332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Светлана Шёпот » Хильдегарда. Ведунья севера (СИ) » Текст книги (страница 6)
Хильдегарда. Ведунья севера (СИ)
  • Текст добавлен: 29 декабря 2020, 18:30

Текст книги "Хильдегарда. Ведунья севера (СИ)"


Автор книги: Светлана Шёпот






сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 23 страниц)

Глава 7

Меня, чтобы не мешалась, Хельга усадила на кровать, а сама развила бурную деятельность. Середина комнаты была освобождена, печь заполнили новыми камнями и убрали к стене. На освободившееся место мужчины принесли круглую ванну, больше похожую на большой таз.

Кроме этого, как только начало темнеть, Хельга расставила по всей комнате свечи, отчего атмосфера сразу изменилась. Но и это было не все. Пока емкость заполняли водой, служанка время от времени кидала в печь какие-то травы, которые при сгорании испускали слегка сладковатый запах. Удивительно, но вскоре я начала расслабляться.

Когда ванна наполнилась, Хельга отцепила с пояса мешочек, на который я раньше не обращала внимания, и начала высыпать его содержимое в воду. Я присмотрелась, понимая, что это тоже высушенные и перетертые в порошок травы. Сладкий запах начал перебиваться ароматом, похожим на смесь чабреца, мяты и еще чего-то приятного.

– Я помогу вам снять одежду, – проговорила Хельга тихо, когда солнце полностью скрылось за горизонтом.

Она задернула штору, тщательным образом проверив, чтобы не было ни единой щели. После этого закрыла плотно дверь. Комната погрузилась в оранжевую полутьму, наполненную запахами летнего луга.

Поднявшись, я хотела сказать, что и сама могу раздеться, но передумала и лишь кивнула. Этого оказалось достаточно – Хельга принялась медленно снимать с меня одежду. Мне даже показалось, что в этом тоже кроется некий ритуальный смысл, уж слишком показательно неторопливо, словно бы вдумчиво, она это делала. После того как очередная вещь была снята с меня, Хельга аккуратно складывала ее сразу в сундук, словно отделяла меня нынешнюю от прошлой.

Когда на мне ничего не осталось, девушка взяла меня за руку и подвела к ванне.

Я ощущала себя весьма странно. Видимо, из-за запаха, общей атмосферы и легкой прохлады, от которой тело начала бить мелкая дрожь.

Переступив через деревянный край, опустила ногу в воду и замерла, привыкая к температуре. Слишком горячие ванны я никогда не любила, но сегодня придется потерпеть.

Медленно сев, сложила руки на коленях, дожидаясь дальнейших указаний. Хельга встала позади меня. Я прислушалась и поняла, что она что-то тихо бормочет. От этого стало довольно неуютно: мало ли что она надо мной нашептывает. Но что-то возразить я не успела – служанка принялась поливать меня водой из ковша.

Вначале я едва не вскрикнула от неожиданности. Мне, вообще-то, помыться хотелось, а не ограничиваться одним душем. Волосы вымыть: концы на ощупь относительно чистые, а вот возле корней…

В итоге Хельга окатила меня десятком ковшей теплой воды, а потом попросила встать, и я подчинилась. Когда мне на голову полилась холодная вода, едва себя сдержала. Сжав губы и кулаки, подумала, что я это еще припомню. Жаль, она уже замужем.

– Теперь садитесь, госпожа, – попросила Хельга после десятого ковша с холодной водой.

Я не стала возражать и сразу опустилась в ванну, из которой на пол выплеснулось лишнее. Вода уже не была такой  горячей, так что я расслабленно выдохнула. Хельга в это время торопливо вытирала лужи на полу.

– Это все? – спросила я, поливая себя водой с крупицами травок. Наверное, все волосы теперь в них – горячую воду Хельга ведь набирала прямо из ванны.

– Искупаетесь, я ополосну вас, и можно будет сушить волосы и облачаться.

– А что ты шептала?

– Обычную молитву-обращение к богине-покровительнице всех женщин – мудрой и милостивой Асэ. Просила, чтобы обратила она взор на вас, даровала вам здоровье и женское счастье.

После этого Хельга помогла мне выкупаться, хотя я пыталась убедить ее, что справлюсь сама. Однако она всё время повторяла, что так положено. Затем мы сушили полотенцем волосы. А после всего этого я надела свое свадебное платье, в котором ощущала себя голой, и теплые сапожки.

Когда в дверь постучали, я определенно была еще не готова. И не только морально. Волосы, например, до конца не просохли. И это меня немного напрягало.

Хельга на стук радостно улыбнулась, но почти сразу стерла с лица улыбку. Притворно нахмурившись, она подошла к двери, отперла ее и  выглянула, недовольно проворчав:

– Кого там принесло в столь поздний час? Госпожа почивать собралась.

– Да ты что? – возмутился с той стороны голос, принадлежащий явно девушке.

– Как это почивать? – подхватила недоуменно другая.

– Ее ведь жених ждет, неужто госпожа забыла об этом? – удивилась третья.

– Жених славный, – довольно сказала четвертая, но ее почти сразу перебил другой веселый голос.

– Девчата, да у нас тут воин в юбку обрядился да жениха раньше времени превозносит.

Сразу после этого все за дверью рассмеялись, явно оценив шутку.

–  Госпожа? Тут сказывают, что вас там жених ожидает, идете? – повернувшись ко мне, спросила Хельга, при этом она по-прежнему пыталась хмуриться, но улыбка то и дело прорывалась, освещая лицо.

Вместо ответа я кивнула. Стоило мне выйти из комнаты, как со всех сторон посыпались комплименты. Весь коридор был забит девочками, девушками и женщинами. Все они выглядели нарядными, веселыми и довольными происходящим.

Краем глаза я заметила, что охрану Тор не снял – двое мужчин, оттеснив всех, встали за моей спиной, явно намереваясь оттуда наблюдать за всеми. Если на них и обратили внимание, то не стали ничего говорить. Будто никаких мужчин рядом и не было.

Все бы ничего, но в коридоре было холодно! Именно поэтому я, не забывая улыбаться и кивать на всякий удачный комплимент, торопливо направилась в сторону зала. Никто останавливать меня не стал, вот только чем ближе мы подходили к залу, тем громче и усерднее разливались сопровождающие меня.

Когда мы вошли внутрь, первым делом я ощутила тепло. Зал и в самом деле натопили хорошо. Немного расслабилась. Хотя бы в холоде не придется сидеть.

Костер в центре зала имелся, только без всякой дичи. Неужели ничего не поймали? Возле него стоял Тор, одетый в простые штаны, сапоги и рубаху, и несколько воинов.

Стоило нам войти, как девушки разом замолчали. Однако когда мы приблизились,  они одна за другой начали выкрикивать мне комплименты, словно заранее договорились, кто и что будет говорить.

Тор на это только удовлетворенно кивал, не отрывая от меня взгляда. Вид у него был такой, будто он соглашался с каждым сказанным словом.

– Други мои, – громко сказал он, когда девушки, наконец, затихли. – Это та, что обещана мне богами.

Воины рядом с Тором закивали с умными выражениями на лицах. Мне почему-то было немного смешно, так как выглядели они донельзя забавно, но я упорно прятала улыбку.

– Хороша. – Да-а-а, хороша,– послышалось от каждого из них.

– Мы услышали о ней, пусть теперь послушает и о тебе, – проговорил один из воинов, а я слегка удивилась. Кажется, Хельга ничего такого не говорила. Или это подразумевалось.

Далее я выслушивала, какой Тор храбрый, умелый, смелый, сильный и все такое прочее. Даже сама себе завидовать начала. Не мужчина прямо, а воплощение бога на земле.

Как только все восхваления закончились, в руки Тору передали кусок белой ткани, на которой что-то лежало. Тор шагнул, и я невольно тоже сделала шаг. Получилось до забавного синхронно. Послышались радостные шепотки.

– Отдаю тебе, Хильдегарда, дева прекрасная, ключи от всего, чем владею. Прошу тебя, стань хозяйкой на моих землях.

Если бы я не была так напряжена, то обязательно икнула бы.

– С радостью, – отозвалась, протянув руки. Тор сразу положил на мои ладони свой дар. Это были темные, грубо сделанные, просто громадные ключи.

Почти сразу я услышала шепот Хельги за спиной:

– Давайте сюда, госпожа. И возьмите, отдайте ему.

Я повернулась. Ключи служанка тут же забрала, сунув мне в руки меч, лежащий на такой же белой ткани.

– Я сохраню, – шепнула Хельга, быстро заворачивая ключи в ткань. Куда она их дела потом, не знаю, так как в этот момент обернулась обратно к Тору.

– Тор могучий, воин северный, прошу тебя стать защитником наших земель. Огради с помощью этого меча от опасностей разных.

Тор сосредоточенно кивнул и принял меч.

– Видят боги, я стану стеной, через которую не пройдет ни единый враг.

После этого нам протянули самый настоящий каравай, от которого мы отломили по кусочку, сунув в рот друг другу. А потом подали большую кружку с водой. Из нее мы пили по очереди.

Люди вокруг при этом радостно шептались. Мельком оглянувшись, я поняла, что все стоят, образовав круг. Мы находились в середине этого круга.

Когда вода была допита, все внезапно замолчали. Почти сразу после этого я услышала приглушенный стук. Он все приближался. Вскоре люди расступились, давая дорогу Рагне. Оказалось, что стучал посох, которым она с силой ударяла по полу. Выглядела женщина необычно. Своим видом он напомнила мне древних шаманов, которые разрисовывали лица краской и вплетали в волосы различные яркие вещи.

– Свадьбу играете? – сварливо спросила она, встав рядом с нами. – А богов вы спросили? Согласны ли они? Не знаете? Тогда я сейчас спрошу, и если не дадут они своего согласия, то не быть вам вместе никогда, – проскрежетала она.

А потом со всей силы ударила посохом о пол и запела. И да, я сразу ощутила, что простой эта песня никак быть не могла.

На что это было похоже? На то, будто напевные слова вибрируют, заставляя все внутри отзываться. Это чем-то напоминало громкую музыку, которая отдается в груди. Только здесь еще добавлялось странное желание поделиться чем-то, отдать часть себя. И когда это получалось, тело начинало мелко дрожать, словно от испытанного удовольствия.

Я не могу сказать, наяву ли ощутила чужой тяжелый взгляд – от него появилось сильное желание спрятаться, – или же мне просто показалось. Однако дыхание невольно сбилось. Я едва удержалась, чтобы не отшатнуться. Во что-то столь невероятное верилось с трудом, но собственные ощущения говорили о том, что не все так просто с песней Рагны. Впрочем, я поняла это еще тогда, когда она лечила Ливольфа. Да и если учесть ее слова о силе…

Пока Рагна пела, я смотрела на Тора. Он тоже не отрывал взгляда от меня и выглядел так, будто в данный момент сбывалась его заветная мечта. Неужели он давно был влюблен в Хильдегарду? Может ли быть такое? Почему бы и нет?

Светлые глаза смотрели открыто и ласково. Весь его облик будто кричал: несмотря на внушительную физическую силу, этот мужчина не причинит вреда, будет нежен и терпелив. Но я старалась не обманываться этим впечатлением. Я все еще плохо его знала.

Когда Рагна замолчала, я ощутила себя так, будто резко оборвалась вибрирующая ранее струна. Даже захотелось поморщиться от неприятного звука.

– Что ж, – проговорила Рагна, снова стукнув посохом по полу. – Вам повезло, боги дают согласие на ваш союз.

Тор в тот же момент сделал шаг ко мне и поднял руки ладонями вверх, словно что-то держал в них. Я инстинктивно проделала те же жесты. Правда, в последний момент подумала, что руки, наверное, надо было положить поверх ладоней Тора, но менять что-то оказалось поздно. Судя по довольному гомону вокруг и мимолетной улыбке Тора, я все сделала правильно. Подсказал бы еще, что именно я сделала. И Хельга не рассказала – скорее всего, просто упустила такие подробности. Либо это несущественно, либо настолько привычно и знакомо для нее, что она даже не подумала упомянуть об этом. Что-то из разряда: «Да это же все и так знают!»

Не успела я сделать что-либо еще, как Тор обнял меня и поцеловал в губы легким, поверхностным поцелуем.

Отстранившись, он обернулся к людям и улыбнулся.

– А теперь мы будем праздновать! – громко сказал он, аккуратно обхватив пальцами мою ладонь и слегка сжимая ее.

Люди довольно загомонили, явно радуясь возможности наконец-то поесть. Хотя кто их знает.

Только сейчас я огляделась по сторонам внимательнее. Столы в центре размещались в форме буквы «П». Поставили их так, что костер оказался точно посередине. Кроме главных столов параллельно друг другу по обе стороны стояли еще по три стола.

В общем-то, никаких украшений зала я не заметила. Кроме шкуры на стене. Но я не была уверена, что ее раньше здесь не было.

Нас усадили во главе центральных столов. Рядом с нами больше никто не сел. Насколько я поняла, эти места обычно должны занимать близкие родственники – отцы, матери, братья, сестры. Мужчины и женщины разделились. С моей стороны стол заняли последние. Причем заняли они не только грань «буквы», но и три других стола. Со стороны Тора, что логично, разместились мужчины. Ближе всех ко мне села Хельга, но и до нее даже при всем желании я бы не смогла дотянуться.

Многие девушки и девочки вообще не садились. Они замерли около дальних столов, явно исполняя роль прислуги.

Усевшись на свое место, я окинула взглядом стол. Как и говорила Хельга, было много мяса. Громадные блюда были заполнены им до краев. Тушки птиц лежали почти целиком, румяные и аппетитные. Рядом с каждым человеком стояли глубокие тарелки с похлебкой. Хлеб никто даже не думал укладывать в корзинки или блюда – его разложили большими кучами прямо на столах, которые, к слову, даже не удосужились чем-то накрыть. Надеюсь, хотя бы очистили тщательно. В небольших чарочках можно было увидеть то, что здесь принято намазывать на хлеб. Что-то вроде топленого жира с зеленью и солью. Каши занимали не так много места и явно подавались лишь для тех, кто пожелает отведать именно их. Судя по размерам тарелок, каши тут не пользуются большой популярностью по праздникам. И, конечно же, около каждого стояла большая деревянная кружка с пивом.

Думала, что на сегодня ритуалы закончены, но оказалось, что я ошибалась. Стоило нам сесть за стол, как одна из девушек стремительно обошла костер и приблизилась к нам, держа перед собой поднос, покрытый белой тканью. Все к этому моменту уже расселись и выжидающе замерли.

Я успела лишь заметить бутылку, судя по виду, глиняную. Тор невозмутимо встал. Я не стала заставлять его ждать и тоже поднялась на ноги. К своему удивлению, на подносе я увидела два слегка изогнутых рога, украшенных тонкими полосками желтого металла с заклепками. Бутылка в самом деле оказалась глиняной, обернутой в светло-коричневую кожу.

Девушка осторожно протянула поднос – хорошо, ширина стола это позволяла, – и Тор сразу забрал сначала бутылку, а потом и рога. Вытащив пробку (думаю, бутылку открыли заранее, позже просто прикрыли ее не слишком плотно), он сосредоточенно налил темно-красную жидкость в рог и протянул его мне. Я взяла. Неужели это вино? Хотелось понюхать, чтобы подтвердить или опровергнуть свою догадку, но я не стала. Затем Тор налил напиток во второй рог и снова протянул его мне. Я удивилась, но взяла. Когда Тор поставил бутылку на стол, поколебалась немного, но все-таки протянула ему первый рог. Тор мельком улыбнулся, оглядел всех присутствующих и припал губами к краю рога. Я не стала отставать от него.

Позже я спросила Хельгу об этой традиции. Оказалось, что это не просто распитие вина. Да, жидкость оказалась именно вином. За этим ритуалом скрывалась очередная занимательная история. По легенде, когда боги еще спокойно ходили по земле, Арн рассорился со своей любимой женой – богиней Асэ.

Причина? В легенде утверждалось, что Асэ была в дурном настроении, а муж лишь попался ей под горячую руку. Возможно, все было не так, но никто доподлинно не знает. Когда Асэ остыла, решила помириться с мужем, но просто так подойти к нему не захотела.

Она порезала палец, позволив крови упасть на землю. Из капли той мгновенно выросло растение. А вскоре появились наполненные кровью богини ягоды. Из ягод она сотворила напиток, который и преподнесла мужу в знак примирения. Напиток тот был столь сладок и приятен, что Арн сразу же простил жену и…

Ну, в общем, у них после того родился Хардир – бог войны.

Вино привозили из далекой южной страны. И привозили его столь мало, что многие пробовали его всего пару раз в жизни, а некоторые так вообще ни разу. Когда появилась традиция пить вино жениху и невесте, тоже никто не знает. Но когда новоиспеченная жена отдает первый заполненный вином рог мужу, это означает что-то вроде: «Я принимаю тебя и не позволю будущим разногласиям встать между нами». Если она отдает второй, то это знак мужу, что будущая семейная жизнь простой для него не станет. Часто второй вариант возникает, когда девушку отдают замуж насильно.

Когда мы допили вино (довольно хорошее), со стороны мужчин послышались громкие возгласы. Я толком еще не успела ничего понять, как Тор снова обнял меня и поцеловал. На этот раз поцелуй был более долгим и глубоким.

Когда мы оторвались друг от друга, все в зале довольно гудели. Не успели мы сесть, как увидели, что с другой стороны стола снова стоит девушка с подносом. Но на этот раз на нем было блюдо с пловом, уложенным аккуратной горкой.

– Что это? – недоуменно спросил Тор, протягивая руки и забирая поднос.

– Госпожа приготовила, – пролепетала девчонка, отчего-то густо покраснев.

Тор перевел вопросительный взгляд на меня. Я заметила, что все снова замолчали, с интересом наблюдая за нами.

– Это блюдо из заморского зерна. Я узнала, как его готовить, когда жила в далекой западной стране. Попробуй, Тор, – сказала, взяв себе на заметку уточнить, где, зачем и чему училась предыдущая владелица этого тела.

Тор поставил блюдо на стол, оттеснив другие тарелки, а потом с явным любопытством зачерпнул полную ложку и отправил ее в рот. Прожевал, задумался, потом повторил.

– Вкусно! – громыхнул он неожиданно, отчего я даже слегка вздрогнула. Повернувшись ко мне, он положил ложку на стол и подхватил мои руки, а затем, глянув на меня, наклонился и поцеловал сначала одну ладонь, а потом другую. – Я благодарен богам за то, что они даровали мне тебя, мой северный цветок.

Я даже слегка смутилась такого проявления чувств.

Все пожелали отведать блюдо, что собственноручно приготовила для Тора госпожа. Девушки разнесли небольшие тарелки с рисом. Сначала люди пробовали задумчиво, а потом громко соглашались с Тором. Причем многие не стеснялись вслух завидовать ему. Правда, звучало это по-дружески, как подначивание.

После этого мы все-таки смогли спокойно сесть. И хорошо, так как вино не прошло бесследно для голодного организма. Тор ел аккуратно и немного, в отличие от остальных. Да и на пиво не налегал, время от времени посматривая на меня с плохо скрываемым ожиданием. При очередном его взгляде я внезапно поняла, чего он ждет. Немедленно стало жарко, все внутри сладко заныло. Теперь и я начала искоса бросать взгляды на мужа, подмечая и ширину плеч, и выступающие вены на руках, и неожиданно привлекательные пальцы, и четко виднеющиеся мышцы на груди, и красивый профиль, и много других деталей.

Мои взгляды не остались незамеченными Тором. И кажется, ему они очень понравились. Он выпрямился сильнее, развернул плечи и чарующе заулыбался.

Я и сама невольно улыбнулась, то ли от легкости, которая гуляла в крови после вина, то ли из-за забавного вида мужа.

Мы с Тором так увлеклись, что совсем не обратили внимания, когда в зале появились барды, подыгрывающие себе на музыкальных инструментах. Не знаю, как они называются, но по внешнему виду похожи на смесь скрипки и небольшой лиры. Люди пустились в пляс. Я думала, что и мы пойдем танцевать, но Тор сидел на месте. Видимо, молодоженам не полагается. Иногда барды начинали читать стихи. Большинство из них были обо мне, некоторые о Торе.

Я, честно говоря, толком не слушала, отметив, что потом, ради интереса, надо будет записать. Для потомков, для истории.

Спустя пару часов, когда со стороны мужчин начали слышаться слишком громкие разговоры, к костру приблизилась Рагна. Она обвела всех долгим взглядом, от которого люди будто по команде замолчали. Добившись тишины, она поглядела на нас.

– Новый день близок. Вам пора. Мы вас проводим.

Все сразу поднялись. Мы тоже. Тор поймал мою руку и повел за собой. Люди откуда-то достали факелы. Они зажигали их от костра, а потом выстраивались по обе стороны от нас.

Так мы и пошли, сопровождаемые до самой спальни.

Я слегка заволновалась, неожиданно вспомнив, что тело у меня сейчас совсем другое, а это значит, меня снова ждет боль от первого раза. В прошлой моей жизни этот момент не был радужным, хотя все произошло по обоюдному согласию и сильной влюбленности. Но то ли боль была слишком сильна, то ли из-за эгоизма партнера – первый раз остался в моей памяти как весьма болезненный и малоприятный акт.

Мне казалось, я давно забыла об этом. Да и в дальнейшем мне пришлось испытать куда более сильную и длительную боль. Память словно с радостью воскресила воспоминания о том довольно жутком разрывающем ощущении. Намного позже, когда повзрослела, а интернет стал доступен большинству людей, я читала истории других девушек, которые утверждали, что ничего подобного не испытывали. Я завидовала тогда, а чаще просто не верила им.

И вот сегодня мне придется снова пройти через это. Было волнительно и страшно. Однако стоило мне вспомнить о другой боли, как весь страх испарился. Господи, да это ведь сущая мелочь. Разве можно сравнить отрезание пальца с крохотным уколом иглой? Ощущения совсем несопоставимы.

Покосившись на Тора, заметила, что и он смотрит на меня. Улыбнулась, постаравшись выглядеть как можно более безмятежно.

Пришли мы не в мою комнату, что казалось весьма логичным: ведь теперь у нас должны быть совместные покои. Сопровождавшие нас люди дождались, пока мы войдем в комнату, и удалились. Я надеюсь.

Внутри царила уже привычная оранжевая полутьма. Кажется, я начинаю привыкать. Свет свечей даже придает помещению некую таинственность и создает своеобразный уют. А еще он вполне сочетается с каменными, прикрытыми шкурами стенами и полом.

Комната была заметно больше моей. Особенно в ней выделялась кровать. Конечно, громадной она не была, но размерами вдвое превышала стоящую в моей комнате.

Напротив входа размещалось окно, сейчас занавешенное темно-красной шторой. Мне даже стало интересно, что за краску применили для окрашивания ткани. До этого момента красный цвет в одежде я видела только однажды – вышивка на моем свадебном платье была сделана именно красной нитью.

Напротив кровати в стене была оборудована ниша, в которой стояла большая железная печь. Ее размер превышал увиденные мною здесь печи раза в два.  По обе стороны от нее находились две лавки с накинутыми на них шкурами. В одном углу размещался сундук, а в другом – узкий шкаф, на полках которого покоились тубусы. Подозреваю, что там хранились свитки. Между сундуком и окном располагался стол. Рядом с ним я увидела трехногую табуретку.

Подозреваю, что раньше это была спальня родителей Хильдегарды. Наверное, другой на моем месте ощутил бы себя неловко, но я никогда их не знала, даже не видела и не помнила, так что чувствовала себя вполне нормально.

Конечно, многое здесь я бы поменяла, но сделать это можно будет чуть позже. Сейчас нам предстоит крайне ответственное мероприятие. И я толком к нему не подготовилась. Нет, не физически, а морально. Все дело в том, что я не продумала линию поведения. Как-то не до этого было. А теперь вот не уверена, как вести себя с Тором в постели. Моих знаний хватит на то, чтобы его весьма порадовать. Вот только не задастся ли он далее вопросом, где я такому научилась? И что-то подсказывает мне, что отговорка про учебу на далеком западе не будет принята благосклонно.

Все это пронеслось в моей голове настолько быстро, что с момента, как мы остались одни, прошло всего несколько секунд.

Тор, по всей видимости, душевными терзаниями не мучился. Стоило двери закрыться, как он шагнул ко мне и обнял, запечатывая мой рот поцелуем. При этом он гладил мое тело через платье и прижимал к себе.

Я отбросила мысли подальше, решив лишь немного тормозить свои желания и порывы. Положив руки ему на грудь, с удовольствием сжала пальцы, ощущая твердость мышц, а потом прогнулась в спине, прильнув к Тору так, будто была его потерянной частичкой. Тонкая ткань штанов и платья совершенно не скрывала от меня его заинтересованность, которую я ощутила животом. Руки зачесались. Хотелось опустить их, забраться мужу в штаны, потрогать… Но я не была уверена, что подобные действия будут поняты правильно. Конечно, сначала Тор будет доволен, но вот потом…

Хотя можно ведь заставить его попросить.

Эта идея мне понравилась. Слегка отодвинувшись – пришлось приложить некоторые усилия, так как Тор сжимал меня весьма крепко, – еще раз погладила руками его грудь. Потом перешла на его плечи, затем соскользнула на живот, чуть ниже и замерла, напрягшись всем телом.  Тор тоже затих, а затем немного отстранился. Я моментально вернула руки на его грудь, а голову, наоборот, опустила, сделав вид, что все получилось случайно.

Не дождавшись от Тора ни звука, я медленно подняла на него глаза. Он выглядел превосходно в своей безумной страсти. От голодного, неприкрытого желания все тело едва не скрутило от прошившего вожделения. Меня никто и никогда так не хотел. Даже немного обидно. Нет, нет, сейчас точно не время об этом думать.

Он ничего не сказал, просто поймал мою руку, поцеловал ладонь, а потом осторожно опустил ее вниз и замер в ожидании. Я немного нервно облизала губы, заметив, как Тора качнуло в мою сторону после этого простого действия, а потом осторожно положила ладонь, куда «попросили», тут же вспыхивая и опуская взгляд.  Не столько от смущения, скорее даже совсем не от него, а от осознания, какое богатство мне досталось.

Слегка сжав руку, услышала хриплый стон Тора. В следующее мгновение я схватилась за его плечи, так как муж подхватил меня на руки. В два шага оказавшись рядом с кроватью, он бережно опустил меня на покрывало, посмотрел, словно убеждаясь, что я никуда не исчезла, и начал быстро стаскивать с себя одежду.

Свет свечей золотил кожу Тора, отчего он казался солнечным божеством, непонятно зачем спустившимся на землю. Светлые волосы рассыпались по могучим плечам, совершенно не портя образ, наоборот, делая его еще более притягательным. Один только вид сильных рук со слегка выступающими венами сводил с ума и разжигал желание немедленно ощутить их на своем теле.

На Тора хотелось смотреть, любоваться, проводить кончиками пальцев по рельефному животу, по мышцам на руках и груди. Мне хотелось обойти его по кругу и полюбоваться на вид сзади. Я уверена, он мне понравится.

Я так увлеклась любованием, что не заметила, как Тор раздел меня. В какой-то момент выплыв из своих фантазий на тему: «Наиболее действенный способ доведения мужа до оргазма без полноценного проникновения», поняла, что и сама являюсь объектом наблюдения. Тор любовался. Наверное, так же, как и я только что им самим. Он просто смотрел, даже, кажется, задержав дыхание, и его глаза горели.

Мягко улыбнувшись, протянула ему руки и… попала в шторм. Тор оказался ураганом, бурей, цунами. Он был неутомим, целовал, мял, гладил, обнимал и снова целовал. Мне казалось, что у него сотни рук. Я даже не заметила, когда он оказался внутри меня. Просто в какой-то момент ощутила легкую боль, а затем пришло сводящее с ума чувство наполненности и правильности. Хотелось кусаться, царапаться, выгибаться, стонать, позволяя делать с собой все что угодно. И я не уверена, что не вела себя именно так.

Реальность будто смазалась. Поплывшим сознанием я выхватывала отдельные фрагменты, после которых снова полностью отдавалась во власть стихии под именем Тор.

Я то кусала подушку, словно пытаясь заглушить свои стоны, то обвивала его бедра ногами, то хватала его за волосы, притягивая для поцелуя. То выгибалась дугой, с восторгом ощущая, как он подхватывает меня за талию сильной рукой.

От Тора исходил жар – казалось, кто-то спрятал под его кожей пылающие угли, – и этот жар опалял. Мое возбуждение словно подпитывалось им, разгораясь все сильнее и сильнее. Ничего подобного со мной в прошлом не случалось. И вроде бы Тор не совершал каких-то необычных движений или действий, но вся моя сущность откликалась на все, что он делал. Наверное, именно в таких случаях люди говорят, что тела двоих идеально подходят друг другу, как две детали одного целого.

Когда-то я слышала, что оргазм – это маленькая смерть. Раньше я в это не верила, сейчас же… От той силы, что сотрясла мое тело, заставив распахнуть не видящие ничего глаза, я, кажется, на короткий миг потеряла сознание. Всё вокруг просто выключилось, перестало существовать, весь мир на мгновение превратился в глухую пустоту. Или же это меня стерло. Впрочем, спустя некоторое время я со стоном закрыла глаза, возвращаясь в реальность.

Действительно, чем-то похоже на смерть.

Когда я отдышалась, а тело перестало вздрагивать, то обратила внимание на Тора, лежащего рядом.

– Это что-то… никогда… – прохрипел он, повернув голову в мою сторону.

Выглядел он так, будто быстро пробежал несколько километров, но даже его это совершенно не портило. Наверное, все дело в восхищенном взгляде. Тор смотрел так, словно его допустили к святыне, к которой он шел долгие годы по палящему солнцу, без надежды не то чтобы потрогать, даже просто увидеть.

Это меня слегка смущало, но если говорить честно, то внутри я была очень довольна, ведь я и сама совсем недавно сравнивала Тора с божеством.

Конечно, он был человеком, и это меня больше чем устраивало.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю