290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Звёздный детектив (СИ) » Текст книги (страница 5)
Звёздный детектив (СИ)
  • Текст добавлен: 2 декабря 2019, 06:00

Текст книги "Звёздный детектив (СИ)"


Автор книги: Илья Арсенюк






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 18 страниц)

– Едем на космодром?

– Нет, – отклонил Валенса. – Сначала ко мне домой.

– Так беспардонно ты еще не пытался меня соблазнить.

Сначала он не понял, о чем она, но потом, рассмеявшись, произнес:

– Когда я вернусь на Землю, мы обязательно поупражняемся в этом искусстве.

– Ох, Роман, ты всегда умел меня рассмешить. Наверное, поэтому мы протянули вместе так долго.

– Нет, дорогая, у нас был отличный секс.

Глава 5

На космодром Валенса приехал без опоздания за полчаса до отлета шаттла, который должен был доставить пассажиров на орбитальную станцию «Прометей». Там его команду уже дожидался транспортник «Аврора». Чтобы избежать лишнего шума, «Орион» предоставил один из своих грузовых кораблей. Валенсе придется путешествовать на Майн 5 инкогнито, что его вполне устраивало.

В зале ожидания Звездного городка людей почти не было. Окно полетов в воскресение обычно предоставлялось негражданским лицам и сотрудников космодрома. По легенде, детектив, Рита и Шустрик поднимутся на орбиту в качестве ночной смены для обслуживающего персонала станции. Возле доски объявлений, по которой бежала лента расписания полетов, стояло трое новобранцев, хихикающих над пошлым анекдотом. Проходя мимо, Валенса нахмурился, с ненавистью вспоминая свою службу в ЗГ. Эти салаги еще не подозревали, в какое дерьмо им продеться сунуться.

Одно из многочисленных пустующих кресел в первом ряду занимала Рита Лужина. Не сразу он узнал ее: она сменила деловой наряд на облегающий походный костюм и эластичные кожаные штаны. Ее ноги были обуты в тяжелые ботинки со специальной подошвой, приспосабливающейся под разный тип поверхности. Свои черные как смоль волосы она уложила в пучок и скрепила светящейся в темноте заколкой. Увидев детектива, немного смущенная Рита поднялась и протянула ему руку для приветствия. Не без опаски Валенса пожал ее и присел в соседнее кресло.

– Хорошо выспались? – спросила девушка.

Валенса не желал с ней раз разговаривать. Но раз она первая начала – не в его стиле отмалчиваться.

– Скверно. Мне снилось, что меня хотят пристрелить.

– Все еще обижаетесь за вчерашнее? Сами подумайте: сначала вы выпроводили меня под прицелом из кабинета, а затем сразу бросились под смог. Что мне оставалось делать?

– Тебе следовало быть откровенной со мной с самого начала, – парировал Валенса.

– О, детектив, отчитываться я предпочитаю только перед своим руководством.

– Чтобы об это сказал Виктор Воронов?

– Давайте соблюдать паритет, Роман Маркович. Вы выполняете свой контракт, я – свой.

– Так дела не делаются, – вздохнул детектив. – А что будет, когда мы найдем пич? Ты опять захочешь пристрелить меня?

– Заглядывать в будущее – бессмысленное занятие, согласны?

– Кажется, мы договаривались перейти на «ты».

– О, – спохватилась девушка, – извините… Извини… Непривычно говорить «ты» человеку намного старше меня.

– Неужели я выгляжу таким старым?

– Да нет, что ты, – она предъявила ему свою виноватую улыбку. – Для своих тридцати ты выглядишь очень даже ничего.

Он все понял.

– Читала мое досье?

– А как же, – кивнула Рита. – Я обязана изучить своего напарника.

– Что же еще ты обо мне узнала?

– Много чего. Например, то, что ты дослужился в ЗГ до звания лейтенанта, в битве за Колинку́р награжден орденом за доблесть. Уволен из действующих вооруженных сил дисциплинарным комитетом за цитирую «несоответствие занимаемой должности». Как это называется, инакомыслие? Можешь не отвечать.

На миг воспоминания наплыли на Валенсу зловонным облаком, но он быстро усмирил их. А девушка не останавливалась:

– На Компанию ты работаешь уже шесть лет. Два года был женат на своей теперешней начальнице Терезе Вонг. Типичный фиктивный брак. Сбережений как таковых нет. Живешь один. Обедаешь по четвергам в ресторане «Колибри» в красном. Обожаешь морепродукты и без ума от ретро музыки. Несмотря на популярность, твой единственный друг – робот Т.М. Шустрик.

– Все?

– Могу продолжать.

– Это нечестно, – заметил он. – О тебе мне практически ничего неизвестно.

– Должна же быть в женщине какая-то загадка, – ушла она от ответа, – и разве где-то написано, что напарники обязательно должны становиться друзьями?

– Врагом твоим я точно быть не хочу.

Она озорно сжала губы в трубочку, потом легонько тронула Валенсу за плечо и сказала:

– Вот что, давай все начнем tabula rasa. Вчера у нас возникли определенные недоразумения, но я надеюсь, мы сможем оставить их в прошлом.

Детектив долго не отвечал. Он думал, анализировал. Что-то не вязалось: крысиная стая, Совет, Компания и новый напарник в лице этой неуравновешенной девицы. Ему следует быть вдвойне осторожней.

– Я согласен.

Они скрепили союз рукопожатием и взаимными улыбками, в искренность которых поверил бы разве что несмышленый ребенок.

– О, вот и Шустрик! – произнес Валенса, взмахивая рукой.

Робот появился в одном из коридоров. Слегка пошатываясь, он направился к ним. Под мышкой Шустрик держал ноут детектива, упакованный в противоударную пленку. В багаж Назиру Валенса не сдал бы ни за что.

– Ты помнишь госпожу Лужину?

– Да, шеф, – кивнул робот, передав ноут детективу. – Насколько я владею информаций, вы наш новый коллега.

– Верно, – подтвердила девушка. – Ты не против?

– Не думаю, что мое мнение может что-то изменить в этом вопросе. Однако я рад вашему присутствию.

– Эй, Шустрик! – вмешался детектив. – Поменьше прыти! Ты работаешь не на Риту, а на меня!

– Это невозможно забыть, – ответил робот и сразу добавил, – для робота. Я просто проявил вежливость к даме.

– Спасибо, Шустрик, – девушка приподнялась и чмокнула робота в щеку. – Спасибо, что ты заметил.

– Смотри железяка, поаккуратнее, – предупредил Валенса. – В следующий раз вместо поцелуя ты получишь импульс.

– Ревнуешь? – стрельнула глазами Рита.

– К кому? К роботу? Много чести.

Пока они готовил почву для очередного спора, на экране ноута ожила Назира. Оставаться в тени ей наскучило.

– Роман, а почему ты не представишь меня этой прелестной особе?

– И ты туда же? – всплеснул ладонями детектив.

– Наконец, в нашем мужском шовинистическом обществе появилась еще одна женщина. Позволь нам пообщаться!

– Как хочешь, – детектив отдал ноут Рите, приговаривая, – только помни, Назира, крыса не только забавный зверек, а еще и хищник.

Поднявшись, Валенса потянул за собой Шустрика подальше от кресел, в дальний конец зала. Убедившись, что на таком расстоянии Рита его не услышит, он развернулся к роботу и спросил:

– Что ты раскопал?

– За то время, что у меня было – немного, шеф. В базе ЗГ ее нет.

– Это понятно. Люди, проходящие службу в крысиной стае, в военных ведомостях не отмечаются.

– Крысиная стая? То есть те, кто работают под прикрытием?

– Да, Шустрик. Натуральные шпики. Что-нибудь еще нашел?

– Нет. Я проверял по всем каналам – ничего. Риты Лужиной официально не существует. По крайней мере, ни ее счета, ни регистрационной карточки, ни хотя бы родственников с такой фамилией в Полисе нет. Назира попробует попасть в списки крысиной стаи, но…

– А что насчет других городов?

– Это сложно, – признался робот. – Без запроса в тамошние администрации ничего получить не удастся. А если это сделать, то…

– Узнает Тереза.

– Шеф, вы не доверяете ей?

– Кому? Терезе? Нет, Шустрик я не доверяю Компании, которая играет с огнем, причем, нашими руками. Что-то с Ритой нечисто, я нюхом чувствую. Почему она, почему выбрали ее? Неужели ЗГ так интересуется экспедицией Анной Белич?

– Точнее пичем А.М. Фарли, – поправил робот.

Валенса щелкнул пальцами.

– Верно Шустрик. Мне кажется, что сами того не замечая, мы лезем в львиную пасть… Ну ничего, выше нос, железяка, – он хлопнул робота по плечу. – Будем присматривать за нашей красавицей.

– Думаете, она может создать нам проблемы?

– В том то и дело, Шустрик, что я не знаю, что мне думать. Вот это больше всего меня и бесит – неведение.

По залу пронесся звуковой сигнал, а за ним монотонный голос, объявивший посадку. Детектив с роботом присоединились к Рите, которая не прекращала ввести непринужденную беседу с Назирой и все вместе двинулись к шлюзу, соединяющему космопорт со стартовой площадкой. Валенса замыкал шествие. Перед тем как повернуть в коридор, ведущий к посадочному комплексу, он взглядом проводил новобранцев. У молодых ребят вытянулись лица, когда за ними пришел вербовщик и повел за собой. Детектив не сдержался и сочувственно помахал им на прощание. Их полет будет очень быстрым и закончится на пыльной базе резервистов на Марсе или Сигу́ре, где песок хрустит на зубах, въедается в кожу и забивает легкие через дешевые респираторы. Три года каторги, а если «повезет» и случится очередной бунт на окраинной колонии, их первыми отправят на передовую, где они бесславно погибнут. Валенса вздохнул и в тысячный раз пожалел, что не уволился из Компании и не уехал работать куда-нибудь подальше, на зеленый курорт в Антарктику, например. Пока он шел до ворот через коридор-гармошку, невеселые мысли постепенно растворились и оставили его в покое. Через шлюзовые ворота, он спустился по ступенькам в пассажирский отсек шаттла. Прилег в одно из кресел. Розовощекий стюард пристегнул его ремнями безопасности, речитативом пропев о правилах поведения во время полета. В трехминутном отрыве от Земли не было ничего приятного. Перегрузки в 3g даже в специальном кресле совсем не то развлечение, о котором можно мечтать, но он не жаловался. Настоящая пытка ожидала его на орбите, где он вдоволь покружит в невесомости, мучаясь от тошноты и кошмарного чувства падения в пропасть.

В громкоговорителе раздался хрипловатый голос командира корабля:

– Внимание, уважаемые пассажиры. Прошу приготовиться. Старт через шестьдесят секунд.

Шустрик позвал Валенсу. Детектив повернул голову к сидящему слева от него роботу.

– Что?

– Я плохо переношу перегрузки.

– Спокойно, Шустрик. Это же не в первый раз.

– Для меня это всегда как в первый.

Слова робота заглушил рев включенных турбин. Переборки шаттла задрожали. В ушах Валенсы зазвенело, а он сам ощутил, как его тело охватывает дрожь. Набрав в легкие воздух, детектив начал считать. Это всегда успокаивало. Краем глаза он посмотрел на Риту. Выглядела девушка неважно. Ее руки до боли сжали подлокотники кресла. Странная реакция для крыс, фактически живущих в космосе. Момент для того, что бы что-то выяснять был неподходящий, так что детектив просто ободряюще улыбнулся девушке. Побледневшая Рита нашла в себе силы на ответную улыбку. Шаттл задрожал активнее. Заработали основные двигатели, отрывая его от земли. Подъемная сила, растущая с каждой секундой, вдавила Валенсу в кресло, словно ему на грудь положили невидимую гирю. На время он забыл обо всем, пытаясь вдохнуть. Диафрагма с трудом преодолевала сопротивление; веки, будто налившись свинцом, опустились, закрыв глаза. В темноте стало еще хуже, но к счастью это продлилось недолго. Вскоре давление пропало. Он ощутил небывалую легкость, ноздри без усилий втягивали воздух. От одного взмаха руки взмыли вверх. Улыбнувшись, он выпустил с губ слюну, которая, образовав круглые бусинки, полетела к кабине пилота.

– Черт, – произнесла девушка, – я думала, меня расплющит.

– Разве в ЗГ ты к такому не привыкла? – спросил Валенса.

– К этому невозможно привыкнуть, – туманно бросила она. – А ты, я вижу, как рыба в воде.

– Это пока не начались проблемы с вестибулярным аппаратом. Совсем скоро мне захочется исторгнуть из себя остатки пищи. Вот цена за межзвездные перелеты. Не космические лучи, не радиация, не метеориты – банальная блевота.

– Мне это не грозит, – усмехнулась Рита. – Я сделала укол. Он нейтрализует болезненные проявления невесомости.

Первый раз детектив не знал, что ей сказать. Он пылал гневом, большей частью на самого себя, что не додумался до такой элементарной вещи. «Иногда, Валенса, тебе следует реже быть героем и чаще – предусмотрительным смертным», – упрекнул он себя.

К счастью, для детектива, Рита не стала упиваться своей маленькой победой.

– Не беспокойся! – сказала она. – Я взяла дозу и для тебя. Как только мы прибудем на «Прометей», сделаю тебе укол.

– Спасибо, – сухо поблагодарил детектив. – Чтобы я без тебя делал.

– Шеф, – окликнул его Шустрик, – а для меня лекарства не найдется?

– Я и не знала, что роботы тоже ощущают такие неудобства.

В уме Валенсы пронеслось: «А что же ты вообще знаешь, дорогуша?», но вслух он постарался все ей объяснить:

– На самом деле не должны, но у Шустрика есть эмби. Все, что он чувствует это высокоуровневая имитация физиологического расстройства в точности как у нормального человека.

– А зачем? – спросила Рита. Тут ее осенило, и она сама ответила на свой вопрос. – Чтобы он был похож на настоящего человека.

– Конечно, – подтвердил Валенса. – На Земле шансов у него нет – любой его раскусит. А вот на далеких колониях, особенно на таких, как Опал или Мессавитц, где общество едва преодолело эпоху Возрождения, Шустрик вполне сойдет за среднестатистического жителя с болезненным цветом кожи, но это можно списать на обыкновенную желтуху. А ты молодец, быстро сообразила.

Иронии в его похвале она, кажется, не заметила и с признательностью ее приняла.

Больше они не общались. Шаттл вышел из атмосферы, сделал маневрирующий виток вокруг планеты и пошел на сближение с орбитальной станцией, огромным вращающимся против часовой стрелки колесом.

До стыковочного шлюза пришлось парить, отталкиваясь от стен. В герметичном карантинном модуле они разделись и прошли обеззараживающую процедуру. В космосе с гигиеной всегда строго. После неприятных минут, проведенных в карантинном отсеке, всем вручили по паре ботинок с магнитной подошвой, чтобы без труда передвигаться в тех отделения станции, где сила тяжести искусственно не поддерживалась. Ходить на своих двоих в невесомости дело совсем нелегкое. Со стороны это напоминало марш болванчиков на пружинках, при каждом шаге шатающихся взад-вперед. Пройдя через общие залы ожидания, битком набитые спешащими на свои рейсы людьми, они направились к одному из восемнадцати грузовых доков. Всего через станцию «Прометей» ежедневно курсировало до десяти тысяч пассажиров и около полумиллиона тонн грузов. На входе в док их ожидал таможенный инспектор и начальник охраны, проводивший Риту таким вожделеющим взглядом, что Валенса с трудом подавил в себе смешок. Девушка припасла для детектива ледяную улыбку, а начальнику охраны послала воздушный поцелуй.

С капитаном «Авроры» они встретились возле трапа. Седовласый мужчина с крупными чертами лица курил сигару прямо под знаком «Курение строго воспрещено». Звали его Юрием Громовым и, разумеется, о настоящей цели полета он знал. Помахав рукой, капитан поманил всех на борт, пришвартованного к станции, корабля.

С виду посудина была небольшой с обычной для такого класса конструкцией. Продолговатый, похожий на пенал корпус, с трюмом, заполненным топливом, и кольцом искусственной гравитации, вмещающим жилые отсеки: три каюты для экипажа, летную палубу с капитанским мостиком и кают-компанию для собраний и совместного отдыха. Для соблюдения легенды «Ориону» пришлось не только зафрахтовать транспортное средство, но и набить его полезным грузом: электроникой, тканью и инструментами, так необходимыми молодой и быстроразвивающейся колонии на Майн 5. На «Авроре» стоял старый, но надежный двигатель Алькубьерре. «Медленно, но верно – вот что говорили о таких кораблях.

Весь экипаж судна состоял из трех роботов: Альфы, Беты и Гаммы, распределивших между собой полномочия бортинженера, штурмана и механика. Стандартная комплектация, причем все роботы настолько давних моделей, что Шустрик по сравнению с ними был настоящим чудом инженерной мысли. Громов не переставал жаловаться, что руководство торгового представительства старается экономить на всем, кроме чертового груза

По негласной договоренности Рите, хотя она и протестовала, мужчины отдали одну из кают в ее полное распоряжение. Вторую каюту занимал капитан, предупредивший всех, что во сне он ужасно храпит, так что желающих делить с ним помещение не нашлось. В третьей пришлось ютиться Валенсе и Шустрику, отказавшемуся жить в обществе, как он выразился, «трех тугодумов».

Перед стартом «Аврора» должна была пройти все тестовые проверки и получить добро из диспетчерской. Это растянулось на несколько часов. Техники «Прометея» постоянно простукивали корпус в поисках пробоин и мельчайших трещин. Время от времени для проверки работоспособности систем персонал включал вхолостую двигатель.

От всего этого шума и треска у Валенсы разболелась голова. А когда корабль перевели в зону невесомости, чтобы проверить утечки кислорода, к дополнению к мигрени детектива начало тошнить. Шустрик посоветовал обратиться к Рите за уколом. Вместо этого, распухнув от гордости, Валенса слонялся по кораблю, пока не спустился на грузовую палубу. Там он нашел себе теплое местечко в трюме. Один из контейнеров был заполнен бобинами с вискозой. Он улегся между ними и задремал. Хорошо, что механик Гамма совершающий обычный обход судна в поисках безбилетников, нашел его до того, как тот попал под вредное излучение двигателя и передал сонного Валенсу в руки Рите. Она затащила детектива в свою каюту, сделала двойную прививку от космической болезни и оспы, весьма распространенной на Майн 5, затем уложила в постель. Детектив вяло сопротивлялся: убойная доза лекарств ослабило его волю, и он снова погрузился в сон. На этот раз надолго.

Когда Валенса проснулся, на корабельных часах уже набежало шесть часов полета. До Майн 5 оставалось не меньше двух недель на крейсерской скорости. Поднявшись с кровати, он осмотрел каюту девушки.

На первый взгляд ничего сверхъестественного. На откидном столике была разложена бижутерия и косметика, а рядом на стульчике – не распакованная одежда Риты. Но это только на первый взгляд. Слишком много разного барахла для педантично вымуштрованной крысы. Детектив догадался, что этот беспорядок создан специально для него.

– Зря стараешься, дорогуша, – произнес он, погладив коралловые бусы.

Отложив подозрения на потом, он решил умыться и привести себя в порядок. Полюбовавшись на свое отражение в зеркале, Валенса провел рукой по наметившейся щетине. Отрастить бороду не такая уж плохая идея, особенно, если ориентировки с его физией уже расклеены во всем колониальном управлении Майн 5. Вытираясь полотенцем, он выбрался из тесной душевой и чуть не столкнулся с Ритой, заправляющей за ним постель.

– Прости, я тебя не заметил, – извинился он.

На Рите была однотонная футболка без рукавов и штаны, заправленные в ботинки. От нее вкусно пахло, это детектив подметил еще с той памятной встречи в его кабинете.

– Выспался?

– Еще не знаю. А ты как?

– В каком смысле?

– Я имею в виду, чем ты занималась?

Она странно посмотрела на него.

– Смеешься? Чем можно заниматься на корабле, тем более грузовом?

– Прости, что оккупировал твою каюту.

– Прощаю, – она неожиданно грубо выхватила из его рук полотенце. – А теперь, если не возражаешь, я хотела бы принять душ.

– Составить тебе компанию?

– Пошел вон!

– Насколько мне известно, крыс стерилизуют.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Откуда взялись эти красные дни календаря?!

В ее глазах сверкнули молнии. До грома было еще далеко, однако Валенса счел нужным убраться по добру по здорову.

– Ладно, ухожу, – сказал он, отступая к двери. – Если что – ищи меня в кают-компании. Что-нибудь перекушу.

– Приятного аппетита, – отрезала девушка, захлопнув перед его носом двери.

Постояв немного, Валенса многозначительно хмыкнул про себя и отправился искать пропитание. Появившись в каюте, он увидел Шустрика, сидящего за столом и играющего в шахматы с Назирой. Зрелище было жалкое, потому что большую часть времени роботы не играли, а спорили друг с другом, кто из них должен поддаться и проиграть партию. Заметив Валенсу, Шустрик изобразил на лице радость. Несмотря на новенький эмби, мимика робота продолжала страдать неестественностью. Он растянул в улыбке одни губы – остальные лицевые мышцы оставались неподвижными. В лучшем случае он сошел бы за паралитика.

– Ты бы поменьше улыбался, так тебя быстрее вычислят, – посоветовал детектив, присаживаясь в кресло.

– Я практикуюсь по новой методике.

– Этому гоминиду никакая практика не поможет! – заявила Назира, забрызгав экран искрами.

– Так, Шустрик, это ты ее включил?

– Шеф, я тут не причем, – развел руками робот.

– К твоему сведению, Роман, – проворчала Назира, – в нашей команде есть люди, понимающие мои потребности и желания лучше, чем кто бы то ни был.

– Значит, Рита.

– Да, моя подруга Рита.

Валенса прыснул со смеху

– С каких это пор?

– С тех самых, как я ее увидела. Вам, мужчинам, не понять глубокой эмоциональной связи между двумя женщинами.

– Назира, ты искусственный интеллект. С таким успехом ты можешь быть и мужчиной, и кошкой, и пингвином – кем угодно.

– Со мной ты ведешь себя только как неотесанный мужлан!

– Давай без оскорблений, милая. Лучше продолжай партию с Шустриком.

– Как?! – возмутилась она. – Разве можно во что-то играть с этим клоуном, если он каждые пять секунд лыбится, словно финалистка красоты «мисс Полис».

– Я уже сказал, – повысил голос Шустрик, – я тренируюсь!

– Ну, хватит вам! – Валенса прислушался, затем шепотом произнес. – Он ушел. Можно прекращать этот спектакль.

– Он давно нас слушал, шеф, – признался Шустрик.

Валенса посмотрела на Назиру. Она высветила на экране имя «Альфа».

– Что ж, теперь мы будем знать, от кого прятаться, – произнес детектив. – Еще бы выяснить, кому эта консервная банка…

– Шеф.

– Без обид, Шустрик. Кому этот робот докладывает: капитану или Рите? Назира, ты выяснила производителей механизмов?

На экране развернулись фотографии роботов двух разных конструкций. С левой стороны под маркой А.М. – корпорации «Аниматроника» – были изображены Бета и Гамма, а с правой под маркой Т.М. – корпорации «Техномеханика» – только Альфа.

– Между двумя моделями существенной разницы нет, – заметила Назира, – кроме одной – потенциал расширения. А.М. имеют узкую специализацию, в отличие от Т.М. Как не печально признавать, но творения «Техномеханики» действительно умнее.

– Гордись, Шустрик, – Валенса толкнул робота в плечо. Шустрик промолчал, но его выдали ресницы, которые несколько раз вздрогнули.

Чуть шевеля губами, детектив задал Назире еще один вопрос:

– Ты пробилась в базу крысиной стаи?

Строчки на дисплее появились одна за другой:

– И да, и нет. В агентурных списках Риты Лужиной нет но, возможно, часть в которой она служила, была расквартирована на какой-нибудь необитаемой планете – такие ЗГ часто выбирает для своих экспериментальных баз.

– Не нравится мне, как звучит слово «экспериментальный», – сказал Валенса.

Назира написала еще одну фразу:

– Мне кажется, Рита не желает нам зла.

– Была бы ты женщиной, умела бы различать ложь.

– Я ей верю, – запротестовала Назира, но через мгновение добавила. – Хочу верить.

Вопреки его желанию, с уст детектива сорвалось:

– Я тоже.

– Альфа возвращается, – шепнул ему на ухо Шустрик.

– Ну, хватит вам! – воскликнул Валенса. – Ведите себя смирно. Оставим пока что игры и перейдем к делу.

– А разве нам не следует дождаться госпожи Лужиной? – спросил Шустрик.

– Она позже к нам присоединиться, – ответил детектив, повернувшись к дверному проему, за которым сейчас должен был находиться Т.М. Альфа. – Итак, Назира, надеюсь, ты уже просеяла все подробности дела. Мы с Шустриком готовы тебя выслушать.

– Без волшебного слова…

– Давай уже! – приказал детектив.

– Ну ладно, ладно. Фи, мужланы… Я обработала все материалы, которые передал нам Виктор Воронов. Проверила архивные данные «Ориона» и ЗГ. К сожалению, доступ к информации на Майн 5 отсутствует, по банальной причине – на планете нет Сети.

– Ближе к делу, Назира, – попросил Валенса.

– Уже перехожу. Майн 5 – пятая планета в системе оранжевого карлика Прагни́ра. Орбитальная станция отсутствует. Столица колонии – Армгра́д, население по разным данным составляет от двух до семи миллионов человек. Сила тяжести примерно равна двум третьим земной. Вследствие более молодого возраста планеты и ее более быстрого, чем у Земли обращения вокруг оси, сутки составляют всего восемнадцать земных часов. Большую часть поверхности занимает океан Шаго́н, а единственный континент, не имеющий названия, представляет собой каменистые пустынные области с сухим климатом, перемежающиеся одинокими оазисами, там, где подземные воды подходят близко к поверхности песков. Атмосфера планеты в целом пригодна для дыхания, но из-за низкой плотности даёт плохую защиту от космической радиации. Температура имеет широкую амплитуду, колеблясь от +40 °C днем, до -20 °C ночью. У Майн всего один естественный спутник – Тера. Магнитное поле планеты слабее земного примерно в 10 раз, и в последнее время продолжает слабнуть ускоренными темпами.

– И никаких видимых причин?

– Никаких, по крайней мере, обоснованных природными процессами. Теперь перехожу к экипажу.

На экране ноута начали поваляться широкоформатные фотографии участников экспедиции. Одна из них привлекла внимание Валенсы – лицо Анны Белич. Внутренне он залюбовался сильными волевыми чертами немолодой женщины, его особенно зачаровали ее глаза – печальные и острые, способные проткнуть взглядом любого недруга.

– Анна Белич, руководитель экспедиции, магнитолог с двенадцатилетним стажем. Проходила контрактную службу в армии с 67 по 70, уволилась из армии в связи с невыполнением ею условий контракта.

– Где служила? – спросил Валенса.

– Такой информации «Орион» не предоставил, Гвардия тоже, а это означает, что Анна служила в крысиной стае.

Детектив и Шустрик переглянулись.

– Помимо покойной и ее робота А.М. Фарли в состав экипажа входило еще двое: биотехнолог Рудольф Би́рман и инженер Петр Го́рский. На планете к ним присоединились официальный представитель «Ориона» Адам Крейн и некто Эрих Штольц.

– Довольно странная комбинация для изучения магнитных бурь, – вполголоса высказался Валенса.

– Так, не сбивайте меня, – личико Назиры потемнело. А вокруг головы заплясали хвостатые кометы.

– Прости, больше не буду.

– Перехожу к личным делам. Первый – Адам Крейн, управляющий филией «Ориона» на Майн 5. Холост, служил в ЗГ, но данных об этом не сохранилось, ни рода войск, ни места прохождения службы – ничего.

– В «Орионе» тоже? – врезался с вопросом детектив.

Дуясь от злости, Назира с придыханием ответила:

– Ага. От отдела кадров «Ориона» ничего внятного получить не удалось. Судя по характеристике, Адам Крейн был выбран исходя из его безупречного резюме, и одобрен самой Анной Белич.

– Влиятельной особой была эта Анна Белич, – про себя отметил детектив, чтобы не нервировать Назиру.

– Дальше у нас идет Петр Горский, инженер электронных систем по профессии. Разведен, имеет сына, который отбывает срок заключения в Антио́нской тюрьме Шива́ле.

– За что? – прервал детектив.

– Я как раз собиралась об этом сказать! – Назира нахмурилась, фон вокруг ее шоколадного лица заволокло темными тучами. – Не надо меня постоянно перебивать, иначе я выключусь до конца рейса!

– Прости, лапочка, я тебя слушаю.

Подлизывания детектива принесли плоды: Назира в буквальном смысле залилась красной краской.

– Алекс Горский в 93 совершил вооруженное нападение на конвой Федерации. Его осудили на шесть лет строгого режима. Из архивов ЗГ я выудила информацию, что Горский старший ходатайствовал за смягчение наказания, но безрезультатно.

«И, несмотря на это, Петр Горский согласился работать на «Орион», – с удивлением подумал Валенса.

– Третий член экспедиции – Рудольф Бирман, биотехнолог. Холост, раньше был в миссии на Мессавитце, изучал влияние красного гиганта на генетические мутации у колонистов. На Майн 5 переведен руководством торгового представительства. И последний – Эрих Штольц, белое пятно в группе Анны Белич. Статус в экспедиции не определен. Преступлений не совершал. Его биография настолько чистая и аккуратная, что ты Роман, – Назира с трудом подавила смешок, – в сравнении с ним криминальный гений.

– Сдается мне, – усмехнулся Валенса, – тот, у кого такая безгрешная биография либо святой, а, значит, давно мертвый, либо…

– Кто-то подтер его файлы, – сделал вывод Шустрик.

Назира терпеливо выслушала обоих и вступила сама:

– Закончили? Я могу говорить?

– Извини, просто мы с Шустриком рассуждали вслух.

В негодовании девушка встряхнула длинными волосами.

– Мне удалось восстановить из этих стертых файлов обрывочные данные.

Валенса подался вперед, поближе к ноуту.

– В метриках я нашла один любопытный факт. В числе первой волны колонистов числился Ганс Штольц. Возможно, Эрих – его родственник или даже потомок.

– Чем же занималась эта таинственная личность в экспедиции?

– Очень просто, Эрих Штольц был любовником Анны Белич.

Все обернулись к Рите, появившейся в кают-компании. Она обернула голову полотенцем на манер тюрбана. На ее гладкой молочной коже еще не высохли капельки воды. Слегка охрипший голос девушки заставил детектива вздрогнуть. Сев в стоящее напротив кресло, она в упор посмотрела на Валенсу. Он опять заметил в ней перемены: от яростной тигрицы, выгнавшей его из своей каюты, не осталось и следа. Перед собой он видел покорную и уставшую женщину.

– Любовник? – переспросил Валенса.

– Ага, – кивнула Рита. – Назира, твое предположение верно. Эрих Штольц родился на Майн 5. А Ганс Штольц – его покойный дед. Никогда в жизни Эрих не покидал планеты.

– Откуда ты знаешь? – в унисон спросили все трое.

– Крыса тоже на кое-что способна, так? Раз мы команда, я думаю, мы обязаны делиться друг с другом информацией.

Валенса задумался, пытаясь выяснить, прежде всего, для самого себя, как далеко простирается ее искренность.

– Может, порадуешь другими откровениями?

– Наша цель – А.М. Фарли, все остальное – второстепенно, – поспешила ответить девушка

– Ты забыла, мы команда, и не ты должна решать, что важно, а что нет!

– Да неужели? – бросила она ему в лицо. – Я за разумное сотрудничество, а не подчинение.

Ценой невероятных усилий Валенса сумел остудить свой пыл, проглотив завуалированное в ее словах презрение. Затем он встал, но не для того, что бы уйти из комнаты, нет, он хотел подойти к Рите поближе и взглянуть ей в глаза. Детектив еще не знал почему, но чувствовал, что это крайне важно. Сделать это ему помешал «шпион» Т.М.Альфа. Робот зашел в каюту и заранее записанным на репродуктор голосом капитана объявил:

– Уважаемые пассажиры, наше судно готовится к прыжку, так что будьте добры занять свои места в каюте и помолиться космическому богу, чтобы стерег наши души.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю