290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Целительница 3 (СИ) » Текст книги (страница 8)
Целительница 3 (СИ)
  • Текст добавлен: 29 ноября 2019, 14:00

Текст книги "Целительница 3 (СИ)"


Автор книги: Светлана Карякина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 13 страниц)

   – Я сказала, стоп!


   Валтор с патлатым тоже замерли на месте, косясь на Миранду.


   Она отстранилась от руки одного их охранников, желающего её отряхнуть, и подошла к тем двоим. Лица у них были похожи. Братья?


   Миранда зацепила пальцем красную бархатную ленту, висящую на галстуке у первого и за такую же на рукаве. Она очень выразительно молчала, поднимая брови то в сторону парней, то патлатого.


   – Нам надо поговорить, – произнёс наконец патлатый, не выдержав психической атаки. Парни как-то сжались. Они, похоже, прекрасно знали, с кем разговаривают, но пока не рисковали выдавать себя. И это на руку Миранде.


   – Эти тоже ваши? – Валтор кивнул на здоровяков.


   – Нет. Эти... – патлатый коротко рыкнул. – ...нам всё испортили.


   – Где поговорим?


   – Идём за мной, – патлатый показал подбородком на продолжение улицы, где стоял то ли недостроенный, то ли уже полуразрушенный кирпичный дом без окон и дверей.


   – Обманешь – будет очень плохо, – предупредил Валтор.


   – Только уговор: пока нет для вас опасности, не колдовать. Вообще.


   Подумав, Валтор кивнул, но патлатый на него даже не особо смотрел, что было не так просто при небольшом расстоянии, он ждал ответа Миранды.


   – Договорились, – наконец произнесла она. – Веди.


   Тот теперь посмотрел на Валтора и они одновременно отпустили друг друга. Охранник продолжал держать братьев и шёл вместе с ними.


   – Кто они? – шёпотом спросил Валтор у Миранды.


   – Сейчас выясним.




   Дом скорее всего был недостроем ещё до извержения и браться за него ещё не спешили. Его даже не вымели, потому что на полу лежал толстый слой чёрно-серой пыли с удушливым запахом, сверху через уже положенный скелет крыши и пола виднелось небо. Патлатый зажал платком нос и рот, после чего припустил к низкой потрёпанной деревянной двери. Миранда сделала то же самое, а вот охранник не стал зажимать рот и нос и пробежал так.


   Патлатый посмотрел на него, как на ненормального, но промолчал. Миранда оглянулась. Пыль почти тут же улеглась, закрывая все следы. Может, её просто не получалось вымести по какой-то причине?


   Как Миранда и ожидала, за дверью их ждал короткий коридор с низким сводом, но, в отличие от остального дома, освещённый тусклой масляной лампой, с влажным ковриком под ногами и тазом с водой, куда патлатый тут же бросил свой платок.


   – Ваше Величество, – патлатый рухнул на одно колено. – Вы простите за непочтительное обращение, но вы знаете, у нас не было другого выхода.


   – Прощаю, – милостиво согласилась Миранда. – Только вы мне сейчас рассказываете, что здесь происходит.


   – Мы можем поговорить без лишних свидетелей? – патлатый покосился на Валтора и охранника.


   – Я не могу подвергать себя такой опасности.


   Честно сказать, что она не столько боялась подвергать опасности себя, сколько не хотела оставлять Валтора тут одного. Ну ладно, с охраной. Мало ли что они наделают по незнанию.


   Патлатый немного подумал, и кивнул на обшарпанную дверь. Но прежде, чем охранник шагнул к ней, он отметил наличие второй, более прилично выглядящей.


   – А там что?


   Патлатый помялся.


   – Система освещения.


   – Откройте.


   Пожав плечами, патлатый кивнул.


   За дверью оказалась система трубок, идущая из огромного железного сосуда в стены, швабра, веник и ведро, на котором сушилась старая сиреневая рубашка.


   – Какая интересная система, – Миранда проследила за тем, куда уходят трубки.


   – Неэкономичная, вонючая, душная... Но без магии, – патлатый косился на ведро, потом на Миранду и Валтора. Второй тоже смотрел на ведро, но с отвращением.


   Охранник ни в освещении, ни в ведре ничего опасного не обнаружил.


   Миранда прошла в зал вслед за охранником, но впереди Валтора. Патлатый проскользнул за ними и тут же рухнул на одно колено перед королевой.


   В довольно просторной комнате на середину были сдвинуты разнообразные столы. От большого старинного письменного до складного из тонких реечек. Люди сидели на столь же разномастных стульях. С приходом Миранды они не бухнулись на колени. Они только встали. У противоположной от входа стены похоже только что толкала речь женщина с первой сединой в чёрных волосах. Увидев Миранду, она вскинула брови и сдержанно и почтительно поклонилась.


   Миранда кивнула ей.


   Тот же поклон ей отвесили остальные присутствующие.


   Некоторых Миранда видела и не раз. Как на благотворительных балах, куда приходили меценаты (далеко не из бедных), так и у себя на приёме. Вон та дамочка в строгом клетчатом платье в своё время изрядно задолбала всех количеством урн на город. Вон тот мужчина в сером с кудрявыми бакенбардами каждый год оспаривал свои налоги. А тот солидный мужчина кажется продавал в королевский ангар драконов.


   Их не впечатлит титул королевы. Их особо не впечатлят деньги, их впечатлит только дело. И осведомлённость, с которой у Миранды было не то, чтобы идеально. Врать им тоже надо очень и очень осторожно. А снять ей голову здесь и сейчас у них есть и силы, и средства. Правда, такой вариант их вроде бы не устраивает.


   – Приветствую вас, Ваше Величество, – наконец начала седеющая женщина перед собранием. – Мы не ожидали вашего прибытия в город. Все основные наземные дороги проходят мимо нас.


   – Приветствую и вас, – ответила Миранда. – Нам преградили дорогу. Новое правительство не особо...


   – Вы уж простите, что перебиваю, – высокий седой мужчина сделал шаг вперёд. – У нас время ограничено тридцатью двумя минутами.


   – Почему же? – процедил Валтор. Похоже, ещё один кандидат в дуэлянты.


   – Коротко, – велела седеющая женщина.


   – Да. Огонь газовых ламп потребляет кислород, вентиляция здесь...


   – Я же говорю, коротко.


   – Через тридцать две минуты тут будет темно или мы задохнёмся. Арда, я пробовал, сейчас начнут уточнять детали...


   – Я поняла, – кивнула Миранда и посмотрела на Валтора. Тот тоже утвердительно кивнул. Понял или не хочет прослыть неосведомлённым не так уж важно. – Итак, начнём с того, что тут без меня натворили. Потом обсудим планы.


   Что натворили докладывала Арда, да седой мужчина, который кратко и довольно интеллигентно сообщил, что из лабораторий по исследованию магии выгоняют тех, у кого не было сильных магов среди предков. Естественно, там народу остаётся не так много, а желающих работать на таких условиях ещё меньше. Исследователей в принципе почти сторожили за воротами лабораторий, чтобы отхватить упорных энтузиастов к мелким предприятиям. А с запретом магии интерес к исследователям уменьшился, а вот к дешёвой рабочей силе увеличился. Владелец мебельной фабрики только скрипел зубами. Дав ему слово, Миранда тут же пожалела и попросила помолчать, потому что на эту тему мужик выражаться мог только в непечатных выражениях. Мельника Миранда вообще просила не говорить ничего, он опасно близко сидел к Валтору и был опасно крепок. В драке проиграл бы принц.


   Когда перешли к обсуждению планов, собрание ждал сюрприз:


   – Подождите. Вы предлагаете саботировать суд, остановить его, пригрозить кому-то. А варианта, что дело я выиграю у вас нет?


   – Насколько я знаю, заклинание правды встроено в зал суда чуть ли не в каждый камешек. Мы не сможем его снять.


   – И не надо, – Миранда пожала плечами. – Я так понимаю, что варианта, что я действительно не убивала Светлану у вас нет.


   – Почему же? У Софа это основная версия.


   Высокий очень сдержанный мужчина с короткой густой чёрной бородой и странно высветлившимися кудрями кивнул.


   – Спасибо!


   – Вам это не выгодно, – добавил он. – Особенно сейчас, после извержения. Такие сильные маги все на счету.


   – Разумеется, – подтвердила Миранда.


   – И наверняка аккуратно избавиться от конкурента на трон у вас способов больше, чем один.


   – Куда больше, – королева кивнула медленно и обстоятельно. – Но живая Светлана мне гораздо полезнее.


   – Но на троне она может оказаться ещё хуже Саримата, – заметила Арда.


   – Может быть.


   Очень живо Миранда представила, как вырывающуюся Светлану тащат к трону за ноги, а руки цепляются за косяки, шторы, скатывают ковровую дорожку и царапают паркет.


   – Всё равно лучше даже не пытаться.


   – Тогда кто это сделал? – заинтересовался низкорослый молодой мужчина.


   – Ты думаешь, так мало желающих, тот же Саримат.


   – Очень надеюсь, они своей цели не добьются, – как-то между прочим заметила Миранда. – Итак, наш план сейчас добраться до суда. У меня есть хороший защитник. Рада представить, принц Валтор.


   Тот поклонился, а вот собрание посмотрело на него неодобрительно. Похоже и насчёт свадьбы они были в курсе. Законы не запрещали в защите выступать родственникам, близким друзьям, супругам и соседям. Хотя такую работу старались доверять только профессионалам. Так что скорее всего причина неодобрения в самой свадьбе не вовремя. Да ещё налоги могут увеличиться.


   Что ж, суд – первый шанс у Валтора доказать, что он будет больше полезен, чем вреден.


   – Что ж, чтобы добраться до столицы вовремя, нам нужен дракон.


   – Увы, мне пришлось почти всех продать, без магии их держать в таком количестве нерентабельно, – один из мужчин виновато поёрзал. – Остались только молодые необученные. Такого, который точно довезёт вас, мы можем предоставить только одного.


   – Хорошо. Молодой тоже подойдёт. Главное, чтобы можно было удержаться.


   – Мы стали крепить на сёдла ремни. Без магии они просто необходимы, – ответил тот. Вас сейчас сопроводить?


   – Да, – кивнула Миранда.


   – Вы хотите отказаться от лошади? – шепнул Валтор.


   – Да. На земле нас легче поймать.


   Спорить Валтор не стал.


   ***


   Он ждал.


   Он не охотился за ним, и даже уже не ненавидел. Просто это было то, что надо было завершить. И как только подвернулась такая возможность, он сделал именно это.


   В темноте было видно плохо, но он имел более сильную связь с ним, чем кто-либо. Он когда-то запомнил этого мерзавца от кончиков пальцев до макушки. Каждое движение, все манеры, все выражения лица. Горящая ненависть облизала что-то, расплавила и превратила в камень. Как уголь сгоревших деревьев становится каменным, то же самое произошло и с его ненавистью. А уплотнённая она принимает крепость алмаза.


   Всего на короткое мгновение появилось лицо Марата в щели под раскуроченной каретой и он выстрелил. Точно выстрелил. Короткий хлюп, а потом полыхнуло.


   Дерево сильно качнулось, и он упал. Неудачно, спиной вниз. Воздух как будто выбило из лёгких, завтрак от сотрясения вернулся обратно в горло. Рядом упала обугленная доска.


   Там не выжить. Этого Марата больше нет. Конечно, он бы больше хотел убить кого-то, кого он ценит, но так тоже подойдёт.


   Вдох получился неглубоким.


   – Ну вот, теперь там и не возьмёшь ничего, – Веснушка плюнул на землю.


   Остатки кареты горели, разбрасывая искры.


   ***


   – Мы теперь в норке, как лисички?


   – Скорее как червячки или кротики.


   – Слышишь ты, кротик, можешь не тормозить?


   – Мне больше нравятся кротики. Они чёрненькие и пушистые. Ревека, помнишь мы поймали?


   – Да едрить твою в корень!


   – Ай!


   – Да чтоб тебе провалиться!


   – А есть куда?


   – Тётя Светлана, а вы главный кротик?


   – Детка, не отвлекай тётю Светлану, у главного кротика очень сложная работа.


   – Мама, а я червячка нашла. Кротики едят червячков?


   – Да, именно их они и едят.


   – Аааа! Фууу!


   – Милая, только мы понарошку кротики. И червячка будем понарошку есть.


   Судя по бодрому разговору клаустрофобией никто не страдал, освещение было хоть и слабым, но достаточным, чтобы не наступать друг на друга (почти всем, но Амарус и при свете дня и в полной темноте спотыкаться будет одинаково). Внушала опасения только всхлипывающая Наста, которая только и мечтала, чтобы вернуться на кухню к супам, рагу и кастрюлям, а не лазить по норам и не думать, что тебя могут убить. Она может запаниковать, а тогда и проковырять ход, и выбраться может оказаться ещё сложнее. А на ворчащегно и возмущающегося Марата вообще можно внимания не обращать. Он конечно ворчит, но если Кральс выдохнется, тот поможет. Лишь бы сама Светлана не выдохлась, потому что Ревека хоть и умница, но так же быстро пробивать дыру в земле при всём желании не сможет.


   К тому же, что делать дальше?


   Вариантов было не так уж и много, особенно если учитывать, что из девяти человек хорошо владеют магией четверо, защищаться могут трое, телепортироваться, если она не ошибается, тоже трое. Каждому ещё по два человека. К сожалению, телепортацию могли сбить. Одна Светлана рискнула бы, с двумя «пассажирами» – нет. Есть вариант кого-то оставить в ближайшем безопасном месте. Скорее всего Насту, Агату с Эмили. Да и с Ревекой пожалуй тоже. Только вот где оно?


   Так, кто тут живёт рядом?


   – Эй, красавица? Что тормозим?


   – Тут камень, – ответила Светлана. Упершись в гладкую поверхность, Светлана прощупывала магией, как они могут пробраться мимо него. Вверх везти, вниз, или лучше в какую-то из сторон?


   Сверху в него уперлась сосна, через её корни придётся пробираться долго, лучше свернуть влево, что Светлана и сделала, забрав чуть вниз, чтобы опять же не лезть через корни. Двигались таким образом они довольно долго, успели подустать, Светлана подозревала, что её колени стёрлисть, причём не только на штанах. Разговоры затихли. Было слышно только упрямое посапывание.


   Второй раз разодрав плотную паутину корней, Светлана осторожно выбралась из «норы». Уже близился рассвет, вершины гор просветлели, на негустой опушке леса среди крапивы было тихо. Светлана подала руку Ревеке и так вытащила всех одного за другим.


   – Где мы? – деловито осведомился Кральс, ещё только высунувшийся из дыры.


   – Уххх... Спина! – Ревека потянулась.


   – А ну все тихо! – скомандовал Марат. Светлана тоже насторожилась, потому что ей показалось, что кусты поблизости шевельнулись не от ветра. Она напряжённо вгляделась в них, готовая поставить защиту.


   Она не сразу заметила, как Марат резко развернулся, раздался возмущённый вопль. Сеть рухнула откуда-то сверху, Светлана успела защититься, так что сеть легла ровнёхонько поверх невидимого щита и медленно сползла.


   Если бы не шесть крепких мужчин, появившиеся из кустов, получилось бы бежать. Седьмой выбрался, ругаясь сквозь зубы с кинжалом в ноге.


   – Служба Безопасности. Всем руки вверх и не двигаться! – скомандовал самый высокий.


   – Эх ты ж... лысый пень, – пробормотал Марат. За прошлое, куда менее цензурное выражение, он получил подзатыльник от Агаты.


   Среди ребят лысых не было, они как будто и не обратили на него внимание. Двое подхватили раненого, остальные окружили беглецов.


   – За неразрешённое использование магии вы арестованы.


   – Что, все? – уточнила Светлана. – Колдовали я и он, остальные – нет.


   – Этот ранил нашего сотрудника, – напомнил высокий, показав на Марата.


   – А нечего по кустам ныкаться!


   – А остальных отпустите?


   – В отделении разберёмся.


   Светлана переглянулась с Кральсом, тот едва заметно кивнул.




   Это был даже не маленький городок, а скорее сильно разросшийся посёлок. Светлана даже не сразу сориентировалась, который из пяти ближайших. Он раскинулся вокруг нескольких сходящихся здесь речек.


   Отделение Службы Безопасности было не просто маленьким, а крошечным. Делегация его забила до отказа, хотя из всей команды отделения на месте остался лишь следователь, да шипящий сквозь зубы раненый. Как ни странно, Светлану он не только подпустил, но и дал вынуть кинжал и быстро залечить рану. Тогда закрались первые подозрения.


   – Красавица, так не арестовывают, – прошептал Светлане на ухо Марат, когда один из служащих принёс большой чайник и горку непрозрачных кружек с щербатыми краями. На некоторых из них отсутствовали ручки, хотя и все они были чистыми.


   Светлана взглядом дала понять, что согласна. Следователь уже спросил со всех документы, и теперь временно удалился за дверь. Бежать они сейчас вполне могли, но их не особенно и задерживали. Разве что чай выглядел привлекательно.


   Первыми за кружки схватилась Агата, забрав три самые целые.


   Ждать пришлось всего несколько минут, когда следователь вернулся.


   – Итак, кто здесь? – спросил он, поглядывая в листок. – Агата. Швея, мать двух дочерей и собственно, её дочери. Эмили, шесть лет, Ревека – семнадцать лет. На грани исключения из Высшей школы магии.


   – Угу, – буркнула девушка, с лица которой исчез весь румянец.


   – Амарус, вампир...


   – Угу, – ответил тот, с опаской поглядывая на Ревеку.


   – Наста, кухарка дворцовой кухни. Не явилась на собственную свадьбу.


   – Ну... да, – она вся сжалась.


   – А на вас вообще документов нет, – следователь указал на Руфь.


   – Ну, видимо там какие-то особые сложности, – уклончиво ответила она.


   – Марат, есть срок за тяжкие телесные повреждения...


   – Который я отсидел, – огрызнулся тот.


   – Угу, – следователь передразнил интонацию Ревеки. – Дальше ещё интереснее. Кральс. Уволен из Службы Безопасности за систематические прогулы. И... Целительница Светлана. Погибшая от рук королевы Миранды.


   Светлана чуть поклонилась.


   – Или метаморфоза, принявшая вид...


   – Метаморфоза вот, если что, – Марат пихнул Руфь в плечо.


   – Этому есть доказательства?


   – Да, разумеется, я могу... – начала было Светлана.


   – Есть, – ответил мужской голос за спиной. Светлана оглянулась и увидела второй вариант следователя, причём в просторном женском платье, которое тут же натянулось в плечах.


   Тот вытаращил глаза и отступил на шаг.


   – Да, впечатление производит сильное, – согласно кивнула Светлана. – У меня было примерно такое же.


   – Многое становится ясно, – следователь свернул бумажку. – Отмотайте обратно.


   Руфь пожала плечами и вернула последнюю версию себя: круглолицую девушку с короткими тугими кудрями.


   – А каким образом вы без магии получили всю эту информацию? – Светлана чуть приподняла брови.


   – Доступ в архив оставили. Оставили слежение за магией. Ну и в боевых целях для задержания преступников. Иначе, какой с нас толк? – он огляделся. – С кого начнём допрос?


   – Начинайте с меня, – вызвался Кральс.


   – А мне пока дайте новый свод законов почитать. Чтобы знать, что я там нарушила.


   Он как-то странно оглянулся на Светлану, когда заходил в кабинет. Она слегка напряглась, но переключилась на новый свод законов. Было что почитать.


   – Долго нас здесь будут держать? Мы ничего не нарушили. Я даже не колдовала, – Агата заламывала руки.


   – Здесь несколько безопаснее, – Светлана перелистывала страницы нового закона. – Как они интересно собирались в таких условиях жить?


   – Они тупые, – Марат заглянул через плечо Светлане. – И как кстати они собираются это отслеживать?


   – Есть способы, но очень трудоёмкие, приблизительные и не то, чтобы сильно эффективные. Я как-то отслеживала потоки магической энергии... Ну, потом мне было не то, чтобы хорошо, – она достала карандаш и переписала пару строчек закона себе. – А вот с тупостью... Я бы на это не рассчитывала. Тут есть какая-то другая цель...


   – Да чтоб они все сдохли!


   Входная дверь стукнула об стену и отлетела обратно. В комнату вихрем ворвалась и тут же её пролетела тощая длинная женщина с короткими тёмными волосами. Она буквально пролетела мимо расположившихся путников и ввалилась в кабинет.


   – Мама, а что она ругается?


   – Да я их поубиваю, честное слово! Вот если вы мне сейчас не дадите дверь и окна заколдовать, я их точно поубиваю. Магией. Магией! Уж гулять так гулять!


   Дверь не закрылась, но пожалуй и с закрытой дверью было бы всё слышно.


   – Так заколдовывай. Там ещё метров триста забора осталось по городу. Краски правда мало. Но скоро должны привезти, – а вот спокойный даже скучающий голос следователя с закрытой дверью бы не услышали.


   – А стену от звука заколдовать?


   – Раиса, не наглей...


   – Одну стену.


   – Штукатурить умеешь?


   – Нет. Но научусь хоть штукатурить, хоть ежам маникюр делать, только пусть эти алкаши наконец дадут мне выспаться!


   – Ну вот и договорились. Сколько у тебя там? Два месяца исправительных работ? За двери и окна – две недели, за стены – четыре.


   – С какого перепугу четыре?


   – А за две ты не успе...


   – И кто здесь наглеет?


   – Никто. Четыре за рецедив.


   – А если я пойду во дворец и надаю по шее там?


   – Тебя поймает охрана и надаёт по шее тебе. Думай трезво, пожалуйста. Кстати, тебе тут надо передать кое-что Васану.


   – Обойдётесь! Мой рабочий день ещё не начался, к тому же сами вот полюбуйтесь...


   Светлана встрепенулась и, вежливо постучавшись в косяк, заглянула в кабинет.


   – Начальник, на пару слов можно?


   – Даже и слушать не стану, – Кральс махнул рукой.


   Раиса повернулась и если бы в этот взгляд была вложена магия, Светлана бы уже была действительно кучкой пепла.


   – А ты кто такая?


   Она демонстрировала присутствующим свою ногу: в кровавых мозолях и припухшую.


   – Начальник, я серьёзно. Не стоит его впутывать.


   – Давай дадим сигнал, а там он сам решит, впутываться ему или нет.


   – Разумно, – отозвалась Светлана после паузы.


   Мозоли на ноге Раисы затянулись тонкой кожей, опухоль правда осталась.


   – О, а другую?


   – Стоп, стоп! Если вы не остановитесь, то поручительство, даже Васана, вам не поможет.


   – Я тебя где-то видела, – Раиса уже смотрела не с той враждебностью.


   – Вполне возможно.


   – Да, и если ты его будешь уговаривать нам помочь, тот это займёт меньше времени.


   – Нет. Уговаривать не буду.


   – Светлана, значительно меньше.


   – А, точно...


   – Я не буду его уговаривать. Если вмешается, то пусть вмешивается сам.


   – Хорошо. И, я думаю, он вмешается.


   – Так тебя что, королева не убила? – Раиса подняла чёрные брови. – Так это ж совсем другое дело... Это же можно на самом деле надавать им по шее. Я скоро буду.


   Раиса на ходу надела туфлю и вылетела в дверь.


   – Уговаривать не будешь, говоришь? – с прищуром осведомился Кральс.


   Светлана поджала губы. Уговаривать Васана она действительно не станет, и предпочла бы, чтобы он не вмешивался. У него всё же дети, которые могут оказаться в опасности. Но помешать ему у неё тоже не получится. И скорее всего да, он в стороне не останется.




   Раиса не вернулась, но Васан явился уже через полчаса, когда невыспавшуюся и от того капризную Эмили уложили на скамьях спать, поэтому все ходили на цыпочках, а Кральс со следователем по-прежнему беседовали в кабинете. Больше на допрос никого не звали, из чего вполне можно сделать вывод, что арестовали их так, для видимости.


   С последней встречи Васан сильно изменился. Он пополнел, лицо округлилось, глаза стали яснее. Последний раз Светлана его видела исхудавшим, с ободранной щекой и сбитыми в кровь кулаками. Из-за разлохмаченной жёсткой шевелюры и чёрных очень густых бровей он даже казался озверевшим. В темноте его пугались даже собственные дочери.


   Светлану он удостоил лишь коротким взглядом и прошёл в кабинет, а она сразу же вскочила.


   – Чего-то от него дружелюбием и не пахнет, – отметила Марат.


   – Не берите в голову.


   Хотя Кральс свято был уверен, что у Васана к Светлане особое отношение и он для неё что-то сделает, это было не совсем так.


   – Вот когда ты перестанешь выглядеть как будто проглотила саблю, я не буду брать в голову. А то, сдаётся мне, происходит что-то паршивое и я не в курсе.


   – Пока паршивое не происходит. Пока происходит нейтральное. Может случиться хорошее, а может не случиться.


   – Красавица, таким ответом ты только напустила туману.


   Пока Светлана подбирала такой ответ, чтобы он не был ответом, её позвали. В кабинете Васан тоже с ней не заговорил, только протянул перо, чтобы она расписалась.


   – Я твоя должница, – Светлана расписалась в протоколе убедившись, что тот и правда за них всех поручился. Даже за Марата, который поколдовать успел, но Васан его знать не знал.


   – Расплатишься, – ответил тот и сразу же вышел из кабинета.


   – Это всё его вмешательство? – осведомился Кральс, почему-то смотря на Светлану.


   Зачесалась ладонь. Светлана провела по ней и прочитала «Дождевой Столб».


   – Мне надо на полчаса вас покинуть, – вместо ответа произнесла Светлана. – Это очень важно.


   – Иди. Только не пропадай.


   – Я осторожна.


   ***


   Считалось, что Дождевые столбы вырастают на костях мёртвых и оплакивают их. Как и всякая легенда, правдой это было частично. Росли Дождевые Столбы, как и другие деревья, на перегнивших останках. В том числе и мёртвых, которых в прошлом хоронили вокруг Плачущего дерева. Когда жуки, закупоривавшие перед дождём свои норки, дерево окончательно изъедали, с него опадали листья, ветки ломались и оставался лишь один гладкий ствол, который перед дождём покрывался желеобразными каплями. Поскольку ствол был твёрд, как камень, он ещё сотни лет торчал высоко над землёй, окружённый густыми зарослями. Его было видно даже с другого конца городка. И...


   Где же ещё назначать встречу людям, у которых одно горе, как не на кладбище?


   – Эй, а ты не хочешь притормозить? – осведомился Марат, догнавший Светлану на неширокой плотине одного из прудов. Он через метров сто переходил в следующий.


   – Вам стоит вернуться, Марат, – ответила Светлана, не сбавляя шаг. – У меня дело. Без вас.


   – Свидание? – фыркнул Марат.


   – Неважно. Это личное.


   – Кто такой этот, с лохматыми бровями?


   – Коллега. Бывший.


   – И ты с ним на «ты»?


   – Да. Мы пятнадцать лет друг друга знаем. С вами, Марат, мы знакомы гораздо меньше, – пожалуй, это было резковато, но мелькнувшая в голосе Марата ревность Светлане очень не понравилась. – Мне нужно полчаса. Оставьте меня пожалуйста.


   – Я вообще-то тебя охраняю.


   – Если что, я сама себя охраняю. И вас заодно. Очень надеюсь, что за полчаса ничего не случится, – Светлана почти взлетела по холму, причём не по плохо протоптанной тропинке, а напрямик. – Удачи.


   Она отмахнулась от ветки густого кустарника.


   – У тебя полчаса! Не больше! – крикнул вслед Марат.


   Разговор должен быть слишком личным, чтобы посвящать в него Марата. Не то, чтобы Светлана ему не доверяла, но людей, при которых она готова была вести такие разговоры можно пересчитать по пальцам одной руки.


   Вокруг Дождевого столба заросли кустов были такими густыми, что Светлана едва через них пробралась. И если бы не хорошее чувство пространства, без магии она бы тут застряла.


   Васан сидел на толстом замшелом бревне и крутил на пальце тонкий браслет из шерстяных ниток, казалось полностью на нём сосредоточенный.


   – Закрывайся, Светлана. Ты нынче одна из нас можешь использовать магию, – произнёс он, не отрываясь от браслета.


   – Посмертно в Службе Безопасности. Очень любопытная ситуация.


   Светлана полностью закрылась от подслушивания.


   – Семь из десяти, что ты.


   – Васан, назови пожалуйста эти семь пунктов, чтобы я могла доказать это и другим. А то я представления не имею, как это проделать с теми, кто меня лично не знает, – Светлана уселась рядом.


   – Я тоже не знаю.


   – У тебя есть сомнения.


   – Есть. Но я ближе к тому, что это ты.


   – Слава всему святому! Адекватный человек. А то одни слепо верят, другие вроде и знают, что это я, но утверждают обратное.


   – И с тех, и с других толку мало. Понятно. Когда будет десять из десяти, скажу. Какими судьбами?


   Даже сильно сокращённый вариант истории занял немало времени. Пришлось рассказывать всё, начиная с побега Саримата. А потом уточнять историю с эпидемиями и извержением вулкана.


   – Многое становится понятным, – Васан потёр шею. – Начиная с паршивых поисков Саримата. Не поиски, а так, видимость.


   Светлана кивнула. Примерно этого она и ожидала.


   – А мы ведь правда поверили, что ты погибла. Девчонки вон поминальные кексы пекли... И в отделении поминальную чашу пустили.


   – Мне это не льстит, поверь.


   – Да знаю. Я про то, что твоя смерть выглядит правда достоверной, – Васан горько усмехнулся. – Пощупать да убедиться, что ты не привидение.


   Тот ткнул пальцем в руку. Светлана чуть шевельнулась.


   – Если что, Саримата в его замке во Втором Слое нет. И он там не появится больше.


   – Я так и подозревала. И преобразователь энергии там запасной.


   – Сломанный, – поправил Васан. Светлана прищурилась. – Твоя значит работа? А то я уж думал, что это Плюб часть деталей спёр, а потом его порешили...


   – Порешили? – вздрогнула Светлана. – Мне сказали, что он повесился.


   – Пытались выдать за самоубийство. Но не так хорошо, чтобы мы это не обнаружили. А как было бы хорошо...


   – Есть версии, кто это сделал?


   – Есть. И ты на третьем месте.


   – На первом месте Саримат? А на втором?


   – Я. И за нами ещё человек тридцать. Ты много тогда вытащила... Остальные отсеялись, поскольку были их в других местах видели.


   Светлана поджала губы, прислушиваясь к своему облегчению.


   – Хотя, я бы тебя на третье место не поставил. Удавка не твой вариант. Если уж ты бы его и встретила, то его бы надо было сметать в совок.


   – Я его и встретила...


   Васан застыл.


   – И он ушёл живым?


   – Не знаю. Я... перекинула ему свою память. До деталей. До внутренних ощущений. Так что живым ушёл, а вот в состоянии его разума я не уверена. Увы, я даже не подумала, что он может покончить с собой.


   – А жаль...


   – Жаль. О чём я вообще тогда думала, не представляю...


   – Жаль, что не покончил с собой. И этого мерзавца нет, и никого искать не надо. И жаль, что я этого не видел. – Васан поджал губы. – Погоди, ты что, жалеешь о том, что сделала?


   – Да.


   – Ну и ду... зря. Если бы тебе правда удалось втемяшить в эту тупую ублюдочную башку, что он натворил...


   – Это ты его?


   – Нет. Когда-то ты мне это сделать не дала. И правильно. У меня дочери, которым я нужен был тогда. И нужен сейчас. Сама ты его тоже не убила, хотя тебе бы вписали самооборону и париться не надо было бы. Суду тоже ты не дала это сделать. Не ты конечно выносила приговор... – Васан помолчал. – А тому, кто его грохнул, я буду носить передачки.


   Светлана с трудом отодрала руки от бревна, в которое вцепилась.


   – Только не говори, что у тебя нет ненависти к Плюбу.


   – Есть. И ещё какая... – Светлана отвечала тихо. Она об этом ни с кем ещё не говорила. Даже с Мирандой. Васану она могла сказать. Он когда-то из-за Плюба же потерял сразу двоих любимых людей: жену и ещё не рождённого долгожданного сына. – Я никогда не чувствовала такой ненависти. До потери разума. Есть и всегда были люди, которые мне по тем или иным причинам не нравились. Но чтобы при одной мысли хотелось что-нибудь сломать, желательно его шею, крушить, жечь... Нет. Чтобы хотелось убить? Не было такого. Я даже не знала, что могу вообще думать о такой жестокости, которая приходила мне в голову. Не думала, что такое могу представить и такого хотеть.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю