332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Светлана Шёпот » Хильдегарда. Ведунья севера (СИ) » Текст книги (страница 3)
Хильдегарда. Ведунья севера (СИ)
  • Текст добавлен: 29 декабря 2020, 18:30

Текст книги "Хильдегарда. Ведунья севера (СИ)"


Автор книги: Светлана Шёпот






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 23 страниц)

Да и крики никак нельзя было назвать радостными.

– Хельга, – предостерегла я девушку, но та уже вышла на крыльцо.

Нахмурившись, я торопливо последовала за ней, уже предчувствуя грядущие неприятности. Я была уверена, что происходящее сейчас за стенами замка мне совсем не понравится. И я оказалась права.

Стоило мне выйти на крыльцо, как взору предстала весьма непривычная для меня картина. Такое я в своей прошлой жизни могла увидеть только в исторических фильмах или на постановках реконструкторов. Впрочем, я уверена, насколько бы последние ни были увлечены историей, по-настоящему резать друг друга мечами и топорами они бы не стали.

Во дворе шел бой. Сделав шаг назад, я быстрым взглядом окинула сражающихся людей, моментально понимая, что банально не могу отделить «своих» от «чужих». Все были одеты примерно одинаково. Никаких отличительных признаков я не заметила.

Если во дворе дерущихся было не так много, то за воротами творился настоящий ад.

Мне хватило только одного взгляда, чтобы понять: в этот раз все серьезно. Люди бились с отчаянной решимостью, совершенно не заботясь о том, чтобы выглядеть достойно или красиво. О нет, я уверена, что красота – это последнее, о чем они сейчас думали.

Не так давно шел снег, и двор еще не успели полностью затоптать, поэтому то тут, то там на снегу расплывались алые пятна. И было в том, как эту кровь, не замечая, попирали ногами люди, что-то пугающее.

Мне хотелось зажмуриться и оказаться сейчас где угодно, но я отлично понимала, что это невозможно.

– Хельга, – позвала я девушку, делая шаг вперед и хватая ее за плечо. – Нам не стоит здесь находиться. Это может быть опасно, – приблизившись, прошептала я, внимательно наблюдая за сражающимися воинами и опасаясь, как бы нас не заметили. – Если нас увидят, может произойти что угодно. Пойдем.

– Но Ливольф, – как-то потерянно пробормотала она.

Я схватила ее ладонь и силой утянула в замок. Перед тем как закрыть тяжелую дверь, успела заметить валяющийся на земле штандарт, который сейчас напоминал грязную тряпку. А еще мне показалось, что я заметила Тора. В груди как-то странно екнуло, но ощущение было столь мимолетно, что я о нем практически сразу забыла.

– Да что с тобой? – спросила я Хельгу. Не спорю, я и сама была крайне напугана происходящим, все-таки ничего подобного со мной ранее не случалось. Именно поэтому я даже примерно не представляла, что мне делать, что чувствовать и вообще думать. – Мне казалось, ты привычна к такому, нет?

Хельга подняла на меня остановившийся взгляд и покачала головой.

– Настоящую схватку я вижу впервые. Я…

Все понятно. Одно дело знать, что твой любимый постоянно подвергает свою жизнь опасности, другое –видеть сражение столь близко. Я и сама слегка переживала за Тора, хотя на данный момент меня волновало кое-что иное.

– Идем, – снова взяв ее за руку, потянула в сторону зала, в котором воины в прошлый раз отмечали свою «победу». Странное дело, я нервничала и почти не думала, куда иду, но дорогу нашла так, словно всю жизнь прожила в этом замке. Усадив Хельгу на лавку, положила руки ей на плечи и глубоко вдохнула холодный, пропитанный не слишком приятными запахами воздух. – Что могло произойти? Мы ведь видели, как упал штандарт. Да и я заметила его на земле. Неужели люди Глауда решили отомстить за смерть своего ярла?

– Может быть, – Хельга пожала плечами, отчего я рефлекторно сжала их чуть сильнее, неосознанно пытаясь поддержать ее. – Обычно это не принято, – убитым голосом сказала она, попытавшись встать, но я надавила на ее плечи, не давая подняться.

– Успокойся. Твой муж не выглядит слабым воином, ты должна верить в него, Хельга, – произнесла я, напряженно выдыхая. Стараясь хоть чем-то занять мысли и перестать вслушиваться в звуки, я принялась оглядываться. С прошлого раза почти ничего не изменилось, кроме того, что на столах не было ни еды, ни посуды, да и люди под лавками тоже уже не лежали.

«Зато некоторые сегодня так и останутся лежать на земле, – мелькнула мысль, заставив меня прикрыть глаза. – Глупости, никто не оставит их лежать там».

– Не принято? – спросила, решив отвлечь разговором Хельгу, да и себя, впрочем, тоже. Иначе перед глазами так и вспыхивают алые пятна на снегу, которые то и дело затаптывают сапогами воины. – Почему?

Хельга молчала пару минут. Я даже подумала, что она не станет отвечать. И я ее в этом не винила. Боюсь, тоже не смогла бы сейчас вспомнить ни о чем, если бы меня спросили. Мысли то и дело сами переключались на происходящее снаружи.

– У воинов вольницы, – тихо заговорила Хельга, понуро опустив плечи и слегка сгорбившись, – много правил. Все они неписаны, но люди оценивают воина по тому, как он ведет себя, как соблюдает эти законы. Многие предпочтут умереть, чем запятнать свою честь и достоинство. Трусость, подлость, лживость здесь не в чести.

– И что, не бывает таких воинов? – спросила удивленно. С одной стороны, подобное вызывало уважение. Но с другой стороны, я сомневалась, что не прибегну к обману, если смогу таким образом спасти жизнь дорогих мне людей.

– Бывает, конечно, – ответила Хельга. – Но если такое становится известно остальным, то труса, подлеца или лжеца стараются обходить стороной. Ни один ярл не возьмет такого человека к себе в отряд. Я знаю несколько случаев, когда таким воинам приходилось покидать вольницы и уходить на юг.

– Получается, воины Глауда нарушили такой неписаный закон?

– Да. Когда один ярл вызывает на поединок другого, тот не может отказаться. После победы одного из них люди поверженного ярла не имеют права нападать, так как считаются проигравшими. Но при этом они могут спокойно отступить и уйти, а победитель не имеет права взять их в плен.

– Взять в плен? – за разговором нервозность немного отступила, да и голос Хельги перестал быть таким бесцветным. – Зачем это нужно?

Сразу же вспомнились слова той же Хельги, что Глауд продавал людей.

– По-разному…

– Постой, – прервала я ее. – Расскажи сначала: откуда берутся все эти воины? Кто они?

– Кто они? – переспросила Хельга, явно не поняв меня.

– Да. Откуда эти люди? Из деревень? Или же они родственники ярлов?

– А, вы об этом. В основном они из деревень. Стать воином и поступить на службу к своему ярлу стремятся все деревенские мальчишки. Ярл и сам заинтересован в этом, поэтому за деревенскими парнями постоянно присматривают, подмечают, кто из них способнее, а потом забирают обучать. Да и сыновья ярла тоже становятся воинами. Здесь, в вольнице, нет ни одного мужчины, который не умел бы сражаться.

– Понятно. А теперь про плен.

– Если воин честно сражался, то ему это не грозит. Таких ярлов, как Глауд, который торговал людьми, почти нет. Все понимают, что у вольницы и так мало людей, чтобы продавать или убивать. Поэтому пленение может обернуться для воина потерей некоторой суммы, которую он сам или его близкие должны будут заплатить победившему ярлу. После этого воин может уйти, а если захочет, то вполне может остаться на службе. Но обычно победитель не идет на это, ведь воины часто очень привязываются к своим ярлам.

– Могут ударить в спину?

– Могут, – Хельга кивнула. – Хоть за предательство такому воину грозит казнь. Так что обычно освобожденным пленным просто дают уйти.

Я покачала головой. Понимаю, что людей мало, но просто отпускать тех, кто может в будущем как-либо навредить…

В этот момент я вздрогнула, так как дверь в зал с грохотом открылась, впуская внутрь людей. Хельга сразу подскочила на ноги и бросилась к вошедшим. Я же отошла к стене, наблюдая за развитием событий.

Внутрь заносили раненых воинов. Не знаю, почему именно сюда, но происходящего мое непонимание не отменяло.

Мой взгляд метался от одного человека к другому. Комнату начал заполнять шум и запах крови. Сглотнула и сделала еще один шаг назад.

В этот момент заголосила Хельга. Я дернулась от неожиданности, моментально находя ее взглядом. Она плакала в голос и хватала Ливольфа, которого тащили двое мужчин. Судя по всему, Ливольф был без сознания. Его рука волочилась по полу. И я даже издалека видела, что она окрашена кровью.

Хельга бестолково мешалась под ногами, не давая мужчинам уложить Ливольфа на стол. Один из них гаркнул на нее, весьма грубо отгоняя, но Хельга его не услышала. Тогда ее просто подхватили на руки и оттащили в сторону. Она извивалась, брыкалась, кричала – в общем, вела себя очень эмоционально.

Я уже хотела подойти к ней, чтобы попробовать успокоить, как в зал быстрыми шагами вошел Тор. Тихо выдохнула от облегчения, на мгновение прикрыв глаза. Он был жив и даже, судя по стремительности его походки, избежал ранений.

Подойдя к Ливольфу, он взглянул на него, а потом громко приказал:

– Позвать Рагну. Немедленно! – голос Тора прозвучал подобно грому, отчего я невольно сравнила его с его тезкой, мифическим богом грома и бури. Глупость, конечно, совершенно в данный момент неуместная, но почему-то я решила, что именно Тор мог послужить скандинавам прототипом для их бога.

– Чего голосишь? – прозвучал скрипучий тихий голос, который, однако, мгновенно заставил всех замолчать. Даже Хельга затихла в руках воина. – Нечего меня звать. Я и так уже тут.

К Тору подошла маленькая, слегка сгорбленная старая женщина. Она обвела всех удивительно живым взглядом, который неожиданно остановился на мне. И почему-то даже отсюда я поняла, что глаза у нее темно-зеленые.

Она как-то зловеще улыбнулась беззубым ртом и перевела взгляд на Ливольфа. Я же выдохнула, с удивлением осознавая, что все время, пока женщина смотрела на меня, чувствовала себя, будто опутанная невидимыми веревками.

Рагна. Интересно, кто она? Травница, наверное. Скорее всего, именно так.

Глава 3

Посмотрев на Тора, который, казалось, был выше ее на целый метр, Рагна мотнула головой. Мужчина незамедлительно подчинился, отступая на шаг от лежащего на столе Ливольфа.

– Что тут у нас? – сварливо пробурчала женщина, хватая бессознательного воина скрюченными пальцами за подбородок и принимаясь поворачивать голову Ливольфа то в одну сторону, то в другую.

Я не была уверена, что оценить состояние человека можно по лицу, вместо того чтобы его раздеть и осмотреть раны, но я даже не думала озвучивать свои мысли. Надеюсь, Ливольф не умрет из-за того, что никто не собирается останавливать женщину и оказать ему действительно необходимую помощь.

Хотя признаю, кулаки сами по себе сжались.

Словно ощутив мое состояние, Рагна резко подняла голову и снова посмотрела прямо на меня. Я едва сдержалась, чтобы не отступить на шаг назад. И не могу сказать, что испугалась, нет, просто в этом взгляде была такая мощная энергетика и сила, что тело действовало само, словно желая оказаться как можно дальше отсюда.

– Ты, – резко сказала Рагна и указала длинным пальцем прямо на меня. Я невольно вздрогнула, испытав странные ощущения. На короткий миг мне показалось, что в груди вспыхнуло нечто обжигающее. Словно кипятка плеснули, который почти сразу остыл.

 – Иди сюда, – властно позвала старуха, не отрывая от моего лица слегка мерцающих глаз. – Поможешь мне.

– Я… – запнулась, оглянувшись по сторонам. Все смотрели прямо на меня. Кроме Хельги – ее внимание было полностью поглощено Ливольфом.

Непроизвольно мой взгляд задержался на Торе. Он тоже смотрел на меня – слегка удивленно, будто только сейчас увидел и не мог понять, что я тут делаю.

– Хорошо, – выдохнула и скинула плащ, опасаясь, что он будет мешать. От волнения я даже холода толком не ощутила. – Что нужно делать? – торопливо подойдя к столу с лежащим без сознания раненым, спросила, выжидающе смотря на Рагну.

– Руку дай, – проскрипела она, при этом даже не стала дожидаться выполнения то ли просьбы, то ли приказа, сама схватила мою левую руку и сжала на удивление довольно сильно. – Прекрасно, – ее старческие губы, испещренные глубокими морщинами, расплылись в улыбке.

Подняв на меня взгляд, Рагна подалась вперед и как-то по-особому заглянула мне в глаза. И было что-то в этом взгляде такое, отчего я невольно замерла, почувствовав себя беззащитным кроликом перед голодным хищником. Рагна будто изучала меня изнутри, смотрела куда-то внутрь не моего тела, нет – души. И это было поистине жутко.

А еще меня просто поразили ее глаза. Глубокий темно-зеленый цвет завораживал своей чистотой. Казалось, на меня смотрит молодая красивая женщина. Ее глаза затягивали в себя, заполняя пространство вокруг темной зеленью. И мне чудилось, что я ощущаю запах хвои. Тонкий, но вполне различимый аромат хвойного леса.

Я поняла, что все это время не дышала, только когда Рагна отвела взгляд. Глубоко вдохнув прохладный воздух, я тряхнула головой, сбрасывая колдовское наваждение. Ничего подобного со мной раньше не случалось.

Пока я приходила в себя, Рагна забралась коленями на лавку – не выпуская, впрочем, моей ладони, – и положила вторую руку на грудь Ливольфа.

Я тревожно посмотрела на мужчину, опасаясь, что тот уже умер, пока мы с Рагной обменивались взглядами. Но нет, его мощная грудь слабо поднималась и опускалась, свидетельствуя о том, что жизнь в теле еще теплится.

А потом Рагна запела…

И голос ее, совсем не хриплый и не старческий, взвился под самый потолок, наполняя все пространство странной умиротворяющей гармонией. И я снова впала в какой-то ступор. В голове появилась глупая мысль, что таким голосом обращаются к богам. Было в нем нечто… особенное, такое, что нельзя выразить словами, можно лишь услышать, пропустить через себя, понимая, что голос этот затрагивает что-то внутри, заставляет душу вибрировать, отзываясь.

Затаив дыхание, я слушала голос, не понимая ни слова. И казалось, что меня сжимает загустевший воздух, а сама я в какой-то миг превратилась в нечто нематериальное, проницаемое… нечто такое, чему нет названия.

А потом я пришла в себя. Моргнув пару раз, растерянно огляделась по сторонам, не понимая, когда успела сесть. За моей спиной изредка всхлипывала Хельга, а знакомый слабый голос что-то тихо ей говорил. Люди вокруг что-то делали, о чем-то беседовали, ходили туда-сюда, а я пыталась сообразить, что со мной только что произошло.

Обернувшись, сразу увидела Хельгу. Она, о чем-то тихо воркуя, гладила по лицу своего мужа, ласково улыбалась и время от времени хмурила брови. Иногда она едва сдерживала слезы, прорывающиеся наружу слабыми всхлипами. А еще она смотрела на него с такой любовью, что даже у меня защемило сердце от всколыхнувшейся за них радости.

– Это точно?

Услышав голос Тора, я резко развернулась к нему. Он нависал над сидящей на скамье Рагной и глядел на женщину хмуро и сосредоточенно. Ему явно что-то не нравилось.

Вместо ответа Рагна повернула голову в мою сторону и кивнула. Тор тут же посмотрел на меня и выпрямился. В его голубых глазах плескалось сомнение. И не ясно было, что именно его вызвало.

Он уже явно собирался что-то сказать, но в этот момент Рагна стукнула его по колену корявой палкой – и откуда только взяла? Тор вздрогнул, закрыл рот и недовольно посмотрел на женщину.

– Не пугай дитя, – прошипела Рагна, а потом снова повернулась ко мне. – Подойди.

Слегка сомневаясь, я всё-таки приблизилась и выжидающе застыла. Женщина снова взяла меня за руку, заставив вздрогнуть. В прошлый раз после этого я непонятным образом на некоторое время выпала из жизни, поэтому сейчас постаралась мягко отнять руку, но тонкие узловатые пальцы цепко вцепились в мою ладонь.

– Это более чем точно, Тор, – проговорила она. При этом имя Тора она произносила так, что казалось, не по имени зовет, а ударяет чем-то по реальности, отчего та шла волнами, и они вибрировали в груди.

Тор нахмурился еще сильнее. Сложив руки на груди, он слегка опустил голову и подался всем телом вперед, словно готовясь сражаться.

– Я желаю видеть ее своей женой, – произнес он, заставив меня удивиться.

Не понимаю, что тут происходит. А раз так, значит, надо внимательно слушать и пока ни во что не вмешиваться.

Рагна весело засмеялась, правда смех был больше похож на скрип несмазанной телеги или проржавевшей двери. При этом она так и не выпустила мою руку, и я с удивлением поняла, что ее смех заставляет мое тело вибрировать. Казалось, будто через меня проходят какие-то волны. А еще в груди снова зарождался жар. Он слегка пульсировал и словно с радостью принимал вибрацию, разгораясь от нее сильнее.

– Так бери, – отсмеявшись, сказала Рагна. – Одно другому, поверь мне, Тор, не мешает.

– Но… – Тор запнулся, явно растерявшись. Впрочем, его замешательство длилось всего несколько секунд, и вскоре его взгляд снова стал твердым и уверенным. – Но я слышал, что вы не можете… что вам не положено...

– Какие глупости, – отмахнулась от него Рагна. – Просто люди не понимают, боятся, вот и выдумывают всякие небылицы. Но ты ведь не такой, Тор? Ты ведь не боишься?

Мне показалось, что у мужчины даже дар речи пропал, словно он был до глубины души возмущен предположением, что он вообще способен испытывать страх.

Рагна довольно сощурилась, усмехнувшись, а потом отпустила мою руку. Все странные ощущения сразу же пропали. Я покачнулась, словно на мгновение потеряв опору под ногами. Спустя мгновение ощутила на своей спине руку и, подняв голову, наткнулась на слегка обеспокоенный взгляд Тора.

– Спасибо, милорд, – поблагодарила я и на полшага отступила от мужчины, вынуждая его опустить руку и разорвать невольные объятия.

– Иди, дитя, отдохни. Ты устала, я знаю, – Рагна встала со скамьи, опираясь на палку, и огляделась по сторонам. – Я приду к тебе позже. Нам надо будет поговорить. А сейчас… иди.

Я не стала спорить, на самом деле ощущая себя так, будто не спала несколько суток. От слабости тело неприятно трясло, и хотелось немедленно сесть, а еще лучше прилечь.

Когда дверь за моей спиной закрылась, я поняла, что каким-то чудом добралась до своей комнаты, совершенно не зная дороги. Хмуро оглядевшись, поежилась – плащ так и остался в зале, а в комнате стоял настоящий холод.

Недолго думая, сняла верхнее платье и забралась под одеяло. Даже на шкуры не обратила внимания, закутываясь по самые уши и блаженно вздыхая. Остальная одежда мешала, но снимать ее сейчас я не хотела. Сначала согрею место, а потом можно будет и раздеться.

Сама не заметила, как провалилась в сон. Снился мне хвойный лес, наполненный запахом весны, мокрой земли, палых листьев и чего-то еще неуловимо приятного. А потом сон изменился. Я видела темно-зеленые глаза, которые с каждой секундой все увеличивались, пока не стали в несколько раз больше меня. И я смотрела в них, ощущая себя донельзя крохотной, и размышляла о том, что мне не сбежать. Не в этот раз.

Проснулась от стука в дверь. Вздрогнув всем телом, ощутила, насколько мне жарко. Откинув одеяло со шкурами, поежилась от холодного воздуха и встала, расправляя перекрученные на теле нижние платья.

Подойдя к двери, чуть приоткрыла ее.

– Кто? – спросила хриплым со сна голосом.

– Я, госпожа, – мгновенно отозвалась Хельга. – Я камни принесла. Вы, наверное, замерзли. А еще поесть и…

– Заходи, – разрешила я, отходя от двери и возвращаясь к кровати. – Как Ливольф?

Вошедшая в комнату служанка просияла, а я подумала, что, судя по темноте, уже наступил вечер. Поморщилась. Голова после сна слегка гудела и была тяжелой.

Никогда не любила спать днем.

Хельга, торопливо подойдя к печи, аккуратно поставила небольшое ведро, а потом вернулась ко мне и протянула небольшой сверток.

– Здесь хлеб и мясо. Поешьте, госпожа, – сказала она и сняла с плеч мой плащ, аккуратно повесив его на спинку кровати.

Потом она вернулась к печи, выгребла старые, совсем остывшие камни и наполнила ее новыми, раскаленными чуть ли не докрасна. Да уж, отопление действительно средневековое, ничего не скажешь.

Но и в этом можно найти что-то положительное (кроме тепла, конечно). В темноте свет от камней умиротворял и настраивал на благодушный, даже немного мистический лад.

Закончив возиться с камнями, Хельга задернула шторы, зажгла свечу, и в комнате сразу стало до странного уютно. Хотя спальня все еще напоминала мне доисторическую пещеру.

Опустив взгляд, я вспомнила о своем ужине. К моему изумлению, хлеб с мясом были завернуты в ткань! Грубую, словно слегка промасленную, но настоящую ткань. Немного поколебавшись, все-таки развернула и внимательно осмотрела принесенное служанкой. Выглядело все нормально. Понюхала. Никакого постороннего запаха тоже не ощутила.

Пересев на сундук, разложила ужин на коленях и кивнула Хельге на стул. Она немного помялась, но потом с готовностью села, причем видно было, что ее распирает от новостей.

– Рассказывай, – разрешила я, усмехнувшись и отломив небольшой кусочек хлеба.

Хельга от нетерпения облизнула губы и вдруг растерялась, словно не зная, с чего начать.

– Сначала скажи, как чувствует себя Ливольф? – немного помогла я ей.

Девушка просияла.

– Замечательно! – она сложила руки в молитвенном жесте и подняла глаза к потолку. – Слава Асэ.

Я и сама глянула на потолок, поморщившись при виде грубых балок.

– Благодаря старой Рагне все теперь будет хорошо. Всех раненых на ноги поставила, – Хельга замолчала, а потом продолжила тихим опасливым шепотом: – Иногда мне кажется, что такие люди, как она, даже мертвых могут поднимать. Ой, нехорошо, что она вас выделила, госпожа, нехорошо-то как.

– Почему? – заинтересовалась я, убирая с колен сверток. Потянувшись, сняла со спинки кровати плащ и накинула его на плечи. Камни еще не успели прогреть воздух, поэтому было довольно прохладно.

– Так все же знают, что ведунья не может выходить замуж. Это ей не позволено совсем, – Хельга пожала плечами, неуверенно покосившись на меня.

– Да? – я задумалась, вспоминая разговор Тора и Рагны. – А Тору она сказала, что это не проблема. Что это все людские выдумки, не более.

– Не знаю, – Хельга покачала головой. Она явно сомневалась в том, что такое возможно, но переубеждать я ее не собиралась.

Еще неизвестно, что Рагне от меня понадобилось, может быть все и обойдется. Вдруг старая женщина просто ошиблась? Но у Хельги чуть позже нужно будет выспросить, кто такие эти ведуньи. Не то чтобы я не знала значения этого слова, но на всякий случай нужно уточнить, что имеют в виду жители этого мира.

– И что там случилось? Почему люди Глауда оказались во дворе замка? – задала я новый вопрос.

– Ой, там такое было, – Хельга всплеснула руками, и ее глаза буквально вспыхнули. – В общем, все было так. Когда ярл Глауд пришел к воротам, то ярл Тор тут же вышел к нему навстречу. Он ему сразу сказал, чтобы тот убирался, так как замок он уже забрал себе. Но Глауд не желал уходить. Что-то ему сильно нужно было в Асгриме. Он принялся юлить, торговаться, – Хельга рассерженно фыркнула, сложив руки на груди. – Змей он, змеем и умер. Столько зла людям причинил.

–Хельга, расскажешь потом. Что там дальше было? – вернула я ее рассказ в прежнее русло.

– А, да, простите, госпожа. Просто уж до чего гнилой человек был. Ну да ладно, пусть его теперь псы Аша по пеплу гоняют.

– Аша?

– Аш – бог мертвого царства.

– Ты имеешь в виду царства мертвых? – переспросила я, решив, что Хельга просто не так выразилась.

– Нет, – девушка покачала головой. – Этот мир создал Арн – бог всего сущего. И назвал он его  живым царством, по-иному – Лив. Это означает «жизнь». Когда Арн вступил на землю, чтобы полюбоваться своим творением, то на ней появилась его тень. Но так как Арн был богом, то и тень у него оказалась не простой. Стоило ей появиться, как она ожила и приняла его облик, зажив своей собственной жизнью. Арн провозгласил Аша братом своим, близнецом, так как тот был рожден из его тени. Но вскоре они оба поняли, что все живое при соприкосновении с Ашем погибает. Тогда они вместе создали мертвое царство. Там нечему умирать, так как все изначально мертво. Хэл – мертвое царство, обитель Аша. «Хэл» означает смерть.

– Очень интересно, – сказала я, пытаясь запомнить местных богов. Надо будет потом уточнить у Хельги, что за псы. Адские гончие, что ли? – Так что там с Глаудом?

– Так вот, юлил он, значит, предлагал ярлу Тору продать замок, но наш ярл не желал даже слушать. Тогда Глауд вызвал ярла Тора на поединок. Сцепились они. Говорят, ярл Тор бился как горный зверь, кидаясь на врага с великой мощью и яростью. Рубил мечом с силой неимоверной, от которой Глауда прибивало к земле.

– А потом? – поторопила я, с удивлением замечая, как Хельгу несет куда-то не туда. Выслушивать восхваление Тору мне сейчас не хотелось.

Служанка глянула на меня обиженно, но перешла к сути.

– Глауд был хоть и искусным воином, но всё-таки нашему ярлу не чета. Пропустил удар, свалился как подрубленный да замер на земле. Все подумали, что погиб он, расслабились. Да и люди Глауда торопливо штандарт опустили, словно признавая смерть хозяина своего. А вот когда ярл Тор отвернулся и собрался уже войти обратно в ворота, Глауд вскочил и бросил свой топор в спину Тору. Но наш ярл почуял что-то, уклонился. А потом рассвирепел и убил Глауда окончательно, снеся ему голову одним взмахом.

– А во двор как все попали? – заслушавшись, не заметила, как все доела. Потянувшись в очередной раз отщипнуть хлеба или мяса, ничего не нашла.

– А это Ормар-предатель. Оказалось, он должен был открыть ворота сразу, как Глауд с людьми к замку подступит. Но тут ярл Тор появился. И Ормар не знал, что ему делать. Но когда Глауд все-таки пришел, немного опоздав, он решил, что все равно распахнет ворота. Деньги свои отрабатывал.

– Постой, – я замерла. – Не означает ли это, что Ормар заранее знал, что Глауд придет? Откуда он мог это знать?

– А это… – Хельга открыла рот, чтобы пояснить, но и сама замерла, нахмурившись, явно затрудняясь с ответом.

– Ладно, я понимаю, что к Тору гонца послал Ливольф. Но раз Глауд так быстро пришел, почти следом за Тором, значит, и ему кто-то донес о том, что моего отца больше нет в живых.

– Земли Глауда ближе; возможно, гонец успел не только туда, но и вернуться обратно, передав приказ Ормару, – предположила Хельга.

– Значит, у нас здесь не один предатель, а как минимум два? – поинтересовалась, размышляя над тем, что пришло в голову. – Или же Глауд заранее знал, что моего отца вскоре не станет, потому отдал Ормару приказ в случае его появления под стенами Асгрима незамедлительно открыть ворота.

– Ох, – девушка закрыла руками рот, глядя на меня расширившимися глазами. – Вы же не хотите сказать, что это он вашего отца, прежнего нашего ярла… убил? – последнее слово она буквально прошептала. А потом глаза ее сузились, полыхнули злостью и ненавистью. – А что? Этот змей вполне мог такое сотворить! Ему ни один закон не писан ведь! Надеюсь, Аш разглядит его черную душу и заставит страдать столько, сколько он того заслужил.

– Хельга, откуда столько ненависти? – задала я давно напрашивающийся вопрос.

Служанка возмущенно вспыхнула, словно решив, что я защищаю Глауда, но потом как-то сдулась, явно вспомнив, что от «моей» памяти ничего не осталось.

– Сестру он мою сгубил, – тихо сказала она, опуская голову. – Он хоть и змей проклятущий, но боги зачем-то даровали ему притягательность мужскую. Несколько лет назад, когда ярлы выбирали Верховного, то, как обычно, собирались все вместе в одном из замков. Сестра моя поехала с нашими людьми, прислуживать да помогать. Глауд заметил ее и выделил среди остальных. Она влюбилась, глупая, понесла от него. Не верила в дурные слова о нем, уехала с ним в замок. И больше мы ее никогда не видели. А ведь ей всего тринадцать было. Ваш отец пытался хоть что-то узнать, но Глауд заявил, что она – свободный человек и может жить там, где ей хочется. И видеть никого из нас она не желает. Но я в это не верю! Не такая она была! Он что-то с ней сделал, госпожа. Может, теперь, когда ярл Тор убил змея, он сможет узнать что-нибудь о нашей Сехильд.

– Я думаю, что он не откажется навести справки. Обещать, правда, не буду, – призналась честно, так как не знала, как Тор распорядится замком Глауд. Да и уместно ли будет просить его о чем-то подобном? Хотя зачем спрашивать именно Тора? В замке множество бывших людей Глауда. Кто-нибудь обязательно располагает нужной информацией.

Именно об этом я и сказала Хельге.

– Спасибо, госпожа! – служанка подскочила на ноги, явно намереваясь прямо сейчас бежать вниз и всех опрашивать.

– Не поздно ли? – притормозила я ее.

– Что вы! – Хельга задорно улыбнулась, тряхнув косами. – Они сейчас снова внизу отмечают. Вторую победу. И желают погибшим легкого пути в Хэл.

Я покачала головой, вспомнив, что Тор вообще-то собирался сегодня прийти за моим ответом. Наверное, сейчас ему не до этого.

– Тогда я пойду, госпожа? Может, еще чего интересного узнаю, – предложила девушка.

– Иди, – усмехнулась я, вставая и потягиваясь. – А я, пожалуй, прилягу. Хотя нет, принеси мне горячей воды.

– Как скажете, – Хельга юркой змейкой выскользнула за дверь и тихо прикрыла ее за собой.

Я зевнула и снова потянулась. Внезапно подумала, что я даже толком не видела своего нового лица. Интересно, у них тут зеркала есть? Покосилась в сторону окна и вздохнула. Сомневаюсь. Максимум какой-нибудь до блеска натертый медный поднос. Хотя бы так.

Хотела уже скинуть плащ, но в этот момент в дверь постучали. И я почему-то невольно вздрогнула, испуганно вцепившись в грубую ткань.

Глянув на дверь, я шагнула к ней, размышляя над тем, кто это может быть. Для Хельги рано. Рагна? Или Тор решил всё-таки узнать мой ответ?

Невольно огляделась по сторонам, ощущая себя крайне неуютно в это темной комнате, похожей на каменную клетку. Внезапно стало слегка страшновато. То ли из-за атмосферы, то ли из-за пережитого недавно, то ли из-за рассказа Хельги. Ведь предатели до сих пор где-то в замке. Притом неизвестно, сколько их. Если про Ормара мы знаем, то кто был гонец, еще предстоит выяснить. К тому же их могло быть и больше двух. Конечно, после смерти Глауда им, по сути, ни к чему мне вредить – на их месте я бы затаилась и носу не показывала, – но порой сложно понять логику чужих поступков.

Ничего, что могло бы послужить оружием, как назло, в комнате не было, поэтому я лишь глубже вдохнула и выдохнула, попытавшись успокоиться, и шагнула в сторону двери.

– Кто? – спросила громко, правда голос прозвучал хрипловато. При этом я чуть приоткрыла дверь, чтобы лучше расслышать ответ.

Глупости, все это просто глупости. Если бы кто-то желал мне навредить, он не стал бы стучаться, а просто ворвался бы в комнату, и все. Я не воин, мне одного точного удара по лицу хватит, чтобы потерять ориентацию и равновесие. А учитывая габариты местных мужчин, даже удивительно, как меня не зашибли насмерть предыдущим ударом. Кулаки-то у всех словно кувалды.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю