290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Листья одного дерева (СИ) » Текст книги (страница 16)
Листья одного дерева (СИ)
  • Текст добавлен: 28 ноября 2019, 08:30

Текст книги "Листья одного дерева (СИ)"


Автор книги: Eau Vive






сообщить о нарушении

Текущая страница: 16 (всего у книги 16 страниц)

Ария смогла увидеть последнего наследника Трора. Кили был бледен и хладен. Еще один великий воин был сражен в этой битве, как и его брат, как и его дядя. Воспоминания о Торине больно кольнули сердце, и девушка упала подле эльфийки. Они молчали с минуту, пока рыжеволосая не начала сотрясаться. Нимфа взяла ее ладони в свои руки и поцеловала тонкие пальцы. Они были холодные. После Ария привстала и обняла эльфийку, прижимая ее к себе.

–Мне очень жаль. – начала девушка, не замечая, как плачет сама. – Он был сильным и честным воином. Одним из лучших, лучших друзей, что когда-либо я знала.

–Мне так больно, Ария, – Тауриэль уронила голову на плечо зеленоглазой. – так больно, даже владыка Трандуил не смог помочь.

Нимфа мысленно прикусила щеку. Она могла забрать эту боль, но сейчас Тауриэль была последней, кто должен был об этом знать. Вместе с болью она бы забрала и память, что куда ужаснее. Поэтому Ария лишь сильнее прижала девушку к себе. Тут эльфийка резко отстранилась вновь, склоняясь к Кили и беря его руки в свои.

–Мы похороним его. – девушка мягко сжимала плечи своей сестры. – Похороним под вишней.

–Почему?

–Потому что у нимф это означает память.

========== Глава 22 ==========

Бильбо Бегинс собирался быстро. Он шустро кидал в сумку свои вещи, даже не думая о том, что он мог что-либо забыть. Его сумки были битком набиты. Из всех карманов торчали разные нужные предметы, которые гарантировали его комфортный путь до дома. А еще сундучок с золотом. Его одна четырнадцатая доля, выделенная ему новым правителем Эребора Даином.

Хоббит не хотел признавать себе, что он бежал. Бежал скорее домой и по дальше от Одинокой горы. Боль утраты была еще слишком сильна и полурослик даже не представлял, что испытывают остальные десять гномов Дубощита. Но у тех и не было выбора. Они дома. Хоббит взвалил на себя сумку, прихватил сундучок и побежал скорее к выходу из королевства. У самых ворот его уже ждал Гендальф, чтобы сопроводить до границ с Широм. День во всю заливал каменную пустыню. Она была чиста, будто она не стала местом самой кровавой битвы за последние столетия. Погода была ясной, но зима все более чувствовалась в этих краях, скоро начнутся первые заморозки. Бильбо взвалил на своего пони сумку, наспех перевязывая. Он не хотел прощаться. Прощание хуже самого расставания.

–И даже не скажешь до свидания? – хоббит обернулся. Седовласый Балин медленно шел к полурослику.

–Не могу, не люблю прощаться. – Бильбо шмыгнул носом. – Я отправляюсь домой.

–Я вижу. Мне стоит пожелать тебе счастливой дороги. Может останешься еще на денек. Мы будем праздновать победу и славить Торина, Фили и Кили в песнях.

–Балин, я знаю для вас он герой и вы должны слагать о нем легенды. – Бильбо снова шмыгнул носом. – Но для меня он был и навсегда останется простым гномом, моим другом, поэтому я не могу остаться.

–Я понимаю.

–Попрощаешься со всеми за меня? – хоббит протянул руку для рукопожатия.

–Ну уж нет, мистер Беггинс, попрощайтесь самостоятельно.

Полурослик выглянул из-за плеча седовласого гнома. Прямо за ним стояли вся кампания Дубощита и Ария. Они стояли кучкой, нервно то теребя края одежды, то моргая через раз. Прощания хуже самого расставания, но еще хуже жалеть о том, что ты этого не сделал.

–Даже не думай так просто улезнуть, воришка. – Ария вышла вперед мягко улыбаясь. Она остановилась прямо перед хоббитом, опускаясь на колени, чтобы смотреть ему прямо в глаза.

–В этот раз мне не удалось. – Бильбо потупил взгляд.

Полурослик выглядел так беззащитно. Маленькое существо, которое ростом не больше ребенка. Такое наивное существо, которое не видит жизни без своего огорода. Такое сильное существо, которое прошло через столько опасностей и преград и остался жив.

Хоббиты – удивительный народ. Ария ни капли больше не сомневалась в этом. Они сильны. Сильны своим духом, что не отступает перед сложностями, будь то саранча, орк или лучший друг.

Нимфа не выдержала. Она крепко прижала Бильбо к себе, стискивая его в кольцо своих рук и утыкаясь ему в макушку. Мягкие мозолистые ладошки обняли ее в ответ.

Зеленоглазая отстранилась, медленно отпуская хоббита. Девушка встала на ноги все так же смотря на маленького друга.

–Что ж, – Бильбо начал тереть нос. На его глаза накатывали слезы, и он не хотел дать им сорваться. – если будете в Бег-Энде, знайте чай в половину третьего, булочек на всех хватит, – полурослик окинул взглядом самых близких друзей, что когда-либо у него были. – и можете не стучать. Вы всегда самые желанные гости. Мне пора, до свидания.

Бильбо последний раз кинул взгляд на гномов и нимфу и, развернувшись, пошел к своему пони и Гендальфу, все еще останавливая слезы. Ария смотрела ему в след, держась за плечо Глоина, что тихо пошмыгивал носом.

«В кармане у хоббита.» – нашептал мягкий ветерок.

–Бильбо, – бежала Ария, в то время, как хоббит уже был готов взобраться на пони. – Бильбо, стой.

–Что такое?

–В твоем кармане. – девушка протянула руку полурослику и Бильбо вылупился на нее глазами с золотую монету. Рядом стоящий Гендальф напрягся. – Дай мне.

–Что дать? – заикаясь спросил хоббит, прижимая одну ладонь к карману жилетки.

–Желудь.

–Желудь?

–Бильбо, ты разговариваешь с нимфой, я знаю, что он у тебя в кармане. – посмеялась девушка, краем глаза замечая, как успокаиваются волшебник и хоббит. Полурослик достал засохший желудь и протянул его Арии. Девушка взяла его. Она улыбалась совсем по-детски. Как-будто собиралась совершить какую-то пакость.

–Я никогда раньше такого не делала. – призналась Ария. – Это будет впервые, когда я использую свой дар.

Нимфа сжала желудь в кулаке и закрыла глаза, мысленно представляя огромный раскидистый дуб, что вырастет, как только попадет в плодородную землю. Ария представляла его зеленую листву, что будет наполняться сиянием каждый раз, как в его листьях будут теряться лучи солнца и как прохладно будет под его кровом жарким летом. Девушка открыла глаза и отдала желудь обратно Бильбо.

–Вот. – сказала девушка, не переставая улыбаться. – Это мой подарок тебе. Как только вернешься домой, посади его, но только в дали от других деревьев. Дуб вырастет настоящим гигантом, его корни будут так глубоки и широки, что они будут мешать другим деревьям, если у него будет мало места. Поверь мне, Бильбо, уже через пару лет ты будешь наслаждаться его тенью в жаркий день.

–Спасибо. – прошептал хоббит.

–А еще, если тебе, когда-либо понадобиться моя помощь, ну или ты просто соскучишься, расскажи ему об этом, я обязательно тебя услышу. – Ария снова прижала хоббита к себе. – Прошу только об одном, не пропадай.

–Хорошо.

–Нам пора. – Гендальф подошел ближе, кладя свою руку нимфе на плечо. – Пора выдвигаться.

–Мы ведь еще встретимся? – с мольбой спросила нимфа.

–Наш мир такой маленький, милая Ария, мы не сможем по-другому. Я горжусь тобой, и твои сестры бы тоже гордились. Удачи и до скорой встречи!

***

В тронном зале Эребора застряла тишина. Не смотря на шумные приготовления к празднику. Звук не проникал сквозь широкие двери. Ничего в этом зале не менялось, и не важно, что происходило снаружи, внутри все оставалось неизменным. В этих палатах правило много королей, в них определялись судьбы, но вечному камню все равно на реальный мир.

Даин делал уже третий круг по тронному залу. Он был хмурым, но молчаливым. Только его тихие шаги слегка раздавались в воздухе, но также быстро исчезали. Ему только что досталось королевство, самое богатое королевство в Средиземье, оно напичкано золотом, оно полно драгоценных камней, но это совсем не радовало гнома.

–Я сказал никому меня не беспокоить! – гаркнул Даин, когда услышал, что входные двери тихо хлопнули. – Всем вон! Кто ты, смертник?

Гном почти налетел на незваного гостя, но, когда увидел того, кто стоит перед ним, успокоился.

–Это ты.

Ария стояла перед новым владыкой Эребора и слегка дрожала перед ним. Детские страхи по поводу несдержанного и постоянно кричащего гнома еще давали о себе знать.

–Это я.

–Зачем пришла? – Даин поднялся, и сел на трон. – Я велел никого не впускать.

–Прошу прощения.

–Не просишь. – гном усмехнулся.

–Вы правы, не прошу.

–Мой брат сделал тебе предложение. – Даин указал рукой на знакомую Арии шкатулку, что стояла на столике рядом с новым королем. – Подарил тебе корону нашей бабушки. Мои ребята нашли ее в твоей комнате.

–Да.

–Так мы значит почти семья. – гном снова усмехнулся. – Хорошо. Если ты еще надеешься стать королевой Эребора, я возьму тебя в жены, в память о моем брате. – Даин встал с трона и открыл шкатулку. – Торин и правда любил тебя.

–Ваше величество, я не желаю быть королевой или выходить замуж.

–Не желаешь власти, которую можешь обрести. – медленно протянул гном, а потом с шумом закрыл шкатулку. – Чего же ты желаешь?

–Дайте мне похоронить его.

–Что? – повысил голос Даин. – Ты не в себе от горя.

–Вы же знаете, кто я. Мы хороним любимых не так, как гномы. Для нас важна память.

–Так же, как и для нас. – перебил ее гном.

–Я хочу посвятить ему свое дерево, чтобы его дух и мой дар были связаны. Я и моя сестра хотим похоронить Фили, Кили и Торина по нашим обычаям.

–Странный вы народец, нимфы. – владыка Эребора и Синих гор встал со своего трона, взял в руки шкатулку и начал спускаться вниз. – Но я даю свое разрешение, если это единственное, о чем ты меня просишь.

–Единственное.

–Я дарую тебе и ее, – Даин протянул девушке шкатулку, буквально впихивая драгоценность. – ты уже ее хозяйка, а другой у нее не будет. Это мое условие.

***

Огромные палаты, украшенные золотом и увешанные гобеленами, сияли в ярких огнях факелов. Они были готовы к празднику, но смех и песни не звучали в его стенах.

Огромные палаты были наполнены гномами. Суровые сыны Дурина стояли, склонив головы. Они держали свои секиры, топоры и мечи, готовые проводить в последний путь самых смелых и сильных воинов, которые положили свои головы в битве за свою родину. Их тела лежали на богато украшенных носилках, драгоценные камни и золото переливались на свету, но сами воины были одеты в чисто белые одежды, слишком простые для таких великих. Чистота этой ткани казалась ослепляющей и невинной.

Десять гномов кампании Дубощита, Даин и еще несколько, удостоившихся чести гномов, понесут воинов до места их погребения. Гномы были одеты в свою обычную одежду и поэтому две белые фигуры просто невыносимо выделялись на их фоне. Ария и Тауриэль облачились в белое – цвет рождения и смерти. Они поведут эту процессию.

–Пора. – шепнула на ухо сестре эльфийка, накрывая голову девушки прозрачной белой материю, что полностью скрыла ее лицо и волосы.

Ария осмотрела всех собравшихся и сжала сильнее простую деревянную шкатулку в своих руках. Гнетущая атмосфера и грусть всех находившихся в зале тяжелила сердце нимфы все сильнее, не давая ей спокойно дышать. Она старалась не оборачиваться слишком часто назад, чтобы не видеть Торина, которого она лично похоронит. Не так она представляла свое крещение. Тауриэль станет ее крестной.

–Сегодня мы провожаем наших братьев, – громко произнесла Ария, стараясь не задыхаться. – наших друзей, любимых, всех тех, кого так несправедливо забрала война. В лучшем мире, они стоят рядом с нами, празднуя эту победу, но в нашем мире они уже далеко, а мы несем их хладные тела. – девушка замолчала, переводя дыхание. – Но у нас нет права сожалеть или обвинять. Нет. Это будет не честно по отношению к ним, ко всем тем, кто отдал свои жизни ради нас. – слеза чуть намочила белую материю, впитавшись в нее. – В место этого мы будем помнить их. Мы сохраним их в наших сердцах, сохраним их доброту, их любовь, смех и улыбку. И тогда они никогда не умрут, пока живы мы. Давайте поклянемся быть терпимыми к друг другу, понимающими, не смотря на то гномы мы, эльфы, люди, нимфы или еще, Лесной дух знает, кто. Давайте сохраним этот мир. – нимфа стала говорить тише. – Это была слишком страшная битва. Не допустим такой больше.

Ария сделала первый шаг вперед. Гномы расступились в стороны, освобождая путь для процессии. Нимфа сделала первый шаг. Зазвучал звонкий рог, призывая всех гномов последовать за своими героями. Раскрылись широкие каменные двери. Ария шла вперед, стискивая в руках шкатулку. Тауриэль следовала за ней.

Процессия вышла из Эребора. На площади тоже было многолюдно. Эльфы и люди собрались перед стенами Одинокой горы, чтобы так же проводить героев, которые сражались за каждого из них. Ария шла и видела стоящего Барда и его детей. Маленькая Тильда прижималась к отцу, ее плечо крепко держала старшая сестра, утирающая слезы.

Чуть дальше стояли эльфы Лихолесья. Король и принц тоже были здесь. Они держали свои ладони на своем сердце, склонив голову. На одно мгновенье Ария поймала взгляд Трандуила и тот едва уловимо кивнул ей.

Процессия остановилась в нескольких сотнях метров прямо напротив главных ворот Эребора. Ария собиралась посадить свое дерево прямо по середине каменной пустыни, чтобы даже сквозь холодный камень протекла жизнь.

Ария села на колени, не заботясь о чистоте своего белоснежного платья. Она собственными руками выкопала яму и открыла шкатулку. В деревянной коробочке лежало лишь два предмета. Камень короля – Аркенстон и маленькая вишневая косточка. Нимфа достала косточку и, закопав ее в землю, отошла на несколько шагов. Время пришло. Тауриэль встала рядом с сестрой и взяла ее за руку.

–В присутствии моей сестры и всех собравшихся, я прошу Йаванну Вечнозеленую, великую Валар природы, я прошу Манве, великого Лесного духа, соединить мою душу, мое тело, мой дар с этим деревом, окрестить меня полноправной нимфой Великого леса. – Тауриэль передала ей кинжал и Ария, взяв его сделала шаг вперед. – Я скрепляю свою клятву кровью.

Красная капля упала на землю. Девушка закрыла глаза. Энергия вновь собиралась в ней. Она снова концентрировалась в самой середине ее груди и рождало тепло. Но больше оно не причиняло боли. Дар выходил наружу, позволяя всем видеть себя во всей красе.

Арию охватило золотое сияние. Белая ткань слетала с ее головы, оказавшись у ног эльфийского принца. Он поднял ее, не отрывая взгляда от нимфы. Волосы нимфы развивались в воздухе, а девушка принимала весь свой дар, что открывался в ней.

Земля зашевелилась, облака растворились в небесах, давая власть голубизне и солнечные лучи осветили Одинокую гору, концентрируясь на маленькой ямке. Сначала показался росток, он был таким маленьким и нежным, что не имел и шанса выжить в этой суровой пустыне. Но потом он начал расти, все больше и больше. Через мгновение росток стал маленьким деревцем, его тонкий ствол оплетался корой, а на тоненьких веточках появлялись первые листья. Они загорелись золотым огнем и их огонь превратил маленькое деревце в раскидистую вишню. Земля успокоилась.

Ствол и ветви этой вишни были черного цвета. Дерево стояло голое, ни одного листочка не было на нем. Все резко кончилось, и Ария четко услышала, как многие выдохнули, им показалось, что на этом магия кончилась. Нимфа напряглась еще сильнее все только должно было начаться.

Первый цветок казался белой точкой среди темного моря. Но с появлением одного, сотни и сотни таких же цветов взрывались на ветках дерева, опоясывая их белоснежным покрывалось. Вишня вышла такой огромной, что некоторые эльфы и люди чуть отпрыгнули от нее, когда ветви стали слишком близкими к ним.

Ария подошла к дереву вплотную и подняла руку, чтобы она утонула в белом цвете. Дерево приветливо ласкало руку своей нимфы, чуть щекотя, как бы играясь.

–Покажи мне. – прошептала девушка.

Вишня взорвалась белыми лепестками. Они разом опустились на землю, покрывая ее белым ковром, но как только первый лепесток коснулся пустыни, ветки вишни сразу же оделись в новые цветы.

Земля задрожала вновь. Сквозь белый ковер лепестков прорвалась зеленая трава. Ее зелень можно было сравнить лишь с огнем. Трава распространялась все дальше, создавая маленькие кустарники и цветы. Небольшая территория рядом с вишней превратилась в зеленый оазис среди каменной пустыни. Новая нимфа земли родилась.

***

Фили, Кили и Торина похоронили под вишней. Трое великих воинов нашли свой покой под покровом дерева нимфы, что сохранит память о них на веки.

Праздник в Эреборе разгорелся с заходом солнца. Все разошлись сразу после церемонии погребения. Осталась лишь Ария. Она стояла рядом со своим деревом, рядом с могилой своей первой любви. Девушка чувствовала ветер в своих волосах и складках, уже чуть грязного, платья. Она старалась решить, что ей делать дальше. В Эребор она больше не вернется.

Тауриэль сказала, что отплывет в Валинор. Эльфийка больше не желала находиться в Средиземье, и никто не мог заставить ее передумать. Боль потери была слишком сильна, чтобы жить с ней, она этого не желала. Сестра просила Арию уплыть вместе с ней, но девушка не могла, теперь у нее есть свое предназначение и уходить ей еще рано.

–В моей жизни было так много плохого, что я иногда забываю все хорошее. Иногда мне кажется, что мир обречен, что я обречена на неудачи, потери и несчастье. Только правда в том, что я сама подчинялась всему плохому. Для меня страх был сильнее радости, боль страшнее счастья. Я шла на поводу своих болезней, потому что не верила в выздоровление. Но ты научил меня справляться с этим, научил сражаться за все хорошее, что было и будет со мной, потому что я его заслуживаю, потому что я, как и ты верю в это. Мое сердце было зажжено твоим, и я больше не дам ему погаснуть.

На небе Варда создавала новые звезды, а старые звездопадом падали с небосклона. Одинокая белая фигура все дальше и дальше отдалялась от Эребора.

Много было опасностей пройдено, много слез пролито, но еще было больше улыбок, смеха, страсти и любви. Плохого всегда будет много, но только в наших руках хорошего создать больше. Мы сами ответственны за свое счастье, но не меньше ответственны за счастье других. Давайте создавать счастье. Мы уже счастливые, наш путь только начинается, но всегда будет маленькая тропинка, что ведет домой.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю