290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Диконсценция(СИ) » Текст книги (страница 14)
Диконсценция(СИ)
  • Текст добавлен: 9 декабря 2019, 11:30

Текст книги "Диконсценция(СИ)"


Автор книги: Павел Мурзин






сообщить о нарушении

Текущая страница: 14 (всего у книги 22 страниц)

– Своими словами, мыслями ты оскорбил Богов храма луны и девы. Приговариваю тебя к смерти! Отрубите ему голову!

Два война, схватив его под руки, потащили к каменной плахе.

– Стойте-стойте. Почему? Что не так я сказал?

– Если все твои цели будут сбываться, то когда-нибудь ты пожелаешь стать величественнее всех Богов на свете.

– Но у меня нет желания стать Богом!

– Вначале, ни у кого нет, но ваш великий поэт, э... как его?

Один из приближённых напомнил:

– Пушкин.

– Ах, да... Пушкин, он даже сказку "Золотая рыбка" написал, вот он и мне сказал, что не хочет быть Богом, а я ему показал, как бедняк молился и желал крова над головой. Потом жену красивую, корову, поле, рабов. Потом подумал, как хорошо бы стать жрецом, потом царём, а потом представь себе... Богом! Мы его не отправили к разбитому корыту. Нет, мы кинули его в лаву раскалённого вулкана, сделав его пусть не богом, а полубогом – он обрёл бессмертие, только бессмертная жизнь его была в огне, который не мог уничтожить его, он обречён был гореть вечно, но через некоторое время мы всё же его вернули обратно, ибо поняли, что все люди такие же, как он.

Узри, Рома... успех – это счастье, а не твои желания, так же как счастье возникает под шагами идущего, счастье не в конце пути, а в нем самом. Мы помолимся за тебя, и, может быть, великий дух снизойдёт до тебя. Таргай чисоту!

Сильный удар отсёк Роме голову от тела, и она поскакала в низ пирамиды, девяносто девять ступенек было отсчитано им при восхождении, теперь эти девяносто девять ступеней он отсчитывал болью ударов. Голова упала в груду черепов, сохраняя мутное сознание, он вгляделся рядом лежащую голову, это была свеже-отрубленная голова до боли знакомого человека. Бакенбарды, кудряшки – Пушкин. Голова Пушкина тоже пристально смотрела на него, а после губы Пушкина приняли форму улыбки. Пушкин стал мутнеть в сознании Ромы, и в какой-то момент муть превратилась во тьму.

Рома очнулся в своей комнате на заблёванном полу, догорали свечи, Инессы рядом не было, Рома попытался встать, но поскользнулся в луже слизи и снова провалился в бессознание.

Второе его пробуждение было уже в более разумном и приличном состоянии.

– ... концепция возрождения неохристианского искусства... – Сознание Ромы включилось, словно включили свет в тёмной комнате, по всей видимости, он уже долго беседовал с Инессой на высокие темы, сам этого не осознавал.

Рома резко замолчал, не окончив начатого предложения, оглянулся по сторонам. Они сидели в машине Инессы, красный Range Rover Evoque с панорамной крышей мчал по улицам ночного города, за окнами моросил осенний дождь, играл жёсткий рэп, Инесса, одетая в кожаную куртку, курила сигарету, ритмично покачивая головой, в такт рэперскому биту.

– Какое нахуй неохристианское искусство!!! Это, что за хуйня? Ты совсем охуела? Чем накурила, это явно не расслабляющая травка была. – Обрушился потоком негодования Рома.

– О... Наконец-то отпустило, хотя мне было забавно кататься, слушая реп, вперемешку с твоим монологом об искусстве, надо было на телефон записать, ха-ха-ха, ты два часа болтал без остановки, такой смешной, ха-ха-ха.

– Я чуть не сдох, блять..., вернее сдох, мне отрубили голову и мне было страшно, пиздец как, я тебе скажу.

– Видимо, дозировка большая была, ха-ха-ха, ты курил когда-нибудь опиум?

– Нет.

– Теперь курил, ха-ха-ха, сильный наркотик, я пару раз пробовала в студенческие годы на стажировке в UK. Познакомилась там с афроамериканцем ...

– Инесса! Стоп-стоп, давай без подробностей, твоя негроностальгия мне неприятна, отвези домой, пожалуйста.

Женщинам не присуще мужское поведение, которое выражается в непредсказуемости, смелости и креативности, но в жизни всё же встречаются подобные экземпляры и им совершенно не обязательно иметь идеальные формы или выдающийся ум, именно такой была Инесса, которая выбрала своим объектом издевательств – Рому Огурцова, за что Рома её любил и ненавидел. У них возникла та задорно увлекательная связь, в которой каждый играл по своим правилам и каждый получал свою долю положительных эмоций. Эта связь существовала довольно длительное время, но прошёл год и Рома стал замечать, что Инесса охладела к нему, встречи становились всё реже, а страсть их тускнела день за днём.

ХХХ

Горько и паршиво. Ах, как мне сегодня горько и паршиво. Что это? Любовь? Ну, да, она самая – любовь. Давно я не испытывал этого чувства, а тем более, чувства любви подогретого ревностью. Горько... Она, наверняка, нашла себе другого, кто я для неё – игрушка состоятельной женщины, которой она наигралась. Я уверен, что она никогда не воспринимала меня всерьёз. К тому же эта разница в возрасте. Конечно, ей нужен настоящий, серьёзный мужчина – муж. Горько и паршиво... Ах, Инесса-Инесса... А что делать, нужно смириться. Потеря, потеря – это всегда печаль. Печаль-печаль, грусть печаль тоска... – Такие мысли были в голове Ромы.

В один прекрасный тихий вечер, он в одиночестве сидел в кресле своей квартиры, взор его был печален. На подлокотнике стоял стакан с коньяком, алый свет заката приятно озарил стены комнаты, заполнив пространство теплотой, алого цвета. В тишине комнаты тихо играла музыка из его смартфона, Пётр Налич, в такт его настроения, пел песню "Никогда".

В парадной раздался звук каблуков, лёгкий стук в дверь, и в комнату вошла она. Сердце Ромы забилось в сильном ритме, он закрыл глаза, чтобы ничего не видеть, он был полностью уверен в том, кто вошёл в комнату, как и то, что эта встреча будет последней. Она села на колени, перед ним прижавшись головой к его ногам. Возможно, она хотела что-то сказать, но не решалась, может, ждала слов от него, но слов не было. Глаза его были закрыты, из них текли горькие слёзы утраты, она поцеловала его в эти закрытые глаза, оставив на устах вкус его слёз, встала и ушла. Так, без лишних слов закончились эта мимолётная любовь. Но любой конец – это начало, чего-то нового))).

В два часа ночи на телефон Инессы пришло смс: "Я скоро умру, не вини себя ни в чём.".

Инесса: полная волнения и страха помчалась к нему, при этом набирая номер, его телефона, но телефон не отвечал.

Она вбежала в квартиру, в которой уже была сегодня вечером, ожидая увидеть страшное. В его комнате горел тусклый свет настольной лампы, Рома сидел в том же самом кресле, и, что удивительно, абсолютно трезвый и невозмутимый. Вся обстановка была именно такой, какой она была когда уходила. Но вот Рома был другим: его осанка была выпрямлена, а плечи расправлены, подбородок приподнят, а взгляд источал властность и надменность, всё его естество было похоже на благородство патриция, а когда она уходила, то видела пред собой жалкого плебея, это изменение удивило её и одновременно насторожило.

– Рома, ты в порядке?

– Да. Рома в порядке. – Инесса замерла на месте, голос, которым говорил Рома был не Ромин, но её больше удивил не тот факт, что Рома говорит не своим голосом, а то, что это был за голос. А голос звучал очень плавно, словно время замедлялось в эти секунды, тембр резонировал такой вибрацией, что волны звука ощущались в её груди.

– Извини, что я обманом вызвал тебя обратно. Вы тут с Ромой решили без меня, что между вами всё кончено, мне это не нравится, я решил – вмешаться.

– Ромочка, ты говоришь загадками, мне это не нравится. Вы, мы, кого ты имеешь ввиду, я ничего не понимаю.

– Я не Рома, Рома спит, а пока он спит, мы поговорим.

– Не знаю, что ты задумал, но я не хочу играть в эти игры, я понимаю, что тебе больно, мне тоже не просто, пойми... Всё кончено, и давай не будем всё усложнять.

– Будем. Тебе сложно в это поверить, но тебе придётся. Послушай, Инесса, я ещё раз повторяю, что с тобой говорит другой, не Рома. Сядь и говори со мной, не заставляй меня прибегать к неприятным мерам.

– Неприятным мерам? И что же ты сделаешь?

– Прибегну к физическому воздействию.

Инесса поняла, что он не шутит и похоже совсем слетел с катушек.

– Хорошо, кто ты, если не Рома?

– Скажем так... Я тот, кто выше вас всех по разуму, сверхразум, можно даже сказать – Бог, но, скорей всего, правильнее будет сказать – ангел. Тебя устраивает такой ответ?

– Э... Ну, ладно товарищ Бог тире ангел, очень приятно познакомиться.

Инесса поняла, что он её не разыгрывает, а он её не разыгрывал, потому что она очень хорошо знала, на что способен тот человек, с которым она последний год проводила так много времени, а, вернее, на что он не способен. Такие шутки явно не характерны для его поведения, видимо произошло, что-то в его психике при расставании, и это её пугало. Она достала телефон, нашла в контактах имя Ахмед, написать сообщение "ул. Кирова 18, квартира 78, приезжай срочно, нужна помощь", сообщение отправлено.

– Вижу – ты мне не веришь. – Спокойно сказал Рома. – Я докажу тебе это. Скажем, я знаю ответы на все вопросы, знаю разгадки всех загадок, спрашивай, это подарок, который я тебе дарю, такое даётся немногим, сегодня ты сможешь узнать всё что захочешь. Спрашивай.

– Что именно спрашивать?

– Например, какую-либо загадку человечества, какие загадки человечества ты знаешь? Тайны мироздания может быть?

Теперь Инесса успокоилась, понимая, что через десять – пятнадцать минут в эту комнату ворвутся люди и заберут её. Но, а пока нужно тянуть время, не обостряя ситуацию. Она задумалась о тайнах мироздания и прочих загадках человечества, чтобы поддержать разговор и эту комедию.

– Сегодня утром пред работой я смотрела передачу по РЕН ТВ, где показывали, что египетские пирамиды построили якобы инопланетяне. Вот, расскажи мне тайну пирамид, что ли, кто их построил, зачем и почему? – Ответила Инесса и посмотрела на часы.

В это время, где-то на окраине города BMW х6, с тремя бородатыми пассажирами, резко развернулся и поехал в сторону центра, на всех порах.

На его лице появилась тихая улыбка, через минуту молчания и пристального взгляда в её лицо он заговорил.

– Пирамиды построили люди.

– И это всё?

– Нет, не всё. Их строили очень давно, для тебя конечно, а для меня совсем недавно, я воочию видел, как они строились. Пирамиды не строили, никакие инопланетяне, их построили люди, построили они их очень быстро и просто.

– У... Как, интересно? – Инесса снова взглянула на часы.

– Масса блоков пирамиды Хеопса от 2 до 35 тонн, если блок 2 тонны легко можно двигать и поднимать руками, то блоки долее двух тон двигать и поднимать наверх практически не реально, но, всё-таки, это творение рук человеческих.

На самом деле эти тяжёлые блоки никто не выпиливал, не привозил за десятки километров, сплавляя по Нилу, и, уж, тем более, никто не затаскивал их на высоту. Люди камнями дробили скалистую породу, превращая её в известь, делали опалубку, в неё засыпали эту известь, смешивая её с илом Нила, и перемешивали, известь затвердевала, и получался блок, как видишь, всё очень быстро и просто, но это совсем не главное в этой истории. Рассказывая о пирамидах, нужно начать из далека.

Первая земная цивилизация это – атланты, этот мир так устроен, что одна цивилизация должна создать другую цивилизацию, и этот процесс непрерывен. Атланты долго работали над проектом "Африка", и, в конце концов, проект был готов. Люблю вспоминать этот момент, когда впервые вступил на землю Африки уже фактически как Бог, это для меня была первая цивилизация и те ощущения были очень яркими. Новая флора, новая фауна, новые люди – всё было так необычно. – Он замолчал и задумался.

Инессе даже стал интересен этот бред.

– Ты когда-нибудь представляла себе рай?

– Нет, я не верю в рай. – Сухо ответила Инесса.

– Допустим, у тебя есть возможность создать рай, то каким бы он был?

– Огурцов, я тебе напомню, что ты меня вытащил из постели в два часа ночи, у меня нет настроения – фантазировать.

– В проекте "Африка" мы создавали рай, рай такой, каким мы себе его представляли. Ты только посмотри на этих прекрасных и добрых животных – слоны, жирафы, зебры, львы... А какие в Африке закаты и рассветы, какие чудные облака, какая прекрасная природа и новые люди у нас получились очень красивыми. https://yandex.ru/images/search?text=африка

– Новые люди это, простите кто? Неужели негры?

– Да, чернокожие африканцы. Когда мы прибыли на новый континент, то, конечно же, ассимилировали с ними, вступили во взаимосвязи, образовалась новая политика, войны и прочие цивилизационные атрибуты.

– А зачем в раю войны?

– Так устроен мир, такие правила, срабатывает принцип состязательности. И никто не говорил, что мы создали рай, нет... Мы создавали проект, который в нашем понимании должен выглядеть как рай, потому что нам же в нём предстояло жить. И ещё... самое главное, атланты не знали, что это они создали Африку, это знают только особенные люди, которые руководят процессами. Атлантам в один прекрасный момент было сказано, что корабли экспедиции нашли новую землю, хотя даже никакой экспедиции и в помине не было.

– Так, что там с пирамидами? ты отошёл от темы.

– Я в начале сказал, что пирамиды построили очень давно, только их построили так давно, что даже никакого Египта не было. Когда прибыли на новую землю атланты, то их мобильные жилища выглядели как пирамиды, по сути, это были большие палатки с мачтой по середине и четырьмя гранями специальной материи. Сооружения такого типа очень быстро возводились и служили пристанищем для людей, а африканские аборигены не знали благ цивилизации, жили в племенах, были слабо социально развиты, поэтому, когда на их землю прибыли атланты, то те приняли их за богов. Потом история Африки развивалась, африканцы из племён создали государства, в государствах были правители и жрецы, которые должны были обосновывать свою власть перед народом, наиболее хитрые придумали историю о том, что они посажены на власть самими богами (атлантами) и вообще они и есть боги. Атланты жили в палатках-пирамидах, вот и жрецы решили создать себе пирамиды, чтобы никто в их власти не смел усомниться. При строительстве пирамид использовалась простая и примитивная логика – чем больше будут пирамиды, тем круче будут Боги, сидевшие в них. Пирамид, кстати, было построено очень много, только они все разваливались от первого землетрясения, а народ воспринимал разрушенные пирамиды, как гнев Бога и тогда текла кровь, и летели с плеч головы правителей и жрецов. В итоге, всё же построили нерушимые пирамиды, которые стоят, и по сей день.

– Забавно.

– Забавно? Что-то мне подсказывает, что ты мне не веришь, наверное, уже и диагноз мне поставила? Наверное, шизофрения, я прав)))?

Вдруг, как гром среди ясного неба раздался стук в дверь.

– Ну, вот и всё, Ромачка, было очень интересно, но мне пора, не скажу, что мне приятно с тобой было поболтать, не подходящее время ты выбрал для этого, прощай, всего тебе доброго, береги себя.

– До свиданья, милая.

В дверь снова настойчиво постучали.

– Входите, дверь не заперта! – Крикнул Рома.

В комнату вошёл молодой человек, одетый в спецодежду.

– Я из курьерской службы, сэр. – Курьер говорил с большим американским акцентом, Инесса выпучила на него глаза, она явно ожидала увидеть на пороге Ахмета в компании бородатых собратьев.

– Вы как раз вовремя, посылка готова к отправке, забирай.

Рома перевёл взгляд на Инессу и добавил:

– А я пойду, заварю чаю, что-то мне подсказывает, что у меня сегодня будут ещё гости))).

Курьер, как ни в чём небывало, подошёл к Инессе и прислонил к её шее электрошокер, раздался треск электричества, и запахло палёной кожей, Инесса упала, потеряв сознание, её тело слегка билось в конвульсиях, нервно содрогаясь, видимо, заряд электрошокера был очень сильным. Курьер разложил на полу чёрный пластиковый пакет, аккуратно положил в него Инессу, взвалил мешок на плечи и удалился. У дома стоял минивен, внутри салона находился массивный транспортный контейнер, в который курьер перевалил с плеча мешок с Инессой, закрыл крышку контейнера и запечатал пломбу – RF Samara city 03/05/16/04:23PM.

Минивен курьерской службы въехал в терминал аэропорта, где контейнер отправился в руки службы авиаработников, после соблюдения бумажных формальностей груз погрузили на спец борт боинга, и тот улетел в неведанные дали.

ХХХ

Рома включил телевизор.

– ... сегодня российские воздушно-космические силы нанесли удары с воздуха по двум десяткам объектов организации боевиков "Исламское государство", запрещена на территории Российской Федерации...

Рома закрыл глаза и в его воображении появился мультяшный мир, где раскинулся сказочный город Аграба, над которым на ковре самолёте летел Алладин.

Аладдин, летел на ковре-самолёте над городом, и пел песню "... здесь ярость и месть, отвага и честь..." вдруг рядом взорвалась ракета воздух-воздух, ковёр-самолёт сделал резкий уход в сторону "... здесь яд и булат погибель сулят, смотри не зевай...". Аладдин воинственно вытащил клинок и поднял вверх "... хоть лукав и жесток, но прекрасен восток, наточи свой клинок и вперёд..." ковёр – самолёт начал резкое пикирование и из ковра полетели бомбы на позиции террористов "... Арабская нооооочь, волшебный востоооок...". Бомбы попали точно в цель, а тот, кто выжил, подняв глаза вверх, увидели красные звёзды на нижней части ковра и буквы – ВКС РФ.

Сказка в воображении Ромы плавно закончилась, и он снова увидел перед собой телевизор, где генерал Игорь Конашенков давал интервью "... мы и впредь, будем использовать новейшие виды вооружений в борьбе с террористами".

– Рома, ну не грусти. – Начал свой разговор Поповский. – Давай сходим в баню, что ли.

– Кукую баню, Поповский, мне тошно, а я в баню пойду.

– А, что, тогда ты хочешь?

– Я хочу, чтобы эта сука позвонила мне и позвала покататься на машине. Она, бывало, заедет за мной и мы просто, бездумно катаемся по городу, слушаем музыку, разговариваем, а иногда просто молчим, ездим часами и молчим, и я никогда не был так счастлив, как тогда. А какие мы проводили вечера в этой комнате, я ей читал Бродского:

Не выходи из комнаты, не совершай ошибку.

Зачем тебе Солнце, если ты куришь Шипку?

За дверью бессмысленно все, особенно – возглас счастья.

Только в уборную – и сразу же возвращайся.

О, не выходи из комнаты, не вызывай мотора.

Потому что пространство сделано из коридора

и кончается счетчиком. А если войдет живая

милка, пасть разевая, выгони не раздевая.

Не выходи из комнаты; считай, что тебя продуло.

Что интересней на свете стены и стула?

Зачем выходить оттуда, куда вернешься вечером

таким же, каким ты был, тем более – изувеченным?

О, не выходи из комнаты. Танцуй, поймав, боссанову

в пальто на голое тело, в туфлях на босу ногу.

В прихожей пахнет капустой и мазью лыжной.

Ты написал много букв; еще одна будет лишней.

Не выходи из комнаты. О, пускай только комната

догадывается, как ты выглядишь. И вообще инкогнито

эрго сум, как заметила форме в сердцах субстанция.

Не выходи из комнаты! На улице, чай, не Франция.

Не будь дураком! Будь тем, чем другие не были.

Не выходи из комнаты! То есть дай волю мебели,

слейся лицом с обоями. Запрись и забаррикадируйся

шкафом от хроноса, космоса, эроса, расы, вируса.

– Рома, я тебя умоляю, кататься на машине, ты, что ПТУшница, что ли? Ты мужчина, а что делают мужчины, когда расстаются с бабами... идут, бухают и трахают, всё, что можно, лишь бы заглушить свою боль. Тебе надо развеяться, посмотри на мир, в этом мире, таких Инесс, как твоя – тысячи, миллионов тысяч.

– Ладно, хорошо, в баню не пойдём, пошли хотя бы на улицу погуляем, нам надо развеяться.

На улице ранняя осень свежила бодрящим ветерком, и иногда из суровых туч выглядывало радостное солнышко, Рома с Поповским прогуливались по набережной Волги, иногда заходили в какую-нибудь уличную кафешку.

– Я вот тоже на днях тоже расстался с одной козочкой, у неё муж спалил переписку в интернете, хорошо хоть я писал с фейковой страницы.

– И что?

– Всё, не выходит на связь. Вернее, она мне позвонила и говорит, мол, муж увидел переписку в интернете, и будет меня искать, посмотрел в её телефоне все входящие и исходящие, и будет обзванивать все номера, а я у неё записан как Ира маникюр, дала мне его номер телефона, чтобы я не брал, если он позвонит, представляешь.

– Представляю.

– А я знаешь, что думаю. Если он меня ищет, то давай найдём его первыми.

– Зачем?

– Как зачем, покуражимся, давай я ему сейчас позвоню, только давай с твоего номера.

Огурцов, колеблясь, всё же отдал свой телефон.

– Алло... Семён Алексеевич Бадьяров? Вас беспокоят из ФСБ, капитан Неверов, у нашего ведомства есть пару вопросов к Вам, нам нужно встретиться.

– По поводу? – Ответил опешившим голосом Бадьяров.

– Вы не волнуйтесь, мне нужно задать пару вопросов по поводу вашего окружения в рамках проведения спец мероприятий, возможно, вы сможете помочь нам предоставив ценную информацию. Где вы сейчас находитесь, на Гоголя, хорошо, там есть кафе "Вий", я смогу туда подъехать через час, Вы сможете подойти? Ага, хорошо, будем ждать.

– Ты чего задумал, Поповский, мне от твоих забав, чувствую, потом зубы вставлять придётся.

– Не придётся, главное – не ржи на допросе, поехали, нужно ещё папку и бумаги купить и домой заехать за шумошлемом.

– Что за «шумошлем»?

– Танковый, от бати достался, увидишь.

В кафе Вий было безлюдно. В уголке сидел Бадьяров. Рома с Поповским сели к нему за столик.

– Здравствуйте ещё раз, это мы с Вами договаривались. – Поповский кинул папку на стол, вынул лист бумаги и приготовился записывать.

– Итак начнём, Семён Александрович Бадьяров уроженец Самарской области город такой-то, год рождения такой-то, так это всё неважно, так... ага. Скажите, пожалуйста, где Вы сейчас работаете.

– Главный менеджер в ООО "Инженеринг".

– Адрес, места работы?

– Гоголя, 3а.

– Понятно. Семён Александрович, Вы, как я понимаю, тесно работаете с персоналом, скажите, пожалуйста, возможно, Вы замечали в последнее время, какое-нибудь странное поведение у Ваших работников.

– Да, вроде, нет.

– Много человек болеет?

– Нет, все работают, заболевших – нет.

– А быть может, в здании, на рабочих местах появились насекомые?

– Какие насекомые? – Удивлённо спросил Бадьяров.

– Мои вопросы могут показаться Вам странными, но дело серьёзное, появились опасные насекомые неизвестного происхождения, вроде муравьёв, они проникают в тело человека через ушную полость и люди становятся... э... впрочем...

– Вы это серьёзно?

– А что, вам кажется, что мы в федеральной службе безопасности шутками занимаемся? Ответьте на поставленный вопрос, на рабочих местах Вы или Ваши работники замечали насекомых?

– Нет, не замечал.

– Хорошо, запишем, Гоголя 3а, насекомые не обнаружены, работники ведут себя адекватно.

– Я могу идти.

– Да, одну минуту, пожалуйста.

Поповский достал ноутбук и шумошлем танкиста, к которому был приклеен провод, затем он с умным видом подключил провод к ноутбуку.

– Это в Ваших интересах, это сенсорный сканер, наденьте, пожалуйста, нужно проверить...чтобы убедиться... ну, Вы понимаете.

– Не буду я это надевать.

– Семён Александрович, мы сейчас разговариваем с Вами в неформальной обстановке, если Вы откажетесь, то нам придётся продолжить разговор в другом месте, Вам и Вашим работникам. Дело очень серьёзное, возможно, мы спасаем вашу жизнь.

Бадьяров надел головной убор танкиста.

– Так, хорошо, теперь надо проверить мозговую деятельность. Два умножить на шестнадцать?

– Тридцать два.

– Три умножить на двенадцать?

– Тридцать шесть.

– Что-то ни чего не происходит, надо посложнее примеры, видимо, попробовать. Триста двадцать один разделить на тысячу.

Бодьяров долго молчал.

– Э... не могу сообразить.

– Так, хорошо, я буду задавать простые примеры, но Вы при этом встаньте из-за стола и приседайте.

Бадьяров стал приседать, отвечая на вопросы.

– Так, теперь приседать не надо, прыгайте. Ага, вот так, хорошо.

Бадьяров приседал и прыгал, считая в уме арифметические примеры, когда Поповский с Огурцовым, уставившись в ноутбук, смотрели клипы Рамштайна без звука. Через пятнадцать минут физических и умственных упражнений Бадьяров рухнул на стул.

– Насекомых в голове не обнаружено, но меня смущает вот эта точка в левом полушарии близ гипофиза, Роман Аркадьевич, посмотрите. – Поповский тыкнул на левую сиську Мадонны.

– Да, вижу, для насекомого это слишком большая точка, возможно, опухоль или другая аномалия, но это не наши клиенты, если были бы насекомые, то точек было бы много.

– Семён Александрович, спасибо Вам за сотрудничество, в случае насекомых или странного поведения сотрудников сообщите, номер телефона у Вас есть, до свидания, успехов в работе.

Бадьяров ушёл в крайне расстроенном расположении духа.

– Поповский, ты, где шумошлем взял, я чуть не уписался со смеху, пришлось лицо меню закрывать, если бы не меню – он бы нас раскусил.

– Я всё на видео записал, надо будет показать моей козочке, хе-хе-хе.

– А если бы он этот сериал смотрел?

– Какой сериал?

– "Безмозглые", там муравьи в голову залезали и мозг выедали.

– Нет, это был экспромт, я сериалы не смотрю.

– А зачем ты, вообще, встречаешься с замужними женщинами? Это аморально, это сродни воровству.

– Азарт, Рома, азарт... Шифроваться, придумывать многоходовочки, ходить по грани, вот именно это заводит. К тому же знаешь, какие они страстные, их, видимо, однообразная сексуальная жизнь в браке склоняет на различные фантазии и они эти фантазии реализовывают на стороне.

– Эх... Яша-Яша... Мне иногда кажется, что ты самый настоящий чёрт.

В это вечер Поповский всеми силами развлекал своего друга, чтобы вывести его из меланхолического состояния и ему это удалось, под конец дня у Огурцова уже не было мыслей об Инессе.

Вернувшись, домой в весёлом настроении, усталый и измождённый он лёг в кровать и погрузился в глубокий сон, но через двадцать минут его глаза открылись, он сел за письменный стол и открыл ноутбук.

Сейчас в Самаре ночь, а где-то на другом конце земного шара наступило утро.

ХХХ

Куба жила своей свободной, размеренной жизнью. В дали от капиталистического блядства, ласкаемая нежными волнами тёплого моря, под особенным солнцем, лучи которого оставляют уникальный загар на теле белого человека. Этот остров свободы до сих пор хранит в себе дух романтики революции давно ушедших дней, PATRIA O MUERTE! Гуляя по улицам городов Кубы, ты, словно, попадаешь в прошлое на уровне пятидесятых годов и дело даже не в архитектуре зданий, не в этих милых раритетных машинах, нет... Прошлое заключается в самобытности жизни простых кубинцев, эта жизнь, чем-то похожа на нашу, ту далёкую жизнь. Когда во дворах старички играли в домино, когда соседи ходили, друг к другу в гости, и что самое главное – все были одного уровня и одного достатка, не было понтов, как сейчас: у кого круче машина, кто больше спиздит, а кто больше насосёт.

https://yandex.ru/images/search?text=куба%20улицы&lr=16

Инесса почувствовала разряд тока, пронзивший всё её хрупкое тело, и воздух со свистом ворвался в грудь, она задышала так часто, словно путник в пустыни добрался до воды и никак не может напиться досыта, так она, вдыхая воздух, не в силах утолить свою жажду, дышала жадно и много. Вскоре дыхание выровнялось, и она открыла глаза, вокруг неё стояли двое мужчин и одна женщина в медицинских халатах, Инесса инстинктивно захотела встать, но поняла, что все её конечности зафиксированы к больничной кровати, а голое тело усеяно различными датчиками подсоединёнными к аппаратуре.

– Что со мной, где я? – Еле слышным голоском спросила она.

Девушка медик посмотрела в её глаза.

– Всё хорошо, Вы находитесь в медицинской лаборатории, с вами всё в порядке, не волнуйтесь, мы сейчас отсоединим приборы от Вашего тела и развяжем руки, самое главное – успокойтесь.

Девушка отсоединила датчики, и, отвязала её тело, Инесса попробовала снова встать, но, словно, неведомая сила притянула её обратно

– Что со мной? Я не могу двигаться.

– Ваши мышцы ещё не окрепли, Вам предстоит провести курс физиотерапии, для того, чтобы начать ходить.

– Почему я не могу ходить? Что со мной произошло? – Спросила она, но ей не ответили.

Её посадили в кресло каталку и повезли по коридорам медицинского учреждения, двери последнего коридора распахнулись, и в глаза ударил яркий свет кубинского солнца, когда глаза привыкли к свету, то Инесса увидела перед собой голубое Карибское море.

– Я знаю, что Вы голодны, вот, возьмите этот коктейль. – Женщина в белом халате подала бокал с соломинкой. – Вам пока нельзя есть твёрдую пищу. Наслаждайтесь морем, вот Вам кнопка вызова, нажмите ее, если Вам, что-нибудь понадобится.

Тело испытывало приятную негу, которую можно ощутить, проснувшись утром – слабость мышц. Разум ничего не понимал, видимо, находясь под воздействием успокоительного, Инесса смотрела в горизонт, совершенно ни о чём не думая.

В таком положении она просидела, довольно, долго, и уже яркое солнце стало уходить за горизонт. Действие успокоительного препарата заканчивалось, и в её голове появилась ясность происходящего, мозговая деятельность активно заработала, бурно обдумывая происходящее. Как раз в тот момент как заработал её мозг, она услышала звонок, как будто где-то звонил скайп и действительно с левой стороны подлокотника лежал планшет, она нажала кнопку ответить на видеозвонок, и на экране появился профиль Ромы Огурцова.

– Привет Инесса, давно не виделись, как твоё самочувствие? – Сказал он тем же голосом, что она слышала в последнюю с ним встречу.

– Сколько прошло времени? – Тихим болезненным голосом ответила она.

– Примерно две недели.

– Что ты со мной сделал?

– Не волнуйся, Ин, с тобой всё очень хорошо, правда ты этого, наверное, ещё не осознаёшь, но скоро ты восстановишься, и тебя отправят в Россию.

– Как скоро?

– Примерно, через неделю.

– Восстановиться от чего?

– Ты видела себя в зеркало?

– Нет.

– Давай сделаем так, ты прилетишь через десять дней и будешь ждать моего звонка. Позвоню ночью, так что будь готова, к Роме до моего звонка не приходи, не звони и не появляйся ему на глаза. Думаю, ты поняла, что я не шучу, поэтому делай то, что я скажу. ,Я конечно, мог бы объяснить всё тебе сейчас, но думаю лучше это сделать при личной встрече, тем более, ты ещё не видела себя в зеркало, а поэтому тебе сложно мне поверить. До встречи в России, пока.

Она хотела было, что-то сказать, но звонок прервался.

Прошло уже довольно много времени, и страдальческие мысли по поводу Инессы в голове Ромы стали утихать, он для того, чтобы забыться ударился в работу и всеми днями проводил своё время за картинами или за реставрацией икон.

В один из дней Крайман вошёл в мастерскую и увидел за работой Огурцова, который стоял у мольберта с кистью в руках.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю