332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Анатолий Заклинский » Солдат Доминиона » Текст книги (страница 22)
Солдат Доминиона
  • Текст добавлен: 17 сентября 2016, 20:00

Текст книги "Солдат Доминиона"


Автор книги: Анатолий Заклинский






сообщить о нарушении

Текущая страница: 22 (всего у книги 22 страниц)

В свой блок он вернулся незадолго до отбоя. На его кровати лежал непрозрачный полиэтиленовый пакет чёрного цвета.

– Что это? – спросил Виталий.

– Парадка, – ответил сержант, – наше командование подускорилось. Завтра награждение, через два дня пополнение прибывает.

– Ого, – поднял брови Виталий, открывая пакет.

Форма была очень красивой. Её оттенок был не таким бледным, как у полевой. Из-за этого она чем-то напоминала флотскую, но та, хоть тоже и была синей, была темнее. Сама эмблема на плече тоже была яркой, и её было лучше заметно.

– Кепку примерь главное, – сказал Леонид, – а то и мне и Гусю жмут.

– Вот как?

Виталий отложил брюки и достал сложенную кепку. Он расправил её и надел. Она пришлась как раз, и немного поджимала разве что на фоне уже разношенной повседневной.

– Нормально.

– Ну, тогда хорошо, – сказал Гусев, – на сегодня уже отбой.

Процедура награждения была назначена на вторую половину дня. Первая же половина проходила как обычно – в тренировках. Всё тот же бег, преодоление препятствий, силовые упражнения, немного тактики.

После душа новая форма очень приятно лежала на теле. Виталий и его сослуживцы вышли в коридор и ровной колонной направились в церемониальный зал. На фоне остальных, уже переформированных подразделений, трое Солдат Доминиона выглядели невзрачно. Они стояли в самом дальнем углу, и их почти не было видно.

Виталий первое время искал глазами Лену среди невоенного персонала, тоже удостоенного наград. Их было не очень много, и в основном это были медики, оказывавшие помощь раненым под огнём врага. Найдя свою девушку, Виталий уже не сводил с неё глаз, она тоже посмотрела на него и улыбнулась.

Процедура, как показалось Виталию сначала, немного затянулась, но на деле всё прошло быстро. Он всё же немного растерялся, когда назвали его фамилию, замер на месте, и его подтолкнул вперёд стоявший рядом Гусев.

Виталий вышел на красную дорожку и промаршировал вперёд, к трибуне, где стояли уполномоченный военный советник и командующий системной группировкой в окружении высших офицеров.

Звезду Героя Империи так или иначе в своей жизни видел каждый, правда, в прошлые времена Виталий вряд ли осознавал истинную ценность высшей награды. Однако теперь она точно не могла быть просто золотой звездой с чёрно-жёлто-белой лентой. Это было нечто большее, и тут важна была не сама награда, а то, что она олицетворяет.

Юноша, которому нет ещё и двадцати, до этого ни разу в жизни не видел советника, притом военного, по-настоящему. А теперь он мог похвастаться даже тем, что жал ему руку, как и командующему целой системной группировкой. Было в этом что-то мальчишеское, но если судить объективно, это право на гордость он заслужил.

– Большое спасибо, – сказал высокий и статный советник, в одном его внешнем виде чувствовалось высокое положение, – сегодня я подписал официальную благодарность твоей семье.

После этих слов Виталий немного занервничал. Он предпочёл бы сам обо всём рассказать своим родственникам, и сделать это потом, но теперь уже не удастся скрыть его участие в обороне Ориума.

Затем Зарубин всё так же прошагал на своё место, а военный советник уже зачитывал фамилию следующего награждаемого. Звёзд героя почти не было. Кроме Виталия из присутствующих ими наградили только двух офицеров флота и одного старшего куратора медблока.

После окончания церемонии Виталий хотел подойти к Лене, но у него не оказалось такой возможности. Гражданские специалисты первыми покинули церемониальный зал и разошлись. Солдаты Доминиона же покидали его самыми последними.

– Ну что, – сказал Гусев, когда они вернулись в блок, – в честь награждения предлагаю полосу препятствий, а потом тактику на игломётах, давно мы с ними не работали.

– А где иглы-то взять? – спросил Леонид, – нам их не выдавали.

– Выдадут, я сейчас сделаю запрос. Пока бегаем, всё будет готово.

– Ну тогда хорошо, – сказал Виталий.

– Я бы не против небольшого сабантуйчика, – сказал сержант, расстёгивая ворот, – но мы в последнее время и так сильно расслабились.

– Меня немного мутило после вчерашнего, – сказал Виталий, – так что я вообще не хочу.

– Это правильно. Скоро пополнение встречать, – сказал Гусев, – там уж точно нельзя будет отказываться, так что пока всё по режиму.

Вторая тренировка за день давалась несколько легче первой. Они пробежали несколько кругов, потом полосу несколько раз преодолели препятствий, а потом традиционно – приступили к силовым упражнениям.

– Зарубин! – сержант неожиданно окликнул Виталия, висевшего на турнике.

Он спрыгнул и повернулся, чтобы узнать, почему его зовут, и увидел Лену, стоящую на входе в спортзал.

– Что случилось? – он быстрыми шагами подошёл к ней. Хотя, по тому, что лицо её радостно светилось, можно было понять, что ничего плохого не произошло.

– Ты можешь сейчас уйти? Хотя бы ненадолго.

– Нашу заявку приняли?

– Да! – она радостно улыбнулась, – у нас полчаса, а потом придётся долго ждать.

– Хорошо. Я успею. Куда прийти?

– В малый зал в нашем секторе. Тут рядом. Только ещё нужен свидетель с твоей стороны.

– Не проблема. Всё будет. Только душ приму.

– Да. Я жду, – она коротко поцеловала его в губы и скрылась в дверях.

– И парадную форму, – сказал Гусев, подойдя.

– Нужен свидетель. Сержант?

– Не, – протянул Гусев, – вон, Лёня пусть. Вы же из одного города. Хоть будете видеться почаще после войны.

– Лео? – с ожиданием спросил Виталий.

– Хорошо. Только я тоже переоденусь.

– Всё. Оба бегом, – сказал сержант, – а я пока пойду иглы получу и сныкаю на следующий раз.

– Хорошо.

На душ ушло пять минут. Ещё десять чтобы добраться до блока и переодеться, а потом выдвинуться к малому залу для церемоний. В целом назначение его было таким же, как и у большого, общестанционного, только масштабы были меньше.

Виталий пришёл раньше, но все уже были на месте. На Лене было скромное белое платье и туфли на невысоком каблуке. Вся она сейчас была такой светлой и красивой, что он замер, как будто бы никогда раньше её не видел. Свидетельницей была Ира, которая по случаю тоже надела платье, только тёмно-зелёное. И, самым неожиданным человеком на этом мероприятии стал тот самый военный советник, который сегодня награждал Виталия Звездой Героя.

– Здравия желаю, – Виталий первым вытянулся по стойке смирно и отдал честь, следом за ним то же самое сделал Леонид.

– Здравия желаю, – советник, будучи без головного убора, просто кивнул, – хотя, если позволите, можно перейти на неформальный тон.

– Как скажете, – неуверенно отчеканил Виталий, встав рядом с Леной.

– Кепи, – улыбнулся советник.

– Ах, да, точно.

Виталий быстро снял кепку и не успел даже подумать, куда её деть, как её у него быстро взял Леонид.

– Вообще, как вы понимаете, – начал меж тем советник, – я здесь по большей части случайно, и, одновременно с этим, неслучайно. Узнав, что вы решились на такой шаг в, скажем так, несколько неспокойное время, я решил, что это самое малое, что я могу для вас сделать. Конечно, мы не будем устраивать пышных церемоний и празднований. Вы это сделаете потом, когда вернётесь домой. Так, как пожелаете, не опираясь на чьё-либо мнение. Но ваша семья будет действительна с этого момента. Итак.

Он посмотрел на Виталия, а потом на Лену и остановил на ней свой взгляд.

– Вы не изменили своего решения создать семью, спрашиваю я вас, Елена Черкасова?

– Нет, – ответила она.

– А вы, Виталий Зарубин?

– Нет.

– Тогда, Виталий Зарубин и Елена Черкасова, объявляю вас мужем и женой. Прошу всех поставить подписи.

На столе, расположенном за его спиной, уже лежал специальный компьютер с большим сенсором и специальной ручкой. Первой к нему села Лена и поставила свою подпись в положенную графу. Следом за ней это сделал Виталий. Сердце его билось часто и радостно. Он ощущал всю прекрасную тревожность этого момента. Следом за ним свои подписи поставили Леонид и Ира.

– Сей документ вступает в силу в эту же секунду и будет действителен всегда, – торжественно сказал советник, дотрагиваясь большим пальцем до нужного места на сенсоре.

В следующий миг где-то в сумочке Иры компьютер Лены издал небольшой сигнал. Она улыбнулась.

– Мои поздравления. Теперь движемся дальше.

Он сделал несколько шагов в сторону и взял маленькую коробочку, лежавшую на одном из столов в стороне. До этого Виталий не обратил на неё внимания в суматохе. Он уже знал, что внутри.

– Проверим, насколько точны ваши медицинские данные, – улыбнулся советник, снимая крышку.

Внутри было два кольца из яркого белого сплава, похожего на серебро, но с лёгким голубоватым оттенком.

– Пусть ваш союз будет таким же прочным, как этот сплав, – сказал он.

Виталий тем временем уже надевал кольцо на палец Лены. Руки его слегка дрожали, но справился он легко. Хотя, на его взгляд, у неё это получилось ещё легче. Ира сделала несколько снимков этого момента, а потом сфотографировала Виталия и Лену. Такое событие нельзя было не запечатлеть. Даже сам советник сделал один снимок молодых вместе со свидетелями.

– Вам будет, что вспомнить, – мягко улыбнувшись, сказал он, – ну а теперь последняя торжественная часть в нашей церемонии.

Он отошёл к в сторону, где на столике лежал небольшой чемоданчик. В нём обнаружилась бутылка игристого вина и бокалы.

– Итак, – сказал он, после того, как разлил вино по бокалам, – за ваш союз и вашу любовь. Пусть они будут несокрушимы, как наша Империя.

Он выпил бокал до дна и поставил его на стол. Затем, извинившись, ещё раз поздравил молодых, пожал Виталию и Леониду руку, и ушёл.

– Вот это да, – очарованно сказал Леонид, когда дверь закрылась.

– И не говори, – сказал Виталий, делая осторожный глоток вина.

– Как вы себя чувствуете? – с улыбкой спросила Ира.

– Хорошо, как никогда, – ответил Виталий, – а ты, жена?

Она просто улыбнулась и прижалась головой к его плечу.

– Так что всё отлично. А когда вернёмся на Лайтаер, там уже устроим веселье, – сказал Виталий.

– Не забудь меня позвать, – сказал Леонид.

– Да. Ты уже приглашён, и вы, Ирина, – тоже.

– Я обязательно вырвусь, хоть к вам и не пробиться, граждане доминиона.

– По такому случаю, да ещё просто гостевую визу вполне легко дадут, так что это не проблема, – сказал Зарубин.

Они ещё некоторое время посидели в церемониальном зале. Он казался очень большим для четверых человек, но это только усиливало ощущение торжественности, им производимое. Виталий был счастлив. Счастлив по-настоящему, и это несмотря на то, что всё, что они прошли до этого, можно было смело отодвинуть в сторону и сказать, что настоящая война ещё только началась.

Какой она будет? Что ждёт их? Нельзя было не предаться подобным мыслям, глядя на бесконечную звёздную гладь. Он обнимал Лену, стоявшую к нему спиной и тоже глядящую вперёд через панорамную стену. Лучше было не думать о том, что на этот раз они встретили силу, которой не смогут противостоять, и что после множества кровопролитных боёв Империя вынуждена будет подписать унизительный мир, чтобы сохранить хотя бы своё центральное пространство. А если им не дадут такой возможности? Что, если леврорнодивы когда-то, подобно землянам столкнулись с этим противником и не смогли его одолеть? Результат – подавленная воля и невозможность хоть что-то решать самим. И это, как выяснилось, на всех уровнях. У них не было даже собственной верхушки, обладающей хоть какой-нибудь степенью свободы. Не хотелось даже думать о том, что все ценности, которые так доблестно оборонялись и отстаивались поколениями, будут низвергнуты. Виталий бы считал в этом виновным себя в том числе, потому что случилось бы это тогда, когда он заступил на свою службу. Это он бы не справился с тем, что до этого удавалось всем, кто был Солдатом Доминиона. Нет, этого допускать нельзя.

К счастью, была и обратная сторона. Способности нового противника могут оказаться значительно переоценёнными, и земные войска, тщательно подготовленные во всех отношениях, снова войдут во врага, как нож в масло, и остановятся только в центре его пространства и только после полной победы. Война, начавшаяся фактическим поражением на Ориуме, превратится в победное шествие, да таких масштабов, которые в Империи никогда не видели. Благодаря новейшим технологиям имперская армия станет поистине неуязвимой и уже никто и никогда не сможет сражаться с ней на равных. Такой финал устраивал его куда больше, но пока ещё никто не отменил кровопролитной войны, которую пока что ведут учёные, конструкторы, стратеги и тактики, но вскоре в бой вступят и полевые силы, непосредственные исполнители высшей воли.

– О чём ты задумался? – Лена погладила ладонями руки Виталия, обращая на себя его внимание.

– Да так, – он попытался уклониться от ответа.

– Ну, – обиженно протянула она и потрясла его руки.

– О будущем.

– И что там? – она немного неуверенно улыбнулась, повернувшись к нему, и заглянула в его глаза.

– К нам на днях прибывает пополнение, а значит, и высадка где-то не за горами.

Она обняла его и приблизилась, а потом погладила рукой по волосам.

– Но вам ведь дадут оружие, которое их убивает быстро, и вы сможете, как раньше, почти без потерь.

– Сможем, – легко улыбнулся он.

– Я тут думала, что было бы, если бы я осталась там? Сейчас бы ничего не знала, злилась на тебя, даже не знала бы где-ты и что делаешь.

– Наверное, так было бы лучше, – честно сказал он, – ты бы не боялась. Ну, по крайней мере, не так.

– Лучше знать, – она прижалась головой к его груди, – лучше быть рядом. Как ты говоришь – самое плохое – не иметь возможности что-то сделать. Я всегда вспоминаю тот день, когда мы встретились. Я увидела тебя, без сознания в реанимационной маске, и я в тот момент знала, что нужно делать. До этого я уже видела многих раненых, и когда хирург начал доставать пули и восстанавливать твою руку, я уже знала, что всё будет хорошо.

– Ты моя умница, – он погладил её по волосам, – мы справимся со всем.

Он ощущал тепло. И телесное и душевное. Сейчас он чувствовал всю полноту красок этой жизни, несмотря на то, что в паре метров впереди был холодный и пустой космос. И настолько же бескрайний. Говорят, что о бесконечности вселенной лучше не думать, как и о многом другом. Но сейчас, когда он в неполные двадцать лет чувствовал всю полноту жизни, пустота и мрак его не пугали. Важно было не быть одному. Важно было ощущать плечо близкого и любимого человека, пусть даже это хрупкое плечико девушки. Оборона Ориума среди прочего показала ему, насколько твёрдым и надёжным оно может быть. Но ещё важнее для него было не бояться при надобности подставить своё плечо или закрыть собой то, что ему дорого.

– Главное, чтобы мы были вместе, – сказал он, – всегда.

– Вы что-то не в ту сторону думаете, рядовой, – сказала она, – ещё только поженились, а уже сомневаетесь?

– Никогда! – он резко присел, подхватил её под колени и резко распрямился, подняв вверх.

Она вскрикнула и тут же ухватилась за его плечи, боясь потерять равновесие.

– Чувствуешь новый масштаб? – сказал он, подняв голову.

– Да, да, только отпусти, а то я сейчас упаду.

– Никуда ты не упадёшь, Зарубина, я тебя держу. И ронять не собираюсь.

Он отпустил одну руку, и Лена взвизгнула, резко опускаясь вниз, но он тут же подхватил её и поцеловал.

– Кстати, – сказал он, по её же просьбе, опуская её ноги на пол, – наш глубокоуважаемый советник всё же забыл одну формальность.

– Какую?

– А как же брачная ночь?

– Я думаю, Ира уже ушла. Хоть мы и не договаривались, она всё всегда понимает.

– Это очень хорошо.

– А тебя отпустят?

– Ну, если ты хочешь, я могу сбегать в блок и уточнить, но я думаю, у нас тоже все всё поймут. Главное, никому из офицеров на глаза не попасться, чтобы лишних вопросов не было, а так, я думаю, никто против не будет.

– Значит, идём, муж?

– Значит, идём, жена.

Он улыбнулся и провёл пальцем по её носу, а потом поцеловал в губы. В ту ночь они любили друг друга особенно страстно, долго не спали, много говорили о будущем, нежно целовали друг друга и мечтали.

Они не обсуждали это, но всегда теперь им виделась бесконечность. Это сложно было описать словами, но относительно легко ощутить. Это ощущает каждый, вглядываясь в звёздную сферу, которая всегда кажется далёкой, и которая всегда будет далека физически, но всегда будет ощущаться. Так и Виталий, когда его молодая жена засыпала, нежно обняв его и положив голову на грудь, смотря вверх, не видел перекрытий станции. Над ним простиралась звёздная сфера, бесконечная и прекрасная, и он ждал новых встреч с ней. Да, сейчас они взяли небольшую передышку, чтобы собраться и с новыми силами устремиться навстречу друг другу. Для него и его жены это будут шаги в неизвестность и вечность, и они смогут пройти их все, не отпуская руки друг друга, и всегда готовые на всё. Вот о чём ему больше сего нравилось думать, взирая в бесконечные дали, окроплённые звёздной россыпью.

***



Ржев, 27. 06. 2015











252










    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю