332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Светлана Шёпот » Хильдегарда. Ведунья севера (СИ) » Текст книги (страница 17)
Хильдегарда. Ведунья севера (СИ)
  • Текст добавлен: 29 декабря 2020, 18:30

Текст книги "Хильдегарда. Ведунья севера (СИ)"


Автор книги: Светлана Шёпот






сообщить о нарушении

Текущая страница: 17 (всего у книги 23 страниц)

– Помоги мне, – попросила я Хельгу, когда убедилась, что Балдер погружен в глубокий сон. Хельга не заставила себе ждать – вынырнула откуда-то из-за спины, помогая мне уложить спящего ровно. – Спасибо, – поблагодарила и села обратно на лавку, снова сосредотачиваясь на колене.

Спустя мгновение меня окружило красное марево с редкими вкраплениями золотистых искр. Оно пульсировало, напоминая биение сердца. Я пела, совершенно не осознавая этого. Казалось, мое горло само рождало звуки, которых я даже не слышала.

Я, не отрываясь, смотрела на шрам. Под моим взглядом он налился кровью, вспух, а потом и вовсе разошелся в стороны. По потемневшей коже побежал гной. Честно говоря, смотреть на поврежденную ногу было крайне сложно. Она на самом деле почти почернела. Сглотнула, чувствуя, как происходящее дается мне намного сложнее, чем все, что я делала раньше.

Откатывая время для ноги назад, я ощущала, как меня начинает трясти. Слишком далеко назад мне приходилось отматывать время для раны.

Чернота постепенно исчезала, но рана не выглядела менее страшно. Сейчас я видела, что ногу не просто почти перерубили, а вообще разворотили все колено, не оставив в нем ничего целого.

А в какой-то момент я поняла, что забыла кое о чем крайне важном. Когда Балдера ранили, он наверняка потерял много крови. Я возвращаю время для раны назад, но я ведь не могу ниоткуда наколдовать кровь.

Хотя…

Я на миг задумалась.

Верно, мне и колдовать не надо. Кровь у него есть. В этом случае даже хорошо, что прошло много времени. Потерянная кровь давно уже восполнилась в организме. Я ведь отматываю назад время только для ноги, а не для всего тела.

Когда я закончила, то едва не рухнула на пол. Опустив голову, прикрыла глаза, так как из-за мельтешащих черных пятен меня тошнило.

Тряхнув головой, постаралась хоть немного прийти в себя. Надо было проверить, как ощущает себя Балдер, не навредила ли я ему ненароком.

Подняв голову, столкнулась с внимательным взглядом проснувшегося мужчины. Он все еще лежал, при этом опираясь на локти. Видимо, магия не просто усыпила его, а держала во сне, пока я лечила, но, как только лечение закончилось, она отпустила его.

– Как нога ощущается? – спросила, закашлявшись.

Балдер настороженно приподнял конечность, но так как перед ним сидела я, то слишком много места для маневра у него не было. Однако даже такое небольшое движение вызвало у него недоумение. Он резко сел и замер, смотря на ногу.

– Что такое? – встревожилась я. Всё-таки свои способности я получила не так давно и еще не до конца освоилась. Мало ли, вдруг что-то неправильно сделала. Хотя вроде все прошло удачно.

Теперь я понимаю, почему Рагна не залечила колено до конца. Сделать это было почти невозможно, учитывая, что времени после ранения прошло много. Там многое успело просто сгнить. Удивительно, что Балдер вообще выжил, ведь продукты гниения попадали в кровь, разносясь по всему телу. Да он от одной лихорадки должен был умереть. В тот момент, как мне кажется, речь стояла уже не о том, чтобы сохранить ему ногу.

– Не болит, – как-то потерянно пробормотал мужчина, все-таки прикасаясь к колену, словно до конца не осознавал, что никакого шрама больше нет.

– Помоги мне, – обратилась я к Хельге, а потом с ее помощью поднялась. – Встань и пройдись, – попросила я Балдера, отходя немного, чтобы дать ему больше свободного места.

Тот встал медленно. И я отлично понимала его – он просто боялся. Боялся, что боль в любой момент вернется. Скорее всего, колено доставляло ему массу проблем. Не удивлюсь, если оно болело постоянно.

Сделав пару шагов, Балдер замер.

– Не болит? – уточнила я.

Вместо ответа он мотнул головой.

– Ну и отлично, – я улыбнулась, а потом повернулась к Хельге. – Идем отсюда, – прошептала, решив, что вот прямо сейчас нужно оставить мужчину одного. Он должен прийти в себя, успокоиться, поверить в то, что с его ногой теперь снова все в порядке.

Думаю, некоторые вещи посторонним лучше не видеть.

Нашего ухода, как мне кажется, Балдер даже не заметил, по-прежнему стоя посреди комнаты. Правда, я видела, как он слегка качается из стороны в сторону, явно проверяя свою ногу.

Почему-то все это меня очень сильно задело. Я представила, сколько всего пережил этот сильный, несгибаемый мужчина, и мне стало жаль. Не его, нет – вряд ли ему бы понравилось, что его жалеют, – а других. Тех, кто живет, не зная, что есть человек, способный помочь им. И ведь мне это ничего особо не стоило. Подумаешь, небольшое головокружение и тошнота. Это пройдет очень быстро.

– Знаешь, – я буквально рухнула на кровать, но не легла, а упрямо села, фокусируя взгляд на Хельге, – я тут подумала: а сколько по деревням таких вот воинов? Рагна ведь не могла обхватить всю вольницу. А тех, кто просто болеет?

– Не так много, как кажется, – отозвалась Хельга. – Люди вольницы довольно крепкие. Воинов – тех, кто выжил, – обычно лечат сразу после возвращения из похода. Такие случаи, как у Балдера, редки. Конечно, есть люди, чем-то болеющие, но их мало.

– И все-таки, – я зевнула, а потом легла, подползая ближе к подушке, – если вдруг кому-то нужна помощь, я могу.

Некоторое время в комнате стояла тишина, я даже успела слегка задремать, когда Хельга спросила:

– Зачем вам это, госпожа? Лишние хлопоты все это. Да и что вам за дело до чужих бед? Это будет только тревожить вас. Может, не стоит...

– Нет, Хельга, – перебила я ее. Хотела открыть глаза, чтобы подарить ей хмурый взгляд, но веки казались буквально пудовыми. – Надо. Не спорь, – попросила и сама не поняла, как уснула.

Того, как Хельга сняла с меня верхнее платье, накрыла и ласково погладила по голове, я уже не увидела и не почувствовала.

Глава 19

Когда вернулся Тор, я сразу поняла, как соскучилась. Судя по блестящим глазами и частым взглядам, бросаемым на меня мужем,  небольшая разлука и для него стала испытанием. Ночь после возвращения мы провели, неистово доказывая друг другу свою любовь. Правда, поначалу я пыталась удержать мужа от подобного, заверяя его в том, что ему нужно отдохнуть. Но он даже слушать не стал.

Следующий день Тор провел со своими воинами. Когда он узнал о том, что Балдер в замке, то весьма обрадовался. Оказалось, что он отлично помнил этого воина.

– Не переманивай, – настаивала я, хмуро смотря на мужа. – Где я еще здесь найду таких талантливых людей? – ворчала, пытаясь взглядом передать всю силу своего негодования от идеи мужа вернуть Балдера в стройные ряды воинов.

– Ты не понимаешь, – не оставался в долгу муж. – Балдер не простой воин. Он способен вести за собой весь отряд, если это понадобится. Я редко встречал людей с такой силой воли.

– И все равно, – я едва удержалась, чтобы не топнуть ногой. – Он умеет делать такие вещи, которые в будущем если не облегчат жизнь нам и остальным людям, то значительно ее улучшат. А если ему дать время для экспериментов, кто знает, что еще он сможет изобрести.

– Думаю, мы просто должны предоставить выбор ему, – рассудил Тор, обнимая меня и притягивая за поцелуем. – В любом случае он может просто научить тому, что знает, кого-нибудь… другого.

– Это не то же самое, – проворчала недовольно, впрочем не имея ничего против объятий и поцелуев. – Талант ведь… – договорить я не смогла, забыв обо всем из-за глубокого, чувственного поцелуя, который буквально обещал, что продолжение обязательно будет.

А потом случилось то, чего никто из нас не ожидал.

В тот день мы, вернувшись после ужина, начали целоваться еще с порога, буквально сдирая друг с друга одежду. На короткий миг я подумала, что такая страсть кажется какой-то неестественной, но все мысли потонули в лавине возбуждения, прокатившегося по телу.

Мы терзали друг друга несколько часов, а потом, после очередного раунда, оба просто отключились.

Ночью мы с Тором проснулись от шума. Если я спросонья не поняла, что происходит, то муж буквально перелетел через меня, утаскивая за собой. Получилось так, что я упала сверху на него. Мгновение спустя он столкнул меня и вскочил на ноги. Я же, неудачно откатившись, ударилась головой о лавку и зашипела. Это поспособствовало полному пробуждению.

В комнате шумели. Я не стала вылезать, решив, что Тор не стал бы без причины падать на пол вместе со мной. Понимание происходящего пришло после того, как я чуть выглянула из-за кровати.

В нашей комнате был посторонний. Воинственно настроенный посторонний, размахивающий ножами в сторону Тора, так что не оставалось никаких сомнений, для чего именно он оказался ночью в нашей с мужем комнате.

Тор явно находился не в выигрышной позиции, учитывая, что был полностью обнажен, да еще и без оружия. Хотя в его руках даже лавка могла сойти за оружие. Ею он, кстати, и вооружился.

Ночной гость казался невысоким, юрким и гибким, как змея. Достать его никак не получалось – он ловко уворачивался от ударов, не забывая орудовать своими ножами. По комнате поплыл запах крови.

«Все-таки достал, сволочь», – со змеиным шипением подумала я и мгновенно ощутила, как магия коротким импульсом выплеснулась из меня.

Нападавший мужчина неожиданно запнулся, потеряв равновесие. Тор не растерялся, приложил его лавкой по голове так, что тот рухнул как подкошенный.

Мгновенно отобрав у него ножи, Тор схватил первое, что ему попалось (его рубашка), и связал руки незнакомца.

– Ты как? – подлетев ко мне, спросил он, помогая подняться. Хотя сама я ранена не была, просто слишком разнервничалась. – Прости, что  толкнул. Не ударилась?

– Все в порядке, – заверила, решив не говорить о шишке на голове – невелика рана. – Что происходит? Мы разве не закрыли дверь? Охранники! Тор, посмотри, как они. А остальные? Это нападение?

– Сейчас, – муж торопливо начал одеваться, время от времени поглядывая на связанного рубашкой мужчину.

Схватив меч, до которого во время боя он так и не успел добраться, Тор выглянул в коридор.

– Иди сюда, – попросил он меня, явно не желая оставлять наедине  с опасным человеком.

Я быстро накинула на себя плащ, решив, что на поиски платья сейчас нет времени.

Охранники были живы, но спали. Причем крайне подозрительно спали.

– Опоили, – сделала предположение я.

– Скорее всего, – согласился муж. – Только когда успели и кто?

Ответа у нас не было, поэтому мы просто начали будить охранников. Те просыпались неохотно, сонно хлопая глазами и явно не понимая, что происходит, но, получив от Тора по паре подзатыльников, быстро очнулись.

В ту ночь мы больше не ложились. Некогда было.

***

Тор проследил взглядом, как троица немного пришедших в себя охранников утаскивает нападавшего.

Пока муж все им пояснял (куда посадить мужчину, сколько человек его должны охранять, почему нельзя отходить даже в туалет и все такое прочее), я все-таки успела надеть на себя кроме плаща верхнее платье и сапоги.

– Тебя ранили, – напомнила я мужу, когда он уже собирался бежать и разбираться с тем, что произошло.

– Это может подождать, всего лишь царапина, – отмахнулся он, торопливо натягивая штаны.

– Позволь мне судить об этом. Дай посмотрю, – настояла я, не сдаваясь. Сейчас царапина, а потом сам же и упадет в самый ответственный момент из-за потери крови.

Тор явно хотел возразить, но промолчал, протягивая окровавленную руку.

– Задел в самом начале. Я еще не проснулся до конца, – почему-то начал оправдываться муж, словно я могла посчитать его ранение чем-то постыдным.

– Я понимаю. Будет немного больно, – предупредила, погружаясь в уже знакомое состояние.

Если бы откат времени происходил медленно, то Тор даже не ощутил бы ничего – рана всё-таки на самом деле была более кровавой, чем опасной. Но я понимала, что на нежности времени нет, поэтому постаралась максимально быстро вернуть руке былой вид. А это вполне могло доставить болезненные ощущения.

Потом последовал изматывающий бег по замку.

Тор пытался оставить меня в одной из комнат, поясняя, что можно запереться изнутри, но я не захотела. Людям он не доверял, да и оставлять меня одну точно не желал, но помнил: в случае реальной опасности магия среагирует. Хотя лично я уже ни в чем не была уверена.

К тому же если это на самом деле нападение, то вполне могут быть раненые люди, которым понадобится моя своевременная помощь. Так что, следуя за Тором, я старалась не мешать ему.

Когда мы поняли, что никакого нападения нет, а замок спит беспробудным сном, то облегченно выдохнули. Правда, это не остановило Тора от того, чтобы не надавать по паре оплеух тем, кто дежурил в этот час.

– Иначе не проснутся, – пробурчал муж, явно подумав, что я не одобряю его метод побудки. – В таком состоянии их либо водой холодной поливать, либо так. У меня нет времени бегать каждый раз за ведром с водой.

После того как большая часть воинов все-таки проснулась, Тор начал раздавать указания. Я еще никогда не видела его таким, поэтому невольно залюбовалась, но потом быстро выбросила глупости из головы. Не время и не место.

– Если раненых нет, то я вернусь в комнату, – сказала, когда Тор прервался на минуту.

Он глянул на меня, потом обвел взглядом воинов, дожидавшихся его приказов. Выбрав троих, скрепя сердце велел им проводить меня до комнаты. При этом я видела, что он хочет сделать это сам.

– Все будет хорошо, – улыбнувшись, сказала я, погладив его по плечу.

– Хоть волосок… и я сниму ваши головы, – пригрозил он воинам, а потом коротко поцеловал меня в губы и нехотя отпустил.

Около комнаты уже топталась Хельга. Увидев меня, она торопливо подошла и замерла, словно потеряла всю уверенность в своих действиях.

Слабо улыбнувшись, я сама сделала шаг и обняла ее, давая ей возможность сделать то, что она хотела. Хельга крепко обняла меня в ответ и судорожно выдохнула.

– Я так испугалась за вас, госпожа, – пробормотала она мне в волосы. – Когда мне сказали, что на вас напали, я чуть не умерла от страха.

– Все уже хорошо, – отозвалась, слегка отстраняясь и заглядывая Хельге в глаза. – Все хорошо, слышишь? – добавила, замечая, что подруга вся дрожит. – Ты замерзла?

– Это просто от волнения, – пояснила она, вяло улыбнувшись. – Что же мы стоим? Идемте.

Я не стала сопротивляться, зачем, все равно ведь в комнату возвращалась. Внутри все еще царил беспорядок.

– Простите, я так волновалась, что не успела прибраться, – немного смутившись, начала оправдываться Хельга, но я ее остановила.

– Все в порядке, я понимаю. Сейчас вдвоем быстро все приведем в нормальный вид.

Пока мы ставили на свои места немногочисленную мебель, собирали рассыпанные по полу остывшие камни из печи (из-за весны до раскаленного состояния их не нагревали, так что к середине ночи камни успевали остыть),меня занимал один крайне важный вопрос. Что за шум нас разбудил?

Если бы все прошло удачно для нападавшего, Тор уже был бы мертв. И кто знает, что стало бы со мной. Но что-то ведь прогромыхало. Что?

Представив себя на месте убийцы, я прошлась от входной двери (крючок на ней, кстати, был в полном порядке, значит, мы просто забыли его закрыть) до кровати и встала примерно там, где должен был стоять нападавший.

Проследив путь глазами, не нашла ничего, что могло бы греметь. Грозы на улице не было, охранники спали. Может, у кого-нибудь меч свалился на пол?

Присев, приподняла свисающее до пола одеяло и заглянула под кровать. Улыбнулась и вытащила пустое металлическое ведро, в котором Хельга обычно носит камни.

– О, простите, госпожа, – прозвучал надо мной голос служанки. – Я вчера так торопилась. У меня совершенно не было времени забежать на кухню, для того чтобы оставить его там. Вот я и решила, что не произойдет ничего страшного, если оставлю ведро здесь.

– Но почему ты поставила его под кровать? – спросила, поднимаясь и протягивая ведро Хельге. – Раньше ты просто оставляла его около печи.

– Ну вы как-то говорили, что вам это не нравится, вот я и подумала…

Порывисто обняв ее, я тихо засмеялась. Нам крайне повезло, что Хельга торопилась. Убийца просто пнул железное ведро, стоящее под кроватью, когда приблизился к нам. Оно упало, загремело, и Тор проснулся. Это та мелочь, которую никогда нельзя спрогнозировать. Именно из череды таких вот случайностей и состоит наша жизнь.

– Спасибо, – пробормотала, отпуская растерявшуюся Хельгу.

– А ведро? – зачем-то спросила она, явно не понимая, что происходит.

– Поставь около печи и садись рядом. Нам надо кое-что обсудить. Надеюсь, ты хоть что-нибудь знаешь, – Хельга кивнула серьезно, поставила ведро на пол, бросив на него задумчивый взгляд, а после опустилась рядом со мной на кровать. – Мы с Тором предполагаем, что всех в замке чем-то опоили. Не может быть такого, чтобы все спали как убитые. Но есть и еще одна странность, – я замялась, но потом отбросила все сомнения. – Когда мы с Тором вернулись с пира, то оба испытывали огромное влечение. Нет, мы и так… Но здесь явно было что-то странное. А потом нас просто вырубило. Я даже не помню, как уснула.

Хельга задумалась, а потом на ее лице вспыхнуло понимание.

– Есть одна трава – сонный ярык. Его листья собирают в начале лета, высушивают, перетирают в мелкую пыль, а потом добавляют в еду. Трава эта не имеет ярко выраженного вкуса и помогает от бессонницы. Думаю, в пищу ее добавили намного больше, чем положено при лечении. Именно поэтому все в замке и уснули. Если съесть, например, полкружки за раз, то можно и не проснуться никогда. А еще на некоторых людей он действует иначе. Вот как на вас.

– То есть сначала возбуждая организм и только потом погружая его в сон? – спросила я. – Получается, мы все равно должны были уснуть.

– Именно. Но во всем этом есть и положительная сторона. Если обычно после принятия ярыка человека крайне сложно разбудить, то у таких людей, как вы, снова все не так. Он усыпляет вас, да, но ваш сон вполне обычен.

– И поэтому Тору удалось так быстро проснуться от простого шума, в то время как остальных пришлось едва ли не по щекам хлестать, чтобы добудиться.

– Если поспрашивать, то выяснится, что не только вы не смогли заснуть сразу.

– Думаю, Тор узнает об этом в любом случае, – отозвалась, размышляя. – Значит, тот, кто это сделал, работает на кухне. Всё-таки для человека со стороны добавить что-то в еду крайне сложно. Обычно она постоянно у кого-нибудь на виду. А вот бросить траву во время приготовления – вполне возможно. Трава, кстати, как реагирует на кипяток?

– Нормально, – ответила моментально Хельга. – Так даже лучше.

– Но почему тогда просто не отравили всех, а усыпили? – задала я новый вопрос. – Это ведь решало все проблемы. Замок оказался бы почти полностью пустым.

– Может, поэтому и не стали травить?

– Хочешь сказать, что пустой замок противнику не нужен? – спросила, снова задумываясь.

– Хорошего воина вырастить не так-то легко.

– Ладно, что гадать, – я зевнула, глянув в сторону окна. Судя по светлой полоске, видимой из-за шторы, утро давно уже занялось. – Мы можем только строить предположения. Надо дождаться Тора.

Муж вернулся только под вечер. Усталый как не знаю кто.

– Поспим? А потом расскажешь, – предложила я.

Тор не стал отнекиваться, видимо, совсем сил не осталось. Покорно позволил себя раздеть, немного обтереть влажным полотенцем, а потом завалился на кровать и почти моментально уснул. Я только вздохнула, погладила его по спутанным волосам, а после легла рядом, обнимая горячее тело.

Видимо, нервы были все еще взбудоражены произошедшим, так как с утра мы проснулись очень рано.

– Узнал? – спросила, когда мы закончили ленивое и полное нежности «утреннее приветствие».

Никогда раньше утренний секс не доставлял мне столько удовольствия. В прошлой жизни я по некоторым причинам его не любила. Во-первых, с утра у меня всегда было низкое давление. Я едва шевелилась, не говоря уже о чем-то более серьезном. Во-вторых, первым делом с утра мне всегда хотелось сначала помыться, а уже потом все остальное.

В этой жизни тело мне досталось сильное и полностью здоровое. Как показала практика, я вполне могла проснуться, а потом еще некоторое время скакать по замку, даже толком не ощущая нагрузки.

А что касается чистоты, то почему-то с Тором все выглядело и ощущалось иначе.

– Узнал, – все еще тяжело дыша, ответил муж, притягивая меня ближе и целуя куда-то в макушку. – Всё-таки эти южане умельцы заворачивать все так, что не разберешь. Мы все же более простые и прямолинейные.

– Поделишься?

– Отчего же нет? – он вздохнул и принялся за рассказ.

Чем больше я слушала, тем сильнее хмурилась. Если бы не простая случайность, то уже сегодня был бы назван новый ярл Одельгар и Асгрим. А это означало, что ключевая точка северной вольницы оказалась бы под властью врагов. Мало кто об этом задумывается, но, как объяснил Тор, завоевать Асгрим – это почти то же самое, что занять столицу страны. И пусть сам замок не является чем-то подобным, но он находится в крайне важной точке.

Простая случайность, а итог совсем иной.

– Если опоили, значит, надо искать виновника или виновницу на кухне, но я не хотел сразу тратить на это время, поэтому просто приказал запереть всех в одном месте, – рассказывал Тор. – Воин, напавший на нас, должен был хоть что-то знать. Он знал, но крайне мало. Главное – выдал девушку, которая добавила в пищу сонный ярык и впустила его в замок.

– Впустила?

– Да, – Тор кивнул. – Как оказалось, мои недавние старания не оказались бесполезными – воины верны. И среди слуг предателей не оказалось. Почти. Герда не предательница, просто влюбившаяся не в того человека девчонка, позволившая уговорить себя на глупость. Эгилл заверил ее, что ты коварная дрянь, которая за спиной мужа спит с Унграбом – ее возлюбленным. Рассказал, как сам лично неоднократно провожал тебя ночами в спальню к ярлу Унграбу, а потом обратно. Заверил ее, что твоя самоуверенность исходит от красоты, что ты считаешь себя неотразимой, намекнул, что если бы этой красоты не было… то кто бы тогда на тебя посмотрел? Правда, поначалу он пытался намекать на предательство, но Герда не поняла скрытого смысла. Полагаю, все ее мысли были заняты совсем другим. А человек на кухне им все-таки нужен был.

– Неужели вся сцена с кипятком была запланирована? О, – выдохнула, сморщившись. – То есть это я виновата…

– Постой, – притормозил меня Тор. – Все совсем не так. Ты не могла знать, для чего все это затеяно. Так что даже не думай в этом направлении.

Тор притянул меня к себе и поцеловал глубоко, успокаивающе, без обещания продолжения, просто давая понять, что он рядом и что любит. Я дала себя успокоить, но внутри ощущала недовольство собой. Думала, что это была простая любовная история с ревностью, а оказалось, все совсем не так просто.

– Но к чему все эти сложности? – спросила я, отдышавшись после поцелуя. – Не проще ли было просто убить кого-нибудь, а не городить вокруг всех интриги?

– Думаю, убийство могло бы насторожить нас, – сказал Тор задумчиво.

– Несчастный случай? – подбросила я «дров» для размышления мужу.

– Кто их знает, – выдохнул Тор спустя какое-то время. – Эти южане вообще странные. Может, им так больше нравится? Может, они считают, что завоевать страну с помощью интриг, предательств и заговоров интереснее, чем сразиться в открытом бою. Наверное, такие они люди. Если нам, северянам, действительно проще действовать прямо, то эти… вот так.

– Но почему Эгилл был уверен, что Герду в любом случае накажут? Я могла бы и не обратить на инцидент внимания.

– Во время моего прапрадеда провинившихся даже по мелочам слуг отхаживали плетью на конюшнях. Количество ударов зависело от степени вины. За такой поступок в прежние времена ей грозило как минимум пять ударов. Если имелись доказательства злого умысла, то могли забить плетью насмерть, чтобы остальным было неповадно. Это сейчас так никто не делает. Даже воинов противника и то стараются продавать наследникам или просто отпускают. А в те времена люди были более жесткие. Если бы я был тогда в замке, то, скорее всего, отказал ей в работе в замке и вернул родителям. Это если бы я думал, что все произошло случайно.

– Хорошо, – вздохнула я. – А новая служанка?

– А новая служанка оказалась запертой со всеми. То ли не успела убежать, то ли просто верила в успех. Конечно, она пыталась потом выбраться, когда поняла, что все пошло не так. Хотела женскими чарами увлечь воинов, охранявших их, но те не поддались.

– И что это за девушка? – спросила с интересом.

– Обычная жительница одной из деревень. Часто приносила на продажу в замок яйца и молоко, поэтому кухонные работники ее хорошо знали. Милая, вежливая, смешливая, расторопная. Когда решали, кого поставить на место Герды, она крутилась рядом. Предложили, та с радостью согласилась.

– Но почему она предала?

– Все оказалось очень интересно. Меня тогда еще здесь не было, да и не знал я эту историю до вчерашнего дня. Побывал как-то мой дед на юге да привез оттуда красавицу. Обещал, что женой сделает, но обманул, взял другую девушку. Оскорбилась красавица и ушла из замка. Гордая была. Вернуться домой она по понятной причине не могла. В итоге вышла за местного кузнеца, которого так и не полюбила. Затаила обиду на всю вольницу, считала, что живем мы тут как немытые дикари, искренне верила, что все здесь менять нужно. Все это она с самого детства рассказывала внучке, уверяя ее, что на юге она, такая красивая и славная, нашла бы себе богатого жениха, а то и вовсе принца. А здесь? А здесь ее ждет всю жизнь лишь одна работа да постоянная беременность. При этом приводила в пример ее мать. Когда я расспрашивал девушку, она сидела, плечи развернув, подбородок задрав, и смотрела на меня, словно я и грязи под ее ногами не стою.

– Красивая хоть? – поинтересовалась, подумав, что некоторым мужчинам в прошлом нужно было научиться держать кое-что у себя в штанах на привязи. Может, у нас тогда меньше проблем было бы.

– Не скрою, внешностью ее Арн не обидел. Особенно поначалу, когда она пыталась сделать вид, что ни в чем не виновата и вообще вся такая милая, несчастная, нагло оболганная. Но потом, когда поняла, что просто так ее не отпустят, такое неприятное выражение на ее лице появилось, будто все мы вокруг нее не больше чем животные.

– Защитная реакция?

– Может быть, – не стал отрицать Тор. – Бабушка не так давно умерла, а родителям никогда и дела не было до старшей дочери, кроме нее еще шестеро по лавкам. Так что, когда с ней связался человек с юга, она сразу же согласилась. Правда, вытребовала для себя кое-какие гарантии. Уж больно ей хотелось жить богато, не работая и ни в чем себе не отказывая. Она искреннее считала, что рождена не для роли служанки или жены какого-нибудь свинопаса. Но думается мне, что ничего ей давать не собирались, просто наобещали да использовали. Миссия у нее была простой. Дождаться, пока в замке освободится место на кухне, – ей сказали, что такое скоро произойдет. Потом появиться в нужный момент, показав, что ее не пугает никакая работа, затем подождать моего возвращения и добавить в пищу сонного ярыка. И в самом конце впустить в замок ждущего своего часа человека. Надо признать, все у нее получилось.

– А воин? – спросила я.

– Просто воин, которому отдали приказ. Он должен был дождаться, когда девушка впустит его в замок, потом убить меня и пленить тебя, связав. Затем затащить в комнату охранников, убить их, расположив тела так, словно между мной и охранниками по какой-то причине произошел бой, в котором погибли все.

– А я?

– А тебя затем приказано было вытащить из замка.

– Что? Но зачем я кому-то понадобилась?

– Мне кажется, поначалу планировалось никого не оставлять в живых, но потом их могла заинтересовать твоя необычная магия, которую ты продемонстрировала на кухне.

– Но как они узнали?

– Слухи, – Тор пожал плечами. – Люди любят поговорить, особенно если происходит что-то необычное.

– Хорошо, почему тогда он сразу не убил охранников? Ведь те могли в любой момент проснуться, особенно когда он начал бы перетаскивать сонных людей.

– Нельзя было оставлять кровь в коридоре. Все должно было выглядеть так, будто охранники предали меня, ворвались в комнату и убили, но и сами погибли от моей руки. Их можно было просто связать, на случай, если проснутся, потом перетащить, убить и дальше по плану.

– И зачем такие сложности? – поинтересовалась, уже примерно представляя, что услышу. – Почему они просто не захватили замок?

– Законное получение титула. Я даже знаю, кто должен был стать следующим ярлом Асгрим и Одельгар. Сами же воины мне и сказали. Не так давно среди них прошел слух, что в одной из деревень живет якобы бастард моего отца. И вот он, в отличие от меня, на ярла Одраина похож. У него и поддержка уже есть. Отряд Унграба не смог пройти мимо той деревни, зачем-то остановился там.

– Неужели воины так просто отдали бы замок? – удивилась я.

– А куда им деваться? Ярл необходим. А тут есть человек, пусть и бастард. Но когда это было важно? На Одраина похож? Похож, значит, все нормально. Воинов уже начали готовить к смене власти. После моей смерти и твоей пропажи они первым делом подумали бы о нем.

– Но почему нельзя было просто выбрать кого-то из воинов?

– Из воинов? – удился Тор. – Как ты себе это представляешь? Воины никогда на такое не пойдут. Ты ведь понимаешь, что каждый из них в такой момент обязательно посчитал бы именно себя достойным. Началась бы драка. Можно было устроить поединки, но даже так, проиграв, каждый думал бы, что ему просто не повезло. Воины равны между собой, и они это знают. Выбрать кого-то одного – это как признать его выше себя. Позволить другому человеку, который ничем не отличается от тебя, владеть собой? Мало кто из воинов пошел бы на это. Проще выбрать «законного» наследника.

– Но они ведь подчиняются в походах своим командирам. Да и в замке есть простые воины, а есть командующие ими.

– Это немного другое, – вздохнул Тор. – Ты думаешь, почему у нас до сих пор нет в вольнице единого правителя? А все потому, что каждый ярл считает, что он достоин. Все мы равны друг другу по происхождению, и никто из нас не желает, чтобы кто-то один возвысился, словно он лучше остальных. Мы не желаем давать кому-то одному пожизненную власть над собой. Воины, в отличие от ярлов, могут терпеть над собой кого-то одного, того, кто происхождением выше, но только так. Они подчиняются командирам, потому что в душе рассчитывают, что и сами когда-нибудь смогут отличиться и получить чин. Это воспринимается как нечто временное. Но в случае с ярлом им надеяться не на что, так почему это они обязаны ставить над собой кого-то, кто еще вчера был таким же простым воином? Несправедливо, не думаешь?

– Подожди. Получается, по их затее, моего мужа должны были убить воины, которые давно ходят следом за мной, охраняя. Сама я пропадаю. Что подумали бы люди о таком?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю