной. Теперь без помощи других Танцующих ему не вырваться из этих тисков. Когда Анна нашла его… Боже, Роман, она собиралась стать его пилотом, представляешь?

– Но она не успела, – сказала Назира. – Бедняжка испугалась, что гвардейцы доберутся до него и…

Мука отразилась на худом личике Риты, блестящие слезинки побежали по щекам.

– Роман, это Анна, это она причина всех глобальных изменений. Она и малыш. Анна нашла способ связаться с родичами малыша. Малыш вбирал в себя энергию магнитного поля и посылал ее в виде сигнала помощи. И, наконец-то, на него откликнулись.

– О, Господи, флот! – воскликнула Назира, – Они перехватили передачу!

– ЗГ засечет Танцующих, когда они вынырнут из подпространства и атакует, – провел свой анализ Шустрик.

– Гвардейцы не смогут помешать их прибытию, – сказала Рита. – Танцующие Среди Звезд путешествуют по другому. Если представить пространство, как сушу, а время, как воду, то мы перемещаемся на лодке от одного берега к другому. Преодолеваем реку по волнам. Чем сильнее шторм, тем быстрее, но опаснее для судна полет. Племя малыша – оно высушивает реку.

– Звучит угрожающе.

– Малыш говорит, очень большое племя может материализоваться прямо внутри флота. Оно раздавит все корабли, прежде чем гвардейцы поймут, что произошло. Малыш пытался предупредить флот через Анну, но всем заправляет Горский, а он не желал ничего слышать. Майор считал ее коллаборационистом.

– Кретин, – не сдержался Валенса. – Он верит, что пич Фарли содержит информацию о кораблях противника. Ладно, спроси, долго ли еще ждать прибытия его семьи?

– Они уже на подходе. Счет пошел на дни, если не на часы.

– Проклятие!

– Нужно что-то предпринять, Роман, – сказала Рита.

– А зачем? Внутри раковины нам ничего не угрожают. Пересидим здесь, пока гвардейский флот не станет легендой.

– Роман, а как же тысячи невинных людей на кораблях?

– А что ты предлагаешь? – свирепо огрызнулся Валенса. – Мы на глубине полтора километра! Мы ничего не можем сделать. Может, Крейн прав и этому миру давно пора преподнести хороший урок.

– Роман, это бесчеловечно!

– Человек из пробирки осмеливается читать мне мораль?! – его слова невидимым хлыстом ударили ее по лицу.

Девушка отвернулась от него, как от чужого.

– Она права, – поддержала Риту Назира. – Мы не можем сидеть, сложа руки.

– Помолчи, Назира!

– Вот уж нет! Я долго терпела твой эгоизм, но все, баста! Открой глаза! Ты так боишься перемен, что не заметил, как они наступили и сейчас, Роман пришло твое время делать выбор.

– Назира…

– Дай мне договорить! Ты не можешь дальше прятаться за субординацию детектива, закрывая на все остальное глаза! Разве ты не видишь, что все изменилось, все, кроме тебя?!

– Единственное, что я вижу – кучку самоуверенных существ, которые сводят меня с ума! Все, довольно! Я смертельно устал и все, чего я хочу – немного времени для себя.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю