332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Анатолий Заклинский » Солдат Доминиона » Текст книги (страница 8)
Солдат Доминиона
  • Текст добавлен: 17 сентября 2016, 20:00

Текст книги "Солдат Доминиона"


Автор книги: Анатолий Заклинский






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 22 страниц)

Вторая секция рекреационного блока практически ничем не отличалась от третьей. Те же растения, только рассаженные по-другому, тот же небезопасный проход по центру и более удобный обход по второму этажу. Только на этот раз враг не появлялся. Виталия, да и остальных тоже, это тревожило даже больше, чем если бы они встретили здесь ожесточённое сопротивление.

Пока что они встречали на своём пути достаточно слабых инопланетян, которых вполне можно было нейтрализовать и голыми руками, если незаметно подобраться. Однако это не значило, что все они такие, и в их распоряжении нет каких-либо других средств. И как только Виталий об этом подумал, двери, ведущие во второй сектор, открылись, чтобы подтвердить его опасения.

Инопланетян было шестеро. Четверо уже привычного вида, а двое с бледно-жёлтыми полосками, идущими вдоль рук, ног и середины туловища. Эти существа были вооружены точно такими же браслетами, как и остальные, но помимо этого при них были ещё громоздкие чемоданы, которые они в силу слабой физической формы и отсутствия мускульных усилителей с трудом переносили.

Виталий и его товарищи укрылись за углом, прямо рядом с лестницей. Инопланетяне, оглядевшись, не заметили их. Четверо, что шли первыми, рассредоточились и оцепили двух других, которые принялись располагать свои чемоданы. Как оказалось, это было что-то наподобие переносных турелей, которые требовали перевода в боевое положение. Медлить было нельзя.

Быстро распределив между собой неприятелей, Виталий и его друзья атаковали врага. Всё было решено за считанные секунды – никто из врагов даже не успел понять, что произошло.

– Они о нас знают, – сказал Виталий, – теперь будет хуже.

– Нужно посмотреть, что это, – сказал Игорь и под прикрытием своих товарищей покинул укрытие.

Блок управления турелями был кнопочным, и в принципе мог поддаться управлению человеком, вот только на всех кнопках были нанесены непонятного вида крючковатые символы. Даже если методом проб удастся активировать оружие неприятеля, то тут же можно оказаться им уничтоженным, ведь в качестве целей в системе уж точно значатся люди.

– Лучше сменить оружие, – сказал Виталий, указывая на врагов, – у них, наверное, магазины посвежее.

Так и было сделано. Затем несколькими ударами сапог Виталий и его товарищи сломали блоки управления наполовину расчехлённых турелей. Неизвестно, как повернётся сражение. Если им придётся отступить, то у врага будет на две единицы оружия меньше. Неиспользованные браслеты тоже были отброшены в стороны. Их нужно было пока оставить на случай всё того же отступления и нехватки боеприпасов.

Первый сектор рекреационной зоны был опасен. Ни у кого не было сомнений в том, что он полностью занят врагом, однако дожидаться, пока инопланетяне направят сюда ещё один отряд, было нельзя. В конце концов, он может быть настолько многочисленным и хорошо оснащённым, что трое бойцов, пусть и отлично подготовленных, с ними не справятся.

Игорь занял положение по центру, спрятавшись за большой клумбой, а Виталий и Леонид рассредоточились по бокам двери. После согласных кивков Зарубин нажал на кнопку открытия. К их удивлению, им не пришлось вступать в бой сразу после того, как створки разъехались в стороны. Бой уже шёл без них. Где-то в районе третьего этажа слева слышались щелчки браслетов и треск вылетающих искр.

Инопланетянам удалось зажать небольшой отряд Солдат Доминиона, но пока ещё не удалось подавить. Теперь стало ясно, для чего нужны были те турели – инопланетяне знали о подходящем подкреплении и хотели его оттеснить, чтобы ещё плотнее сомкнуть кольцо.

Мгновенно изменив модель действий, Виталий и двое его товарищей устремились вперёд. Они поднялись по лестнице на второй этаж, благодаря чему получили хороший вид на бой. К счастью, инопланетяне слишком уповали на свой передовой отряд и не следили за входом. Про себя Виталий подумал, что им бы не мешало пару недель потренироваться со старшим инструктором Буниным.

Виталий, Игорь и Леонид рассредоточились по второму этажу и взяли на прицел врагов, атаковавших отряд. Через полминуты все инопланетяне уже были нейтрализованы, и отряды воссоединились. В строю было только четверо бойцов – Жуков, Беляев, Авдеев и Половин. Ещё двое – Красин и Михайлов – были поражены иглами.

– Почему вы не разбудили нас? – чуть ли не набросился на них Виталий.

– Мы еле-еле ушли сами. Некого было послать, – ответил Жуков, – тем более хорошо, что вы остались сзади, сейчас бы мы тут все сидели.

– Где остальные? – спросил Струнин.

– Там, – он указал на дверь, – их утащили, и мы ничего не могли сделать.

– Для чего мы им?

В ответ все только пожали плечами.

– Ладно. Возьмите новые браслеты и погнали.

Однако быстро перевооружиться не получилось. Едва бойцы осторожно спустились вниз, дверь, ведущая в промежуточный блок, распахнулась. За ней их уже ждали три расчехлённые турели, которые тут же открыли шквальный огонь. Виталий едва успел засесть за угол клумбы, но его всё равно задело. К счастью, переносные орудия стреляли самыми обычными пулями, одна из которых больно царапнула его по плечу.

– Ты как, Заруба? – в голос спросил Леонид, укрывшийся за другой клумбой.

– Нормально. Что делать будем?

– Гранаты бы.

Виталий усмехнулся. Его сердце колотилось. В мыслях он пытался прикинуть себе, каким боезапасом может обладать каждая из турелей, если учесть их размер. Получалась не очень радужная картина. Пока они, засев здесь, не могут высунуться из-за шквального огня, там, по другую сторону двери, специальные бойцы могут установить ещё несколько, и тогда менять боекомплекты можно будет поочерёдно. А если они решат пойти на штурм, то у них будет отличная поддержка.

Его сердце колотилось быстро. Он и так уже позабыл, что это очередное испытание, а тут его обстреливали самыми настоящими пулями, причём, достаточно метко. Одна из них может не просто его поцарапать, но ведь, он и был готов ко всему этому, раз всё ещё находится здесь.

Дождавшись, пока пушки смолкнут, лишившись целей, он выскочил и успел сделать один выстрел. Попал, но турель не организм, и попадание в любое место ей не страшно, как и удар током. Только небольшой треск и снова шквал огня. Он чувствовал, как пули пробивали дальнюю стенку клумбы, за которой он засел, и застревали в мягком грунте, лишь иногда ударяясь о вторую перегородку.

Слаженность, с которой работают Солдаты Доминиона, остаётся при них всегда, и как только турели начали атаковать Виталия, по ним тут же открыли огонь его товарищи. К счастью, тезис "тяжело в учении – легко в бою" действовал и здесь. Орудия не были связаны между собой, а работали автономно. Если бы по одной цели открывала огонь только одна, а остальные оставались бы в режиме поиска, то подобная тактика против них была бы бессильна, но, к счастью, их удалось перехитрить.

Уже после первой атаки одна из них замолчала. Или механическое повреждение послужило тому причиной, или удар электричества, вызвавший сбой в блоке управления – неважно. Значение имело лишь то, что каждый новый заход отвлечения и атаки было выполнять значительно проще. Появлявшиеся отряды инопланетян по сравнению с турелями были лёгкой добычей. Бой, наконец, стал полноценным, и Виталию не хватало, разве что, привычного оружия.

Теперь ему была понятна вся легенда этого задания. Противник малыми силами хотел захватить гражданский объект. Если бы не наличие на нём военного формирования, пусть и безоружного, ему бы это удалось. Сейчас же выходило так, что инопланетяне недооценили степень сопротивления, которую встретили, из-за этого их задание провалилось. Теперь главным было не просто отбить нападение, но не дать им убежать с теми, кого они успели захватить в плен. Сам же Виталий подумал, что их ждёт особая благодарность в случае, если они захватят корабль.

Попытки установить новые турели взамен тех, что были выведены из строя, не увенчались успехом. В проёме открытых дверей виднелось уже четыре громоздких чемодана, рядом с которыми сводило судорогами инопланетян в костюмах с особыми пометками. Оставалась только одна боеспособная турель, сдерживавшая Солдат Доминиона, но вскоре была выведена из строя и она.

Виталий и остальные устремились в проход между рекреационной зоной и центральным корпусом. Сопротивление инопланетян практически отсутствовало. Это, в принципе, было неудивительно. Если посчитать, сколько они истребили с момента своего выхода из спальни, то получится экипаж приличных размеров корабля.

Оставался только один рывок. Виталий и его сослуживцы устремились в корабельный шлюз. Его уже никто не охранял – все инопланетяне устремились на подмогу, когда людей нужно было подавить в первом отсеке рекреационного блока.

Виталий задавался вопросом, почему их противники просто не сбежали. Ответ был простым до смеха – очевидно, кто-то из людей заблокировал ворота, ведущие наружу. Двигатели корабля уже были запущены, но стартовать он не мог, поскольку попытка пробить массивные створки, ведущие наружу, была для него равносильна самоубийству.

Задание можно было считать выполненным уже после того, как они оттеснили отряд инопланетян от терминала управления, но когда корабль опустил трап, внутри у Виталия появилась радость, ведь до этого он не знал, как он и его товарищи смогут завладеть им.

По трапу вниз сбежало ещё четверо инопланетян. На их костюмах тоже была особая разметка, только, в отличие от тех, кого Солдаты Доминиона встретили раньше, она была не жёлтой, а оранжевой. Виталий логично предположил, что это пилоты корабля, поскольку больше некого было послать в атаку, а отбить терминал для них сейчас было крайне важно.

Последний отряд врагов был подавлен меньше, чем за пять минут. Из потерь – рядовой Беляев, который не успел увернуться от одной из игл. Его быстро вернули в строй – полученных знаний для этого было достаточно.

– Нам нужны маски, – сказал Виталий, когда они собрались подняться на борт вражеского корабля, и его товарищи устремились к опущенному трапу, – они в нашей атмосфере ходили в скафандрах.

Кислородные аппараты нашлись быстро – в шлюзе было несколько специально оборудованных стендов. Внутреннее пространство корабля было освещено тусклым красным светом, который, очевидно, был благоприятен для глаз инопланетян. Корабль имел достаточно примитивное внутреннее строение. Поднявшись, они сразу попадали в просторный грузовой отсек, который сейчас был завален людскими телами, сводимыми дрожью. Судя по всему, здесь же должны были во время полёта находиться сами члены боевой группы, потому что помимо этого отсека здесь была только кабина.

Едва Виталий и его товарищи приблизились к проёму, в котором виднелись органы управления, изнутри донеслись хлопки рук. Зарубин, шедший первым, в первый момент ничего не понял, но опустил руки, когда увидел, что ладони человеческие.

– Я же говорил тебе, – донёсся голос старшего инструктора Бунина, что было очень неожиданно.

Через узкий проход от него сидел лейтенант Колкин, который согласно кивал головой. На лице Виталия, видном через стекло кислородной маски, выражалось крайнее удивление.

– Всем отбой, – спокойно сказал Колкин, вставая со своего места, – подготовиться к отлёту.


Глава восьмая



Специальные не для всех


В надвигающихся сумерках пламя костра казалось ярким. Айкем уже успел уйти за горизонт, и сейчас, если посмотреть в ту сторону, где он находился, можно было увидеть чёрные очертания охранных вышек лагеря. Отряд в полном составе сидел вокруг костра. Вместе с ними были Бунин и Орлов, которые сейчас также молча, как и остальные, смотрели на пламя.

После возвращения с Ориона не было никаких разговоров о том, кто какой ранг получит, и кто вообще сможет стать Солдатом Доминиона. Командование хранило молчание ещё один день, в течение которого вернувшийся отряд отдыхал. Учитывая, что на строящейся станции им так и не удалось даже выспаться, это было очень кстати. Однако даже в таких условиях все мучились от незнания своего будущего.

Оставалось только предполагать, что несколько бойцов, принявших активное участие в последнем задании, имеют больше шансов, нежели остальные. Ещё можно было прикинуть, кто скольких противников уничтожил, если, конечно, это шло в зачёт. Больше всего в закономерном смятении пребывали те, кто был нейтрализован в первый момент атаки, и из-за этого фактически даже не участвовал в задании.

Хуже всего было то, что нельзя было ни у кого узнать подробностей. Как предыдущие отряды показали себя на Орионе, да и были ли они там вообще? Может быть, у них были совершенно другие задания? Судя по тому, что командование решало, чем испытать бойцов, это вполне могло было быть так. Всем легче было бы от знания, что каждый отряд бывает на Орионе, и каждый отряд несёт серьёзные потери в момент первой атаки. К примеру, если бы было достоверно известно, что отряд, в проводах которого участвовал Виталий и его сослуживцы, потерял больше половины, то это всех бы успокоило. В конце ведь в отряде было пятнадцать человек, значит, даже те, кто был нейтрализован, не выбывают автоматически.

– Ну, братцы, – как-то по-отечески сказал Бунин, – чего притихли? Ждёте, что мы с младшим инструктором всё вам расскажем?

Он пробежался глазами по лицам присутствующих. На всех было непонимающее выражение.

– Сразу скажу, что мне уже всё известно, но я хочу, чтобы вы сами мне всё рассказали. Я всё видел по записям, а вы там были.

Он снова оглядел всех, кто сидел вокруг костра, как будто ожидая, что кто-нибудь что-нибудь захочет сказать. Однако никто так и не проронил ни слова.

– Ну ладно, – снова улыбнулся старший инструктор, – я начну. Лагерь в тропиках – отлично. Пещера – отлично. База тоже. Ну а про Орион уже давайте вы. Кто какой косяк допустил? Сознавайтесь.

Повисло молчание. На этот раз старший инструктор не окидывал бойцов взглядом. Он взял небольшое полено, лежавшее около его ноги, и бросил его в костёр. Потом он поворошил палкой угли, отчего пламя разгорелось немного сильнее.

– Да вы не бойтесь, – усмехнулся он, – такая у нас традиция: сидеть и рассказывать после боя. Это же была ваша первая настоящая битва. Пули настоящие, враги – тоже. Подумаешь, сделаны в лабораториях, это неважно. Главное, что они по-настоящему старались подавить вас и гражданских.

– И гражданские настоящие? – спросил Женя.

– Самые, что ни на есть, – кивнул старший инструктор, – успокою вас: у них было своё испытание, несколько отличное от вашего, но всё же. Так что не думайте, что там кто-то получил незаслуженно. У гражданских тоже есть свои правила действий в критической ситуации. Правда, в такой ситуации их сложновато бывает вспомнить, но от этого значимость их не уменьшается. Хуже, когда косяки начинаются до наступления критической ситуации, да, Сергеев?

Женя осторожно взглянул на старшего инструктора, а потом потупил взгляд.

– Начнём с того, что Колкин сказал вам отдыхать, и все стали отдыхать. Вы забыли, что я вам говорил? Пока вы за пределами лагеря, вы на войне. Никогда нельзя об этом забывать. Особенно, когда вы единственная боевая единица на объекте. Ладно ещё, когда вас прикроют, но там-то с чего вдруг все кто куда разбежались?

– И надо было не спать? – спросил Леонид.

– Надо было. Заметьте, никого из тех, кто спал, враги не повязали. Только вольных гуляк. Отличился, конечно, Сергеев больше всех.

– И что мне будет теперь?

– У нас это называют белой меткой. Те, кто ушёл дальше.

Бунин запустил руку за пазуху и достал оттуда свёрнутый в несколько раз белый лист. Женя нервно развернул его и принялся читать. Повисло напряжённое молчание.

– И что? Меня не берут?

– Ты не выполнил прямой приказ командира. Никаких связей с гражданскими. Шар в лузу закатил – либо летишь в Имен, либо домой.

– Бред какой-то, – он нервно выдохнул.

Он хотел выругаться по-настоящему, но понимал, что хоть Бунин и общается с ними в дружеском ключе, он всё ещё их командир. Конечно, в данный момент ему казалось, что хуже, чем не стать Солдатом Доминиона, уже не может быть, но где-то в глубине души он знал, что право выбора может ограничиться и одним вариантом – полётом домой.

В плане военной карьеры Именская стрелковая школа была самой лучшей альтернативой. После прохождения курса Солдата Доминиона он мог отправиться практически в любое подразделение, но самым элитным было именно это.

Но нервничал сейчас не только Женя. Остальные тоже напряглись, поскольку Сергеев принимал активное участие в бою и хорошо себя показал, но это всё равно никак не отразилось на том, что его не взяли в отряд.

– Ты слишком перегибаешь, – сказал Орлов, – никаких обид быть не должно. На новом месте службы никто не будет знать, что тебя не взяли, и за что тебя не взяли. А говорить об этом не принято. Ты не первый, и не последний.

– Да уж, успокоили, – уже более спокойно сказал Женя.

– Как знать, может, в будущем будешь прикрывать ребятам спины. Стреляешь ты хорошо, – спокойно говорил Бунин, глядя на костёр, – но Солдат Доминиона это не только двуногое оружие. Это, – он немного помедлил, вороша горящие ветки, – жизнь. И её на данном этапе нужно понимать хотя бы частично. Я понимаю, что без настоящей войны, без жизни в походных казармах, без настоящих пуль это сложно сделать. Некоторые только после реанимационной капсулы понимают полностью, но такие правила.

– Кто ещё выбыл? Не тяните, – попросил Виталий.

– Ладно. Вообще, учитывая количество выбывших, вы достаточно провальный отряд. То ли мы как-то слишком добрые стали, то ли отборочные тесты пора ужесточать.

Он запустил руку в другой потайной карман и достал ещё шесть белых листков. Сверяясь с фамилией, аккуратно написанной на краешках, он вручал их тем, кому они предназначались. Больше он ничего не рассказывал, ограничившись лишь словами о том, что каждый должен понимать, за что он не получил желаемый ранг. Виталий в числе тех, кто теперь мог считать себя полноправным Солдатом Доминиона, мысленно вздохнул спокойно. Конечно, ему не хотелось, чтобы вообще кого-то убрали из отряда, но это не зависело от его воли. Каждый сам должен был позаботиться о том, чтобы остаться.

– У вас примерно час на сборы, – сказал Бунин, сверившись с часами, – потом прибудет транспорт. Выходите к главным воротам.

– Но это, получается, будет уже после отбоя, – сказал Женя.

– Верно, – скупо сказал старший инструктор, вставая.

Он приложил ладонь к виску молниеносным отточенным движением, повторённым уже множество раз. Тоже сделал и Орлов. Другим бойцам не надо было объяснять. Все встали и тоже отдали честь.

– Бывайте, – сказал Сергеев.

Он отдал честь вяло и коротко, после чего в компании остальных отправился в сторону лагеря.

– Вольно, – скомандовал, наконец, Бунин.

Он снова уселся на бревно и поворошил костёр палкой.

– Ну, а все остальные поняли, что их я могу только поздравить. Теперь поговорим об отличиях в хорошую сторону. Кто кого счёл бы лучшим в последнем задании?

Все переглянулись и пожали плечами.

– Я говорю о последнем задании потому, что во всех предыдущих все выступили примерно одинаково. Тут свою роль сыграло и понимание того, что ты в бою, и то, что у вас был командир. А вот в последнем задании кроме своей головы рассчитывать было не на что.

– Зарубин, – сказал Леонид.

– Кто ещё так считает?

Руку поднял Игорь, и больше никто. Многие просто были нейтрализованы в первый момент боя, и не могли знать, кого и за что можно назвать лучшим.

– В бою вам могут понадобиться знания, которые сложно считать особой подготовкой. Их может и не быть, но на этот случай у вас есть устав. Если ты не знаешь, как помочь раненому неизвестным оружием – не делай этого, потому что только навредишь. Кто схватился за иглу, которая бьёт током? Голой рукой схватился.

– Я, – виновато сказал Струнин.

– Вы не учёные. Вы смело можете руководствоваться принципом – не знаешь, не трогай. Я понимаю, что перед тобой лежит твой боевой товарищ, которого хочется спасать любыми силами, но в данных условиях это могло стоить тебе жизни. Какой смысл отдавать жизнь, чтобы спасти жизнь? Он, конечно же, частенько бывает, но в той ситуации ты отдавал боеспособную жизнь взамен небоеспособной. Как ни грубо звучит, но это не правильно. А вот у Зарубина хватило ума не только самому не попасться, но и тебя вытащить. Это даже не боевая подготовка, а курсы первой помощи. Не трогать, найти дерево, оттолкнуть. Ты и сам всё понял, но не в тот момент, когда было нужно.

Бунин говорил спокойно и мягко, что было очень непривычно. Если отвести глаза в сторону и мысленно представить несколько другой тембр голоса, то на его месте можно было бы представить Воробьёва, которому такая манера была свойственна в большей мере. И хотя он говорил о недостатках, никому не было обидно.

– Дальше – гражданский, которого вы чуть было не взяли с собой. Кто правильно рассудил, что этого делать не стоит?

– Зарубин, – сказал Леонид.

– Насчёт гражданских я вам отдельно разъясню, пока это за меня не сделала пуля. Особенно поначалу им хочется доверять и даже надеяться на них. Некоторые даже надеются на них чуть ли не как на боевых товарищей. Запомните раз и навсегда – гражданский в лучшем случае прошёл начальную подготовку. Стреляет он так себе, пространство контролирует плохо. Он легко может погибнуть сам и утянуть за собой вас. Если есть вариант укрыть гражданского и завершить бой самостоятельно, то это надо сделать. Иногда, бывает, нужно вытаскивать гражданских, но и это не значит, что на них нужно рассчитывать, как на боевые единицы. Нет. Даже если у вас нет выбора, запомните, что вы за него в ответе, а не он за вас. С того момента, как гражданский стал прикрывать вам спину, вы думаете и действуете за двоих. Он потом поможет вести корабль или что-то ещё, с чем связана его специальность, но из вас двоих воевать можете только вы. Это уже ваша специальность.

Все согласно кивали. Казалось бы, достаточно простые правила, но в критический момент они оставались в стороне. Наверное, всё это было списано на нехватку боевого опыта, поэтому кроме минусов, никто не получил никаких взысканий.

– Ну и про кислородные маски не забывать. Это самое важное. За это получили взыскание почти все. Кроме Зарубина. Ладно, не будем вас долго томить. Зарубину и Соломину предписание в лагерь на Меларе.

Виталий и Леонид переглянулись. Им это название ничего не говорило, но, судя по улыбке старшего инструктора, можно было заключить, что им очень повезло.

– А где это? – спросил, наконец, Леонид.

– Это, можно сказать, самая передовая. Обстановка там очень сложная, и туда стягивают силы. Больше я ничего не знаю. На месте разберутся.

– А остальные? – спросил Смолин.

– А остальные так или иначе, скорее всего, тоже окажутся где-то на краю нашего пространства. Как и всегда, у нас больше всего штурмовиков, а там создаётся диверсионный отряд. С тишиной и скрытностью лучше всего у Зарубина и Соломина. Но, если станет жарко, вы ещё увидитесь.

– И когда мы туда? – спросил Виталий.

– Завтра проводы. Как они проходят, вы видели. На орбитальной станции вы можете связаться с домом, но учтите, что ничего никому говорить нельзя. Ни куда летите, ни что будете делать. Единственное, что можно, это передать ваш прямой контакт, и то только семье. Связываясь с вами, они не будут ничего знать. Потом, после распределения, сядете на нужный корабль и полетите.

– А штурмовики куда? – спросил Смолин.

– Общевойсковой лагерь на Тройне. Планета-полигон. Только здесь вы учились на холоде, а там будете в жаре, – он усмехнулся, – настоящие космические войска.

Игры кончились – Виталий ощутил это, когда в казарменном блоке погас свет. В последние сутки он спал достаточно, и поэтому сейчас его глаза не хотели смыкаться, едва он прикоснулся головой к подушке. Уже скоро бои станут настоящими, и враги будут настоящими. Как ни обучали их, а всё равно, боевой опыт много значил.

– Заруба, спишь? – донёсся снизу шёпот Леонида.

– Нет, – ответил Виталий.

– Боишься?

– Чего?

Виталий перевернулся на живот и свесил голову вниз.

– Войны.

– Нервничаю немного.

– Но мы же сможем?

– Конечно, – усмехнулся Зарубин, – все до нас могли, и мы сможем.

– Но всё равно как-то не то.

– А прикинь, по-настоящему шарахнет кто-нибудь, – на соседней кровати приподнялся Смолин.

– А до этого не по-настоящему было? – спросил Виталий, – вон.

Он показал царапину на плече, которую ему оставила пуля.

– Но всё равно, а там-то точно будет настоящее.

– Ладно, не парьтесь, выживем.

Виталий перевернулся на спину и накрылся одеялом. Нужно было уснуть, потому что завтрашний день будет труден своей неопределённостью. Как быстро они доберутся? Что их ждёт после прилёта? Неуверенность в собственных силах, конечно, присутствовала. Зная её губительность, Виталий старался не поддаваться ей. В конце концов, они уже многое выдерживали, и в том числе то, что раньше показалось бы им совершенно невозможным.


Глава девятая



Когда враг близок


После окончания проводов не покидало ощущение, что аппарат, быстро набиравший высоту, вскоре сбросит их вниз, в самое пекло, где они окажутся без оружия, но сразу же должны будут сдерживать натиск неприятеля. Это, конечно же, были лишь предрассудки. Гул турбин становился всё мягче, и вскоре тембр его стал даже немного убаюкивающим. Жаль, спать совершенно не хотелось. Скорее, наоборот – побыстрее оказаться на месте службы и лицом к лицу встретиться с тем, что там происходит, чтобы больше не теряться в догадках.

Ещё утром всем выдали контактный компьютер. Размера он был небольшого – его можно было зажать в кулак, и со стороны сложно было бы сказать, что он там есть. Самостоятельным средством связи он не являлся – его роль была сугубо идентификационной. Теперь, когда бойцам нужно будет пользоваться общими пунктами связи, а личного компьютера у них нет, это небольшое тонкое устройство являлось единственной ниточкой, соединяющей их с внешним миром.

Ещё в шлюзе, когда стало понятно, что сейчас их пути расходятся, все обменялись личными контактами между собой. Старший инструктор Бунин может оказаться прав, и им ещё придётся снова работать вместе. Да и вообще, лучше было не теряться в жизни, потому что, как гласил неписанный пункт устава – Солдат Доминиона всегда Солдат Доминиона.

Непривычно было находиться среди гражданских и при этом не ждать, что тебя вот-вот постигнет новое испытание. Их форма привлекала много интересующихся взглядов, что было очень приятно. Виталий ощущал себя настоящим солдатом действующей армии, и формально он уже носил это звание, хоть и не присоединился к военной группировке.

Благодаря своим контактным компьютерам они могли узнать расписание рейсов, недоступных гражданским. В частности, на Мелару нельзя было добраться, не будучи специалистом, направленным туда для работы.

– Сектор "Е", – сказал Виталий, когда они стояли около терминала, – старт через сорок минут.

– Вон, там совсем рядом пункт связи.

– Что очень хорошо, – улыбнулся Зарубин.

Сектор "Е" оказался закрытым для гражданских. Туда вёл узкий коридор, вход в который открывался только после проверки предписания. Перед ними внутрь вошёл человек лет сорока, в тёплой куртке с пуховым воротником, плотных штанах и высоких сапогах. В руках он нёс большую дорожную сумку. Это был гражданский, в этом не было сомнений, но он, похоже, бывал там не первый раз. Учитывая его тёплую одежду, Виталий представлял, что в плане климата для них мало что изменится после северных широт Лайтаера.

Узкий коридор вёл в относительно просторный ангар. Хотя, по меркам этого орбитального космопорта он был очень маленьким. В нём было два посадочных места для кораблей, по размеру сопоставимых с десантным аппаратом, на котором они летали во время своих финальных испытаний. Одно место пустовало, а второе занимало гражданское судно, смотревшее своим острым носом в массивные створки шлюза.

– Ладно, наличие корабля установили, – сказал Леонид, – пойдём домой позвоним.

Станция связи в секторе "Е" пустовала. Виталий и его друг разошлись по кабинкам. Виталий испытывал облегчение от того, что не нужно отдавать с таким трудом полученные плюсы. Теперь звонки домой станут лишь вопросом наличия свободного времени и станции связи в пределах досягаемости.

Настроение его было хорошим, и он набрал номер Алины. Она ответила почти сразу. За её спиной он увидел знакомые очертания её комнаты.

– Виталик! – сестра обрадовалась, когда увидела брата.

– Как вы там? – улыбнулся он.

– Всё хорошо. Как ты?

– Я улетаю. Я прошёл все испытания. Теперь самый настоящий, – он повернул к камере правое плечо и показал эмблему Солдат Доминиона.

– Как улетаешь? Куда? – Алина не слышала остальных его слов.

– Говорить нельзя. Но у тебя теперь есть мой контакт. Связаться вряд ли свяжешься, но сообщение оставить сможешь.

– И надолго?

– До конца срока.

– Полтора года на другой планете, – тихо сказала она.

– Пролетят – не заметишь, – попытался подбодрить он, – кстати, родители дома?

– Отец на работе, а мама ушла.

– Ну ладно, – выдохнул он, – как отец? Судя по общению со мной, всё ещё злится немного.

– Уже не так. Мы бы чаще даже тебе звонили, если бы могли.

– Теперь сможете. Я буду очень ждать. Оставьте сообщения, а я перезвоню.

– Хорошо.

– О Лене ничего не слышно?

– Нет. Её родители не очень-то хотят с нами на эту тему разговаривать. Мне кажется, они не очень рады были вашим отношениям.

– Странно, – пожал плечами Виталий, – значит, и контакт у них с ней есть, просто они не говорят.

– Я говорила с отцом об этом, он сказал, что точно есть. С семьёй всегда разрешают связь.

– Да, – кивнул Виталий, – нам же разрешили. Не думаю, что у неё что-то более секретное.

– Так что извини, что всё так.

– Да ладно. Ты-то ни в чём не виновата, – улыбнулся Виталий, – попрошу тебя только ещё об одном. Оставишь родителям Лены мой контакт? Попроси передать ей, а там уж видно будет. Нет значит нет.

– Хорошо, – кивнула Алина.

Они поговорили ещё недолго, после чего Виталий отправился на посадку. Они заняли места в самом конце пассажирского отсека. Как раз недалеко от мужчины в тёплой одежде, которого они видели до этого. Он накинул на голову капюшон и отвернулся к иллюминатору. Для него этот полёт, похоже, был чем-то вполне обыденным, в отличие от Виталия, которого предвкушение путешествия приводило в юношеский восторг. Всё это было волнительно, но очень интересно.

К моменту отправки в пассажирском отсеке не осталось ни одного свободного места. Военными были только они одни, но для всех, кто был допущен в сектор "Е", форма Солдата Доминиона была вполне привычным явлением. На них никто не обращал внимания.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю