290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Целительница 3 (СИ) » Текст книги (страница 13)
Целительница 3 (СИ)
  • Текст добавлен: 29 ноября 2019, 14:00

Текст книги "Целительница 3 (СИ)"


Автор книги: Светлана Карякина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 13 (всего у книги 13 страниц)

   – Да нет, – Амарус зашелестел листвой. – По-моему Светланин камень сработал. Полезли.


   Ломая тонкие ветки, Ревека с Амарусом смогли выбраться на прогалину. Если это так можно назвать.


   – Это плохо, – заметил Амарус после долгого молчания.


   Лес полёг. Причём почти весь. Остались только гибкие тонкие рябины и кусты. Что-то выворотило с корнем, что-то превратилось в торчащие из земли щепки. Холм вдалеке обнажился и на нём был виден дом, из которого они уже сбежали.


   -Что там произошло? – голос у Ревеки предательски дрожал.


   – Пойдём, посмотрим? – Амарус осторожно положил ей руку на плечо.


   – У тебя на голове гнездо, – добавила Ревека.


   – Ну можешь не сейчас критиковать мою причёску.


   – Там натурально гнездо.


   Ревека сняла с головы Амаруса гнездо размером с сервировочное блюдо.


   Два разбитых яйца медленно потекли по волосам, источая назойливый сладковатый запах тухлятины.


   Ревека с облегчением выдохнула:


   – Ну слава всему святому, а то я думала, тебе что-то нибудь совсем отбило деревом! Пошли что ли. Может, ручей ещё уцелел?


   – Ну а с ним-то что могло случиться? – пожал плечами Амарус.




   В наступившей тишине влажный шлепок трудно перепутать с чем-то другим. Светлана с неожиданной силой вскочила, скинув с себя Марата. И разорвала союз.


   – Да вообще-то можно не спешить, – Марат подпёр рукой подбородок, не вставая. – Труп однозначно.


   Светлана оглянулась, когда уже стояла над Сариматом.


   – Почему вы не дали мне его спасти? – осведомилась она после полуминуты молчания.


   – А ты мне больше нужна, чем этот хмырь.


   – Не делайте так больше. Я могла бы ему помочь...


   – И сдохнуть вместе с ним, а то и вместо него.


   Марат наконец поднялся. Ноги казались нетвёрдыми, так что прежде, чем подойти к Светлане он немного постоял и проморгался. Растрата энергии, чтоб её...


   – Лучше без смертей.


   – Так понятно ж... – Марат развёл руками.


   Светлана тоже дёрнула плечами, но ничего не сказала. Лицо у неё словно окаменело. Вместо обычного приветливого выражения появилась усталость.


   – Ты как? – Марат коснулся её плеча. Она мелко дрожала. – Холодно что ли?


   – Нет, – она отстранилась. – Вы говорили про девушку. Надеюсь, она ещё жива.


   Марат впервые обратил внимание на дом, у которого уцелели только нижние части стен. Остальное представляло собой просто груду обломков.


   – Может, я? Что-то мне не нравится, что тебя качает.


   – Я чувствую лучше. Саримата пока не трогайте. Подождите, пока остаточная энергия рассеется.


   – Ну теперь он точно не сбежит, – хмыкнул Марат.


   – Зато за ним могут прийти, – Светлана поднялась на кусок упавшей стены.


   Спорить и правда смысла не было, поэтому Марат в задумчивости бродил вдоль развалин, поглядывая на тело Саримата. Крови под ним почти не было. Впрочем, это ничего не значило. Скорее всего, все внутренности у него уже всмятку. И если Светлана даже не пытается его реанимировать, это что-то да значит.


   И вернулась она ни с чем.


  -


Глава десятая. Поверьте мне



   Добросовестно, незаметно и довольно разумно Валтор тянул время. Уточнял, задавал вопросы, собирал информацию. Своего охранника он гонял вообще нещадно. Тот покорно соглашался на всё, чем вызвал восхищение Миранды. И немного зависти.


   Миранда повернулась к толпе и мягко тронула за плечо Валтора. Впереди толпы стоял Кральс, рядом с ним перекатывался с пятки на носок невысокий черноволосый мужчина, Руфь и высокий парень в форме.


   – Вызывай их, начиная с Кральса, – велела она.


   Иртак просто не мешал. Он по-прежнему занимал своё место, по-прежнему задавал провокационные вопросы, стараясь разбить версию событий, но это не приводило ни к чему полезному для него. О чём он, казалось, уже знал.


   Вышедший Кральс обстоятельно объяснял, что перед ним была именно Светлана. Довольно подробно описал и её и её поведение. И что его заставило думать, что это именно она. Для опознания он годился много лучше других. Ведь он знал Светлану довольно долго. И видел её после возвращения. И даже подробно расспрашивал. Правда не для того, чтобы удостоверится в её подлинности, а кое-что выяснял.


   Руфь правда мало что могла сказать. Она мало участвовала и её присутствие только доказывало, что Светлана если и метаморфоза, то точно не та.


   Невысокий черноволосый Джеф оказался коллегой Светланы.


   – Вы видели Светлану после возвращения?


   – Нет, не видел, – ответил Джеф. – Но вот как только увижу, я скажу, она это или нет.


   – Как?


   На нижней ступеньке крыльца прямо за спиной охранников появились Светлана, Марат, Ревека и Амарус.


   – Походка, жесты... Можно ещё вспомнить наш последний разговор.


   Амарус весь мокрый, Ревека по колено в иле и в волосах запутались ветки. Светлана бледная и в запылённом платье. У Марата рукав рубашки опалён.


   – Добрый день, – Светлана улыбнулась, когда судья её подозвал. – Снова.


   – Ещё раз, вы – Светлана? – спросил Валтор.


   – Да. Можете ещё раз проверить. Я не против.


   – Знаете этого человека?


   – Это Джеф. Мы вместе работаем, – ответила она.


   – Задавайте вопрос, Джеф.


   – Только один? – уточнил тот.


   – Нет, пока у вас не будет однозначного ответа, – произнёс судья. – Светлана это или нет?


   Джеф поднялся на носках и потёр руки. Вопросы на Светлану посыпались, как из рога изобилия. Что у неё в кабинете на третьей полке сверху? Что лежит в ящике? Сколько стульев? О чём был разговор? Последнее дело? Детали?


   На некоторых вопросах Светлана, если быть честной, немного задумалась. Потому что вот точно не помнила, что лежит на третьей полке сверху. И кажется она всё, что там было сдала в архив... Или не всё?


   – Да она это, – произнёс наконец Джеф.


   – Почему? – уточнил Иртак.


   – А вы что, не видите?


   – Что именно я должен видеть?


   – Так-то, кроме всего остального, она мне сигналит... Я не всё понял, но у них со Славиком был свой язык сигналов, – пояснил Джеф.


   Светлана пожала плечами и улыбнулась.


   Дальнейшее обсуждение оказалось больше формальностью. Что Иртак, что Валтор ограничились просто обзором полученных доказательств. Миранда вовсе ещё раз коротко рассказала, что с ней произошло. И смотрела в основном в толпу.


   Судья ещё раз подозвал Светлану для освидетельствования.


   – Ещё раз, – произнёс он, смотря на Светлану. – Вы – Светлана?


   – Да, я Светлана, – кивнула она. – Можете ещё раз проверить мою кровь и что вам угодно.


   – Я проверял, – ответил судья. – Где Саримат?


   – Я отправила его отделение, – Светлана сильно напряглась. – Думаю, этого дела он не касается.


   – Да, на этот вопрос нужно завести отдельное. Итак, – уже громко произнёс судья. – Суд удаляется на изучение полученных результатов.


   Для Миранды эти пятнадцать минут были бы самые долгие на свете. Она подманила пальцем Светлану.


   – А теперь коротко и ясно, что у вас там произошло? Начни с одного. Саримат жив?


   – Нет, – ответила Светлана грустно. – Я не смогла его спасти. Увы.


   Марат за плечом Светланы прыснул.


   – Если что, он пытался нас обоих убить. Но не рассчитал и угрохал себя вместе с гектаром леса. Как там это называется, самоубийство общественно опасным способом?


   – Я бы сказала, нарушение техники безопасности, – поправила Светлана. – Если коротко, то он сделал из себя распределитель, но не рассчитал и сжёг собственный мозг. А я не успела его остановить.


   Она покосилась на Марата, тот закатил глаза. Между ними видимо возник неразрешённый спор, но они оба не дети, сами разберутся


   – Ладно, всё. Саримата больше нет, о нём можно не беспокоиться. А теперь поехали дальше.


   Судья вышел из-за двери здания суда, встал на верхнюю ступеньку и произнёс:


   -Поскольку доказательств убийства целительницы Светланы и причастности к нему королевы Миранды нет, подсудимая освобождается из-под стражи. Все обвинения сняты, нарушения закона не было.


   – Я свободна? – спросила Миранда.


   – Разумеется, Ваше Величество, – судья сдержанно поклонился. – Надеюсь, вы позволите мне сесть. Стоять полтора часа в моём возрасте уже трудно.


   – Конечно. Принесите господину судье стул.


   Миранда подняла голову, выпрямилась и поднялась на самую высокую ступеньку крыльца. Валтор последовал за ней, но его деликатно остановил Васан. Судья как раз сел на первой площадке.


   – А теперь, мои подданные, – Миранда обвела взглядом толпу. – Я ни в чём не виновна. Закон, составленный мной и моими предками и совершенсвующийся год от года мной, и который будет совершенствоваться моими потомками, я не нарушила. Целительница Светлана на ваше и моё счастье жива и в полном здравии. Так что я по-прежнему королева.


   Толпа загудела, соглашаясь с этим. Совет подтвердил, телепортировавшись перед Мирандой. Каждый из двенадцати по очереди кивнул и перешёл за спину Миранды.


   – Принесите мне закон об ограничении магии. Оригинал из государственного архива, – приказала она.


   – Ваше Величество, не хотите ли направится во дворец? – осведомился один из членов Совета.


   – Нет, сначала мне нужен этот закон. Тот экземпляр, что дошёл до меня в далёком Сорионе, не способствует благополучию моих подданных. И это мой королевский приказ, – повторила она.


   Толпа расступилась, пропуская высокого гонца со шкатулкой красного дерева. В таких шкатулках хранились королевские указы. На крышке и торце значилось «Закон о разумном распределении магической энергии».


   – Разумном? – переспросила Миранда. – Посмотрим. Ваше высочество принц Валтор, позвольте воспользоваться вашими перчатками?


   – Как пожелаете, Ваше Величество, – Валтор протянул ей белые перчатки из своего кармана.


   – Позвольте, я осмотрю шкатулку? – охранник Валтора оттеснил своего хозяина, но всех опередила Светлана и протянула Миранде маленький пузырёк. Та раскрыла шкатулку и брызнула туда.


   – Я думаю, уже всё в порядке, – улыбнулась Светлана и встала на ступеньку ниже Миранды.


   Королева развернула свиток и брезгливо поморщилась. Двумя мальцами она показала его Светлане.


   – Что думаешь?


   – Миранда, законы и указы – полностью твоя стезя. Я только могу сказать, что пункт номер шесть технически трудновыполним. Восемь приведёт к огромному количеству травм. Десять... – Светлана задумалась. – Ну примерно как... Приказать не сморкаться. В приличном обществе всё равно не понятно, а в уборной порой необходимо это проделать, особенно если насморк или аллергия.


   – Или как не срать, – встрял Марат, за что был изгнан со сцены, но нужное впечатление произвёл.


   Королева медленно повернула свиток. Толпа затихла.


   В тишине раздался почти оглушительный хруст разрываемой бумаги. Один, другой, третий... Порвав указ на множество мелких кусочков Миранда аккуратно сложила его в шкатулку. Щелчком пальцев она выбила искру, которая упала в шкатулку. Вспыхнуло пламя.


   Шкатулка впрочем осталась целой.


   – Господин судья, у вас есть экземпляр?


   – Разумеется есть! Сжечь и его?


   – Нет. Принесите.


   Утомившийся судья передал лист через Светлану. Миранда его сложила в несколько раз. Дождалась, когда огонь в шкатулке погаснет и вытряхнула пепел себе под ноги. Затем положила в шкатулку копию.


   Достав из платья булавку с бриллиантовой головкой, она зачеркнула острым концом надпись на шкатулке и молча нацарапала.


   «Тупой закон»


   – А теперь поставьте это в дворцовый музей. Если кому-то из моих потомков или преемников, которые будут у власти придёт в голову закрыть людям магию, ткните их сюда носом. А потом в последствия, – провозгласила Миранда. – А теперь я возвращаюсь во дворец. Приём по прежнему расписанию.


   До королевского дворца была всего-то одна улица, поэтому Миранда не заморачиваясь пошла пешком. Народ расступался. А Миранда молча, решительно и деловито шла ко дворцу.


   – Эффектно, – оценил Марат.


   ***


   Двери тронного зала закрылись за спиной Миранды. Она дала всем советниками два часа на подготовку доклада о том, что тут успели без неё натворить. И у неё теперь было два часа.


   Два часа поздороваться.


   Миранда прошествовала по ковру к королевскому трону. Положила руки на подлокотники и закрыла глаза.


   Запах словно погладил ноздри. Куда ни падал взгляд, всё было для Миранды знакомым. И даже звуки. Здесь, в тронном зале, прекрасная акустика. Каждое слово слышно. И она помнила, как звучал среди этих сводов и гобеленов голос отца. Сильный, увесистый бас, заполнявший зал уверенностью. Как звучал здесь мамин голос. Глубокий, красивый, с прихотливым кружевом интонаций и модуляций. Он танцевал, увлекал и не давал прервать.


   И как звучал здесь её собственный. Весёлый детский, или заносчивый, дерзкий подростковый. Как он зрел, собирая мамины и отцовские интонации, лучшие приёмы. Как креп и становился уверенней с каждым годом.


   Сев на ковёр, Миранда тщательно расправила юбку, посмотрела в потолок... Погладила ковёр. Ворс тоже был знаком, и от прикосновения щемило в груди.


   – Я дома, – произнесла она. Она легла на пол. – Я дома.


   Голос знакомо затанцевал под сводами, пробираясь по всему залу в каждый угол. Миранда здесь одна, а значит можно всё.


   – Я дома, – повторила она. В уши затекали прохладные капли. – И всё замечательно, да.


   Через два часа сюда войдут советники, и Миранда будет выслушивать их по очереди, оценивая ущерб. Но сейчас она может насладиться в полной мере тем, что она дома.


   ***


   Довольно скромный по королевским меркам праздник Миранда всё же устроила, и уложила туда и празднование собственного возвращения на трон, и помолвку с Валтором. Она представила принца и будущего мужа сначала советникам, затем поданным. И приложила много усилий, чтобы он всем понравился.


   Светлана, тоже приглашённая на праздник, поскольку её участие во всех событиях было просто неоценимым, с удовольствием наблюдала, как очень довольная Миранда беседует с казначеем. Тот ещё с трудом шевелил левой рукой, иногда морщился, да и отъесться не успел, но выглядел вполне бодрым и довольным. Ему удалось сохранить неприкосновенный запас, потому что выбить из него ключ доступа без королевы не смогли. Порядком обчищенные королевские хранилища и сокровищницы благодаря ему не опустели совсем.


   Валтор о чём-то болтал с советниками королевы, которые его изучали очень критически. Всё-таки будущего мужа королевы из дворца выпереть будет сложно. Валтор же пускал в ход всё своё изысканное обаяние, которое только мог. Миранда за этим наблюдала краем глаза и порой на её лице мелькала довольная улыбка.


   -Ишь как вертится. Прямо из кожи вон лезет, лишь бы к королеве подлизаться, – пробурчал оказавшийся рядом Марат.


   – В положении Валтора это вполне естественно. Хотя по-моему он сделал достаточно, – заметила Светлана.


   – Щаз. Кто знает, что вам, бабам, надо, – буркнул Марат.


   – Уважения, – Светлана пожала плечами. – Того же, что и мужчинам. А вы как себя чувствуете? После суда вы были сильно истощены.


   – Слушай, красавица, или ты лесом, а? Да и вообще после всей заварухи, с какого перепугу ты опять на «вы»?


   – Я всегда так, – невинно ответила Светлана. – Это нормальное общение между взрослыми людьми.


   Марат схватил со столика бокал и сунул в руки Светлане.


   – На. Будем пить на брудершафт, и тогда ты спокойно говоришь «ты». Договорились?


   – Не обязательно пить, – Светлана поставила бокал, данный Маратом обратно на стол, и взяла другой.


   – Я тебя травить не собирался, – пробурчал Марат.


   – Я знаю, Марат. И вполне вам доверяю. Просто это вино, а здесь вишнёвый компот. Вы меня извините за это?


   – Трезвенник?


   Они сцепились локтями. Светлана оказалась около его уха.


   – Этиловый спирт тоже яд, и он тоже выходит кратчайшим путём, – шепнула она. – Не хотелось бы позориться.


   Марат фыркнул.


   – А целоваться будем?


   – Нет, – Светлана отступила на шаг.


   – Больно надо... Ты кстати мне нужна.


   – Зачем? – Светлана уже напряглась.


   – Тебя в монастырь пустят, – коротко пояснил он. Потом помолчал, ожидая какого-то ответа. – Я тут выяснил, кто меня прибить хотел. Убивать не буду, без паники. Я просто их настоятелю слабительного в суп высыплю. Пускай...


   Светлана задумчиво смотрела на Марата.


   – Да, я мстительный паршивец. Не думай, что меня переделала.


   – Разве я собиралась? Лучше поясни свои намерения и почему именно настоятелю.


   – А тот бородатый проповедник натравил на меня ту тётку. Я кое-что из своих источников выяснил. Была нормальная тётка с повышенной эмпатией. Работала и работала себе. Приняла кодекс Целителей. Прожила и проработала ещё лет пять. Потом у неё умер ребёнок. И она решила уйти в монастырь и стереть себе память. И от этого у неё крыша двинулась...


   – Причём направление поездки крыши Трид задал.


   – Ага.


   – Марат, мы идём сейчас, – произнесла Светлана, поставив бокал.


  -


Эпилог. Стройка



   Прораб не ругался на рабочих. Те вначале косились на него с опаской, потом перестали. Делать кладку без магии, имея в распоряжении несколько мотков верёвки, пузырьки, отвесы из гирек и так непросто. Консультант по кладке был всего один на всю стройку, и тот не клал ничего крупнее камина, но по крайней мере досконально знал технологию и в архиве откопал всю информацию по ней.


   – Месяц назад вы обещали закончить стройку к концу года. Но по вашим темпам я вижу, что вы не сможете к сроку успеть даже половину, – сказал Мэр, прохаживаясь по стройке.


   – Месяц назад мы строили с помощью магии, а это совершенно другое дело, – ответил прораб, который теперь следил за всем. – Лада переделала проект, мы откопали в архивах домагические технологии, но они не совершенны и не дают результата так быстро, как надо.


   – Что вам не хватает?


   – Магии.


   – Не учитывая магию.


   – Людей, которые умеют класть кирпич. Качественных инструментов.


   – Что говорит снабжение?


   – «Ищу», – пожал плечами прораб. – Видите, его здесь нет. Ищет значит.


   – Пусть ищет быстрее.


   – Пусть, – согласился прораб. – Я бы тоже был рад, если бы нашёл. И Ладу бы освободить.


   – Это мы сделаем, – вздохнул мэр. – Залог будет. И условие с магией не связываться.


   Прораб на это ничего не ответил. Сынишка лады носился по улице, ежедневно спрашивал, где мама и скоро ли она придёт. И покашливал лишь иногда. Если магия снова понадобится, Лада опять её применит и опять присядет.


   Снабженец приехал следующим утром.


   – Так-с! Я решил проблему с недостатком рук. И с теми, кто не имеет опыта в укладке кирпича. Эти, как утверждает продавец, его имеют, – заявил он, собрав всё строительное начальство.


   – Ну и как? – спросил прораб, напрягшись. Слишком снабженец был доволен.


   – Вот, – снабженец свистнул. Из-за угла забора появился крепкий юноша, а за ним шли парами десяток здоровых, сильных мужиков. Загорелых, с обветренными лицами.


   Снабженец подманил пальцем сопровождающего.


   – Вот, пожалуйста. Строители со стажем. Умеют класть кирпич вручную, можно им дать инструменты и дальше они сами разберутся. Мы уже проверили их работу. Я могу показать собственный дом, – сразу затараторил он. – Им только задание и они всё сделают.


   – Хорошо. На жалование они согласны?


   – Да, разумеется согласны, – поспешно кивнул сопровождающий. – Если что, они даже не люди. Мозг как голый, гипнозу поддаются без усилий. А настолько естественный гипноз не запрещён. И к магии они не способны вообще. Ограничивать их не придётся.


   Прораб подошёл к мужикам.


   – Добрый день, – поздоровался он, чуть поклонившись.


   Мужик, словно вышедший из оцепенения, издал громкое «Уффф» и снял шапку.


   – Добрый день, – повторил прораб чуть громче.


   Тот смотрел на прораба глазами полного идиота. Короткие тёмные волосы слиплись в сосульки. С них капало. Мужик что-то ответил на незнакомом языке.


   – Лом тебе в ноздрю! Откуда ты их взял? – произнёс прораб. – Только с дикарями я не работал!


   – Ну а что бы и нет? Гипнозу поддаются, можно нарисовать картинки...


   – Я спрашиваю, откуда ты их вообще взял? Клоны это что ли?


   – Может и так, – уклончиво ответил сопровождающий.


   – С него вон течёт. Эй, мужики, снимайте куртки, – прораб показал на себе, что нужно делать. Мужик понимающе радостно закивал и стащил с себя куртку, а затем бросился к своим товарищам. Все они взмокли так, что клетчатые рубашки с мелкими пуговками можно выжимать. Куртки оказались толстые из нескольких слоёв ткани, набитые чем-то отдалённо похожим на вату.


   – Да я вас самих обоих кирпичом заложу, если вы немедленно не объясните, откуда они взялись!


   – Нароооод! – Закричал пробежавший мимо помощник снабженца. Он влетел по только построенной стене и встал на её вершине. – Нарооод! Королева Миранда вернулась! Вот слушайте: «Срочное сообщение! „Закон о разумном ограничении магии“ безвозвратно отменён!». Ураааа!


   Он выхватил из кармана горсть мелких розовых цветочков и метнул их в сторону, где нашёл больше всего народа.


   – Ураааа! – подхватил прораб. – Что, прямо сейчас можно?


   – Да! – ответил с высоты помощник.


   – Отлично! На сегодня работа закончена. Завтра согласуем продолжение стройки.


   Мужики растерянно переглядывались.


   – Они что, уже не нужны? – почесал лоб снабженец.


   – Отправьте их домой.


   – А я знаю, где их дом? Они даже по-нашему ни бельмеса.


   – Вот проклятье...


   – Но кирпич класть точно умеют.


   ***


   Оранжерея у Миранды считалась даже более интимным местом, чем спальня. Пристроенный ко дворцу огромный стеклянный купол, поделённый на секции заполняли самые разнообразные растения. Любимые и самые чувствительные Миранда помещала в дальний конец. В её отсутствие оранжерея пришла в плачевное состояние, и она долго ругалась. Зато после долгого приёма было где расслабиться.


   Светлана и Марат сидели на скамейке под пальмой. Светлана – с прямой спиной, положив руки на колени. Марат закинул ногу на ногу и смотрел в потолок.


   – Вы всё-таки спелись? – осведомилась Миранда, аккуратно отделяя засохшие листья с вьюна.


   – Так получилось, – невинно пожала плечами Светлана.


   – Так получилось у них... С чего начнём? С разорения монастыря или Саримата?


   – Почему ты считаешь, что мы его разорили? – уточнила Светлана.


   – Я оттуда ничего не спёр, – сразу оправдался Марат. – А мордобой был даже не на территории.


   – Ага. Было там тридцать два человека. Теперь там пусто. Голые стены. Мне принесли твою статую, Светлана. И сорок горшков герани. Что это было?


   – Марат пошёл говорить с Тридом, а я собрала общий совет Целителей, – ответила Светлана.


   – Угу. И она толкнула там такую речь, что через час весь монастырь Хлоповой долины собрал монатки и смотался, – Марат взмахнул руками. – Даже безногий инвалид. Готов поспорить, та мелкая летающая шваль тоже не отстала. Теперь там один только Трид.


   – С подбитым глазом, – добавила Миранда.


   – Он сам на меня первым с кулаками полез, – заметил Марат. – Там ещё два ребра.


   – Достать целителя так, чтобы он полез с кулаками? – уточнила Миранда.


   – Он из целителей исключён, – напомнила Светлана.


   – Надеюсь, ты нет? – Миранда остановилась.


   – Говорят, нет оснований, – пожала плечами Светлана. – Хотя передача травмирующих воспоминаний осталась сомнительным вопросом. А вот стирание памяти признано опасным. Раз и навсегда.


   – Так же, мне доложили, что эта концепция стирания памяти теперь считается сектантской, – добавила Миранда. – Твоя работа?


   – Моя, – согласилась Светлана. – Моя. И я, честно сказать, не могу об этом пожалеть. Она просто опасна. Я слишком поздно это поняла.


   – И позорит целителей, что тебе как репей в штанах, – добавил Марат.


   Светлана откинула голову назад.


   – Да, да, да. Мне это не нравится. Но, если что, позорит не сама концепция, а её последствия. Если в голове есть только Кодекс и больше ничего, получается ерунда. Все пострадавшие проходят реабилитацию.


   – Отлично! Теперь, что вы сделали с Сариматом?


   Светлана закусила губу.


   – Он сам это сделал, – ответил вместо Светланы Марат.


   – Что именно? Светлана, объясняй, ты это понимаешь.


   – У тебя ведь есть система полива в оранжерее? – уточнила Светлана.


   – Есть. Вон трубы.


   – Что будет, если пустить по трубе слишком много воды?


   – Труба лопнет, – ответила Миранда. – В самом слабом месте. И зальёт мне тут всё.


   – Вот то же самое и случилось. Нельзя из человека делать распределитель. Несоответствие вместимости и самоконтроля превращает человека в ходячую бомбу. От эмоционального срыва никто не застрахован. Но тут случился не совсем он. Саримат в принципе проходимость попытался учесть, поставив предохранитель. Но в какой-то момент его отключил. Я не уловила когда. У него стало больше шансов меня убить, но он собрал столько энергии, что она при проходе через него сожгла ему мозг, – пояснила Светлана. – Я может и могла бы сделать этот предохранитель...


   – И сама бы сдохла.


   – Учи технику безопасности, – Миранда кинула собранные листья в ящик для компоста и надолго замолчала. – Статую-то я поставлю под яблони. Она там хорошо выглядит. То лепестки ловит, то яблоки. Только надпись я приказала убрать. Что с сорока горшками герани?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю