290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Диконсценция(СИ) » Текст книги (страница 5)
Диконсценция(СИ)
  • Текст добавлен: 9 декабря 2019, 11:30

Текст книги "Диконсценция(СИ)"


Автор книги: Павел Мурзин






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 22 страниц)

Шестьдесят Четвертому захотелось избить сокамерника, злость нарастала, гнев закипал в его жилах, от драки его уберёг только страх перед тем, что он снова нарушит установленные правила и ещё больше ухудшит своё положение. Для себя он решил, что больше никогда не откроет ни одного письма от этого мерзавца.

Шли дни, все его мысли были о времени, ему казалась, что прошла уже целая вечность, но в то же время он понимал, что ощущения обманчивы, безумно хотелось узнать, сколько же ему ещё осталось сидеть.

На восьмой день, когда казалось, что держаться уже нет мочи, прозвучал сигнал диконсценции, Шестьдесят Четвертый с радостью проверил шлюзы связи, но к глубокому огорчению увидел, что они по-прежнему закрыты. Но сигнал диконсцнции прозвучал, он чётко его слышал, взглянув на запястье он увидел 1 yers, следом пришло сообщение от сокамерника, радость рассеялась, Шестьдесят Четвёртый понял, от кого поступил этот год.

От такого искушения он уже не смог отказаться и даже не открывая письма, нажал на плей, диконсценция одно года активировалась, в этот момент он действовал неосознанно, ему это было необходимо, как необходим глоток воздуха в период асфиксии.

Через пятнадцать минут он очнулся, осознав что совершил непоправимую ошибку, он впал в такое отчаянье, что как сумасшедший стал биться в конвульсиях и закричал не человеческим голосом. Когда истерика прошла, то его первой мыслью было покончить с этой жизнью, как можно быстрее, пока о его поступке не узнала "система", потом он вспомнил о сообщении, которое прислал сокамерник и отключил блокировку общения.

Игнорировав все входящие ему сообщения, он сразу же обратился к сокамернику:

– Убей меня, пожалуйста убей, пока есть ещё время.

– А ты продержался дольше, чем я предполагал, ты не такой слабый как большинство из вас, я даже стал переживать, что ты продержишься весь отведённый срок.

– Задуши меня или мне придется перегрызть вены.

– Успокойся, послушай что я тебе предлагаю, а уже потом грызи свои вены.

Шестьдесят Четвертому было нечего терять и он согласился выслушать этого человека.

– Ты наверное в курсе, что мы никогда не вернёмся обратно с этой планеты.

– Да, я догадываюсь, что не все вернутся обратно.

– Никто не вернётся, ни один живой организм не должен вернутся, мы для них наподобие вируса, они – эта так называемая "система", считает нас всех заразой для себя. Нас пустят в расход, как только мы перестанем работать, а момент этот уже настаёт, уже пошли сокращения, выработка планеты скоро завершится, ещё каких-то пятьдесят лет и все будет кончено.

– Всему когда-нибудь приходит конец, не знаю как ты, а я родом с Нибии (название "солнечной планеты"), и я помню, как получал на той планете в десять раз меньше диконценции, чем сейчас здесь, да... мы умрём, но мы умрём за достойную плату. Я ни о чём не жалею.

– Тебе тяжело мыслить иначе, "система" сделала тебя своим безвольным рабом, нам не нужна такая "система", мы построим другую "систему", где человек будет первичным, где "система" будет служить нам – людям, а не мы "системе". Ты посмотри что случилось, я так же как и ты с "солнечной планеты", нас и ещё две тысячи человек отправили сюда как семя, уже здесь, на месте, "система" увеличила популяцию людей до миллиона, а теперь, когда рабочие места стали сокращаться, "система" начала проводить зачистки. Шестнадцать заводов прекратили свою работу, как только завод поставлял последнюю партию продукции, кислород в шахтах перекрывался и тысячи рабочих погибали. Люди для "системы" не более чем мусор, неужели ты с этим согласен?

– Откуда ты знаешь о зачистках?

В ответ, как лучшее доказательство, он отправил Шестьдесят Четвертому файлы жутких видеороликов, после просмотра которых, Шестьдесят Четвёртый не сомневался, что этот человек говорит правду.

– О какой другой системе ты говоришь, как можно построить другую систему, о чём ты? – Спросил Шестьдесят Четвёртый.

– Сто двадцать лет назад, на одном из крупных заводов произошла катастрофа, после тектонического движения плит предприятие разрушилось, своды обвалились, рабочие погибли, но как оказалось, не все люди погибли, часть людей выжила и нашла убежище в водной зоне Оффо. (Справка, кислород необходимый для жизнедеятельности в недрах планеты, поступал из одного единственного подземного, водного источника, размером в океан. Прибывшие люди установили люминесцентные световые излучатели, а в водной среде была создана экосистема, основу которой составляли водоросли, в результате воздействия света на водоросли, получался фотосинтез, океан прозвали Оффо, что означало лёгкие).

– Каким образом "система" не смогла знать о выживших?

– Сигнал системы не улавливал их чипы, почему не известно, возможно крупнейшие залежи железа создавали помехи, возможно разрушенный завод фонил, а скорей всего "система" раньше срока записала всех в списки мертвых и сама отключила сигналы связи. Так или иначе, люди не просто выжили на берегах Оффо, а дали потомство в трёх поколениях.

– Они выжили без диконсценции?

– Конечно выжили, куда они денутся.

– Они превратились в дикарей, в животных.

– Эти животные – наше светлое будущие. Поколения нечипированных людей не знающих страха, им не страшна антиконсценция, поэтому они на протяжении ста лет взламывали системные коды, их целью были базы данных на "солнечной планете", взломав которые не пришлось бы строить собственную систему, а только изменить существующую, но этим планам не суждено сбыться, потому что мы пока не можем построить вычислительный алгоритм, сильнее чем на "солнечной планете".

– Даже если вы откажемся от "системы" и начнёте создавать свою, то "солнечная планета" направит на вас ракеты, спутники и астеройды, "система" сделает все, что бы уничтожить вас. – Сказал Шестьдесят Четвёртый.

– Мы улетим отсюда так же, как прилетели – на Луне, прихватив с собой все ресурсы этой планеты, пока Луна будет в движении, "солнечная планета" никогда не достанет нас.

– Разгон Луны до максимальной скорости составляет белее двух лет, мы не успеем выйти из радиуса ракетного подавления "солнечной планеты". – Возразил Шестьдесят Четвёртый.

– Совершенно верно, нам нужно находиться на Луне, когда она отправится обратно, а в момент полного разгона изменить курс, только так мы станем не досягаемыми.

– А что дальше?

– Дальше будем создавать свою систему, свою диконсценцию, армию, свою экспансию космоса.

– Это шаг назад, неужели мы строили это идеальное общество, для того что бы, снова вернуться в варварские времена, ты рассуждаешь как эти твои безчипирование дикари, это им нечего терять, это в них таится та звериная злоба, которая принесёт только страдания всему человечеству, ты говоришь создадим армию, а я не хочу воевать, не хочу никого убивать, это пережиток варварства.

– Это путь в перёд, это следующий шаг эволюции, с чего ты взял, что именно это идеальное общество? Наши предки допустили ошибку и утратили контроль над искусственным интеллектом, уже давно, не мы люди, считаем в каком ключе нам стоит развиваться, не мы ставим цели и задачи, мы полностью отданы "системе". Если в один прекрасный момент, "система" посчитает, что мы больше не нужны ей, то человечество погибнет в считанные минуты, и кто знает, не решит ли "система" напоследок, дать каждому по миллиону лет антидиконсценции.

Шестьдесят Четвёртый молчал, он был дезориентирован, в голове как ураган крутились мысли.

– Я вижу, что в твоём банке скопилась не плохая сумма лет диконсценции, ты думаешь, что перед смертью используешь их? Вчера был зачищен очередной завод в районе северного Оффо, вот посмотри видео зачистки, перед отключением кислорода, всем конечно дали дозу диконсценцию, что бы люди умерли гуманным способом. Но вот взгляни на данные диконсценции, каждому дали только по одному году, неужели ты думаешь, что из ста тысяч людей, никто не накопил больше года?

– Почему всего один год?

– Да потому что они отработанный ресурс, какой смысл тратить огромное количество энергии на людей не представляющих интерес.

– Что ты хочешь от меня? Зачем ты мне рассказываешь это? – Спросил Шестьдесят Четвёртый, после предоставленных данных о зачистке последнего завода, похоже он испытал разочарование.

– Начнём с того, почему ты здесь. Твой поступок "система" оценила иначе, чем ты можешь себе представить. Когда ты переломал ноги своему товарищу ради выполнения поставленной цели, "система" оценила твои личностные качества: быстрота реакции, беспринципность, жестокость, всё это расценено как уникальность характера присущая войну, поэтому вынесено решение о твоём переводе в силовые структуры. Такое десятидневное заключение проходят практически все силовики перед назначением, это сделано для того, что бы выработать профессиональную злобу и ощутить на себе каково нарушать закон и чем это может закончиться.

– Насколько я знаю, у силовиков вознаграждение составляет двадцать лет и выше, но не могу сказать, что рад такому переводу, видимо мне придётся участвовать в зачистках и других неприятных мероприятиях.

– Ну что ж, не пиздил бы своих товарищей ломом, работал сейчас на своём заводе, завтра – послезавтра сам попал бы под зачистку. Силовиков, кстати, тоже пустят в расход, только в самый последний момент. По полученной информации, все военные полетят обратно на "солнечную планету", но "система" оставляет вас в живых на случай непредвиденных ситуаций, и то на всём протяжении пути вы будите находиться в состоянии гибернации, а когда Луна войдёт в орбиту спутника, капсулы в которых будут находиться ваши тела отправят в топку. Ни один живой организм не вступит на землю "солнечной планеты", это нормы карантина о которых Великая система решила умолчать.

Теперь почему я тебе об этом рассказываю. Каста силовиков составляет примерно пятьдесят тысяч человек, это не так много, учитывая то, какую ставку на вас делает "система", каждый человек для нас очень важен, вы являетесь главной целью для сопротивления, подобная вербовка сейчас происходит по всей планете, час икс уже близок. Ставку на вас делает не только "система", но и сопротивление, членом которого я являюсь, мы должны уберечь часть людей от зачисток, направить выживших к берегам Оффо, где о них позаботятся. Всех взять на Луну у нас не получится, поэтому мы оставим их на этой планете, возможно когда-нибудь мы с ними ещё встретимся. Следующая задача, которую перед вами ставит движение, это переброска нечипированных на Луну, а во время полёта к "солнечной планете" эти люди выведут вас из гибернации и спасут от гибели. Как видишь, ты ничего не теряешь, в долгой диконценции ты потратишь все свои накопленные за время службы года, и продолжишь существовать ещё долгие годы и кто знает, возможно ты доживёшь до новой диконценции, которую мы создадим, а главное мы войдём в историю, как люди подарившие свободу человечеству и положившие путь к новой жизни.

– Сколько нечепрованных отправится на Луну?

– Семьдесят тысяч.

– Какие средства безопасности предприняты?

– На этой планете всё контролируется сопротивлением, система взломана полностью, мы знаем каждый шаг на перёд, я уже создал для тебя безопасный канал связи, по нему ты будешь получать указания, только по нему, другие каналы от нашего имени расценивай как провокацию "системы", действуй согласно протоколу, пиши отчёты. На случай провала, сигнал с Нибии будет перекрыт мгновенно, поэтому пусть тебя не волнует страх антидиконсценции, наказан никто не будет, можешь быть спокоен.

– А что будет на случай провала, есть план Б?

– Есть план Б, план С, только если шанцы на план А составляют 95%, то все остальные уже гораздо ниже, поэтому не подведи нас, возможно даже от тебя будет зависеть судьба человечества.

ХХХ

Кэтрин и Джейн помогли Инессе приспособиться к больничной жизни, Кэтрин научила как незаметно выплёвывать таблетки, а Джейн познакомила её с хорошими санитарами.

Санитары по мнению Джейн, разделялись на хороших и плохих, и на самом деле Инесса заметила, что санитары отличались друг от друга, первая смена санитаров состояла из злых теток внушительной комплекции, их методы были порой садизкими, похоже, этот садизм доставлял им удовольствие, вторая смена санитаров не отличалась садизмом, но и сострадания ждать от них не приходилось, они просто как роботы исполняли свою работу особенно не церемонясь, а на весьма пустяковые просьбы больных, сухо отвечали – не положено. Такое отношение "плохих" санитаров к пациентам, заключалось в том, что они перестали видеть в них людей, ибо других объяснений я не вижу, но к счастью, не все были такими бездушными и чёрствыми, третья смена санитаров, как раз была из добрых и понимающих людей, они всегда улыбались, не применяли насилия, старались решать проблемы разговорами. В дежурство третьей смены, никогда не было чрезвычайных ситуаций, никто не пытался себя убить, никто не дрался, никто не закатывал истерик. Больные даже ждали прихода этой смены и менялись в лучшую сторону, когда те заступали на свою работу.

Однажды в палату к Джейн пришла старшая медсестра из третей смены и сказала, что у них проблемы с миссис Маргарет из восьмой палаты (палата особо буйных), миссис Маргарет забралась по оконной решётке под самый потолок, от куда вещала потоками бессвязного бреда. Старшая медсестра попросила Джейн поговорить с Маргарет и уговорить её слезти, так как Джейн единственная с кем та общается, в итоге Джейн поговорила с Маргарет на её языке и тётенька благополучно спустилась вниз. Через день ситуация повторилась, но у санитаров из первой смены были другие методы, в этот раз альпинистские способности миссис Маргарет закончились плачевно, её буквально сдёрнули на пол, от чего она сломала челюсть и у неё случился эпилептический припадок, её тело на протяжении пятнадцати минут содрогалось в судорогах, после которых она умерла.

Эта трагедия потрясла Инессу, находиться в больнице, где по близости ходит смерть, стало страшно, страшно не потому что умер больной, а от того, что если ты находишься в статусе пациента, где с тобой могут делать всё что угодно, даже убить и им ничего за это не будет, случай с Маргарет яркий пример этому.

Сразу после этого происшествия Инессу отвели в кабинет к доктору Моррису. С того момента, как она оказалась в этом блоке прошло больше недели и она уже стала сомневаться, что встреча о которой предупреждала Кэтрин вообще состоится, видимо Моррис ждал подходящего момента и вот, после смерти Маргарет такой случай представился.

– Проходите Инесса.

Моррис сидел за письменным столом, у него был большой кабинет сплошь заставленный книжными шкафами, даже запах в нём был как в библиотеке – пахло старыми книгами.

Он начал свой разговор из далека спросив как её самочувствие, после чего стал спрашивать о том, как ей живётся в этом блоке, как кормят, не беспокоят ли больные, не обижают ли санитары, на что Инесса не отвечала ему ничего определённого.

– Я понимаю, что вам тяжело приходится, наверное даже очень тяжело. – Спокойным издевающимся голоском говорил Моррис. – Я могу перевести вас в другой блок, с последующей выпиской через какое-то время.

Моррис сделал паузу и наблюдал за реакцией Инессы, но ожидаемой реакции он не увидел, она уже знала к чему он клонит. Но Моррис тоже понял что к чему.

– Мне доложили что ты общаешься с шизофреничкой Джейн и с этой сукой Кэтрин. – Голос его от убаюкивающего перешёл на раздражённый и развязный. – Видимо она рассказала о нашей с ней последней встрече?

Инесса отвела глаза сторону.

Я вижу что рассказала... Так вот Инесса, советую тебе не быть такой дурой как она. В любом случае у нас очень много времени, и вы ещё сами приползёте ко мне и будите умолять меня делать с вами всё что угодно. Вы ещё не представляете что я могу сделать с вами, а когда узнаете, то сами приползёте, обе, вот у этих самых ног будите ползать. – Он соскочил со стула и как бешеный тыкал пальцем в пол, его глаза блестели словно стеклянные, он буквально захлёбывался в приступе гнева, если бы такое случилось с кем-то в блоке, то сразу прибежали санитары и сделали ему волшебный укольчик.

Инесса ни говоря не слова улыбнулась ему шаловливой улыбкой и закусила губу, Моррис уперся руками о стол в предвкушении того, что последует за этой многообещающей улыбкой.

Она встала и плавно, шаг за шагом, стала подходить к нему виляя бедрами, подойдя в плотную, она тяжело задышала и стала гладить его ногу подбираясь к хозяйству, и в тот момент, когда Моррис уже был счастлив, Инесса железной хваткой схватила его за яйца и сильно сжала. Моррис онемел от боли и только тихо, открыв рот похрипывал.

– Послушай меня мразь, я обещаю что сделаю твою жизнь адом, мы ещё посмотрим, кто из нас будет ползать у ног.

Моррис собравшись с силами крикнул что есть мочи.

– Дэвид!

В кабинет вбежал чернокожий санитар.

– Убери эту суку от меня.

Прежде чем санитар дотронулся до неё, Инесса изо всех сил сжала его яйца, от чего тот аж заскулил от боли.

– Два кубика передола и в карцер её!

Через какое-то время Инесса очнулась в своей палате, Рядом сидели Джейн и Кэтрин.

– Что у вас там случилось? – Спросила Кэтрин.

– После того как ты сказала, чего мне ждать в кабинете у Морриса, то я конечно подготовилась и после грязных намёков дала понять, что я не против, а после поиграла с его бубенчиками так, что теперь они надолго будут синими. – Инесса вспомнила как вопил Моррис и расплылась в улыбке.

– Зря ты это сделала, они будут мстить.

– Как?

– Здесь есть палата наподобие карцера – одиночка, метр на метр, спать будешь на полу в скрюченном состоянии, днём и ночью будет гореть свет, от чего ты потеряешь счёт времени, внизу двери окошечко, через которое подают еду и меняют горшок с дерьмом. Это очень плохое место.

– И на сколько времени туда сажают?

– Меня держали три дня.

– Серьезно? Ты там тоже была?

– Да, после точно такой же выходки в его кабинете.

– Что ты сделала?

– Укусила его за хуй. – Иронично ответила Кэтрин.

Они рассмеялись.

– А почему я ещё не в карцере, Моррис орал что бы меня туда отправили.

– Ты была без сознания и к тому же сейчас дежурит третья смена, скоро заступит первая и тогда ты там точно окажешься. Советую тебе спрятать под одежду какую-нибудь книгу, что бы хоть чем-то занять себя в эти дни и не сойти с ума.

Вечером, когда заступила первая смена, Инессу отвели в подвал, где находился карцер, размеры комнаты в которой ей предстояло пробыть три дня, действительно были метр на метр, а вверху горела лампа дневного света, сет был очень ярким и неприятным, иногда с лампой что-то случалась и она пульсировала готовая вот-вот погаснуть, но поморгав с минуту свет становился ровным.

Инесса села на пол, плитка была холодной, в углу стоял алюминиевый горшок с крышкой, в низу двери было окно, всё именно так, как говорила Кэтрин, ужас её положения набирал обороты. Она достала из под одежды свой дневник и тонким стержнем от ручки, принялась описывать все ужасы своих ощущений.

... просидев пятнадцать минут у меня затекли ноги, не представляю как я буду здесь спать, слава богу у меня нет фобии закрытого пространства. Эта комната напомнила мне, как когда-то в России я застряла в лифте, размеры лифта и этой каморки одинаковы, помню я просидела там три часа и мне казалось, что это самые худшее три часа в моей жизни. Сейчас мне предстоит просидеть здесь три дня, меня успокаивает только та мысль, что Кэтрин уже была в такой ситуации и выдержала все эти тяготы, хотя ей было намного сложнее, ведь она даже не представляла сколько ей предстоит просидеть здесь, сильная девочка, не сломалась, молодец, она заслуживает моего уважения, думаю что многие бы сломались на первый же день этой пытки. Ну ничего, я уже заранее знала чем займусь в эти дни, это даже хорошо что я осталась одна, где мне никто не помешает.

                                   24 марта 2018 года Виргиния.

Спрятанные под лак марки LSD спокойно находились в своем тайнике всё это время, Инесса стержнем ручки счистила один ноготь, жёлтый смайлик улыбнулся.

Доза вторая.

Инесса лежала на спине вытянув ноги вдоль стены вверх, было понятно, что долго она не пролежит так, но сейчас эта поза была для неё самой удобной, вокруг стояла глухая тишина, толстые стены больницы надёжно скрыли её от шума психушки, тишина в первое время была непривычной, но приятной, если вслушаться в эту тишину, то всё же можно услышать кое какие звуки – где-то в конце коридора, в ванной комнате капал не до конца закрытый кран, падающие капли были монотонны. Всё сознание Инессы было сконцентрирована на этих каплях, ей почему-то захотелось узнать какова чистота звука капли, периодичность её падения, вес, скорость, мощность, вектор, импульс. В голове крутились формулы, уравнения и цифры.

Вдруг появился новый шум, там где-то за дверью карцера пролетела муха, шум был мимолётным, всего две-три секунды, видимо муха пролетела с одной стены на другую и замерла. Где же, где же эта муха... судорожно желала знать Инесса, словно от этого зависела вся её жизнь, но вот муха снова замахала крыльями и координаты насекомого в пространстве были тут же получены. Теперь Инесса могла видеть всё то, что видит муха, а через пару мгновений она поняла, что она и есть та самая муха летящая по коридорам больницы. Она летала по подвалу в надежде найти открытую дверь, но всё было плотно закрыто, и она полетела в тёмный лабиринт вентиляции, лететь в вентиляции стало сложно, она то и дело врезалась в стенки трубы и теряла ориентацию в пространстве, от чего не понятно куда она летит, вперёд или обратно. На мгновение ей стало страшно от того, что она не найдёт выход и пропадёт в этой темноте, но внутренний голос сказал ей:

"Что ты делаешь, зачем тебе эта муха?"

Муха в одно мгновение превратилась файл, из которого она вышла в кибернетическое пространство матрицы. Теперь всё стало простым и ясным, снова вспомнились слова Рамы, о том что вскоре ей не нужны будут никакие деньги и документы и она станет таким же как она, а он называл себя полубогом.

Из дневника.

... всё намного проще, зачем зацикливаться на своей жизни, когда можно жить жизнями других людей и чувствовать всё то, что чувствуют они. Рама жил в Роме, но я никогда не задумывалась, где находится сам Рама, возможно он даже находится в этой самой больнице, как и я, в теле какого-нибудь безнадёжно больного психа, навряд ли конечно это так, я ещё многого не знаю, возможно есть отвязка от своего первоначального тела и тогда вообще можно забыть про ту саму себя, которая сейчас сидит в карцере больницы. Но моё тело мне дорого и я конечно не собираюсь от него отвязываться.

В подсистеме очень много всего интересного и даже не знаешь с чего начать, хочется заглянуть в прошлое, хочется увидеть будущее, понять как работают алгоритмы, но первым делом меня больше всего волновало настоящее и моя жизнь, мне хотелось обрести силу и выбраться на волю, обезопасить себя и конечно отомстить всем тем, кто встал на моём пути.

Я начала поиск файлов людей, которые меня окружают, но я не сразу поняла как их найти в подсистеме, там были миллиарды " body ", но как найти например файлы Кэтрин или Джейн среди такого множества людей. Через какое-то время я догадалась, всего лишь нужно было просмотреть код моего алгоритма, всё, что когда-то со мной произошло, это всё хранится в коде, всё в этом мире не больше чем информация. Я без труда нашла интересующие меня файлы и теперь с интересом могла спокойно покопаться в них.

Джейн .

Я вошла в шлюз алгоритма Джейн и оказалась он-лайн, теперь я чувствовала тоже, что и она, и видела происходящее её глазами.

Когда я к ней подключилась, она гуляла на прогулке в саду и разговаривала с какой-то девушкой, эта девушка была странной, я никогда её раньше не видела, я даже сначала подумала, что к ней пришла подруга или сестра, чтобы навестить её, потому что девушка была одета в обычную одежду, иногда, очень редко к больным приходят родственники и они гуляют в саду, но услышав что Джейн зовёт свою подруги Средой, мне стало всё понятно, а вскоре я увидела и знаменитого котота 400. Кот был похож на котика, каких обычно рисуют на открытках, забавный милый котик серого цвета, с голубыми глазками. Изредка можно было увидеть как он передвигается, он обычно появлялся из неоткуда, например если кот лежал в палате, то выйдя в коридор можно было увидеть, как он уже сидит на подоконнике, но если всё же он передвигался, то делал это вопреки всем законам физики, когда кот начинал ходить по стенам, то Джейн начинала злиться и ругать его за это.

Увидав мир глазами Джейн, я если честно оказалась под неописуемым впечатлением, это было похоже на фильм-мультик Бакс Бани или фильм «Маска» с Джимом Кэри. Я видела этих несуществующих друзей, котов и прочих персонажей совершенно отчётливо, они были абсолютно реальны, и у Джейн не было бы никаких проблем в жизни, если бы другие люди видели тоже что и она, но они их не видят... Забавно))). Джейн не считала себя ненормальным человеком, она убеждена, что если другие не видят, того что видит она, то это значит проблемы с психикой у них, а не у неё))).

Я ушла в оф-лайн и ещё пару минут покопалась в её файлах прошлого, где увидела, что не всё так радужно и прекрасно в её жизни. Иногда её «друзья» вели себя очень бурно, от чего очень бурно вела себя сама Джейн, заканчивалось всё это страданиями близких, особенно страдали её родители, которые разрывались между работой и Джейн за которой постоянно требовался присмотр. Вся её жизнь состояла из постоянных клиник и лекарств, которые осложняли её существование, врачи не понимали что с ней и от какого заболевания лечить, поэтому всё её лечение сводилось к медицинскому эксперименту, где лечение назначалось наугад. Сильные препараты пагубно отразились на её здоровье и психике.

С бедняжкой Джейн мне было всё ясно, и я начала искать файлы Кэтрин, как действие LSD закончилось, по всей видимости наступила ночь, мне хотелось спать, снова появилась комната карцера и появились телесные ощущения неприятного характера, было такое ощущение, что у меня ныла каждая клеточка моего тела, я свернулась в клубочек, как кошка и попыталась заснуть, это было тяжело сделать, но через пару часов мучений я всё же заснула.

Когда я проснулась, то открыла свой дневник, вчера перед сном, я пыталась записать всё то, что пишу сейчас, взглянув на первые страницы я поняла, что там написана полная белиберда))), бред сумасшедшего как говорят в таких случаях))).

Что бы поскорей уйти от мерзкой реальности, я поскорее приняла следующую марку LSD и занялась файлами Кэтрин.

Визуальный мир Кэтрин, в отличии от Джейн, был вовсе не таким весёлым, Джейн привыкла к тому, что развлекала сама себя через своих друзей, её личная жизнь кипела даже в больнице, а вот Кэтрин привыкла что её развлекали другие, поэтому всеми мыслями она грезила о воле, это заточение терзало её, в этих стенах она чувствовала себя рыбой без воды, и это положение терзало её и мучило, у Кэтрин началась жёсткая депрессия.

Первым, что я увидела когда подключилась к ней он-лайн, это как она ждёт утреннего приёма таблеток, мне сначала показалось странным такое её поведение, потому что я зала, что она не пьёт те таблетки которые ей предлагают, но дело оказалось вот в чём. У Кэтрин имелся друг из санитаров, его звали Чаки, Чаки был молод, безответственный, взбалмошный, они даже были похожими по характеру и как говорится нашли друг друга. Когда наступала смена Чаки, то он в тайне от врачей, давал ей антидепрессанты, он просто давал антидепрессанты какого-нибудь психа Кэтрин, а психу отдавал её таблетки.

Когда Кэтрин выпила таблетки, то отправилась в свою палату, где тихо сидела весь день, ничего не делая, ни о чём не думая. Мне даже стало скучно находиться в ней он-лайн, я видела её мысли и они были мягко сказать пресными. Она пару минут вспоминала о каком-то магазине сумок на Укнт стрит, вспоминала, что ей понравилась маленькая сумочка от Габаны и как она отлично подойдёт к тому или иному наряду, потом она вспоминала о своём денежном счёте и её мысли ушли в раздумье о том, сколько ещё ей предстоит здесь находится.

Мне быстро надоело ощущать её депрессивное состояние и я перешла к истории её файлов, мне было интересно как она в таком юном возрасте попала в США и чем здесь занимается. Прошлое Кэтрин оказалось куда более интересным и бурным.

Настоящее имя Кэтрин, ожидаемо было – Катя, у Кати существовала чёткая неприязнь к своему прошлому и ко всему русскому, поэтому она поменяла свои имя и фамилию как только подошёл подходящий момент, Катя Пяткина превратилась в Кэтрин Войс.

Кэтрин Пяткина-Войс была зачата в 1997 году, в пьяном угаре сельской глуши Кировской области. Однажды в село приехала сестра её матери и забрала двенадцатилетнюю Катю к себе в Москву, где у неё была квартира от покойного мужа. Тетка была родом из того забытого богом села, но ей посчастливилось выйти замуж за военного и после двадцати лет скитаний по гарнизонам России, они осели в городе Москва, где её муж полковник получил квартиру.

Катя с удовольствием покинула своих мамочку и папочку, и больше о них никогда не вспоминала. У маленькой Кати была детская мечта – она представляла, как когда-нибудь уедет из пучины сельской жизни в большой город, где станет певицей или актрисой. После переезда в Москву, она твёрдо знала, что находится на пол пути к своему счастью.

Тётя устроила Катеньку в школу, но с школой не заладилось, так как уровень сельского образования сильно отличался от московского и учителя вынесли вердикт, что Катеньке вместо восьмого класса, следует пойти в третий, поэтому Катя вместо школы шлялась по улицам Москвы и заводила не детские знакомства.

Однажды, к её тете домой пришла иностранка и предложила подписать контракт, в котором говорилось, что Катя будет числиться моделью в иностранной фэшен организации. Женщина сказала что Катенька успешно прошла кастинг и полностью подходит на роль модели, что это её шанс выбиться в люди и заработать хороших денег. Тётя сначала наотрез отказалась от этого предложения догадываясь что именно стоит за этой фэшен индустрией, но через некоторое время, она всё же поняла, что это лучше чем московские улицы и не капли не колеблясь подписала все необходимые документы.

Так Кэтрин Пяткина-Войс уехала в Америку, где со временем сбылась мечта её детства, она стала актрисой, пускай актрисой не театра и кино, а порно индустрии, но дело это ей очень нравилось. Катенька плохо училась в школе, но вот сексуальное образование она получила превосходное и можно даже с уверенностью сказать, что в этом деле Катенька шла на золотую медаль.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю