332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Анатолий Заклинский » Солдат Доминиона » Текст книги (страница 9)
Солдат Доминиона
  • Текст добавлен: 17 сентября 2016, 20:00

Текст книги "Солдат Доминиона"


Автор книги: Анатолий Заклинский






сообщить о нарушении

Текущая страница: 9 (всего у книги 22 страниц)

Голос пилота, по громкой связи сообщившего об отправке, заглушил негромкие разговоры пассажиров. Спустя полминуты после того, как он замолчал, входной люк закрылся, а массивные створки шлюза поползли в стороны. Несмотря на гул турбин, было понятно, что аппарат сейчас двигают с места не они – в работу вступили стартовые механизмы, а силовая установка пока только выходила на рабочий режим. Впереди были ещё одни створки, перед которыми аппарат остановился. Прошло примерно две минуты, после чего открылись и они.

Стартовые системы буквально выплюнули аппарат в открытый космос, и практически одновременно с ними в работу вступили его собственные турбины. Как будто давая возможность попрощаться, он заложил крутую дугу вокруг космопорта, благодаря чему в боковые иллюминаторы стали видны его огни, а за ними и тлеющий полумесяц Лайтаера.

В этом полёте внешне не было ничего торжественного, только волнение, овладевавшее Виталием, можно было считать таковым. Он улетал, и тоже не мог никому, даже семье сказать куда. Но он точно вернётся. Обязательно. Он приложит все свои силы для этого.

Мужчина в капюшоне тоже проводил взглядом огни космопорта, после чего достал из специального ящичка, расположенного сверху, маску и надел её на лицо. Тот, кому нечем было скоротать время в полёте, или же он попросту боялся летать, можно было прибегнуть к такой услуге. Добавляешь к обогащённой кислородом дыхательной смеси немного снотворного, и полёт пролетает незаметно.

Виталий решил, что воспользуется этой возможностью, когда они уйдут в подпространство. Яркое сияние, которое ослабляется затемняющимися стёклами иллюминаторов, было совсем неинтересным зрелищем по сравнению со звёздными далями. Пилот заранее оповестил их о том, что в подпространстве они пробудут почти три часа – отличная возможность вздремнуть перед началом событий, которые изменят твою жизнь, а пока Виталий смотрел на звёзды. Освещение в салоне было приглушено как будто для того, чтобы они были лучше видны. Только впереди в салоне мерцали светящиеся экраны личных компьютеров тех людей, которым было чем заняться, кроме рассматривания звёздных далей.

Про себя Виталий размышлял над тем, к каким из этих светящихся огоньков людям удалось приблизиться, а какие находятся так далеко, что это ещё не удалось сделать? И какова вероятность, что он и Лена окажутся в одном мире, о котором нельзя говорить никому. Но он всё ещё не понимал, почему она поступила так, и что вообще происходит с их отношениями? Наверное, ему было бы несколько легче вылетать в чужой небезопасный мир, зная, что она будет ждать его дома. Как жаль, что всё вышло иначе.

Мелара встречала их метелью. Корабль часто подбрасывало и мотало из стороны в сторону, но он продолжал снижаться. Пилот заранее предупреждал о неудобствах, а также о том, что из-за погодных условий посадка будет задерживаться. Неудивительно, наверное, ему пришлось сделать несколько дополнительных кругов, прежде чем снизиться. Сигнальные огни посадочных площадок Виталий увидел незадолго до того, как аппарат просел вниз, а потом вернулся в нормальное положение, передавая свой вес опорам.

Мужчина, сидевший впереди них, с бывалым видом укутал лицо шарфом, а поверх надел капюшон. Видимо, такая погода была здесь вполне обычной. Закинув на плечо свою немаленькую сумку, он направился на выход. Виталий и Леонид, тоже плотно застегнув куртки и надев капюшоны, двинулись на улицу.

У них было указание после прибытия отметиться на ближайшем терминале связи. Но до него сначала нужно добраться. После полугода тренировок в условиях холода и снега они думали, что им по плечу любая погода, но Мелара в первые же минуты развеяла эти мысли. Ветер был здесь настолько сильным, что, казалось, вот-вот сдует тебя с места. Даже человек не слишком разбирающийся в полётной специфике мог сказать, что совершить такую мягкую посадку в этих условиях мог совершить только пилот очень высокого класса.

Острые снежинки, гонимые ветром, попадали на лицо, и следы этих соприкосновений ощущались как царапинки. К тому моменту, как Виталий и его товарищ оказались внутри терминала местного космопорта, их щёки уже поднывали.

Здесь всё было гораздо скромнее, чем в месте, откуда они стартовали. Не было верениц пассажиров и каких бы то ни было архитектурных изысков. Выйдя из небольшого шлюза, они оказались в коридоре с низким потолком, освещаемом мягким желтоватым светом люминесцентных ламп. Людей почти не было. Пассажиры, прибывшие вместе с ними, уже разошлись кто куда, и поэтому сейчас здесь было пусто. В дополнение ещё не было видно ни одного терминала, где можно было бы узнать своё текущее местоположение, а также то, где расположена ближайшая станция связи.

Оказавшись в такой неожиданной ситуации, Виталий и Леонид переглянулись.

– Куда пойдём? – спросил Зарубин.

– Да тут всё равно. Нужно кого-нибудь найти и узнать, что тут как.

Они направились вправо от входных ворот и вскоре вышли в небольшой зал ожидания. Здесь было несколько человек, в том числе, некоторые из тех, с кем они сюда летели. Видимо, от космопорта до места работы им нужен был другой транспорт, но он по погодным причинам либо был отменён, либо задерживался. Виталий и Леонид уже побоялись, что и им теперь придётся дожидаться, но почти сразу увидели человека, идущего к ним навстречу. В том, что именно они являются его целью, можно было не сомневаться, потому что он был одет в точно такую же тёплую куртку, как и они – на плече гордо красовалась эмблема Солдат Доминиона.

– Сержант Гусев, – он коротко отдал честь, а потом протянул руку для приветствия.

– Рядовой Зарубин.

– Рядовой Соломин.

– Отлично. Идём.

Сержант приятно улыбнулся и сделал короткий взмах рукой, подкрепляющий его слова. На вид он был на пару лет старше, чем Виталий и Леонид. У него было худое острое лицо с тонкими губами. Он, в отличие от только что прилетевших, хорошо ориентировался в местном космопорту и уверенно шёл вперёд. Они пересекли зал ожидания и оказались в точно таком же коридоре, как и в самом начале. Двустворчатая дверь вела их наружу, на сторону здания, противоположную посадочным площадкам.

Здесь даже была парковка, но сейчас на ней не было машин. Снег был расчищен относительно недавно, но, учитывая погодную обстановку, уже снова намело почти по щиколотку. Транспорт, на котором прибыл сержант, находился почти сразу напротив входа. Свет фонарей, стоявших по бокам, плохо добивал до него, а метель окончательно размывала очертания. Издалека можно было понять только то, что он громоздкий.

Это оказался гусеничный вездеход. Гусев первым подошёл к водительской двери. Через несколько секунд после того, как он влез в кабину, щёлкнули замки на пассажирских дверях.

– Рюкзаки закидывайте назад, а сами садитесь сюда.

В переднем ряду действительно было достаточно места для троих. Выполнив указания, Виталий и Леонид расположились в кабине. В салоне было очень тепло. Сержант уже расстегнул куртку и снял шапку, обнажив свои по-армейски короткие тёмно-русые волосы.

– Рулили такой штукой? – спросил он, активируя руль.

– Примерно, – ответил Виталий.

Зарубин сидел по центру, и одного беглого взгляда было достаточно, чтобы сравнить похожесть органов управления этой машины с теми, которыми в процессе обучения доводилось работать ему самому.

– Это хорошо, – с ухмылкой заключил Гусев, – это очень хорошо.

Он передвинул рычаг коробки передач в заднее положение и плавно нажал на акселератор. Где-то внизу послышался негромкий вой, и машина плавно пошла назад. Такого Виталий точно не видел в процессе обучения. Все машины, которые они учились водить, были оснащены классическими двигателями.

После того, как сержант передвинул рычаг вперёд и принялся активнее ускоряться, вой усилился, что было неудивительно – машина была достаточно тяжёлой, и силовой установке, какой бы она ни была, требовалась вся её мощность.

– И как вас угораздило сюда попасть? – спросил он.

– Распределили, – ответил Виталий.

– Почему именно сюда?

– Лучшие по скрытности и стрельбе.

– О, – протянул Гусев, – очень хорошо. Очень. Нам как раз такие нужны. А что надо делать не говорили?

– Нет. Они и сами, наверное, не знают, – ответил Леонид.

– Ну, даже мы почти ничего не знаем. Я просто спросил, думал, мало ли, с наших верхов там какие-нибудь слухи просочились.

– Нет.

– Понятно, – он улыбнулся.

По дороге, к которой они подъехали, двигалась большая снегоуборочная машина. Гусев пропустил её, после чего двинулся дальше.

– А о планете говорили что-то?

– Что здесь войска собирают. Готовятся к чему-то, – пожал плечами Виталий.

– Ясно, – с разочарованной улыбкой ответил Сержант, – то есть, как всегда. И о левиках ничего не сказали?

– Нет, – удивлённо ответил Виталий и посмотрел на сержанта, – а кто это такие?

– Леврорнодивы, – сказал сержант, – но это слишком долго, да и язык поломаешь. Так что просто левики.

– А на кого они похожи? – спросил Леонид.

– На нас. Ещё насмотритесь. Сразу скажу, если придётся иметь дело с их бабами, держите штаны за ремень. Мы по их меркам красивые, и некоторые из них для нас тоже ничего. Они даже своих баб на нас натравливают, чтобы заражали.

– Ничего себе, – усмехнулся Виталий, – так это же по уставу не положено.

– Устав уважаете – это хорошо. Пара месяцев пройдёт – вы зауважаете его ещё больше. Как говорит наш капитан – проникнетесь.

Он заразительно засмеялся, и Виталий с Леонидом засмеялись тоже. С первых минут настоящая служба начинала казаться им не такой страшной, как они думали раньше. Конечно, если будут настоящие бои, всё будет не так радужно, но, глядя на неунывающего сержанта, об этом как-то не думалось.

Ехать пришлось достаточно долго. За это время новички многое узнали о планете, на которую их направили.

Мелара была пограничным миром, на который земляне прибыли относительно недавно. Леврорнодивы, или просто левики для местного гарнизона, были разумной космической человекообразной цивилизацией, которая одновременно соприкоснулась с землянами во многих точках пространства. Одной из них была Мелара. Они прибыли несколько позже, чем первые колонисты с Земли, но, учитывая мирный характер отношений между нациями, с ними был заключён договор о совместном освоении. И сначала всё шло вполне хорошо.

Однако постепенно выяснилось, что земляне и левики не сходятся по многим параметрам моральных ценностей. У последних было развито рабство, державшееся в основном на намеренном подавлении интеллекта целых поколений, которые впоследствии ценой своих жизней осваивали новые миры, вели войны и строили масштабные космические объекты. Однако этот, и другие, порой не менее дикие по земным меркам нравы, не были причиной объявления войны новым соседям. Отношения с ними сохранялись, хотя и были достаточно холодны.

Проблемы начались в тот момент, когда новые знакомые начали давить на землян. Сначала мягко намекая, что им не по душе, что те имеют в зоне действия военные соединения. По мнению левиков, отряды, интеллект которых не подавлен, не могут быть подконтрольны даже своему командованию. После они перестали выполнять свои обязательства по договорам. В частности, на Меларе резко возросла нагрузка на атмосферные установки землян, что было вызвано ни чем иным, как тем, что левики попросту отключили свои. Выходки, подобные этой, происходили и в других мирах. Поскольку земные колонии уже были рассчитаны на то, что окружающий воздух пригоден для дыхания, с этим приходилось мириться.

Ситуация усугублялась тем, что с соседями категорически не удавалось провести диалог. Они нагло отрицали наличие инцидентов и заявляли, что выполняют свою часть договора. Потом начались военные провокации – самыми частыми из которых были перемещения войск с заходом на территорию, по договору принадлежащую землянам. Это также нагло отрицалось, но выглядело крайне неубедительно. Войска, интеллект которых подавлен, беспрекословно выполняют данные им приказы, и если они выдвинулись в определённый сектор, значит, получили соответствующее указание.

Земляне были вынуждены усилить разведывательную деятельность, и уже в первые дни выяснилось, что левики готовят против них операцию. Однако выяснилось также то, что они слишком переоценивают свою военную мощь, и очень недооценивают земную. Начала разрабатываться ответная операция, но сроки начала настоящих боевых действий пока не были никому неизвестны.

– Представляешь, не было бы у тебя своей головы? – с задором спросил Гусев, – много бы ты навоевал?

– Нет, – с пониманием ответил Виталий.

– Вот и они так. Сейчас подготовимся, потом пощёлкаем их, как не раз уже бывало, и на покой.

– Может, они одумаются?

– Погоди-погоди, – усмехнулся сержант, – сначала покажем вам их издалека, потом, по весне поедем в патрули. Посмотришь на солдат, на командиров и сам над своими словами будешь смеяться.

– А мы прямо с ними будем вместе что-то делать? – спросил Леонид.

– По договору. Они патрулируют, мы патрулируем, вот и пересекаемся иногда.

– И как проходит? – поинтересовался Виталий.

– Ну, пока без выстрелов, хотя они, бывает, нас провоцируют.

– То есть? – нахмурился Леонид.

– Ну, едут наши, как-то по осени ещё, на трёх машинах, а эти уже из своей зоны вышли, да ещё стволы на наших наставили, как будто это мы на их территорию забрались.

– А наши что?

– Да хотели уже мочить их, да командир сказал отставить. Они потом вроде как извинились. Ошиблись, говорят. Но сам понимаешь, как можно ошибиться, если своих мыслей в башке нет? Что командир послал с пульта, то и будешь делать.

– Выходит, они это намеренно?

– А то как же! – засмеялся Гусев.

Вскоре дорожное полотно окончательно исчезло под снегом. Вместе с ним закончились фонари, и перестал попадаться даже редкий встречный транспорт. Сержант замедлился, а потом отвернул от дороги в сторону. То, что здесь есть поворот, можно было судить только по пустому промежутку в дорожном отбойнике. Они спустились вниз, и вездеход пошёл заметно мягче. Его немного раскачивало, отчего казалось, что они просто плывут по снежному морю.

– И всегда тут так метёт? – спросил Леонид.

– Нет. Вам, можно сказать, повезло. Уж думали, что зима обойдётся без бури. Тут обычно пометёт немного в начале, а потом тишина, но если второй раз начало, то всё – заметёт всё что есть. Если бы эти уродцы выполняли свою часть договора, тут бы уже зимы были мягче, но они же отказались.

– А наши атмосферные установки одни не справляются? – спросил Виталий.

– Справились бы, только надо оно нам? Для кого-то чужого выравнивать погоду. Тем более, что они сами такие условия не переносят. Можно сказать, сами себе гадят.

– Что же они так?

– Как говорил наш капитан, они почему-то решили, что и нам от этого плохо. Думают, мы как они – чуть снег пошёл – сразу все по норам.

Гусев снова рассмеялся, а вместе с ним и Виталий с Леонидом.

– А мы зимой разве что не можем за месяц, как по плану, всю планету под себя подмять, и только поэтому дождёмся весны. А они даже в патруль иногда не ходят, потому что их машины не везде проехать могут.

– И как они до сюда добраться смогли с таким раздолбайством, – усмехнулся Виталий.

– Поговаривают, что это только тут так. Они эту планету не считают, мол, важной, поэтому самые верха не очень, чтобы следят. К тому моменту, как опомнятся, будет уже поздно. Вся граница будет наша.

Вдалеке показались огни. Это мог быть только лагерь. По размерам он был гораздо больше, чем тот, в котором они проходили обучение, но разглядеть его очертания более точно было нельзя.

– А чем конкретно мы будем заниматься? – спросил Виталий.

– Конкретно мы будем собирать данные, изучать территорию врага, выявлять важные объекты.

– А спутник?

– Ха, – усмехнулся сержант, – спутник. Я тебе покажу карту их территорий. Посмотрим, как ты угадаешь, что там важное, а что нет.

– Я просто поинтересовался. В разведку – значит в разведку, – улыбнулся Виталий.

Они подъехали к воротам. По краям двух массивных створок стояли охранные вышки, с которых на их вездеход были направлены два луча света.

– Я надеюсь, никто компьютер не похерил? – поинтересовался Гусев.

– Нет, – сказал Виталий и полез в карман, куда убрал миниатюрное устройство.

– Не надо доставать. Они сами просканируют. Если всё в порядке, то просто откроют. Даже не выйдет никто.

Примерно через минуту одна из двух створок отползла в сторону. Открывая проезд для вездехода. Всё было в порядке. После того, как они пересекли линию стены, их компьютеры издали звуковой сигнал.

– С прибытием, – улыбнулся Гусев, поворачивая налево.

Компьютер сообщал, что они причислены к гарнизону части и указывал им блок, в котором они должны были жить – Н14. Правда, не было привязки к карте, но это было и не нужно – Виталий предполагал, что это блок, где живёт сержант Гусев, и оказался прав.

Вездеход проехал вдоль ровного ряда однотипных жилых блоков. Они были общеармейскими – вместительностью пятьдесят пять человек – и по размеру гораздо больше тех, в которых жили солдаты доминиона во время обучения. Вряд ли их доставили с орбиты в сборе. Учитывая условия планеты, логично было предположить, что их строили уже здесь.

За первым рядом бараков был второй, а за ним третий. Вездеход ехал уже поперёк этих рядов, а Виталию казалось, что издалека он недооценил размер лагеря. Глядя на него, теперь не возникало сомнений в том, что здесь что-то затевается.

– А наш далеко? – спросил Виталий.

– Почти приехали.

Жилой блок, в котором располагалась группа Солдат Доминиона, находился немного в стороне от остальных и был очень маленьким. Гусев свернул с дороги и остановился прямо напротив входа.

– Вот и прибыли.

– Такой маленький? – спросил Леонид.

– А что ты хотел? Нас тут всего пока пять человек вместе с вами, – усмехнулся Гусев, открывая дверцу, – давайте, выгружайтесь, пойдём знакомиться.

Виталий и Леонид забрали с заднего сиденья свои рюкзаки и тоже выбрались на улицу. После тёплого салона снежинки снова как будто царапали разогретую кожу. Захлопнув дверцу и укутавшись, они двинулись вслед за сержантом.

Рядом с их жилым блоком не было никаких источников света. Его очертания были видны лишь смутно, благодаря фонарю, стоявшему метрах в пятидесяти в стороне. Этого было достаточно для того, чтобы найти дверь.

– Заходите быстро, не выстуживайте, – сказал Гусев, подходя к жилому блоку.

Виталий и его товарищ выполнили указание и ловко юркнули в слегка приоткрытую дверь. Виталий шёл последним и захлопнул её, после чего повернул ручку вниз, чтобы запереть. Устройство этого жилого блока он знал хорошо – они изучали их.

Сразу за дверью был короткий коридор, по бокам которого располагался душ и туалет, а впереди была жилая комната, в которой сидели двое бойцов.

– Подъём, – весело и громогласно скомандовал Гусев, – встречай пополнение.

Два бойца, сидевших за небольшим столиком справа, поднялись и повернулись к вошедшим.

– Рядовой Самойлов, рядовой Кузнецов, – сказал сержант, – а это рядовой Зарубин и рядовой Соломин.

Сначала все отдали друг другу честь, а потом пожали руки. Рядовой Самойлов был худощавым и не очень высоким, чем совсем не был похож на среднестатистического Солдата Доминиона, но, поскольку сюда всех отбирали по скрытности, с ней у такого человека не должно было быть проблем. У него был острый нос и яркие голубые глаза. Если по возрасту он и был старше Виталия, то не намного.

Кузнецов был немного повыше его ростом и заметно шире в плечах. Его короткие волосы стояли ёжиком, обнажая его высокий почти прямой лоб. Он тоже был примерно их ровесником, хотя по хитрому взгляду карих глаз было сказать, что он обладает большим опытом. Неудивительно, ведь они здесь далеко не первый день, и уже успели сделать несколько рейдов на территорию будущего противника.

– Отметься. Колюха уже звонил, – сказал Кузнецов.

– Да, – протянул Гусев, подходя к терминалу, расположенному около входа, – сегодня будет весело. Видать, у него есть какие-то пожелания.

Он нажал несколько кнопок, после чего деактивировал терминал.

– Ну что, бойцы? – обратился он к вновь прибывшим, – готовы к первому заданию?

– Так точно, – ответил Виталий.

– Отлично. Даже не спросил, к какому.

В этот момент дверь снова открылась, и внутрь жилого блока вошёл высокий человек. Форма на нём была общеармейская, с лейтенантскими знаками различия. Все бойцы вытянулись по стойке смирно вдоль задней стенки жилой комнаты.

– Вольно, – сказал лейтенант, когда вошёл внутрь комнаты.

Он коротко отдал честь и снял шапку. Это был мужчина самое большое лет двадцати пяти. Он улыбнулся, посмотрев на Гусева, а потом бросив короткий взгляд на Виталия и Леонида.

– Наконец-то вам кого-то поздоровее прислали, а я уж думал, что у вас там все задохлики вроде вас.

– Ну-ну, – усмехнулся сержант, – знаем-знаем.

– Ладно. Теперь у вас полная группа.

– Почти, – поправил Гусев.

– Да. Насчёт почти. Есть у нас там два штрафника. Я их на третий блок направил только что. Можно действовать грубо, но не переусердствуй, как в тот раз. Мне Шар тогда вставил. Патруль будет через пятнадцать минут.

– Всё сделаем чисто.

– Всё. Завтра день как обычно, потом отдых, а вечером выход. Сектор уточню.

– Точно так, – согласился Гусев.

– С прибытием.

Он коротко посмотрел на Виталия и Леонида, развернулся и ушёл. Новички с недоумением посмотрели на сержанта, а Кузнецов и Самойлов принялись спешно одеваться.

– Слушай мою команду. Идём грабить склад. Гарнизон – два человека. Тяжёлых увечий не наносить, просто нейтрализовать. Берём только самое главное и уходим. До патруля осталось тринадцать минут.

Он надел маску, шапку, а сверху капюшон. Потом ещё две маски вручил Виталию и Леониду.

– Здесь без этого никак. Экипируйтесь.

– Есть, – сказал Виталий не без радости. Наконец-то снежинки перестанут резать ему щёки.

Задание было понято им верно – нужно было добраться до склада, нейтрализовать часовых и проникнуть внутрь. Учитывая слова лейтенанта, он понял, что это изощрённый вид наказания для проштрафившихся бойцов. А для Солдат Доминиона что-то вроде ритуала приёма.

До склада добрались меньше, чем за три минуты. Метель была отличным прикрытием для их действий. Бойцы, не ожидавшие никаких трудностей, считали, что всё наказание для них ограничится внеочередным дежурством в лютую метель.

– Зарубин бьёшь первого. Соломин – второго. Это вам не роботы, а будущие боевые товарищи, так что помягче – вырубить, но без фанатизма. Поняли?

– Так точно, – ответил Виталий.

– Мы обойдём. Кузя – замок. Сом на стрёме. Вдруг патруль появится раньше.

– Есть, – коротко ответил Самойлов.

– Понеслась, – скомандовал Гусев.

Сержант и остальные принялись огибать сугробы, заходя часовым сбоку. Виталий и Леонид легли в снег и поползли, стараясь держаться в темноте. Благо, фонарь находился в стороне, а сам склад – на отшибе. Работа представлялась несложной, разве что на этот раз противник точно был настоящим, и ещё нужно было переступить небольшой барьер, не позволявший бить своих.

Они выскочили из сугробов почти одновременно. Часовые не успели не то что вскинуть автоматы, а даже обернуться. Виталий ударил по его представлениям достаточно слабо, но этого хватило, чтобы через поднятый капюшон достать до затылка противника. Испугавшись, что переборщил, он слегка задрал рукав и потрогал пульс. Боец был жив.

Не успел Зарубин подняться, как увидел, что его новые боевые товарищи уже взломали замок и открывают двери небольшого склада. К тому моменту, как он подошёл, цель была достигнута. Ему в руки легла небольшая увесистая канистра, а Леониду ящик.

– Уходим, – скомандовал Гусев.

Перед тем, как пятеро бойцов скрылись в метели, рядовой кузнецов закрыл ворота и снова запер их. К тому моменту, как сюда прибудет патруль, метель уже скроет все следы. Дуло очень сильно. Учитывая, что Виталий не провёл в лагере и часа, он мог ориентироваться только на спину Самойлова, шедшего впереди.

– Прячьте! – скомандовал Гусев, когда они вошли в жилой блок, – быстро раздеваемся и пьём чай.

Не успел Виталий спросить, куда ему девать канистру, как перед ним возник Кузнецов, схватил её и ушёл в сторону туалета. Ящики были попрятаны, а все быстро сняли верхнюю одежду.

– Да, кстати, это ваши кровати.

Гусев указал на два спальных места, расположенных внизу, сразу напротив входа.

– Хорошо, кивнул Виталий.

Самойлов тем временем откинул небольшой столик, на который поставил пять металлических кружек. В них он из специального крана налил чай. Сержант взял кружку и забрался на свою кровать, которая располагалась вверху правой стенки, над сервисным блоком. Все остальные тоже взяли по кружке и расселись по местам. Виталий и Леонид по своим кроватям, а Кузнецов и Самойлов на два небольших стульчика около столика.

– Поздравляю вас с первым заданием, – сказал Гусев, осторожно отхлёбывая горячий чай.

– Спасибо, – сказал Виталий, – неожиданно как-то.

– В учебке этому не учат, но это у нас такая традиция. Круче, когда война идёт, и нужно идти отжимать у врага, но пока войны нет, и нам приказано даже не плевать в сторону левиков, то приходится так.

– А с лейтенантом всё договорено? – спросил Леонид.

– Да. Он наш. Курс обучения прошёл, но второй специальный не получил.

– Я думал, обида должна быть, – сказал Виталий.

– Да ну. В других войсках не хуже. У вас, кстати, сколько человек осталось в отряде?

– Тринадцать.

– Мало, – сказал Виктор Кузнецов.

– Я тоже удивился, – сказал Виталий, но так вышло.

– У вас какое последнее было испытание?

– На Орионе.

– А кто нападал? – спросил Сергей.

– Синие какие-то, – ответил Виталий.

– А, эти. Говорят, они током бьются, но так себе. Жёлтые хуже.

– Жёлтые? – спросил Леонид, – я думал, там всегда синие.

– Ты что? – рассмеялся Гусев, – всегда всё разное. Мне один инструктор знакомый рассказывал, что синих выбирают, когда у вас много штурмовиков и мало специальников. Если типичным штурмовикам дать жёлтых, то там никто не уцелеет.

– А чем они такие сложные? – спросил Виталий.

– А их пули почти не берут. И они везде ставят свою атмосферу. Если без скафандра или кислородки, то быстро задохнёшься.

– Ничего себе.

– У нас были жёлтые, – сказал Гусев, – эх, сейчас бы меня туда. Я тогда боялся немного. Они вонючие, скользкие, но вырубить можно только в рукопашку, так что приходилось.

– А у вас скольких синяки не взяли? – спросил Сергей Самойлов.

– Всего человек девять, ещё двоих потом ранили.

– Тоже много, – сказал сержант, – какой-то у вас и правда хилый отряд.

– Не знаю, – сказал Виталий и отхлебнул чая.

Он хотел сказать, что делал всё, что требовалось, но не успел он открыть рот, как входная дверь блока открылась. Гусев с готовностью ловко спрыгнул вниз и вышел навстречу входившему бойцу.

– Здравия желаю, – кивнул он.

– Сержант, у вас всё в порядке? – спросил патрульный, оглядывая жилой блок.

– Всё в порядке. Что-то случилось?

– Нет, ничего, обычная проверка.

Он ещё раз подозрительно оглядел жилой блок, после чего направился на вход, едва развернувшись в узком коридоре.

– У нас всегда всё в порядке, – улыбнулся Гусев, когда дверь блока закрылась.

Двое новичков, не знающих здешних порядков, по-прежнему смотрели на происходящее расширенными глазами. Те же, кто служил в этом лагере до них, победно усмехнулись, что вызвало у Виталия и его товарища ещё большее недоумение.

– Ладно, – сказал Гусев, – хорош молодцов стращать. Раз эти не докопались, то сработали они отлично. Давай, Витя, наливай уже. Кузя, обеспечь поддержку.

Двум новоиспечённым солдатам он приказал сидеть. Не словами – жестом руки. Он опустил ладонь вниз, и они, машинально повинуясь приказу старшего, сели на свои кровати. Кузнецов и Самойлов быстро разбежались в стороны в коридоре, даже нельзя было сказать, кто из них ушёл в душ, а кто в туалет.

Самойлов вернулся с той самой канистрой, которая попала в руки к Зарубину, когда он подошёл к воротам склада. Кузнецов принёс ящик, содержимое которого пока оставалось неизвестным.

– Солдаты Доминиона! – провозгласил Гусев, вставая, – поздравляю вас с прибытием. Самойлов – раздавай.

Без дополнительных указаний Сергей открыл канистру и разлил содержимого присутствующим прямо в недопитый чай. Кузнецов тем временем раскрыл ящик, в котором лежали усиленные пищевые комплекты, представлявшие собой мясные брикеты, запакованные в пластиковую обёртку. Такие Виталий и его товарищ видели только на теоретических курсах, а в реальных заданиях им приходилось довольствоваться усреднёнными пайками из простых питательных смесей.

– Давайте, – тем временем сказал сержант, приподнимая кружку.

Содержимое напоминало чай лишь отдалённо. По вкусу было очень горько, и Виталий понял, что содержимое канистры – спирт, который по вкусу очень напоминает водку, которую он пробовал лишь единожды. После первого же глотка он сильно поморщился, как и его товарищ, что вызвало смех тех, кто их встречал.

– Ничего, – сказал Гусев, – научитесь и пить, и понимать, за что, а пока.

Он встал посреди комнаты, распрямился по стойке смирно и снова поднял кружку.

– За тех, кто из наших уже не сможет.

Он не дал чокнуться, опустив кружку. Самойлов и Кузнецов поняли немного быстрее, чем новички, но всё равно было понятно, что у них нет своих личных потерь, а вот сержант уже повидал, хоть, может быть, и не на этой планете. Молча выпили до конца.

– Разлейте с чаем и спрячьте, – скомандовал Гусев, немного морщась после очередного глотка.

Самойлов быстро собрал кружки и по очереди сначала налил в них чая, а потом добавил понемногу из канистры. Виталий встряхивал в это время голову, чтобы она не кружилась. Даже Леонид, казалось, был устойчивее, и начинал над ним посмеиваться.

– А вообще, ребят, без смеха, – сказал тем временем Гусев, – давайте.

Он снова ни с кем не чокнулся и выпил, а за ним следом все остальные. Все как будто застыли в ожидании. Он, оглядев их, спросил, как будто именно это им и было нужно.

– У кого сколько погибло на последнем задании?

Даже новички переглянулись с Самойловым и Кузнецовым. Никто не мог сказать ничего, что бы подошло сержанту.

– Да, об этом не говорят, да и погибших всего пара в год. Но кого-то из вас пуля задевала по-настоящему?

– Меня, – голос Виталия слегка заплетался, но он ощутил желание сказать это.

– Да ну? – спросил Кузнецов даже с вызовом, от которого Виталию стало не по себе.

– В тебя Синяки попали? – спросил Самойлов.

– Да. Ну, не сами они, а их турели.

– Да ты гонишь, – не унимался новый сослуживец.

Виталий без лишних слов расстегнул куртку, потом сдёрнул вниз рукав и показал продолговатый шрам от иглы на плече.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю