332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Светлана Шёпот » Хильдегарда. Ведунья севера (СИ) » Текст книги (страница 23)
Хильдегарда. Ведунья севера (СИ)
  • Текст добавлен: 29 декабря 2020, 18:30

Текст книги "Хильдегарда. Ведунья севера (СИ)"


Автор книги: Светлана Шёпот






сообщить о нарушении

Текущая страница: 23 (всего у книги 23 страниц)

Я кивнула и пустилась в рассказ. Иногда Тор что-то уточнял, переспрашивал, скептически качая головой. В принципе, я его вполне понимала. Когда из способов передвижения существует только лошадь, человеку сложно поверить, что можно летать на чем-то металлическом, преодолевая гигантские расстояния за часы.

– Теперь понятно, почему ты стала ведуньей, – выдал Тор, когда я замолчала, не зная, о чем еще можно рассказать.

– Что? – удивилась я, не понимая, как одно связано с другим. К этому моменту я уже успокоилась и поняла, что все будет отлично. – Почему?

– Твой мир наполнен магией. Видимо, она изначально была в тебе, – пожав плечами, ответил Тор, а потом перевернулся на спину, прикрывая глаза. Он явно устал, впрочем, неудивительно.

Я хотела возразить, сказать, что это не магия, а наука, но не стала. Для человека этого мира такое устройство, как тот же телефон или телевизор, выглядит именно как магия.

Подобравшись к мужу, я подлезла ему под руку и со вздохом закрыла глаза. Тор погладил меня по спине, а затем шумно вздохнул. Несмотря на то что совсем недавно я валялась без сознания, сон навалился с такой силой, что сопротивляться ему я не стала. А наутро Тор показал наглядно, что между нами все по-старому.

Он любил меня медленно, время от времени смотря так внимательно, будто боялся, что я в любой момент могу ускользнуть. Нежно гладил кожу, покрывая мое тело легкими, почти воздушными поцелуями. Я не сопротивлялась, позволяя ему делать то, что ему хотелось. Даже забавно вспомнить, что я думала о близости с мужем когда-то давно, сразу после нашего знакомства.

После тема моего попадания в тело Хильдегарды поднималась неоднократно. Тор не упрекал, ни в чем не обвинял, его просто интересовал другой мир. Он с увлечением слушал мои рассказы, иногда признаваясь, что все звучит слишком сказочно и невероятно. Пару раз мы даже пытались понять, кто и зачем послал мое сознание в этот мир, но ни ему, ни мне ничего в голову не приходило.

Хотя мы узнали, да, но очень и очень нескоро. Тогда, когда меньше всего этого ожидали и почти забыли о том, что я из иного мира. Впрочем, иногда так и бывает – находишь тогда, когда перестаешь искать. Какой-то особый закон вселенной, не иначе.

Глава 24

– Хельга, оставь меня на пару минут, пожалуйста, – попросила я, садясь в кресло.

Подруга окинула меня тревожным взглядом, а потом нехотя вышла из комнаты.

Я прикрыла глаза, откидываясь на спинку. Сегодня был крайне важный день, и невольно вспомнились прошедшие несколько лет.

Столицу мы почти достроили. Остались недоработки, которые требовали пристального внимания. Например, мощение улиц на окраине города. Вроде бы не такая важная вещь, но стоит только дать слабину, отвлечься на что-то другое – и немощеными улицы останутся навсегда. Кроме этого, отдельного внимания требовали недостроенные дома. В них уже можно было жить, даже зимой, но внешний вид их пока оставлял желать лучшего.

Эльдор окружала мощная стена. В центре возвышался громадный замок. Королевский, как в шутку говорил Тор. Вокруг замка ярлы построили свои «столичные резиденции». Потом шли дома простых людей. В город стекались в основном ремесленники, желавшие быть ближе к центру, чтобы иметь возможность продавать свой товар сразу.

Мне нравился Эльдор. Он сильно напоминал какой-нибудь старинный европейский город. В нем явственно ощущалась особенная северная атмосфера. У города была душа, и это ощущали все, кто сюда приезжал или приходил впервые.

С Хторией мы в конце концов все-таки помирились. Эта страна просто не могла упустить выгоды, ведь мы начали торговать с северными племенами, закупая на юге, западе и востоке продукты питания – зерно, вино, фрукты, овощи, специи – и продавая их на север. Конечно, своего интереса мы не упускали. Асхейм медленно, но верно становился богатой страной. Теперь на столах даже простых людей часто можно было встретить фрукты. Я не говорю уже о мясе или овощах.

Не так давно мы запустили в реализацию план по поиску полезных ископаемых в наших горах. Пока результаты были скромными, но я была уверена, что это ненадолго. Кроме этого, полным ходом шла торговля улучшенным стеклом и зеркалами. Все это позволяло нам не волноваться о деньгах.

Недавно Тор рассказал мне, что Дьярви, тот самый предатель Дьярви, из-за которого погиб отец Хильдегарды, умер. Вернее, кто-то отрубил ему голову прямо в его кабинете. Я не стала спрашивать, причастен ли к этому событию Тор, так как по удовлетворенному виду мужа и сама все поняла.

Де Фалуитоны во время наступления нашей армии сбежали дальше на юг. Глава семейства умер спустя год – его жизнь оборвалась из-за кинжала в боку. Кардьяр погиб в пьяной драке в каком-то кабаке. Мать семейства последовала за ним практически сразу – ее сердце не выдержало смерти горячо любимого сына. Кроме них за последние годы погибло очень много старой знати Хтории. И что-то мне подсказывало, что без Энехейма тут не обошлось.

Ингрид (старая кухарка), которую в свое время изгнал из Асгрима Тор, погибла при нападении донгорцев – северного племени, которое приняло дары от Норланда, но свое слово не сдержало. Замок Глауд тогда пал, так как ярл ушел на войну. Он встал на сторону южан, люто ненавидя Тора за смерть отца. Глауд погиб на той войне, и разоренные земли пришлось поднимать уже другому ярлу.

А еще Тор рассказал мне, что когда-то давно Рагна предсказала ему, что я стану его женой. Поначалу он не особо поверил, но потом увидел меня и пропал.

В прошлом году Хельга родила своему мужу Ливольфу сына. Пара была счастлива, ведь, как оказалось, подруга долгое время не могла забеременеть. Надо отдать должное Ливольфу. Несмотря на горячее желание иметь ребенка, он не бросал Хельгу, трепетно любя ее, поддерживая и оставаясь рядом.

Сама я ничего не делала, но подумала, что все дело в наполненном магией обереге. Такие амулеты я теперь изготовила для всех своих близких людей. Мне хотелось защитить их от всевозможных угроз. Они все понимали, поэтому с радостью носили мои подарки.

Дверь открылась, возвращая меня к реальности.

– Мама? – позвал меня Экхарт, заглядывая  в комнату. Заметив меня, он повернулся и громко прошептал: – Она еще тут.

Он торопливо вошел в комнату, следом забежала Иоланта. Оба ребенка выглядели как разодетые ангелочки. Закрыв кое-как дверь, Экхарт повернулся ко мне и нахмурился, сложив руки на груди.

– Что случилось, сынок? – спросила, выпрямляясь и окидывая взглядом сына. Вместо ответа он насупился еще сильнее.

Иоланта, переведя взгляд с меня на Экхарта, деловито забралась мне на колени.

– Ему не нравится, как его одели, – без зазрения совести сдала моего сына малышка. – Кадея сказала, что именно так должен одеваться принц, но Экхарту не нравятся узкие штаны.

Посмотрев на штаны сына, я невольно улыбнулась. По мне, так действительно слегка узковаты, но шестилетнего мальчика они совершенно не портили. Кажется, у Экхарта по этому поводу было свое мнение, которое кардинально отличалось от моего.

Сверкнув зелеными глазами, он фыркнул и принялся стягивать с себя штаны.

– Я не стану это носить, – проворчал он. – Они неудобные. Мама! – вскрикнул он, заметив, что я тихо засмеялась. Что я могу поделать? Он выглядел слишком забавно и мило.

Подбежав ко мне, Экхарт нерешительно остановился. В последнее время он старается вести себя как взрослый, а взрослые мужчины на коленях у мам не сидят. Погладив сына по светлым, чуть вьющимся волосам, притянула его к себе. Нагнувшись, поцеловала в слегка покрасневшую щеку.

– Мама, – снова заворчала моя маленькая бука, но потом сын улыбнулся, обнял меня за шею и поцеловал в ответ.

Наверное, каждая мать считает своих детей самыми красивыми, но в моем случае так считала не только я. Оба ребенка покорили уже не одно сердце. Люди, пообщавшись с ними хотя бы пять минут, становились жертвами их обаяния и ума.

А еще они беззаветно любили друг друга. Кажется, после того как дети узнали, что Иоланта не родная нам с Тором дочь, их привязанность друг к другу только усилилась.

– Как же ты пойдешь, без штанов? – спросила сына.

Экхарт мельком глянул на валяющиеся на полу штанишки, а потом подбежал к нашей кровати и забрался на нее.

– Мам, – выдало это чудо с просящими нотками в голосе, при этом глядя на меня серьезно и хмуро. В этот момент он мне как никогда напомнил Тора.

– Хорошо, – вздохнула. Опустив Иоланту на пол, подошла к двери и попросила охранника найти Хельгу. Вскоре проблема полностью разрешилась.

Затем за детьми прибежала Кадея – их нянечка. Хотя Экхарт предпочитал звать ее смотрительницей. Я всегда смеялась, уж больно скорбное лицо он при этом строил, будто Кадея была их тюремщицей.

Вспомнив, что именно сказала мне в самом начале Иоланта, я остановила Кадею, спросив, почему она назвала моего сына принцем.

– Все ведь уже знают, что сегодня ярла выберут королем, – чуть стушевавшись, сказала она, опустив глаза в пол. – А сын короля – принц.

Ну да, логично. Вот только я считала, что сегодня будут выбирать нового верховного ярла, а не короля. На совет по некоторым причинам я не пошла, поэтому заранее ничего не знала и сейчас, после таких предположений, слегка забеспокоилась.

– Хельга? – повернулась я к подруге.

– Ходят такие слухи, – сразу же ответила она, поправляя воротничок на платье Иоланты. Девочка стояла спокойно, переглядываясь при этом с Экхартом.

– Ладно, вскоре все сами узнаем.

Спустя некоторое время после этого в дверь постучались. Получив разрешение, в комнату вошел один из охранников, передав, что совет закончился и всех ждут в главном зале.

Мы дружной компанией отправились в зал. Обстановка там теперь совершенно отличалась от того, что я впервые увидела, очнувшись в этом мире. Для начала надо отметить, что сейчас мы находились не в Асгриме, а в столичном замке. Так вот, этот зал был в два раза больше. На стенах висели различные картины, а на полу лежали длинные красные ковры. Свет давали многочисленные свечи. Их размещали на люстрах, которые с помощью механизма можно было опустить или поднять. В зале не было столов, только мягкие диванчики вдоль периметра помещения. Кое-где на стенах можно было увидеть тяжелые шторы. За ними прятались глубокие ниши. В них всегда можно было уединиться. Кроме этого, таким же способом скрывались двери в различные комнаты.

Нам с Тором даже удалось собрать что-то вроде музыкальной группы или ансамбля. Играли они на различных местных инструментах. За последнее время у них получилось неплохо сыграться. Не симфонический оркестр, конечно, но для этого мира вполне прилично – людям однозначно нравилось.

Когда мы вошли в зал, я окинула находящихся в нем людей внимательным взглядом. Собравшиеся здесь сегодня  были близкими родственниками ярлов.

Иногда взгляд выхватывал несовершенство в одежде или поведении. Все еще можно было уловить нечто дикое в этих людях, не первобытное, конечно, но средневековое точно. Хотя если не вдаваться в детали, то казалось, Асхейм шагнул на несколько веков вперед.

Дети сразу же под присмотром Кадеи отправились в так называемый «молодежный угол». Там собирались самые юные представители родов. Знакомства нужно заводить с детства, всегда говорил Тор. И я его в этом поддерживала.

Почти одновременно с этим дверь напротив меня открылась и в зал начали степенно входить ярлы. Все тут же обратили на них любопытные взгляды.

– Всем внимание! – неожиданно громко произнес один из ярлов.

Он что-то еще говорил, но я была занята более важным делом – высматривала Тора, но его почему-то не было. Положив руку на живот в защитном жесте, тревожно замерла. Народ вокруг меня взволнованно загомонил, зашептался, превращаясь в подобие потревоженной ветром листвы.

– Хильда, – зашептала мне на ухо Хельга. – Как вы? Вам плохо?

– Я… – договорить не успела – в зал вошел Тор. У него на плечах я заметила подбитый белоснежным мехом красный плащ. – Что происходит? – спросила беспомощно, оглядываясь на подругу, но у нее и самой был какой-то пришибленный и крайне удивленный вид.

Далее все проходило как в тумане. Кто-то что-то говорил, люди смеялись, потом зазвучал вальс. Да-да, тот самый вальс. Я просто не смогла не привнести его в этот мир.

Когда Тор обнял меня, я облегченно выдохнула, едва не повиснув на нем. Всё-таки вторая беременность проходит не легче, чем первая. Срок еще небольшой, я даже мужу не успела сказать.

Посмотрев Тору в лицо, сразу наткнулась взглядом на тонкий золотой ободок у него на голове. Кажется, ему удалось удивить меня первым. И ведь ничего не говорил!

– Я стала королевой? – спросила деловито, в глубине души злясь на такую скрытность Тора.

– Да, – ответил он и улыбнулся. – Ты не рада?

Вздохнула.

– Это несет в себе дополнительные сложности, – произнесла спустя пару секунд. – У меня для тебя тоже есть новость. Ты скоро снова станешь отцом.

– Великий Арн, Хильда, это… – муж запнулся, стараясь взять себя в руки. Его лицо выражало легкую растерянность, но уже скоро он счастливо улыбнулся, наклоняясь и целуя меня щемяще-нежно. – Спасибо, – прошептал он, останавливаясь. Мы замерли с ним посреди зала, не обращая никакого внимания на людей вокруг.

На второй танец меня пригласил Энехейм. Я вдруг подумала, что и тут без него не обошлось. Просто… ну с чего бы ярлам выбирать королем именно Тора? Да, мы много сделали для страны: на нашей земле была построена столица; именно мы искали и разрабатывали полезные ископаемые; мы наладили торговлю, выпускали стекла и зеркала. Ладно, согласна, мы действительно много сделали, но сомневаюсь, что ярлы смогли бы вот так спокойно навсегда поставить над собой кого-то одного. Без Бьёрда точно не обошлось. Жаль, я не была на совете.

– Мне тоже жаль, – сказал он, кружа меня по залу. – Без вас там было скучно.

– Если бы я знала, что вы задумали, то сделала бы все возможное, чтобы присутствовать, – сказала, снова ощущая, что рядом со мной совсем не человек. – Зачем вам это?

– Я ведь еще тогда сказал, что именно вы должны стать королевой,– ответил он, а его глаза снова на короткий миг стали ярко-зелеными. А еще, я заметила, что Бьёрд за эти годы не изменился. Впрочем, как и я, как и Тор, как и все мои близкие люди. – У вас в запасе есть пара десятков лет, моя прекрасная Хильдегарда.

– А потом? – встревожилась я, не став обращать внимания на это «моя».

– Не стоит волноваться, – шепнул он. – Вашему сыну это может навредить, – я непроизвольно вздрогнула, испытывая громадное желание прикрыть живот рукой. Энехейм на это лишь улыбнулся. – Знаете, далеко на западе, за Вестайном, растет древний лес, окруженный болотами и туманами. Посреди этого леса есть озеро. Я был там однажды – идеальное место для того, чтобы построить замок.

Вскоре после этого танец закончился. Бьёрд галантно поцеловал мои пальцы и скрылся, а я торопливо направилась к мужу. Сразу рассказывать ему о том, что сказал Энехейм, не стала, дождалась вечера.

– Надо будет послать кого-нибудь, чтобы проверили, – хмуро сказал Тор, обнимая Иоланту. Дети, будто что-то чувствуя, пробрались в нашу комнату и упорно делали вид, что на нашей кровати им самое место. И вообще, они мимо пробегали. Мы с мужем понимающе переглянулись, но выгонять не стали.

– Да, – я поцеловала Экхарта в висок, притягивая его ближе. Сын не стал сопротивляться, обняв меня за шею и тоже чмокнув в подставленную щеку. – Меня волнуют его слова. Энехейм не человек, но, несмотря на все мои опасения насчет него, я уверена, что зла нам он не желает.

– Мам, – позвал меня Экхарт. Я опустила на него взгляд. – Тебе не стоит ничего бояться, – сказал он уверенно. – Мы с папой сможем всех победить. Да, па?

– Конечно, – так же серьезно ответил Тор, протянув руку и разлохматив золотистые волосы сына. – Никто не посмеет причинить вред нашим любимым, не так ли?

Экхарт с серьезной мордашкой кивнул, бросив короткий взгляд на задремавшую Иоланту.

Я моргнула, пытаясь сдержать слезы. И в этот момент я вдруг ощутила, что да, пока они рядом со мной, все будет хорошо.

– А мама тебе еще не говорила, что у тебя скоро будет… – начал Тор, а потом вопросительно посмотрел на меня. Дождавшись моего кивка, продолжил, – братик или сестренка?

– Братик, – уточнила я. – Бертран, – внезапно выдохнула, с удивлением понимая, что в этот раз даже ритуала никакого не понадобилось – имя второго сына само по себе возникло в голове, на миг вспыхнув знакомыми огненными буквами.

– Правда? – Экхарт чуть отстранился и посмотрел на мой пока еще плоский живот. Потом сполз чуть ниже и положил на него голову, прислушиваясь.

– Он уже там, да? – спросил он.

– Да, – ответила ласково, погладив сына по голове.

Экхарт счастливо рассмеялся, а я вдруг осознала, что не обменяла бы этот смех и на все золото мира.

– Здорово! – вскрикнул он и полез обниматься. Я была с ним полностью согласна. Действительно, это просто здорово.

Вскрик Экхарта разбудил Иоланту. Девочка, узнав по какому поводу шумим, тоже кинулась обниматься и целоваться. Тор, глядя на это, не удержался. И вскоре мы уже все вчетвером барахтались на кровати, щекотали друг друга, смеялись и совершенно не обращали внимания на остальной мир.

В конце концов, мы просто были счастливы.

Эпилог

Налетевший резкий ветер заставил меня поежиться и сильнее закутаться в белоснежный платок, связанный из тончайшей шерсти. Стряхнув с сиденья лавочки несколько веток, села и удовлетворенно вздохнула, оглядываясь.

Беседка, в которой я решила провести пару часов, стояла посреди озера, и к ней вел искусно сделанный каменный мост. Работа Тора. Сделано на совесть, стоит уже вторую сотню лет. Я тогда была беременна Илианой, постоянно раздражалась и хотела уединиться, вот он и построил для меня.

Беседку он сделал круглой, чтобы я могла смотреть в любую сторону. Мне тут всегда нравилось. Если замереть и всмотреться в воду, то казалось, плывешь в невесомости, особенно такой эффект наблюдался в ветреный день, когда по водной глади то и дело пробегала рябь.

Положив руки на колени, обратила на них внимание. Прошло столько лет с тех пор, как мы с Тором покинули Асхейм, а наши тела по-прежнему выглядят так же молодо, как при нашей с ним первой встрече. А все из-за моей магии.

Уйти нам пришлось по этой же причине. Люди начали не просто обращать внимание, но и проявлять слишком большой интерес. Мы не хотели, чтобы подданные начали нас бояться. К тому же на смену страху могло прийти желание обладать источником нашей молодости. Обсудив вместе с семьей этот момент, мы решились на уход. Тор возложил корону на голову нашего старшего сына Экхарта. И мы с мужем покинули Асхейм.

Вопроса, куда идти, не стояло. К тому времени замок в лесу на западе за Вестайном был почти достроен. Да, мы поверили словам Энехейма. И не пожалели. Этот лес явно не был обычным. Люди предпочитали не заходить сюда, не говоря уже о том, чтобы пробраться в самую его сердцевину. Обычно всех останавливали болота. Нам это показалось весьма выгодным.

Во время правления Экхарта Асхейм пережил еще одну войну. Она была намного страшнее предыдущей. Враг оказался настолько силен, что сыну пришлось отступить, уводя людей через тот самый найденный когда-то в Асгриме подземный проход. Уже после столица была отбита обратно, а враг разгромлен. Потом соседи еще несколько раз пытались напасть на Асхейм, но каждый раз правящий король Одельгар–Асгрим громил их армии.

Обломав об Асхейм зубы, соседи решили объединяться. Пару десятков лет вокруг все полыхало. Казалось, сам Хардир спустился с небес и разжигает вокруг себя войну. Люди резали друг друга, создавали союзы, разрушали их, плели заговоры.

Итогом этого стала южная священная империя Тиир. Громадная страна, вобравшая в себя все остальные. Мы с семьей уже готовились к войне, но, к нашему облегчению, император не стал нападать на Асхейм. Сначала мы удивились, особенно когда из Тиира прибыли посланники, чтобы заключить союзные договора, а потом поняли, что происходит. Мир велик, Асхейм просто крошечная страна, а вот на востоке существовала еще одна империя, и Тиир просто не мог пройти мимо нее. Правда, с наскока вобрать в себя такую громадную территорию им не удалось. Началось затяжное противостояние, которое длится и по сей день. С одной стороны, это плохо. Пусть война не открытая, но люди все равно гибнут в постоянных стычках. А с другой стороны, пока два гиганта бодаются, небольшие страны могут спать спокойно. Да и люди всегда воюют, не здесь, так там, не сейчас, так завтра.

Экхарт после своего правления, длившегося два десятка лет, передал корону сыну и присоединился к нам. Кстати, как я и думала, Иоланта с Экхартом поженились. Хорошо, что все мы с самого начала видели притяжение между ними, иначе подобное известие точно шокировало бы нас.

Второй наш с Тором сын Бертран рос маленьким забиякой, ставшим впоследствии самым известным воином Асхейма. Про его победы слагали песни и баллады. Высокий, зеленоглазый, с копной пшеничных волос, он не оставлял равнодушной ни одну красавицу. Он долго ходил холостой, но потом все-таки сдался, взял в жены настоящую деву-воительницу, внучку Хьялмарра. Сигрун не признавала платья, умела махать мечом не хуже мужчин, ругалась крепко, хохотала громко и носила огненно-рыжую толстенную косу. За глаза эту пару называли детьми Хардира – бога войны. В свое время эти двое вместе с детьми присоединились к нам.

Много позже я родила девочку – Илиану. Нежную, застенчивую Илиану, от взмаха ресниц которой все парни поблизости замирали, словно на них накладывали заклятие обездвиживания. Ее глаза казались глубокими голубыми озерами, а волосы сияли золотом на солнце. Мы понимали, что не можем держать ребенка в глухом безлюдном лесу, поэтому на время ее взросления перебрались в Вестайн, решив немного пожить там.

Тор настолько любил дочь, что долго не мог смириться, что придется отдать ее замуж. Все предполагаемые женихи были Тором тщательным образом рассмотрены и… отклонены. В итоге, когда дочери исполнилось двадцать, она просто показала нам принца Вестайна, сказав свое веское слово – он. Тор поскрипел зубами, нашел у «жениха» сотню недостатков, но Илиана, несмотря на всю свою хрупкость и застенчивость, обладала поистине упрямым характером. В общем, свадьба состоялась, и дочь на время покинула нас, став чуть позже королевой Вестайна. После того как непреходящую молодость стало сложно скрывать, они передали трон своему наследнику и укрылись вместе с нами в лесу.

Сейчас в замке у озера живет довольно много людей. Мы с Тором, Экхарт с Иолантой, Бертран с Сигрун, Илиана с мужем Льювисом. А также Хельга с Ливольфом и их дети. Не стоит забывать о наших с Тором внуках, правнуках, праправнуках и так далее.

Улыбнулась на этой мысли. На самом деле еще немного – и в замке не останется места. А ведь Асхеймом до сих пор правит наш потомок. Придет время, и он присоединится к нам.

Ах да, было еще кое-что удивительное. В возрасте десяти лет у Экхарта открылись удивительные способности. Без всякой передачи силы он стал магом. То же самое произошло и с Бертраном, и с Илианой, и с остальными нашими потомками. То есть моя сила наделила их всех возможностью управлять магией. Кроме этого, даже Тор, к моему громадному удивлению, спустя пару веков смог овладеть простейшими заклинаниями. Да, спустя столько лет я научилась колдовать, не прибегая к помощи песен. Все получалось и так.

А сейчас я чувствовала, как лес вокруг нас становится в прямом смысле этого слова волшебным. Магия, исходящая от нас, наполняет его, пропитывает, меняя. Просто удивительно.

– Надеюсь, ты не сердишься? – Я вздрогнула, обернувшись. Рядом со мной стоял Энехейм. Все такой же молодой, красивый и… опасный. Казалось, что не было всех этих лет. Он по-прежнему излучал странное веселье, которое смешивалось с чем-то пугающим, создавая неповторимый коктейль. Бьёрд щурил ярко-зеленые глаза и смотрел на меня с легкой улыбкой.

– А должна сердиться? – спросила, поняв, что он перестал меня так сильно пугать.

– Ты ведь счастлива, не так ли? – сев рядом, он поймал меня за руку и легко поцеловал пальцы, глядя мне в глаза. – А за все надо платить.

Я напряглась, впиваясь в неизвестное мне существо взглядом.

– Успокойся, – прошептал он, погладив меня по щеке. Отстраняться не стала, понимая, что если он захочет, то может сотворить со мной все что угодно. – Я не стану просить за твое счастье ничего сверх того, что ты уже делаешь.

– Я не понимаю, – прошептала чуть онемевшими губами.

– Ты попала сюда не просто так. Твоя душа особенная. Благодаря тебе этот мир, – Энехейм обвел свободной рукой вокруг, – наполняется магией. – Он прикрыл, словно от удовольствия, глаза и вдохнул. – Просто чудесно.

Я тревожно огляделась. Я и до этого ощущала изменения, а сейчас словно прозрела. Магия была почти ощутима. Она вибрировала в воздухе, пронизывая все вокруг.

– Этого будет достаточно? – спросила шепотом, почти успокоившись.

– Да, – Энехейм кивнул, а потом наклонился и коротко, нежно поцеловал меня между бровей. Это место тут же опалило жаром, словно ко мне прикоснулись не губы, а что-то очень и очень горячее. – Просто живи, моя милая Хильдегарда. Твоя судьба и твоя плата – жить столько, сколько потребуется. Поверь, иногда это весьма тяжелая задача.

– А потом? – задала я вопрос.

– Потом? Кто знает, – ответил Бьёрд (интересно, это его настоящее имя или нет?), а затем растянул губы в знакомой улыбке. – Думаю, мне пора. Твой муж уже бежит сюда с мечом наголо. Не думаю, что мне подойдут лишние дыры в теле. Я еще приду, не скучай.

С этими словами Энехейм просто растаял в воздухе.

– Даже не думала, – проворчала я, а в следующий миг услышала далекий озорной смех, похожий на эхо.

– Кто это был? – спросил Тор, подлетая ко мне и оглядываясь по сторонам. – Куда делся? Ведун? Он тебе угрожал?

– Все в порядке, – заверила я его, вставая. Потянувшись к мужу, поцеловала его. Тор мгновенно ответил, обвив мою талию рукой. – Это был просто… – задумалась, пытаясь подобрать подходящее слово. Почему-то называть Энехейма богом не хотелось. Пока не получу подтверждение этому, не поверю, – хранитель, – нашлась я с ответом.

– Хранитель? – Тор явно не понял, о чем речь. Впрочем, я и сама плохо понимала.

– Да, – я кивнула, а потом повернулась в сторону замка. Там, на берегу озера, собрался весь наш многочисленный клан. Кажется, Бьёрда заметил не только муж. – Хранитель этого… мира. Я так думаю.

– Что он хотел? – Тор смотрел с тревогой.

– Поговорить. – Я пожала плечами. – Не волнуйся, он ничего мне не сделал и вроде как не собирался. Идем.

Прежде чем мы покинули беседку на озере, муж все еще несколько тревожно огляделся, будто ожидая, что вот прямо сейчас кто-нибудь снова появится, а потом обнял меня и поцеловал.

И только после этого мы вступили на мост, с той стороны которого нас ждала наша большая и дружная семья.

Он сказал, что моя плата – жить? Пока рядом со мной мои любимые, то это не плата вовсе, а величайший дар. И я бесконечно благодарна за него.

Спасибо.

Конец!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю