290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Звёздный детектив (СИ) » Текст книги (страница 7)
Звёздный детектив (СИ)
  • Текст добавлен: 2 декабря 2019, 06:00

Текст книги "Звёздный детектив (СИ)"


Автор книги: Илья Арсенюк






сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 18 страниц)

Глава 7

На десятый день полета на экранах появилась бледная желтая звезда – Прагнир, вокруг которой вращалось пять планет с одним и тем же названием, но с разным порядковым номером. Их целью была самая отдаленная от солнца планета. О том, что Майн 5 теперь виден невооруженным глазом, он узнал от Гаммы. Вместе с роботом детектив проводил плановый ремонт гидравлики погрузочного крана. Не теряя времени, он решил отыскать Риту, чтобы поделиться с ней радостными новостями. После игры общение между ними свелось до формальных фраз и вежливых, но холодных приветствий. Всему виной было недоверие. А Рита даже не пыталась развеять его подозрения. Бывало, что она смотрела на него так, словно хотела в чем-то признаться, но так и не отважилась сделать шаг навстречу. Он ждал. В конце концов, терпеливость– одно из немногих положительных качеств, которым он праву гордился.

Каюта Риты была заперта, и он отправился в кают-компании. Там не было ни души. Чувствуя в себе прилив жизненной энергии, он решил отпраздновать скорое прибытие на Майн 5. Хлопнув в ладоши, Валенса включил на всю громкость задорную музыку. Классика в полетах – одно из удовольствий, которые не запрещались на борту. Затем он достал из пищевого отделения замороженный пластиковый футляр с куриным филе, который схлопнулся в теплой руке детектива, открывая сверху круглое отверстие. Посасывая безвкусную кашицу, он развалился на диване, положив под голову подушку. Дергая ногой в такт мелодии, он пытался думать о предстоящей работе. Апатия сменилась оживлением. Разум больше не сковывали холодные стенки космического корабля, он освободился и полетел в авангард «Авроры» – к планете к мягкой пушистой земле, к тоннам ароматного грунта под ногами, к бескрайним полям. В какой-то миг он забыл, что Майн 5 это бесплодная пустыня, воображение нарисовало ему Землю. Наверное, образ материнской планеты – подсознательный. Каждый человек навсегда уносил его с собой, в какой уголок Галактики он бы не отправился. Усилием воли Валенса отогнал видение и прислушался к протяжным всхлипам саксофона. Мелодия увлекла его.

Рита застала Валенсу в тот момент, когда он фальшиво исполнял несуществующую вокальную партию. Посмотрев на девушку, он осекся на полуслове, перевернулся на диване и спустил ноги на пол. На Рите висела не заправленная в штаны рабочая рубашка. Даже в ней девушкасмотрелась очаровательно. Мысли детектива разбежались как тараканы, испуганные светом включенной лампы. Он не мог не заметить, что Рита чем-то подавлена.

Пока Валенса пытался выдавить из себя хотя бы слово, девушка налила стакан газированной воды из сифона. Выпила, не поморщившись, залпом и неожиданно спросила его:

– Так всегда будет?

Сперва он не знал, что ей ответить. За последние время это были первые неформальные слова из ее уст. Даже новость о Прагнире вылетела у него из головы. Он похлопал в ладоши, выключая музыку.

– Так всегда будет, Роман? – она села на пол, скрестив ноги.

Поразительно – она назвала его по имени! Валенса не знал – радоваться ему или пугаться. Решил быть начеку.

– Что именно?

– Так тошно. Постоянное ощущение одиночества, несмотря на то, что есть ты, капитан, роботы, мне все время кажется, что я одна на корабле.

– Я думал, в ЗГ вас к этому готовят. Психологические тренинги, тренажеры, гипноз.

– Ой, прекрати, Роман, – голос Риты стал знойнее. – Мы оба прекрасно знаем, что я никогда не летала в космос. К чему притворяться?

Валенса был сбит с толку. Это во многом объясняло ее поведение на корабле, но не вязалось со службой в крысиной стае.

– Рита, ты ничего не хочешь мне сказать?

– Это сложно, – ее голос надломился.

Она увела глаза в сторону. Он бы мог надавить на нее, чуть-чуть и девушка непременно бы раскололась, но ему стало жалко этого, в сущности, ребенка, так что он промолчал. Момент был упущен. Когда Рита опять взглянула на него, ее глаза сияли стальным блеском.

Она потерла виски, одновременно меняя тему беседы:

– Черт, что-то у меня голова разболелась.

– Примешь таблетку?

– Меня от них рвет. Как капитан это выносит? Он выглядит спокойным и собранным.

– Космонавтов этому обучают. Запирают на полгода в барокамерах, а потом еще три месяца они проводят на орбите в специальных модулях, откуда их, если что, могут вытащить. Корабль – другое дело. Отсюда не сбежишь, это угнетает, но к этому можно привыкнуть.

– Мне кажется, у меня никогда не получится.

– Нужно постараться.

– Кто я, по-твоему, Валенса? Враг, предатель, шпион? О чем ты думаешь?

– Я научился не задавать лишних вопросов, поэтому до сих пор жив.

– И тебе нисколько неинтересно, что на пиче А.М. Фарли?

– Работа есть работа, мой интерес тут не причем. Я ее выполню, получу свое вознаграждение, а все разборки между Гвардией и Торговым Союзом, все эти дрязги, меня не касаются.

– Удобная позиция, безнравственная.

– Я бы сказал – безопасная.

Рита внимательно изучала его, словно под микроскопом. Что-то в ней проступило, что-то знакомое Валенсе. Он не мог сказать наверняка, возможно, это как-то связано с ее глазами. Формой ее глаз. Но как? Следующие слова сбили детектива со следа:

– Как ты относишься ко мне?

– Ты хочешь знать? Не боишься?

– Ты угрожал мне оружием и не выстрелил. Я готова рискнуть, – она сложила из пальцев рук пистолет и сделала воображаемый выстрел в Валенсу.

– Я думаю, что ты – маленькая испуганная девочка, которая не знает, как она здесь оказалась и что ей дальше делать.

– Вот как? Какой ты проницательный, Роман Маркович, теперь я понимаю, почему ты стал лучшим детективом Полиса. Но разве «лучший» не значит «одинокий»?

Ему нечего было возразить. Он был у нее как на ладони – это нервировало, отвлекало, путало его мысли. Валенса захотел поскорее закончить беседу.

– Психологические атаки на меня не действуют.

С минуту она смотрела на него, застыв как окаменелость. Потом ожила, приподнялась. Волосы рассыпались у нее на плечах, детектив ощутил их тонкий соблазнительный аромат. Девушка прислонилась к его груди и обняла. А он, опустив руки по швам, продолжал сидеть как истукан. Сколько времени прошло с тех пор, как детектив обнимал живую женщину? Не проститутку из серого? Кажется последним человеком, кого он держал в объятьях, была Тереза… Когда? Слишком давно. Рита отстранилась. Посмотрела на него, как на чужого и сказала:

– Прости, это все чертова мигрень… Так хочется, чтобы все поскорее закончилось.

– Уже недолго.

– Да, – выдохнула она ему на ухо, – ты прав, скоро все закончится.

Устыдившись своих обнаженных чувств, она быстро развернулась и вышла из каюты. С ней уплыл из комнаты и затуманивший его разум запах. Вновь вернулось убежденность, что он пропустил важную деталь. Где он видел ее лицо? При каких обстоятельствах? Нет, не лицо – глаза. В них было что-то знакомое.

– Давай, кретин, думай, – треснул он себя по лбу.

Неохотно в голове Валенсы из мозаики воспоминаний и фактов собиралась в цельную картинка из прошлого. Что нужно было искать? И где? Он метался в мыслях наугад, в поисках хоть какой-нибудь зацепки. Его беспокойство росло. Внутренний голос не подвел – предчувствие опасности охватило детектива, пробежав холодком по кончикам пальцев.

– Ну же, – подстегивал он самого себя, меряя шагами помещение.

Лицо Риты. Что в нем такого? Где он видел это лицо? Подчинившись импульсу, он выскочил в коридор, бегом направившись в свою каюту. Шустрика в ней не оказалась, на столе стоял ноут. На экране Назира, повернувшись к нему затылком, смотрела старую черно-белую мелодраму и вытирала слезы платочком. Подскочив к ней, Валенса закричал:

– А ну покажи мне фотографию Анны Белич.

– Роман, не надо так орать.

– Немедленно!

Она скривилась от обиды и исчезла с экрана. А через секунду возникло слайд-шоу из изображений покойной. Детектив внимательно присмотрелся к округлому лицу сорокалетней дамы.

– Что происходит? – спросила Назира. Маленькая ее копия появилась в углу экрана. – Роман, не молчи, что случилось?

– Черт возьми, – он взъерошил в отчаянии волосы. – Как я не заметил раньше?! Как?!

Световой вспышкой в глазах детектива пролетело лицо девушки, а за ним, искаженно, как в замедленной съемке прокрутились слова «Скоро все закончится».

– Назира, подключись к корабельной связи и вызови Шустрика.

– Роман, капитан строго…

– Мне плевать!

– И что ему сказать?

– Пусть двигает ко мне!

– А ты куда?!

– Спасать наши жизни!

Он сорвался с места, преодолевая боль в протестующих мышцах. Валенса несся по коридорам корабля, заглядывая во все отсеки подряд. Втайне детектив надеялся, что его предположение неверно, и он найдет девушку в ее каюте, но Риты там не было. Оставалось последнее место, куда она могла пойти. Он кинулся вперед по палубе в ходовую рубку. «Аврора» шла по приборам, и помощи капитана в корректировке курса не требовалось, поэтому Громов на мостике отсутствовал. Зато детектив увидел там ее. Она стояла возле навигационного пульта, изучая объемную карту звездной системы. Склонившись над консолью, девушка бегала тонкими пальчиками по сенсорным клавишам.

– Рита! – окликнул ее детектив.

Она проигнорировала его, но задрожала всем телом. Сделав еще один шаг, Валенса остановился. Облизнул губы, стараясь сохранять хладнокровие.

– Что ты делаешь?

– Меняю курс.

– Зачем?

– Не мешай, Роман, – отрезала она. – Так надо. Ты не понимаешь.

Он готов был броситься на нее и схватить, но не хотел причинить ей вред. Сзади послышался едва уловимый шум. Вполоборота Валенса посмотрел назад. Заметив Шустрика, замершего в дверях, знаком показал ему оставаться на месте, а сам осторожно приблизился к Рите. По ее сконцентрированному на карте лицу, он видел, что она точно знала, что делала. Рита задумала это не сегодня и не вчера. В уме Валенса уже сложил все кусочки мозаики.

– Анна, – тихо позвал он.

В этот раз она немного развернула голову.

– Не подходи, Роман, – прошипела девушка. – Ты знаешь, на что я способна.

– Выслушай меня, – произнес он, выпрямляя руки, показывая, что он безоружен. – Сейчас тобой управляет она. Я понимаю, как ты устала, но ты должна бороться. Должна сопротивляться ей. Я могу помочь тебе.

– Нет, ты не сможешь. Я не могу этого больше вынести, Роман. Все эти воспоминания, мысли эмоции. Все это не мое. Я так больше не могу.

Шустрик медленно двинулся по дуге, обходя Риту с другой стороны. Тогда детектив попробовал отвлечь девушку.

– Это я во всем виноват, я не сразу разглядел… симптомы.

– Нет, Роман, ты хороший детектив, но ты бессилен.

– Рита.

– Не называй меня так! – завопила она. – Нет никакой Риты, и никогда не было! Уходи!

– Нет. Ты мой напарник, помнишь? Я тебя не брошу. Верь мне. А сейчас, пожалуйста, отойди от пульта. Я знаю, твой разум горит, но подумай о том, что ты делаешь? Ты хочешь погибнуть? Ты хочешь погубить всех нас?

На какое-то мгновение ее лицо прояснилось. Она ответила:

– Нет, только ее.

– Если ты изменишь курс, это ничего не даст. Послушай, тот, кто создал тебя, совершил ужасную ошибку, но ты можешь все исправить.

– Как, Роман? Как? – на ее глазах выступили слезы. Теперь она полностью повернулась к детективу. За ее спиной находился Шустрик. Расставив руки клешнями, робот был готов в любой подвернувшийся момент схватить девушку.

– У тебя тело Анны, – сказал Валенса, – но это всего лишь оболочка. В середине живет настоящая Рита Лужина. Никто не может это изменить.

– Ты врешь! Лучший детектив Полиса всегда так делает.

– Только с врагами, но ты мой друг.

– Правда? – она с надеждой посмотрела на него.

Детектив утвердительно закивал. Это был знак для атаки. Шустрик набросился на девушку, заключив ее в цепкие объятия. Оторвал от пульта управления и оттащил к стене. Девушка брыкалась, брызжа слюной, и пыталась выцарапать роботу глаза, но он держал ее мертвой хваткой. Тотчас Валенса поспешил к консоли, не зная, какие изменения внесла Рита в маршрут. Включив переговорное устройство, он вызвал на мостик капитана Громова. Затем повернулся, подошел к девушке, держась на безопасном расстоянии от ее ног.

– Рита…

Не успел он начать, как его сразу захлестнул поток ругательств из ее уст:

– Подлец! Предатель! Лжец! Я тебя убью, обещаю!

Валенса отдал Шустрику распоряжение:

– Уведи в каюту и запри. Да, еще вколи ей транквилизатор, думаю, в аптечке найдется.

– Двойную дозу? – уточнил робот.

– Нет. Не хватало еще, чтобы она упала в кому.

Проводив рычащую от злости Риту, он увидел, как на мостике появился капитан Громов и его механическая комманда – Гамма, Бета и Альфа.

– Что происходит? – басовито осведомился он.

– Скорее, – Валенса указал на пульт, – пока мы не стали Фаэтоном.

Капитан подбежал к управлению. Вместе с ним Гамма и Бета, а Альфа остался на месте, пронизывая Валенсу своим хищным взглядом. На ум детективу пришла опасная догадка: «Не отключен ли в этой консервной банке А-модуль?».

Капитан восстановил прежний курс, но, несмотря на это, он был в ярости.

– Что, черт возьми, тут произошло?

– Ничего страшного, кэп. Небольшой нервный срыв.

– Небольшой нервный срыв? Эта психованная нас всех чуть не угробила!

– Но теперь-то все в порядке, – через силу улыбнулся Валенса.

– Черта с два! – капитан стукнул кулаком об ладонь. – Мы потратили на эту пляску кучу топлива. Не дай Бог, из-за этой истерички мы попадем в метеорное облако.

Он склонился над консолью. Не медля, велел роботам провести общую диагностику корабля.

– Вы понимаете, Валенса, что я вынужден доложить об инциденте господину Воронову?

– Ага. Заодно передайте ему, что если еще раз я увижу как этот металлолом, – детектив ткнул пальцем в Альфу, – будет подслушивать меня или членов моей команды, я выброшу его в космос. Вместе с вами, кэп.

Громов позеленел от злости, под его скулами заходили желваки.

– Не забывайте на кого вы работаете, Валенса.

– Извините капитан, мне надо идти.

Когда он покинул мостик, двери за ним закрылись. Поколебавшись немного, детектив решил сначала заглянуть к Назире.

– Роман, что произошло?!

– Потом, – кинул он, присаживаясь на стул. – Мне нужно, чтобы ты срочно передала на Землю два сообщения.

Назира заупрямилась:

– Я отказываюсь что-либо делать, пока ты мне все не объяснишь!

– Назира, – голос Валенсы охрип от напряжения, – не заставляй меня применять силу.

– Роман… – изображение Назиры испортилось помехами, признаками глубокого оскорбления. – Ты не посмеешь!

– Нет времени на споры! Мы должны отправить послания до того, как это сделает капитан Громов! Это важно!

Назира сдалась. На экране появился распакованный конверт – она готова была стенографировать.

– Первое: «С прискорбием сообщаю о гибели члена моей команды Риты Лужиной. Выполнять задание продолжаю единолично. Валенса Р.М.».

– Адресат? – спросила Назира с плохо скрытым волнением.

– Штаб-квартира Звездной Гвардии, Полис.

– Роман…

– Отсылай! Сделала? Отлично, теперь еще одно – Терезе Вонг. Диктую: «Мышь поймала кота, проступаю к плану «П». Готово? Отсылай!

После того, как сообщение было отправлено, Валенса выдохнул и без сил откинулся на спинку стула. На лбу выступил пот, в груди учащенно билось сердце. В каюту, пригнув голову, зашел Шустрик, как всегда бесшумно. Сел на койку, его веки часто моргали – робот был чем-то озадачен.

– Как она? – спросил детектив.

– Спит. Я вколол ей снотворное. Хватит часа на три крепкого сна.

– Сон должен пойти ей на пользу.

– Роман, Шустрик! – воскликнула Назира, требуя внимания. – Кто-нибудь толком объяснит мне, что это за цирк?

– Выведи на экран фото Анны Белич, – попросил детектив. Как только она выполнила его просьбу, он добавил. – А теперь используй ретушь и омолоди его на двадцать лет.

Медленно под аккуратными мазками кисти с лица Анны Белич исчезли желтые пятна, разгладились морщины, щеки наполнились свежестью, лоб снова стал упругим, волосы сменили серебристый цвет на черный густой цвет вороного крыла. Назира ахнула, робот просто перестал моргать. С экрана ноута на них смотрела Рита.

– Как ты?.. – вопрос Назиры так и остался недосказанным.

– Когда ты показала фотографию Анны Белич, я сразу заметил одну деталь, общую для Риты и Анны, но, почему-то не придал ей значение.

– Какую деталь?

– Глаза, Назира. В каком бы возрасте не был человек, глаза всегда остаются прежними.

– Но кто она? Дочь? Сестра? Дальняя родственница?

Валенса уже собрался ответить Назире, но Шустрик, электронный мозг которого оперативнее обрабатывал информацию, опередил его:

– Клон.

– После инцидента на Колинкуре клонирование запрещено специальной директивой ЗГ! – парировала Назира.

– Что не мешает самой Гвардии заниматься этим, – сказал Валенса.

– ЗГ могла подослать робота последней модели, с эластичной кожей, копирующей человеческую и по оттенку, и по текстуре! Гораздо проще и эффективней.

– Ты ошибаешься, Назира, – усмехнулся Валенса. Наконец, он оказался в своей стихии. Его голова работала как часовой механизм. – Гвардии позарез нужно было, чтобы мы ничего не заподозрили, но там поспешили. Шустрик, а ну просвети нас, как на свет появляются клоны.

– Клонированную особь получают двумя способами: через суррогатную мать, но тогда приходится ждать, пока ребенок родится и вырастет до нужного возраста, кроме этого, существует проблема внешних факторов, вроде воспитания, среды обитания и прочее. Можно подвергнуть процесс развития акселерации в инкубаторе. В эмбрион вводят гормоны роста, и он достигает нужного возраста всего за несколько месяцев.

– Абсолютно точно, железяка! – перехватил детектив.

– А теперь сравним. Анне Белич было около пятидесяти, Рите едва исполнилось двадцать. Внешне они не похожи, что естественно, ведь Анна всю жизнь провела в изнурительных экспедициях и состарилась раньше обычного. Климат, воздух, питание, привычки – все это отложилось на ее лице, изменив его до неузнаваемости. Поставь их рядом – не увидишь ничего похожего.

– Тогда какой смысл? – не понимала Назира.

Детектив встал, выглянул в коридор. Никого не было, но кто знает, может Альфа подслушивает через скрытые микрофоны, расставленные в каюте. Больше это его не тревожило. Валенса был не против, если робот все донесет капитану. Господину Воронову не помешает знать, с кем он играет эту опасную партию. Закрыв двери, детектив присел и лишь тогда ответил Назире:

– Вот как я это вижу. ЗГ заинтересована в исследованиях, которыми занималась Анна Белич не меньше «Ориона». Но Анна, по какой-то известной ей одной причине, не спешила делиться информацией ни с ее нанимателями, ни с тем более, гвардейцами. Военные с их твердолобой уверенностью решили рискнуть. Кто лучше сможет понять мотивы Анны Белич, кроме нее самой? Гвардейцы заполучили ДНК госпожи Белич, когда проводили в морге осмотр ее тела. Сделали копию и чтобы держать клона в узде, они вживили ему только часть воспоминаний. Все, что успели перед тем, как Виктор Воронов обратился в Компанию. Мозг Риты наполнили самым главным: владением различными видами оружия, знанием, как управлять челноком, наподобие «Авроры». Словом, краткий курс боевой подготовки крысиной стаи, но сама Рита никогда не летала в космос. Так что усилия ЗГ пропали даром. Наша девочка сломалась, не выдержав потрясения.

– Шеф, мы так и не знаем, куда она направляла судно.

– Знаем, Шустрик, знаем. Я видел это в ее глазах, в глазах Анны Белич – слепую жажду смерти. Рита хотела покончить с собой.

– Все равно, мы могли выдать себя любому конвою.

– В этой части Галактики? Расслабься, железяка, здесь никого нет, кроме нас.

– И все-таки, шеф.

В упрямстве Шустрик был свой резон. При мысли, что на них может охотиться военный крейсер Гвардии или даже флагман флота «Юпитер», Валенсе остро захотелось выпить.

– Черт, а я думала, что у малышки просто стервозный характер, – сказала потрясенная Назира. – И все это из-за пича. Что же за сокровища носит А.М. Фарли?

– Шеф.

– Да, Шустрик?

– Одна деталь: когда клон развивается ускоренными темпами, срок его жизни существенно сокращается.

Детективу самому это было прекрасно известно.

– О, Боже, и ничего нельзя сделать? – воскликнула Назира.

– Боюсь, мы бессильны, – ответил Валенса.

– Бедная девочка…

– Шеф… Шеф, – повысил голос Шустрик, вытягивая Валенсу из путешествия в смрадных глубинах памяти. – Что мы будем делать, когда она проснется?!

– А что мы можем? – пожал плечами Валенса. – Ладно, я… навещу ее. А ты, Шустрик – к капитану. Узнай, насколько мы отклонились от курса.

– Роман!

– Да, Назира?

– Теперь мне понятен смысл сообщений, но что значит план «П»? Особая шифровка?

Детектив растянул губы в улыбке, отвечая ей:

– Шустрик, каков наш план «П»?

Робот недолго гадал:

– По обстоятельствам?

– Пять баллов, железяка.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю