290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Целительница 3 (СИ) » Текст книги (страница 10)
Целительница 3 (СИ)
  • Текст добавлен: 29 ноября 2019, 14:00

Текст книги "Целительница 3 (СИ)"


Автор книги: Светлана Карякина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 10 (всего у книги 13 страниц)

   Арестовывать Миранду тоже собирались. Тюремная карета стояла в метрах десяти от крыльца. Но это пространство тоже заполонила толпа. Светлана выглядывала сквозь узкую щель в двери, прикидывая, как лучше проложить путь.


   – Светлана, сделай защиту так, чтобы люди поняли, что это именно ты, – произнесла стоящая рядом Миранда.


   – А это как?


   – Тебе лучше знать.


   – В том-то и дело, что нет.


   – Пользуйтесь своими разработками, – предложил Валтор. Даже его голос звенел натянутой струной.


   – Я их ни от кого не скрывала и не все они самые эффективные из имеющихся, – Светлана присмотрела наиболее подходящую дорогу.


   – Тогда может, ваши основные принципы помогут.


   – В них вообще ничего оригинального, – Светлана выпрямилась.


   – Тогда может все заткнуться с дурацкими советами? – предложил Марат.


   – Ваше Высочество, сейчас убивать Марата запрещаю. Я потом сама.


   Светлана махнула рукой, Марат неразборчиво что-то буркнул.


   – Целительница Светлана, по-моему ничего более специфичного, чем терпение по отношению к этому некультурному человеку вы просто не найдёте.


   – Главное, чтобы я нашла терпения на всё остальное, – прошептала Светлана. – Идём. Всё как договаривались.




   Толпа затихла. Светлана вышла на крыльцо гостиницы, спустилась на одну ступеньку. Стараясь ничем не выдать напряжения, она поздоровалась и попросила отойти. Ждать, что в толпе её послушают было наивно, но минимум благоразумия должно сохранится, и надеяться на него никто не мешал.


   – Самозванка! – крикнул кто-то издалека.


   Слова Миранды заставили Светлану задуматься, что для неё более характерно. Пойти разобраться в сомнениях этого человека? Или дальше заниматься своими делами? Первое конечно очень хотелось сделать, но помешало бы всему остальному. Поэтому Светлана пустила из пальца золотистую ниточку сквозь толпу до тюремной кареты. Она медленно становилась толще, аккуратно расталкивая толпу. Как только золотистый сетчатый тоннель стал достаточно широким, чтобы по нему можно было пройти втроём, Светлана остановилась и повернулась к двери.


   Миранда вызвала в толпе вздох возмущения.


   – Убийца!


   Толпа загудела. И в Миранду даже что-то полетело. Скользнуло по защите, не причинив вреда. Но пустило другой вздох возмущения, уже другой. Кто-то крикнул «идиот!», кто-то поддержал. Светлана не стала пока укреплять защиту. Сил у неё не бесконечно, а от камней она уже защитилась.


   К тому же вслед за Мирандой шли два охранника Валтора. Один из них закрывал Миранду с помощью магии, второй – зорко оглядывался. Валтора толпа словно бы не заметила. Светлана пошла за ним, чувствуя, как следом вышел Марат, махнул через перила крыльца и исчез в толпе. Всё как договаривались.


   Кральс, Амарус с Ревекой, осторожно выбралась Руфь. На её почти белом лице яркими пятнами светились веснушки. Рыжие рядом с тёмными кудрями она смотрелись весьма своеобразно... Когда Светлана закрыла защиту сзади, Ревека вздрогнула и шагнула поближе к Амарусу.


   Миранда как раз дошла до тюремной кареты. Хорошую явно не выбирали. Обыкновенная кованая решётка, закрытая сверху и снизу досками. Даже с магической защитой возиться не стали. Двое стражников около неё Светлане были незнакомы.


   – Вы арестованы, – сказал тот, что был пониже.


   – Я так и поняла, – кивнула Миранда.


   – Вам стоило сдаться раньше, тогда...


   – ...меня бы уже схоронили.


   – Вы не доверяете своей же Службе Безопасности.


   – Я не доверяю своему советнику. А так у меня есть доказательства моей невиновности. – Миранда кивнула на Светлану. – И у меня уже возникают другие вопросы. Что за бардак здесь без меня развели? Какой ещё запрет магии? И вообще, чем занимаются мои советники? Чем занимается моя Служба Безопасности, кроме отлавливания кухарок, которые магией перевернули котлеты? Так что после суда всем с отчётами.


   – Вы вообще-то арестованы за убийство.


   – Вот когда будет доказано, что я его совершила, тогда делайте что хотите, а пока я королева и за всё отвечаю. Откройте мне наконец эту клетку.


   Позади клетки было две открытые скамьи. На одну из них тут же сел Валтор и шёпотом обратился к Миранде.


   – Не перебор?


   – Нет, – отрезала Миранда, устраиваясь на скамье внутри клетки. – Светлана, ты куда полезла?


   – На крышу. На скамейках охрана сядет, а мне оттуда видно хорошо, – ответила она.


   -Снимите свою служанку с крыши! – потребовал охранник, обратившись к Миранде.


   – Она мне не служанка, так что снимайте сами.


   – Да пусть сидит. Кому она там мешает? – произнёс до сих пор молчавший высокий охранник.


   – Вас, Ваше Величество, она хотя бы послушает, – заметил Валтор.


   – Это вряд ли, – Миранда попыталась разглядеть сидящую на крыше Светлану, но у той было видно только ноги. – В конце концов никому не запрещено иметь при себе доказательства своей невиновности.


   – Кажется, я теперь не понимаю, кто кого терпит, – прошептал Валтор.


   Разум Светлане несколько раз напоминал, что она творит что-то нелепое, но теперь её точно все видели, к тому же сверху было куда удобнее просмотреть путь, нет ли там ловушек. Ловушки были, но примитивные. Явно поставленные неумело кем-то из местных и обезвредить их ничего не стоило. Значит, до здания суда им должны были дать добраться. Уже хорошо.


   Светлана соскользнула с крыши.


   – Я только что договорилась, что ты там и поедешь, – Миранда вздохнула.


   – Там такая толпа, что карета вряд ли обгонит пешехода, так что я пешком, – Светлана на полминуты замолчала. – А ещё на пути три арки.




   Курсантов Академии Службы Безопасности поставили в оцепление, утверждая, что это для них будет хорошая практика. Гаспар так не считал, потому что патрульным он становиться не собирался. Его куда больше привлекали расследования, о чём он и сказал преподавателям, после чего его хорошо пропесочили и пояснили, что это тоже важная часть работы.


   – Благородство жмёт? – хохотнул Крис. Тот был из дальней деревни с соответсвующим видом и манерами. Сейчас он остервенело чесал ногу второй, хотя за это мог получить и выговор.


   – Не мог бы ты, Крис, ничего не говорить. Я уже говорил, что меня можно заменить здесь магической преградой. А я тут вынужден стоять и чувствовать себя забором.


   – Ты видал? – прервал Крис. – Там целительница Светлана. Или кто-то в её виде.


   Гаспару пришлись приподняться на носки, чтобы разглядеть над толпой фигуру Светланы, усевшейся на крыше кареты.


   – Ну говорили же, что Миранда обязательно приведёт с собой метаморфозу, которая примет её облик, – продолжал Крис. – Поймать бы обеих, да допросить как следует.


   – Думаю, на суде так и сделают. Вот уж где бы я согласен постоять даже в качестве забора. Всё же историческое событие, – Гаспар опустился и ради профилактики пригляделся к толпе. Ничего особенного он не заметил.


   – А здесь типа нет?


   – Здесь его окраина. Захолустье. Всё равно что во время великой битвы гонять сбежавшую свинью на соседнем поле.


   – Свинья тоже много что может натворить, – Крис обиженно отвернулся.


   Вскоре Гаспар действительно почувствовал, что гоняет свиней. Через некоторое время пришлось разнимать завязавшуюся в толпе драку стенка на стенку. Обошлось без магии, но не обошлось без чьих-то зубов, след от которых чётко отпечатался у Гаспара на руке.


   – Ну вот тебе и боевые шрамы, – пробормотал он, натягивая рукав.


  -


Глава восьмая. Суд.Глава



   Утро пред судом Миранда пожалуй могла воспроизвести потом в деталях поминутно. Но сам суд ей показался беспорядочным. Часов перед глазами не было, а восприятие времени то растягивалось, то сжималось в несколько секунд.


   Зал суда Миранде был знаком до мелочей, но обычно она сидела в левом углу на возвышении, специально поставленном для королевских особ, которые могли присутствовать на суде. Правда, вмешивались они в исключительных случаях, да и присутствие королевы было не то, чтобы обычным делом. Сейчас это место было пусто, а Миранду сопроводили в клетку в правом углу.


   Полный зал Миранде не нравился. Миранда подмечала знакомые лица. Бывший советник, сосланный в самое дальнее захолустье официально за пьянку и драку с послом, на самом деле за то, что «не всё знал», точнее не договаривал, а ещё точнее, врал королеве. Пьянка и драка была на самом деле, они с послом не поделили какую-то девку. Замять дело было просто, но не в интересах Миранды. Посла отправили домой, этого... куда подальше.


   Ещё был один из помощников другого советника, его вообще посадили за казнокрадство.


   «И не его одного», – подумала Миранда, отметив ещё четверых, кого у себя на службе видеть не желала, о чём им и сообщала. Кому прямым текстом, кто понимал завуалированно.


   Глава секты «Чистых». Вот уж кто точно был активно за неискпользование магии. Особо увлечённые уходили в горы вести «чистый образ жизни», то есть полудикое существование. Этот никуда не уходил, а в основном проповедовал. Добрался даже до королевского дворца, где Миранда даже один раз его приняла. Он сбежал после трёх вопросов. А то, что его оборжали ещё до прихода королевы в тронный зал к ней самой отношения не имело. Сам напросился вместе с лабораторными.


   В общем, все присутствующие не особо любили Миранду. Хороший приём, можно даже оценить. А вот судья был один из самых уважаемых. И самых беспристрастных, надо заметить. Миранда его сама ценила, потому что его решения оспаривать мало кто осмеливался. Кто таки добился именно его присутствия?


   – Ваше Высочество, магию, не дающую лгать не сняли, так что всё как положено, – шепнул Валтору охранник.


   – Пускай Светлана ещё проверит, – Миранда сдвинулась ближе к столу защиты.


   – Её не пускают. Пока не вызовут, мол не пройдёт. Бодается в дверях с охраной.


   – Прямо так бодается? – уточнила Миранда.


   – Ну как... Пытается уговорить её пустить. Но уговоры пошли по третьему кругу.


   – Значит, уже проверяет. Только вы её из здания суда не выпускайте.


   – Разумеется, – охранник сначала взглянул на Валтора и получил его одобрение на ответ.


   Конечно, приказывать охране следить за Светланой было бессмысленно. Если ей будет необходимо она всё равно уйдёт. Если она не будет уверена, что без неё будет всё нормально, она не уйдёт. Скорее, плюсик в сторону «никуда не идти», когда её будет рвать на части мысль «где я больше сейчас нужна?».


   Охранник ещё некоторое время перешёптывался о чём-то с Валтором, но Миранда не слушала. У неё был всего один вариант: если она докажет правду, то будет свободна, потом бегом во дворец и там наводит порядок, пока не пришёл совсем уж конец. Валтор же готовил путь побега. Миранда в это решила даже не вмешиваться.


   Пришёл обвинитель и устроился на своём месте. Спокойный, как Светлана и говорила, уверенный. Ни одного лишнего движения, сомнения тоже вряд ли есть. Хорошая позиция. С Мирандой он взглядом даже не встретился.


   Суд начался.


   ***


   В комнате для свидетелей тишину иногда нарушало только шарканье подошв или шорох черкания на бумаге. Все разместились на обычных стульях, стоящих вдоль стен. В углу и посреди комнаты – небольшие столики. Светлана расположилась рядом с одним из них и задумчиво черкала на бумаге. Чёткие мысли кончились уже через полчаса ожидания. Мало кто вообще любит ждать, а Светлану это и вовсе сводило с ума. Не длительная сосредоточенность, а именно это бездействие ей и не нравилось.


   Конечно, изначально Светлана не планировала здесь сидеть, она хотела отправиться на поиски Саримата, вычислить остальные распределители... Но когда против неё встали разом два упрямца, один из которых умеет замечательно убеждать, а второй даже не слушает, рано или поздно придётся уступить. После часовой перепалки, в которой Миранда была голосом разума, а Марат – физической силой, пришлось-таки пересматривать уже почти составленный план. И когда только эти двое успели спеться?


   Светлана отложила листок и посмотрела на часы. Стрелка едва-едва тащилась. Если через полчаса Марат не заявится, значит надо идти уже ей.


   Больше десяти минут она уже не высидела и вышла в коридор. Ничего разумнее, чем посмотреть на дверь зала суда она не придумала. Её не вызывали, звуки из зала слышно не было, защита в порядке, лгать по-прежнему невозможно...


   В противоположном конце коридора самое обыкновенное окно. Большое, выходит во внутренний двор. Интересно, много ли там народу?


   – Целительница Светлана? – к ней подошёл охранник Валтора. Похоже, главный из них. Высокий, плечистый, стриженный налысо с короткой рыжеватой щетиной. – Вас что-то обеспокоило?


   -Не могу сказать, что меня что-то обеспокоило именно сейчас, но поводов хоть отбавляй, – ответила Светлана.


   – Соглашусь, – он кивнул. – Но, уверяю вас, заботу о безопасности я взял на себя.


   – Спасибо за это, – вполне искренне ответила Светлана. И кивнула на дверь зала суда.– Вы можете сказать, что там происходит?


   – Разбираются с вещественными доказательствами, – ответил охранник. – По крайней мере так было минут десять назад.


   – То есть, Миранда уже свою версию высказала? – задумчиво произнесла Светлана.


   – Да.


   – И как бы вы оценили уровень доверия?


   – Два из десяти. Ваши останки довольно убедительное доказательство. И по убедительности посоперничают с вашим появлением утром.


   – По крайней мере, останки молчат и не могут ничего сделать, что бы не соответствовало ожиданиям от меня, – Светлана задумчиво поправила манжет. – А значит, не предположат, что они самозванные.


   – Они вообще молчат. И никуда не убегают.


   – Это точно. За что их особенно стоит ценить.


   – Если бы мне было поручено охранять их, то я бы непременно оценил. Комната свидетелей с другой стороны, – напомнил он.


   – Я не туда. Мне... носик припудрить, – успокоила Светлана.


   – Окно я там закрыл. Магией. И если кто-то туда полезет, я об этом узнаю, – напомнил охранник.


   – Не стоит, мне действительно туда нужно. Тем более, мы на третьем этаже.


   – Это-то как раз не препятствие.


   – В этом вы правы, – согласилась Светлана. – Но всё же я схожу.


   До возвращения Марата осталось всего каких-то несколько минут. Окно в туалете и правда было закрыто магией, к тому же оно было очень высоко. Светлана едва доставала кончиками пальцев до его края. И, на самом деле разумно его всё же закрыть, потому что это лучший вариант из всего, что есть. И, если что, Марат именно здесь и пролезет. На вход оно не закрыто, но есть оповещение, в том числе и Светлане.


   Прошла одна минута, другая, третья...


   Вовремя Марат всё-таки не вернулся. Терпения хватило прождать ровно одну лишнюю минуту. Ну что ж, теперь и Марата выручать. А она говорила, что надо было идти ей.


   Светлана оторвала от кончика косы волос и отпустила его. Стоило копии обозначиться, как Светлана метнулась в кабинку туалета и, закрыв дверь, начала превращение в мышь. Четыре-пять минут должно было хватить на то, чтобы поднялся переполох и Светлана успела проскочить. Ну и понять, что вместо неё в окно лезет копия, сразу не получится.


   Но всё пошло наперекосяк с третьего шага.


   В окно кто-то полез снаружи. И тут же упало чьё-то тело.


   – Твою мать!


   По крайней мере, если Марат упал, то не сильно пострадал.


   Шлепок пощёчины.


   Вот это стоило учесть. Копия сейчас Марату наваляет, и хорошо, если без магии.


   – Етить... – прошептал Марат.


   – Дёрнешься, и останешься без мозгов, – сообщил охранник Валтора.


   «Да ради всего святого! Что же там происходит?!» Побег уже был бессмысленным и пустил бы насмарку слишком много работы.


   – Светлана... – прошептал Марат.


   А вот это было совсем плохо. И чтобы не стало ещё хуже, Светлана приоткрыла дверь.


   – А что случилось? – спросила Светлана с самым невинным видом, на который только была способна.


   Марат сидел на полу, держа за плечи копию Светланы с безжизненно болтающейся головой. За его спиной стоял охранник Валтора, который прижимал к затылку Марата какой-то железный прут, к которому точно было привязано одно из сильнейших смертельных проклятий.


   Бледное лицо Марата по очереди исказили несколько гримасс от ужаса к облегчению и к злости.


   – Я тебя убью, – процедил он.


   – Уже попытался, – охранник прижал прут плотнее, он даже изогнулся. Это не могло повлиять на силу заклятия, зато служило сигналом Марату.


   -Это копия, – предупредила Светлана на всякий случай для тех, кто не понял. – Интересно, я даже не почувствовала энергию смерти...


   Она сделала всего шаг и закрыла дверь.


   – И Марат тут не при чём, – добавила она. – Я готова поручиться.


   – Это слишком наивно.


   – Нисколько. Следы свежие. И я вижу, что убил её не Марат.


   Марат швырнул копию на пол, отпихнул от себя охранника Валтора и одним прыжком подскочил к Светлане.


   – Ты... ты... – Он ухватил её за грудки, чуть приподнял и вжал в дверь кабинки так, что носки едва касались пола. Марат начал ругаться. Ругался он долго, самозабвенно, заковыристо и прошёлся кажется по всем родственникам Светланы до седьмого колена.


   – Светлана, если вы меня не пустите, он вас задушит, – произнёс охранник.


   Светлана не ответила. Горло ей не пережало, а прерывать Марата просто несправедливо. Злость, сменившая панику и горе, была вполне естественной. И, если быть честной, Светлана эту взбучку заслужила.


   – Она мёртвая! – Марат махнул рукой в сторону копии, а Светлана встала наконец на ноги. – Я вошёл, а она мёртвая!


   – Ну вот, теперь можно говорить разумно, – Светлана осторожно отвела руку Марата от второго плеча, мысленно добавив, что и ей тоже. – Что вы конкретно видели, когда вошли?


   – Я полез в окно. Через переднюю и заднюю двери меня не пустили, да и отсюда очень хотели скинуть. А тут ты... то есть, она упала. Я к ней, а она оказывается мёртвая.


   – По-моему, вы напрасно этому человеку доверяете, – охранник Валтора стоял на прежнем месте, а между ним и Маратом Светлана на всякий случай поддерживала барьер. – Когда я вошёл, он тряс... копию?


   – Копию, – подтвердила Светлана. – Травм у неё нет, надо заметить. А следы магии только одни. У вас есть ещё минута проверить.


   Охранник Валтора, недоверчиво косясь на Марата, наклонился к копии. Светлана старалась на неё не смотреть вообще. Скорее бы исчезла, как жуткое воспоминание.


   – Она что, сама себя? – поразился охранник, поднявшись.


   – Да ты рехнулась! – вскрикнул Марат, когда Светлана кивком подтвердила, что так и есть.


   – Роковое проклятие. Ваше. Вы им владеете?


   – Знаю, – поправила Светлана. – При создании защиты надо досконально изучить оружие.


   – И хочешь покончить с собой, – добавил Марат.


   – Я бы не сказала. На сознательном уровне точно нет. Копии же достаточно мысли, – Светлана пожала плечами. Ноги и руки она чувствовала плохо. – Знать бы, она всегда так делает, или нет?


   – Надеюсь, вы не станете здесь и сейчас экспериментировать? – уточнил охранник, снова отступая к двери.


   Светлану передёрнуло от одной мысли, что придётся повторять.


   – Ну это всё объясняет... – Марат почесал затылок.


   – Что именно? – с надеждой уточнила Светлана.


   – Я думал, ты просто долбанутая. А оказывается, ты сдохнуть хочешь! Это поэтому у тебя сейчас между мной и этим пёсиком защита есть, а между мной и тобой – нет. Очень на тот свет не терпится? В рай к облачкам?


   Светлана получила очередной тычок в грудь.


   – А вот хрен тебе! – Марат показал её кулак.


   – Я думала, вам тоже стало что-то понятно с прахом.


   – Да мать твою за ногу... – Марат от души стукнул по стенке.


   Светлана сильно потёрла лоб, чтобы мерзкий холодок из него наконец ушёл.


   – А давайте о деле, господа? К тому же, кажется, я не рассчитала с копией. Она бы должна уже исчезнуть.


   – Уж скорее бы... – пробормотал Марат.


   – Впервые могу с вами согласиться, – охранник тоже посмотрел на копию.


   – Насколько я знаю, труп копии держится очень незначительно дольше, чем живая копия, – Светлана присела и осторожно подняла копии веко. Зрачок на свет не ответил. От копии не было энергии жизни, не было и энергии смерти. Тут была только магия. Тем не менее, все жизненные функции у копии были и начало разложения тоже. – И, если посчитать, то создание копии на год и её убийство дало бы лишние пять минут в конце года. А тут уже минута.


   – А может ты накосячила? – Марат тем не менее, нахмурился.


   – Тоже может быть. Надо засечь, сколько она продержится.


   – И что это даст?


   – Пока не знаю.


   – Я пожалуй оставлю вас. Надо сообщить его Высочеству.


   Марат настороженно покосился на Светлану.


   – Если вы минут пять подождёте, информации будет больше, – Светлана продолжала изучать, на что подействовало роковое проклятие. Оно выбивало из человека жизнь в любом случае, но по-разному. В этот раз остановило сердце. Мгновенная смерть. – А лучше, дождитесь перерыва.


   – Думаю, я доложу при первой же возможности, ничего не дожидаясь, – возразил охранник и вышел.


   Что это может быть? Светланины личные особенности? Взаимодействие рокового проклятия и создания копии?


   – Ты совсем зелёная и у тебя руки дрожат, – заметил Марат.


   – Это плохо, – согласилась Светлана. – Вы что-то делали?


   – Нет. Было уже поздно.


   – Значит, вы тут не при чём. Как можно проверить, не от копии ли остался прах?


   – Дождаться, когда она пропадёт? Ты явно не первая, кто грохнул свою же копию. От долгов так довольно успешно увиливают.


   – Попробуем дождаться, когда эта пропадёт, – Светлана ещё раз потёрла бол. – А пока, расскажи, что вы узнали?


   – Угу, – Марат подхватил Светлану под мышки и поставил на ноги. Она чуть пошатнулась и оперлась ему на плечо.


   – И простите меня, я совсем не хотела... чтобы так получилось.


   – Я уж думал, в каком ущелье, лесу или овраге мне ныкаться от королевы, – хмыкнул Марат.


   – Тем более, не хотела вас так пугать.


   – Да иди ты в задницу... Давай выпьем, а? – попросил Марат.


   – Нет. Не время.


   – Когда вся эта заваруха кончится, я точно надерусь. Исчезла, кстати, – Марат показал на копию, точнее, то место, где она только что была.


   – Исчезла, – согласилась Светлана и отпустила плечо Марата, убедившись, что стоять уже может. – Полторы минуты лишних. С чего начнём? С того, что до меня сейчас дошло, или с вашего рассказа?


   – С твоего. Самому интересно, что за ерунда творится.


   – Так вот, если что-то будет нелогично, говорите.


   – Ты с логикой в принципе не дружишь... Говори уже.


   ***


   Всего две вещи Миранду хоть немного радовали: то, что она действительно не виновата. И то, что судья был совершенно серьёзен. Хотя Миранде хотелось иногда заржать. Громко и неприлично. Или столь же неприлично зарыдать. Но вела она себя так прилично, что Валтор начал бросать обеспокоенные взгляды.


   – Если вы помните, повторите дословно, что королева Миранда кричала целительнице Светлане.


   – «Сама головой подумай! Зачем тебе это надо?». Я почти дословно это помню, – одна из придворных Миранды тоже была спокойна и пожимала худенькими плечиками. Скандал она действительно слышала, но воспользоваться головой в личных интересах Миранда советовала почти каждый раз. Особенно тогда.


   – Такой разговор действительно был?


   – Был, – подтвердила Миранда. – Но к трону не относился.


   – И Светлана действительно отказалась стать вашей советницей?


   – Отказалась, – подтвердила Миранда.


   – Потому что хотела большего!


   – Протестую! – вмешался Валтор. – Этому утверждению нет оснований. И в показаниях свидетелей тоже.


   – Но вы поссорились?


   – Поссорились, – подтвердила Миранда. – И даже после того, как она отказалась. Светлана решила изучать другой мир. Сами понимаете, мало кому хочется отпускать друга в неизвестность.


   – У вас есть власть.


   – Соблазн был велик, – согласилась Миранда. – Но нет, властью я не воспользовалась.


   Приказывать Светлане или запирать её во-первых бессмысленно, во-вторых жестоко. У неё только-только появился интерес в глазах. В-третьих...


   Это Миранда поняла много позже. Если ссора на время перекрыла мост между ними, то приказ его бы взорвал.


   День преступления Миранда ещё в самом начале восстановила по минутам. Но увы, свидетелей двухчасового перелопачивания договоров не было. Да, и в сад она после этого выходила, проветрить голову.


   Пока свидетелей и Миранду допрашивал обвинитель, всё шло как по маслу. И на этом масле она поскользнулась и летит в глубокую и смачную лужу.


   – Что вы предприняли, чтобы спасти целительницу Светлану, если, как вы уверяете, её схватил Саримат?


   – Послала отряд её вытащить.


   – Серьёзно? Вампир, девчонка и наёмник? – не удержался от ехидства Иртак.


   – Серьёзно. Марат, который если взялся, никогда не отказывается от дела. Амарус, с которым во-первых надо определить, насколько он вампир. Во-вторых, они со Светланой как раз хорошо поладили. И девушка, которая точно не даст Марату с Амарусом завалить дело и поссориться, – объяснила Миранда, тоже не без ехидства. – А остальная Служба Безопасности так рыла носом землю, что Саримат лишний раз дышать боялся. И когда он знает, что Служба Безопасности занята им, Светлана будет с минимальной охраной.


   – А если бы он убил Светлану?


   – Это было бы плохо, – мрачно ответила Миранда. – Но атака его замка только увеличила бы вероятность такого поворота.


   Валтор растерянным не выглядел и когда слово дали ему, он начал обвинения отвергать одно за другим очень основательно. Начал причём с мотивов. С того, что Светлана сделала и как это оказалось на пользу Миранде, каким не выгодным для неё был такой поворот... Выгода выгодой, но в таком случае ей было бы очень плохо. Совсем плохо.


   Изложение своей версии событий у Миранды заняло не так много времени, тем более что она не так уж много лично видела своими глазами.


   Как ни странно обвинитель не задал Миранде вопроса, уверена ли она, что вернулась именно Светлана, а не кто-то другой. Ну и правильно сделал. С его стороны правильно. Он только напомнил, что останки найдены и без сомнения принадлежат Светлане.


   Первой позвали Ревеку. Она похоже неплохо подготовилась. События она расписала чуть ли не по минутам, старалась вытащить как можно больше деталей. Но, много она на самом деле не видела.


   – То есть, когда похитили целительницу Светлану, вы были без сознания?


   – Ну да, – Ревека кивнула. – Но что было до этого, я вам тоже рассказывала. Да и после тоже. Остальное знает Амарус. Терентия можно и не звать. Он сбежал.


   – И ещё. Сколько вы знаете целительницу Светлану?


   – Чуть больше года, – Ревека держала руки, как прилежная ученица на докладе.


   – Почему вы уверены, что видели именно Светлану?


   – Потому что не было ничего, что заставило бы меня сомневаться в этом, – руки она чуть сдвинула и потёрла край стола. – Ведёт себя, как обычно. И все детали помнит.


   – Вы расспрашивали?


   – Нет, – со вздохом призналась Ревека. – А стоило, да? Просто затем, чтобы было что ответить.


   – Если бы расспросили, другое дело.


   Ревека потёрла край стола сильнее.


   – Другое дело, – согласилась она.


   Когда Ревека села, позвали Амаруса. Тот, похоже, готовился не без помощи Ревеки. Он спотыкался и сбивался, чего и следовало от него ожидать. Но всё же он упирался на факты, что Миранду несказанно радовало.


   – Почему вы уверены, что перед вами именно Светлана? – получил тот же вопрос Амарус.


   – По запаху, – Амарус подался назад. – И...


   Он огляделся.


   – Договаривайте.


   – По реакции. Ни у кого больше такой нет.


   – Реакцию можно натренировать на том же уровне.


   – Да я не про то, – Амарус помялся. – По ответу на какие-то события. Что-то вроде... Ну как на неуклюжего ребёнка. Ты споткнулся, падаешь, она тебе так походя подушку, поднимет или на полшага в сторону. И дальше пошли, как будто так и надо. Если что-то плохо, то на ходу подлечит. Если совсем плохо, то не на ходу. Ну или на капризного. Но это уже не я. – Амарус потянул своё ухо так, что оно покраснело.


   – Это не факты, а ваши ощущения.


   – Ага. Значит, запишите запах. И походку. И жесты.


   – Это всё можно сыграть.


   – Запах нет. Напишите запах.


   – Есть факты, говорящие, что вы больше не вампир, а тогда вашей чувствительности доверять не стоит.


   – Почему? Запахи я всё равно чувствую хорошо. Не так сильно, как когда оживал вампир... И человека я по-другому чувствую...


   – Ваша чувствительность изменилась?


   – Нет... То есть, да.


   – Вы хотите запутать суд?


   – Нет. Я сам запутался. Это как... нюхаешь пирог, и через пять минут обнаруживаешь себя за облизыванием блюда. Было так. А сейчас нюхаешь, запах хороший, чувствуешь так же. Можешь и дальше нюхать, но не сожрёшь уже.


   – Это снова ваши эмоции.


   – Просто напишите запах. Запах всё тот же.


   – Вы нюхали?


   – Ну я же дышу. Постоянно, – Амарус снова попытался открутить себе ухо.


   – Уважаемый суд, это настолько же достоверно, как и голос и всё остальное. И настолько же поддаётся подделке.


   – Тем не менее, принимаю во внимание, – Судья кивнул Амарусу и велел ему сесть.


   Тот поспешно закивал, не отпуская ухо.


   Следующим позвали Марата.


   «Что там стряслось?» – подумала Миранда.


   Марат смотрел на всех из-под лобья и в его движениях не было ни того протеста, ни той наглости. Он как будто зажался. Хотя может он всегда такой на публике?


   Рассказывал он спокойно, без своих обычных выкрутасов и называл всех по именам. Очевидно, сообразить, что в случае, если он будет наглеть, его вышвырнут отсюда, мозгов вполне хватило.


   – Вы знали целительницу Светлану раньше? – Иртак даже в какой-то момент фыркнул.


   – Нет, – ответил Марат.


   – Тогда почему вы считаете, что вытащили из подвала именно Светлану, а не кого-то другого?


   Марат хмыкнул и долго формулировал ответ.


   – А бес его его знает, – наконец сказал он. – По крайней мере она точно спросила про королеву Миранду. И портрет совпадал.


   – Внешность можно подделать.


   – Всё можно подделать, – поморщился Марат, смотря всё так же зло на Иртака. – Но могу поручиться, что это тот самый человек, который справился с извержением вулкана и разобрался с откачкой магии.


   – Какие у вас основания так считать?


   – Устройство распределителя энергии она знает. Подробности всей этой заварухи тоже. Да и направление откачки энергии она при мне делала. Вот...


   Марат замолк, и когда уже обвинитель открыл рот, вдруг торопливо продолжил:


   – И характер такой. Встанет, когда понадобится, и против вулкана, и против королевы. И Сатаны лично. – Марат облокотился на трибуну. – Одновременно. Зараза.


   Последнее слово Миранда прочитала по губам.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю