290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Звёздный детектив (СИ) » Текст книги (страница 17)
Звёздный детектив (СИ)
  • Текст добавлен: 2 декабря 2019, 06:00

Текст книги "Звёздный детектив (СИ)"


Автор книги: Илья Арсенюк






сообщить о нарушении

Текущая страница: 17 (всего у книги 18 страниц)

Шустрик двинулся за детективом, но Валенса не позволил роботу сопровождать себя.

– Нет, железяка. Я хочу побыть один.

– Вы уверены шеф?

– Как одинокий представитель среднестатистического человеческого вида, ни робот, ни клон, ни ИИ, ни Танцующий я заявляю, что я хочу побыть наедине. Уважайте МОЙ ВЫБОР!

После всех этих слов детектив вышел в коридор, и долго брел по нему, пока не попал в маленькое помещение со светящимися стенами. Кровати, конечно, не было, зато пол был упругим. Он лег, вытянул ноги и закрыл глаза. «Вот и конец твоего дела, Валенса, тогда почему у тебя такое ощущение, что ты стоишь возле самого начала? Эх, заснуть бы и не проснуться» – промелькнуло у него в мыслях.

Внезапно он вспомнил слова маленькой гадалки, с которой повстречался в Подножье за день до отлета. Что она сказала ему тогда? «Тебя ждет новый мир и старый враг… Старый враг, что она имела в виду?». В уме он прогнал все события в обратном порядке до того злополучного дня, когда позвонила Тереза и запустила этот аттракцион чудес. Сосредоточившись на воспоминаниях, детектив не заметил, как из отверстия в стене вылезло щупальце и коснулось его руки. Вдруг все мысли растворились. Ему стало невероятно спокойно. Теперь он был под защитой, ничто в мире больше не волновало его, и детектив погрузился в сон.

В нем он не плавал в трясине, в этот раз он находился в открытом космосе. Даже без скафандра он мог дышать в вакууме. Валенса посмотрел под ноги – там висел золотистый шар Майн 5. А на орбите горели множественные огни – корабли ЗГ. Ведущая эскадра военного флота во главе с флагманом «Юпитером» разместилась в центре скопления. В системе собрались суда всех классов и размеров: тяжелые линкоры со скоростными маневренными истребителями на борту, быстроходные катера, корветы и транспортники с сотнями, готовыми к абордажу, шлюпок и ботов. Вся эта армада разместилась в десяти астрономических единицах вокруг Майн 5. Каким-то образом детектив обрел возможность видеть все корабли, независимо от расстояния как на двумерной звездной карте. Судна ждали, готовые в любой момент вступить в бой с неприятелем.

Пространство перед Валенсой задрожало. На фоне черного космоса появилась клякса, передние ее края были синими, внутренние – красные, как у спектра. Она расширялась, поглощая корабли целыми эшелонами. Ослепительно яркий свет ударил из открывшегося разрыва. В голове детектива возник образ часов, которые остановились. Секундная стрелка сделала поворот и пошла назад, затем другой образ: канат, стягивающий два берега высохшей реки, вырывающий с корнем деревья, выворачивающий валуны и поднимающий в воздух тонны песчаного грунта. Валенса осознал, что он увидел, как перемещаются Танцующие. Увидел их танец, от которого вздрогнула материя, поблекли звезды. Майн 5 качнулся, заваливаясь на бок, запылал ярче Прагнир, вытягивая огненные протуберанцы. По системы побежали гравитационные волны. Мимо проносились метеоры. Сбитые в кучу, корабли сталкивались друг с другом, вспыхивая и сгорая, словно искры над костром. Внезапно клякса свернулась и пропала, а дальше как в стоп-кадре на ее месте возникло поле астероидов. Разной формы и размеров они рассыпались по пространству, дробя на куски уцелевшие суда ЗГ. Пришельцев было столько, что бессмысленно было даже начинать сражение, но к чести гвардейцев они все равно пошли в атаку. Тучи истребителей покинули отсеки уцелевших кораблей и стали окружать Танцующих по отдельности, обстреливая их из мелкокалиберных орудий. Синхронно на одной ноте запели грозные пушки крейсеров. Одна за другой ракеты поражали свои цели, не причиняя видимого вреда пришельцам. Танцующие выстраивались вокруг планеты, не обращая внимания на суетящиеся военные корабли и их булавочные уколы. Валенса знал, что они хотят сделать. Никто даже близко не представлял, насколько велики размеры малыша. После удара он склеил разрушенную планету. Его освобождение повлечет за собой разрушение Майн 5. С огромной высоты Валенса наблюдал начало конца. Он различал каждого человека в отдельности, будь то энке или гвардеец, выпивоха в баре Армграде или солдат на космодроме. Он слышал, как они кричали от страха, видел, как вздыбленная земля рождает вулканы. Вода вышла из берегов и затопила континент. В туче пепла и дыма тысячи гибли в мановение ока. Другие умирали в муках, сгорая, как соломинки. Планета раскололась на куски, и горячее ядро в предсмертной агонии исторгло из себя бушующее пламя, испепелив Валенсу и весь флот Гвардии в огненном шторме.

Закричав, он проснулся. На его крик прибежала Рита. Ей не нужно было ничего объяснять, она видела то же самое. Присев к нему на колени, девушка просунула свои руки между его и обняла. Потный, скулящий, как щенок, детектив крепко прижался к ней, положив голову на плечо. Так они сидели, кто знает, может быть, вечность, прежде чем он успокоился. Мягко отстранив девушку, Валенса, посмотрев в ее измученные слезящиеся глаза. На него снизошло откровение: в этом печальном лице он увидел нечто волшебное – гармонию. Контакт с Танцующим изменил ее, собрал из разрозненных частей одну личность. Быть может, став с Анной единым целым, Рита действительно обрела покой – то, чего так не доставало детективу.

– Тебе приснился кошмар?

– Хуже, я видел пророчество. Малыш послал его мне.

Голова кружилась, в горле пересохло. Он смертельно устал и держался на одних нервах.

– Сколько прошло времени? – спросил он.

– Часа три, не больше. Малыш разбудил меня. Он чувствует, что его семья близко.

– Ты знаешь, что случится с планетой, когда они здесь появится?

Она кивнула.

– Он не хочет, чтобы погибали люди, но он не может больше оставаться. Звезды зовут его, и он послушается их, не смотря ни на что.

– Несмотря на жалкую кучу колонистов. И, правда, чего жалеть полоумный сброд из бандитов, беглых рецидивистов, отставных вояк и политических беженцев.

– Ты принял решение, Роман?

– О, Боже, Рита, не начинай. Я ни во что не хочу вмешиваться, я простой детектив.

– Даже сейчас? Когда от нас зависят судьбы людей там, на кораблях, и здесь, на земле, ты и дальше будешь сохранять нейтралитет? Вспомни Громова, Бирмана, Штольца – их жертвы были напрасными? Если ты так считаешь, то ты ничем не лучше Горского, который повсюду видит врагов. А на самом деле самый страшный враг человека – он сам!

Слова маленькой гадалки неожиданно приобрели смысл в устах Риты.

– Вижу, малыш здорово покопался в твоих мозгах.

– Я приняла то, кто я есть на самом деле. Примешь ли ты, Роман?

– Кто же я, по-твоему?

Она погладила его щеку.

– Ту эно овинер, как сказал Лотти. Ты превосходный командир, Роман, который почему-то боится своего поля боя.

– Как хорошо ты меня изучила…

– Это называется любовь, милый, – она встала на цыпочки и чмокнула его в губы.

В проходе появился Шустрик с Назирой. Детектив критично перевел на них взгляд и погладил бороду:

– Вы все подслушали?

– Что вы, шеф!

– Как ты мог обо мне такое подумать, – возмутилась Назира.

– И вы согласны с Ритой?

– Конечно! – пропели они в унисон.

– Как же меня тошнит от этой солидарности. И чего же вы все от меня хотите?!

Они молчали – ему не требовались подсказки. Никто не ждал от него невозможного. В конце концов, под панцирем Танцующего им ничего не угрожало. Они могли остаться здесь, наблюдая, как гибнет флот ЗГ и планета. Все, что олицетворяло Гвардию – жадность, нечистоплотность, тирания, все, что он презирал и ненавидел, могло навсегда исчезнуть в праведном очищающем огне. «Но ты забыл, старина, – шептал его верный товарищ, – ты тоже часть всего этого».

– Пропади все пропадом!

Полные надежды глаза Риты, безмятежный, немного ироничный взгляд Шустрика, насмешливый, но обожающий – Назиры. Они – его друзья на этом кусочке здравого смысла на дне океана. Он улыбнулся им в ответ. В его голове заработали невидимые шарниры, закрутившие его думающий механизм. Заскрежетали мысли, намечая расплывчатое марево в тумане, становящиеся планом.

– Ладно, черти. У меня есть идея, но для этого мне понадобятся ваша помощь.

– Так точно, лейтенант Валенса, – отдала честь Рита

– Конечно, шеф.

– Мог бы и не спрашивать, – заверила Назира. – Мы команда!

– Я аж прослезился… Итак, приступим! Мы знаем, что малыш посылает сигнал своему племени. Мы можем его использовать. Что скажешь, Назира?

– Не знаю, он в рентгеновском диапазоне.

– Тогда нужно перевести его в понятные маякам частоты. У нас есть амфибия. Мы используем для преобразования ее радарную установку. Назира, ты с этим справишься, проведи необходимые расчеты и запиши на пич Риты. Мне нужен двухсторонний контакт.

– Нашу передачу непременно услышит Горский.

– Главное, Назира, чтобы ее услышали на «Юпитере». Давайте поживее. Вы знаете, что на кону?

– Судьба Галактики?

– К черту Галактику, Шустрик, на кону мой гонорар!

На все необходимые приготовления у них ушло меньше часа кропотливого труда. Шустрик с Валенсой перенесли оборудование с амфибии в центральный зал. С помощью Риты и малыша открылся канал с материнской планетой. Связующим звеном выступала Назира. Под ее управлением сигнал малыша проходил обработку через передатчик амфибии и генерировался в, усиленный до необходимой мощности, радиосигнал. Это требовало колоссальных расходов энергии, к счастью, Танцующий мог это предоставить.

Шустрика детектив вооружил своей винтовкой, и, несмотря на все его протесты, заставил надеть водолазный костюм, добавив, что так он выглядит устрашающе.

– Кого бы будем пугать, шеф?

– Всех, железяка.

– Я выгляжу как идиот.

– Из уст робота это звучит излишне по-человечески.

– Роман! Ты так и не сказал, с кем будем связываться, – напомнила Назира.

– Как с кем? С моим непосредственным начальством. Я же обещал регулярно докладывать о ходе расследования.

– Роман…

– Хватит пререкаться! Итак, все по своим местам. Готовы? Назира, запускай.

Зарычали генераторы амфибии. Под ногами завибрировал пол. На экране ноута возникло размытое двумерное изображение, которое перевоплотилось в утомленное, с тенями под глазами лицо Терезы Вонг. За время его отсутствия оно осунулось и побледнело. Он несмело улыбнулся ей, чувствуя себя немного виноватым перед бывшей супругой.

– Привет, дорогая.

– Валенса? Ты ли это? Глазам не верю!

– Я рад тебя видеть.

– Святой кварц, что случилось, Валенса?! Где ты находишься?! Почему не выходил на связь? И по какой причине твой робот одет в маскарадный костюм?

Шустрик обиженно кашлянул за спиной детектива.

– На какой вопрос отвечать первым?

– Где ты?

– На Майн 5, где же еще.

– Что происходит, Роман? – она назвала его по имени – значит, точно переживала. Это его обнадежило. – Я чуть с ума не сошла, – продолжала она. – Компанию закрыли гвардейцы, они опечатали все наши офисы! Директорат арестован по обвинению в измене Федерации! Меня три дня не выпускали из каталажки – постоянно допрашивали! Что ты натворил?

– Я могу все объяснить.

– Я думала, тебя уже нет в живых… Ты знаешь, что ты объявлен в межгалактический розыск?

– Хм… А вот это приятная новость. Всегда хотел быть популярным!

– Не ерничай! Почему ты не давал о себе знать?!

– Тереза, милая, я занимался делом господина Воронова и добился определенных успехов.

– Ох, Валенса… Ты не представляешь, как глубоко ты влип.

– Отлично представляю, – улыбнулся он. – Между прочим, ты прилично выглядишь.

– Это самый паршивый комплимент, который ты мог придумать.

– Прости, на более изысканные нет времени. Мне нужен выход на «Орион»

– Валенса, ты не слышал меня? Компании больше нет, офиса больше нет, официально ты не наш сотрудник. Ты безработный.

– Я все прекрасно слышал. Ты можешь связать меня с Вороновым или нет?

– Я не знаю. Я под колпаком. Гвардейцев спустили с цепи, словно бешеных псов. Они арестовывают всех подряд. Линии прослушиваются. Валенса, Воронов не захочет с тобой говорить. Он будет отрицать любую связь с Компанией…

– А ты постарайся переубедить его.

– Роман…

– Тереза, ради всего святого! Ради того, что у нас было… Ну могло быть, плюнь хоть раз на все эти формальности. Сделай, как я прошу.

– Ты неисправим, – она отключилась.

В паузе Рита спросила у Валенсы:

– И что теперь?

– Держать канал открытым. Она перезвонит.

– Ты уверен?

– Конечно, все-таки, она моя жена. Бывшая жена, – поправился он, взглянув на Риту.

Он не промахнулся: спустя несколько минут Тереза опять вышла на связь, взволнованная пуще прежнего.

– Молись, чтобы это оказалось важным, иначе от меня мокрого места не останется.

Не успел он ее поблагодарить, как вместо Терезы на экране возникло сердитое лицо седого мужчины в бежевом фраке и с тростью. Он находился в просторном помещении с зеркальным потолком и ажурными шторами в пастельных тонах. За ним сновали празднично одетые гости. Виктора Воронова оторвали от банкетного мероприятия. Валенса с тоской попытался вспомнить, каковы на вкус устрицы, которые официанты подавали в виде закусок и к своему неудовлетворению не сумел.

– С кем имею честь?

– Пропустим этот обмен лицемерием. Поговорим о деле.

– Я не знаю, о чем вы… – голос Воронова стал раздраженнее.

– К черту конспирацию. Сейчас на чаше весов лежит не ваше благополучие, а будущее Федерации! – лишь невероятным усилием воли детективу удалось произнести, лоснящиеся пафосом, слова с надлежащей уверенностью.

– Молодой человек, вы ошиблись номером!

– Если вы отключитесь, Виктор, то совершите наиболее крупную ошибку в вашей жизни. Вы готовы рискнуть?

Воронов колебался. Было видно, что сейчас он взвешивает все «за и против». Наконец, он ответил:

– Слушаю вас, детектив Валенса.

– Напомните, какой пост вы занимаете в «Орионе»?

– Я председатель совета акционеров.

– Вы знаете влиятельных людей из руководства Совета Федерации?

– Валенса…

– Я буду говорить не с простым чиновником, а непосредственно с тем, кто представляет Совет.

– Он перед вами…

– Прекрасно, тогда слушайте, – и детектив коротко, ничего не приукрашивая, пересказал недавние события. Чем больше он говорил, тем меньше раздражения оставалось на лице Виктора Воронова, зато в его бегающих глазах появилось беспокойство.

– Немыслимо…

– Рита, – детектив попросил ее повернуть экран ноута.

Девушка провела для Воронова небольшую ознакомительную экскурсию по залу, задержавшись на щупальцах, свешивающихся с потолка.

– Это потрясающе… – запинаясь, говорил Воронов. – Инопланетный разум у нас под носом. Это может все изменить, изменит обязательно! Такие перспективы! Развитие науки, техники. Культурный обмен…

– Господин Воронов! Виктор! – оборвал Валенса, не боясь показаться неучтивым. – Я понимаю, как вы поражены, но у нас большая проблема. Флот ЗГ находится на орбите Майн 5 в полной боевой готовности. Когда здесь появятся Танцующие начнется заварушка. Будь я букмекером я бы на полосатых шакева не ставил. Даже если часть флота уцелеет, Майн 5 обречен. Планета погибнет вместе со всеми колонистам. Я понимаю, что вас это вариант вполне устраивает, но представьте, что произойдет, если ЗГ выиграет? Это маловероятно, но допустимо, не так ли? Какие последствия вас ожидают? Вас и всех нас, смертных? Проверив свою силу, не возжелает ли военное командование разогнать Совет?

– Не посмеют, – заверил Воронов. – Мы не сидим, сложа руки, у нас есть корабли.

– Сколько? Пятьдесят, сто? Десятая часть флота Гвардии.

– Мы построим новые…

– Когда уже будет поздно!

Виктор замолчал. Вытер лоб платком и наклонился над своим аппаратом.

– Что вы предлагаете?

– Созывайте экстренную сессию Совета Федерации. Объявляйте вотум недоверия Претору, отправляйте в отставку все вышестоящее командование Гвардии, всех начальников, кроме адмирала флота. Назначьте временное правительство из своих доверенных людей.

– По-вашему в политике все делается по щелчку пальца? Это долгий процесс, требующий подтверждений, согласований, планирования.

– Бросьте, когда надо, вы коршунами слетаетесь к добыче. У вас в Торговом Совете сильно развит инстинкт падальщика. Так вот, я даю вам свежий труп – действуйте!

– Это безумие, детектив! Никто на это не решится! За Гвардией армия!

– Армия сейчас здесь! – закричал детектив. – Большая ее часть точно! Если вы совершите этот маневр, у ЗГ не останется другого выхода, как разделить свой флот между двумя огнями. Они не рискнут отправить даже половину кораблей особенно тяжелых к Земле, когда вот-вот должны появиться пришельцы. Тем более, в Гвардии не знают, сколько инопланетян, какое у них вооружение. Неведение делает их страх сильнее. Сейчас они уязвимы как никогда. Вам хватит тех суден, что у вас есть.

– Допустим, это произойдет, что потом, детектив? Когда все закончится, и они вернутся за нашими головами?

– Не паникуйте, господин Воронов. На тот момент, у вас будет могущественный союзник.

– Вы хотите сказать, что… – предположил он.

– Инопланетный флот будет на вашей стороне. Вы вынудите ЗГ капитулировать или примените силу. Я надеюсь, что первый вариант сработает. Мне не хочется, чтобы люди гибли понапрасну.

– Мне тоже.

Валенса усмехнулся, но прикрыл рот рукой, чтобы этой ухмылки не видел Воронов. В правдивость его реплики могли верить только наивные избиратели.

– Одна ремарка. Мне, моей команде, начальнице Терезе Вонг – полная индульгенция. До тех пор, пока я лично не увижу, засвидетельствованной могучей печатью Совета, бумагу, на договор с Танцующими можете не рассчитывать.

– Конечно, о чем речь, детектив. Спасибо, вы настоящий граждан…

– Да, да, да, – Валенса жестом указал Назире свернуть передачу.

– Можно мне хотя бы снять маску, шеф?

– Еще нет.

Назира ехидно отметила:

– Ты же знаешь, что Воронов нагло врал, что позаботится о нашей неприкосновенности! Как только он обретет власть, тебя посадят в тюрьму, меня превратят в детскую игрушку, из Риты сделают сексуальную рабыню, а Шустрика отправят на переплавку!

– Именно поэтому, Назира, сейчас мы свяжемся со всеми информационными агентствами мира.

– Ты же ненавидишь прессу!

– Не спорь, Назира, и постарайся, чтобы в кадре я не выглядел полным. Настроилась? Хорошо, – он прокашлялся, прочищая горло. – Дорогие жители Земли, Мессавитца, Тео 8, Опала, Сигура, Елены, Осириса и других колоний. Мое имя Роман Валенса и я посланник доброй вести! Этот день, который все мы ждали, наконец, пришел. Мы не одиноки во Вселенной!..

Закончив, он ощутил себя выжатым до дна. К горлу подступила тошнота, в глазах потемнело. Без сил Валенса упал на колени. Робот отбросил оружие, подбежал к нему, обхватил за пояс и поднял. Бледная Рита стала рядом, протягивая детективу, очищенную малышом, воду в небольшой посудине.

– Тебе бы поесть…

– Ничего, – он выпил глоток, – переживу.

– Остается ждать прибытия гостей, – произнес Шустрик.

– Рита, что насчет семьи ископаемого?

– Малыш сказал, что они появятся в одном парсеке от Прагнира. Нам дадут три дня, чтобы провести эвакуацию людей, а потом они заберут его.

– Тогда остается ждать, – вздохнул детектив, чувствуя, как с этими словами освобождаемся от непосильной ответственности.

– Неужели все закончилось? – не верила Рита.

– Напротив, это только начало!

Как громом пораженные, все повернулись к экрану ноута. Вместо придирчивой Назиры, сейчас там самодовольно улыбался Алекс Горский. На заднем фоне была капитанская рубка. Майор с перебинтованной ногой сидел перед пультом управления огнем, держа палец на рычаге.

– Вы проиграли, Алекс, – сказал Валенса.

– Каждый военачальник знает, что нет проигранных сражений, есть только прерванные. И сейчас я возобновляю наше, – он нажал на кнопку.

– Что он?.. – прошептал Рита.

Детектив догадался:

– Он начал бомбардировку!

– Валенса, меня восхищает ваша интуиция. Эта планета ничто для меня не значит. Я уничтожу вас, сотру, как досадное пятно с белой скатерти. Вас, дикарей энке, бунтовщиков Крейна, это пресмыкающееся в океане, а потом и его сородичей! вы допустили тактический промах, но можете радоваться – он последний в вашей карьере.

Хохот Горского перерос в другие посторонние звуки, напоминающие глухие шлепки по воде. Стены задрожали, с них посыпались кусочки чешуек. Щупальца на потолке вздрогнули и согнулись. Пол начало нещадно трясти. Валенса с Ритой не устояли на ногах и упали. Робот сумел сохранить равновесие. Он зашагал к Назире, слетевшей с алтаря на пол.

– Кумулятивные заряды! – прокричал детектив. – Они детонируют не сразу, а опустившись на определенную глубину! Он хочет похоронить нас!

– Роман! – девушка взвизгнула, схватившись за голову. – Малыш во мне! Ему больно!

– Нужно уходить отсюда, – сказал Шустрик, прижимая к груди ноут.

– Куда?! Мы в ловушке! – ответил детектив

– Малыш пытается вырваться, – застонала Рита, согнувшись пополам. – О, Роман, нужно остановить это…

Одна из бомб попала в раковину. Усики на алтаре сжались, желейная масса покрыла их, образовав защитную оболочку. Потолок прорезала трещина. С него градом посыпались обломки, один из них чудом не придавил детективу ногу. Другой покрупнее полетел ему на спину. Вовремя подоспел Шустрик, накрывший собою Валенсу. Удар отбросил робота к стене. Шустрик попытался встать и разогнуться, но не сумел и рухнул на бок. Из многочисленных ран на спине виднелся покореженный стальной каркас.

– Шустрик! – детектив протянул руку к роботу.

Шустрик не ответил. Его лицо застыло под уродливой водолазной маской. Взрыв сотряс одну из стен, она разломилась надвое, из образовавшейся трещины фонтаном брызнула серая жидкость – кровь пришельца. Рита каталась по полу, раздирая ногтями лицо – боль малыша транслировалась через пич. Нервная система девушки не справлялась с неизмеримым потоком страданий.

– Они жгут его, сжигают живьем, – беззвучно говорили ее губы.

Валенса подполз к Назире. Ее потухший экран был разбит. Он тронул ноут – еще теплый, значит, Назира жива. Он притянул ее к себе

– Назира, слышишь меня?

Вместо ответа щелчки, как в заевшей пластинке.

– Мне нужно, чтобы ты открыла канал.

– Роман, – опущенный до басов голос с трудом ассоциировался с Назирой. – Я так сильно повреждена. Не знаю, справлюсь ли.

– Постарайся, прошу. Мне нужна связь с «Юпитером».

Вместе с ноутом он заполз под спасительный колпак над алтарем. Свободной рукой схватил Риту за одежду и потащил за собой. Помещение заливал своей кровью малыш. Руки, ноги, волосы детектива испачкались серой жидкостью. Снова оглушительно задрожали стены. Из разлома полилась струя океанической воды. Раковинка малыша дала пробоину. С потолка, свистя, отвалилось еще одно щупальце. Оно бы погребло под собой детектива, но он успел откатиться от алтаря, потянув за собой Риту. Сорвавшееся щупальце, упав, раздробило ноги роботу, но он так и не очнулся, погружаясь в прибывающую смешанную с кровью малыша воду. Хорошо, что на Шустрике был водолазный костюм.

Опомнившись, детектив первым делом нашел Назиру. Ноут плавал вверх тормашками в воде. Детектив поддел его ногой, притянул к себе и положил на сухой участок. Затем наклонился над девушкой, взял ее за плечи и встряхнул, приводя в чувство. Ее голова болталась, как у куклы, глаза оставались закрытыми, а на губах выступила пена.

– Милая моя, очнись, прошу тебя! Рита! – взмолился детектив, – очнись! Прошу! Ты мне нужна!

Он сорвал с ее руки пич, и она услышала его. Ее глаза встретились с ним. Ладонь девушки поднялась и прикоснулась к его щеке, пощупала нос, тронула скулы, колючую бороду, задержавшись на губах.

– Роман… – произнесла она с любовью.

С размаху он влепил ей пощечину.

– Ты что творишь?!

– Привожу тебя в сознание.

– Валенса!

– Потом поблагодаришь. Рита, мне нужно, чтобы малыш послал сигнал.

– Я не могу… Он не может… Боль огромна, она повсюду. Эти бомбы… Они жгут…

– Я знаю, я все знаю, – он нежно убрал с ее лица слипшиеся волосы. – Пожалуйста, попроси его. Убеди.

– Я попробую.

Он протянул ей пич. С перекошенным от боли лицом, она надела его на руку и зажмурилась. Он мог только представить, какие страдания она испытывала, соединяясь с малышом. Сердце девушки отчаянно трепыхалось, он чувствовал его яростный стук всем своим телом. Прошла минута, а, может, всего секунда – он не ощущал времени, все перемешалось. Дышать стало сложнее. Ледяная вода затапливала помещение, впиваясь морозными иглами в его ноги. Наконец, Рита сказала:

– Он… это… сделал…

Детектив приложил девушка спиной к пьедесталу, подняв ее голову над водой. Взял ноут и громко произнес:

– Назира.

– Связь установлена. Что с Шустриком?

– С ним все в порядке, – солгал детектив. – Выводи меня на «Юпитер»!

Шум воды, звуки разрывающихся бомб – силой воли он изолировался от них. Сосредоточился на сигнале из ноута и когда услышал нервный решительный тон, его словно поразило электрическим зарядом. Последний раз он слышал его на Колинкуре.

– Адмирал Дикси слушает. Говорите!

– Ваше превосходительство, я – Роман Валенса, в прошлом лейтенант…

– Я узнал вас, Валенса. Чего вы хотите?

– Остановите бомбардировку…

– Валенса!..

– Слушайте и не перебивайте. Вы развязали конфликт с теми, кого даже не знаете… Танцующие… Они мирные существа, им незачем воевать. Они всего лишь хотят забрать своего малыша. Вспомните Колинкур! Майор Горский обезумел, он хочет взаимного уничтожения. Ему все равно в кого стрелять, в колониста или пришельца. Такие как они отправляли нас в кровавую мясорубку, а сейчас опять хотят повторить этот ужас. Тысячи гвардейцев погибнут, если вы не остановитесь, я вам это гарантирую.

– Вален…

– Вы готовы пожертвовать своими людьми, адмирал?!

– Я!..

– Вам не одолеть их, это путь в никуда!

– Лейтенант Валенса! Я слышал все разговоры по радио. Я не санкционировал бомбардировку и уже приказал остановить ее.

Детектив начал потихоньку прозревать.

– Я не ослышался? Войны не будет?

– Не все в Гвардии, Валенса, бесчувственные сволочи, если бы вы остались, вы бы в этом убедились.

– Значит, капитуляция.

– Мне больше импонирует слово «Перемирие». Для всех нас это разумный выход. Я распорядился выслать эскорт, чтобы арестовать Алекса Горского. Как я понимаю, вы теперь представляете пришельцев?

– В каком-то роде, адмирал.

– Тогда я хочу, что бы при встрече с Танцующими, моя кандидатура в роли переговорщика была приоритетной, моя, а не выскочки из Торгового Совета. Вы сможете это гарантировать?

– Да. Я так думаю.

– Тогда мы договорились, удачи, детектив Валенса.

Не замечая звенящей тишины, он прекратил связь. Бомбардировка окончилась. Детектив мог вздохнуть с облегчением, но вместо этого хотелось открыть рот и кричать, пока легкие не сожмутся от боли.

– Роман.

Он повернул голову. Иссиня-черные глаза девушки смотрели прямо на него. Он взял ее за руку, их пальцы переплелись.

– Боль, – произнесла она, – она отступила.

– Все позади, теперь по-настоящему.

– А Шустрик?

Детектив посмотрел на неподвижное тело робота в воде.

– Он погиб? – спросила девушка.

Валенса не ответил, лишь крепче сжал ее тонкие пальцы. Так они и сидели вместе с Назирой, играющей тихую музыку в чреве Танцующего на глубине полтора километра под уровнем океана.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю