290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Диконсценция(СИ) » Текст книги (страница 17)
Диконсценция(СИ)
  • Текст добавлен: 9 декабря 2019, 11:30

Текст книги "Диконсценция(СИ)"


Автор книги: Павел Мурзин






сообщить о нарушении

Текущая страница: 17 (всего у книги 22 страниц)

– Я, если честно, думала, что художники рисуют и продают свои картины.

– Да, продают, это уже другой рынок – товарный. К сожалению, цена товара в нынешнее время не зависит от его качества, цена товара зависит от рекламы. Хорошо пропиареный становится чем?

– Брендом.

– Правильно, бренд дорого стоит и реализуется на ура. Кто может позволить себе рекламировать свои картины до уровня бренда?

– Богатые художники.

– Верно, если посмотреть, кто эти современные художники, то мы увидим, что это американцы и европейцы. Явление это логически обосновано, конечно, тем, что люди, живущие в достатке, имеют массу свободного времени и это время тратят на свою творческую реализацию и в результате они всё же становятся не плохими художниками, кстати, а при наличии средств могут себя пропиарить и вот уже они становятся востребованными. Правда для них эта востребованность является не целью заработать денег, а желание достичь славы.

– Мне современные стили художеств совершенно не понятны, я по ТВ смотрела репортаж с современной выставки, какого-то художника, у него вообще вместо картин печатные фразы на английском, что за бред, это любой может сделать.

– Кристофер Вул, наверное. Моё мнение на этот счёт – не нравится не смотри, а кто-то смотрит, значит, ему это нравится, так устроен мир. Меня задевает другое, пусть художники выражают своё искусство, как хотят – пишут печатный текст, рисуют хуями, сиськами и прочее, но меня выворачивает изнутри, когда я узнаю, что данные шедевры уходят с молотка за десятки миллионов долларов, за эти деньги можно купить картины художников раннего возрождения, купить часть истории, часть поистине прекрасного и настоящего.

Поэтому на товарном рынке художеств зарабатывают только знаменитые, а нам художникам из подворотни остаётся довольствоваться, только денежным интервалом от двух до пяти тысяч и то – в базарный день.

– Рублей?

– Конечно, рублей. Кто у нас в городе покупает картины – люди, чтобы подарить другим людям на день рожденья, или чтобы пятно на обоях закрыть в гостиной. Две – пять тысяч рублей, а больше жалко или просто нет.

Но дело вовсе не в деньгах, современный мир почему-то старается всё измерить деньгами, доходами, вот и у Вас, наверное, сложилось обо мне негативное суждение.

– Нееет.

– Мужчина, не имеющий постоянного дохода, занимающийся неликвидным делом, живёт для себя и в своё удовольствие.

– Нет-нет, что Вы?

– Деньги... кругом всё только и крутится вокруг этих денег. Я вам открою секрет. Вот я ещё очень давно, в те времена, когда впервые стал в чём-то нуждаться, то научился тонко управлять своими желаниями, отсекая ненужное, и превалируя над необходимым, и мои желания стали сбываться даже по независящим от меня причинам. И когда я развил этот дар в себе, то живу, совершенно не думая о средствах, вернее, конечно, я о них думаю, но это уже вторично, мне достаточно сформулировать желание, обосновать себе необходимость желаемого, взвесить все плюсы и минусы и желание исполнится. Другое дело, – как оно исполнится и когда, но оно исполнится.

– Ух, ты, а вы опасный человек, Роман. – Иронически ответила на его слова Татьяна.

– Нет, неопасный, мои желания всегда скромны и касаются только меня, в отношении конкретных людей они не действуют.

Тем временем отчёт миловидной девушки на сцене закончился, исчезли графики и непонятные слуху фразы, теперь всё внимание привлёк на себя президент фонда, который взял в руки микрофон обратился к публике.

– Итак, дамы и господа, наш квартальный отчёт подошёл к концу, Вы как всегда внимательно его прослушали. – В зале раздалось лёгкое хихиканье. – Самый лучший отчёт это проценты, которые Вам начисляются по результатам нашей деятельности, а тут вы всё видите сами. Конечно, хочу ещё раз поблагодарить всех вас за оказанное доверие, вместе мы достигнем большего.

Раздались аплодисменты, президент тоже хлопал и блистал своей белоснежной улыбкой во все стороны.

– А теперь я прошу всех Вас занять места в креслах, я приготовил для Вас маленькую культурную программку, да-да. Все Вы, конечно, знаете, что я трачу большие деньги на благотворительность, на интересные, всякого рода некоммерческие проекты, и вот сегодня хочу познакомить Вас с одним из моих проектов – это театр кукол.

На сцену вынесли декорации и аппаратуру.

– Уникальность моего театра в том, что куклы управляются автоматически без участия человека, всё запрограммировано, заранее озвучено, в общем, сейчас увидите всё сами, присаживайтесь, располагайтесь.

Инесса подошла к Роме, и они сели вместе, Поповский со своей спутницей тоже сели неподалёку. Проектор, который пару минут назад показывал графики, неожиданно включился и на стене перед кукольным театром появились титры, свет погас, лишь небольшие прожектора освещали импровизированную сцену, на которой уже показались первые куклы. Всё действие представляло следующую картину.

Видео на стене транслировало кадры триумфальной победы Дональда Трампа в Америке. Мелькали звёздно-полосатые флаги, транспаранты республиканской партии и прочая символика, ликующие люди, протестующие люди, погромы, колкие высказывания знаменитостей и на фоне этой политической суеты появилась первая кукла этого маленького спектакля – улыбчивый старичок со своей культовой белокурой чёлкой, ярко-красный галстук, конечно же, в нём все узнали виновника торжества Дональда Джона Трампа. Кукла заговорила на английском языке, как потом оказалось, всё представление было англоязычным и обусловлено это тем, что задумка авторов в том, чтобы куклы говорили настоящим голосом персонажа для полной реалистичности (но, скорей всего, направлена на англоязычного зрителя).

На сцене стали появляться другие куклы – кукла Обама, кукла Хилари Клинтон.

Рома сначала внимательно смотрел и старался уловить суть происходящего, но переводить быструю речь, вскоре, наскучило, и он перевёл своё внимание на родную русскую речь двух мужчин, сидевших поблизости. Их лиц Рома видеть не мог, но краем глаза глянул на их руки.

– Тебе кукла из Японии пришла? – Шептал чуть слышно один с большим перстнем на мизинце.

– Пришла. – Также шёпотом ответил другой с длинными худощавыми пальцами. – Намучался я с ней.

– В смысле?

– Короче, приезжаю я в службу доставки, мне там документы подсовывают на подпись, что всё с грузом в порядке. Прежде чем подписать, надо ведь товар проверить, тем более две тысячи баксов я за неё выложил. А что я её прямо там при всех проверять буду.

Оба тихо захихикали.

– Подписал я не глядя, значит, мне в машину коробку положили. Дальше думаю куда её везти, домой, конечно, ведь её не повезёшь, там спрятать негде. Надумал отвезти я её на дачу и уже поехал, а дача-то у меня сам знаешь в ста километрах от города, ну, чего я буду ездить к ней сто туда, сто обратно, нет, хуйня, думаю. В общем, решил снять для неё квартиру, лучшего варианта я не придумал. Полдня у меня ушло на поиск квартиры, переплатил в три дорога, чтобы побыстрее найти, заплатил за три месяца, плюс комиссию агентству, пиздец, короче.

Теперь хихикал только мужчина с перстнем, другой, видимо, вспомнив о своих затратах, огорчился и принял серьёзный вид.

– И что дальше?

– Дальше, стою я у подъезда съёмной хаты, вытаскиваю коробку из багажника, а она вообще не подъёмная, там сама кукла сорок пять килограмм, одежды куча, средства для гигиены и прочая хрень, а у меня спина больная. Постоял, делать нечего, пришлось звонить грузчиков вызывать. Пока приехали грузчики, ещё часа два прошло, целый день на это мероприятие ушло, мне жена звонит, по работе звонят, всем я нужен, там проблемы у всех какие-то.

Мужчина с перстнем закрыл покрасневшее лицо рукой и тихонько прихрюкивал от наплывающих приступов смеха.

– Отвечаю им, мол, занят я, дела важные у меня. Охуеть я занят, конечно, кукле апартаменты снимаю, занят, блять))).

В общем, свершился тот момент, когда я её распаковал, положил на кровать, разглядываю, щупаю, покручиваю, покусываю.

– И как?

– Как настоящая, кожа вообще не отличить, поначалу правда холодная была, в машине видать замёрзла, но потом потеплела, волосики такие колючие на том месте, я специально заказал, чтобы немного волосиков было.

– А в общем? На сколько на живую похожа?

– Да вообще как живая, не двигается только, вернее двигается немножко во время этого дела, постанывает. Всё как я заказывал, возраст лет четырнадцать-шестнадцать, худощавая, тонкая продолговатая талия, длинные ножки, голубые глазки, пухлые губки. Нет... в целом я, конечно, остался доволен, но вот эта эпопея с квартирой, ещё то, что она весит как реально живой человек, у меня руки отваливаются её переодевать, передвигать, в разные позы ставить, там столько сил тратится. Но оно того стоит, умела бы она ещё говорить, и мыться-подмываться, было бы вообще супер.

– Значит, есть над чем японцам поработать, хе-хе-хе... Купили в магазине, резиновую Зину, хе-хе-хе...

Рома повернулся к Инессе.

– Ты это слышала?

– Это в порядке вещей, я тут ещё и не такое слышала.

Тем временем спектакль на сцене тоже отжигал по полной, в одной из сценок появилась кукла Порошенко и эта сцена прошла на русском языке.

Кукла Порошенко подошла к кукле Трампа и вопросила.

– А где бабуля?

– Я за неё!

После спектакля присутствующие допили и доели всё содержимое банкетного стола, атмосфера уже была более расслабленной и непринуждённой, Огурцов тоже поддался этому настроению и чувствовал себя в своей тарелке, беседуя на разные темы с солидными дядьками. Количество выпитого было превышено граням разумных мер, и Рома смутно помнил то мимолётное перемещение из банкетного зала в объятия своей родной кровати.

ХХХ

Инесса отвезла Огурцова к нему домой, заботливо уложила его в постель. В ожидании пробуждения другого Ромы она рассматривала его картины и жалкий быт его жилища, прошел час, но тот другой не появлялся. Тогда она пошла в ванную комнату, ванна была скорее жёлтой, чем белой, на стенах местами не было плитки, пахло хозяйственным мылом. Инесса, преодолев брезгливость, всё же разделась, включила тёплую воду и легла в ванну. Она закрыла глаза, вода нежно текла по телу, через пару минут ванна наполнилась, и, Инесса не открывая глаз, лёгким движением ноги закрыла кран. Свет плавно погас, где-то вдали заиграла музыка Headhunterz&KSHMR – Dharma, песня словно приближалась издалека и вот стала играть совсем громко.

Открыв глаза, Инесса увидела, что лежит не в совдеповской ванне, а в бассейне какого-то древнеиндийского храма, вокруг было очень много людей, одетых в национальную одежду древних лет, кто-то также как и она, – лежал в бассейне, кто-то находился сверху, люди не обращали на неё внимания, занимались своими делами. На улице была ночь, храм освещался сотнями факелов, в воздухе витал аромат благовоний. К Инессе подошла девушка, сев напротив, она подала ей освежающий коктейль оранжевого цвета и принялась массировать её ступни. После вечера проведённого на каблуках, это было то, о чём она могла только мечтать. Вокруг играла музыка, люди выглядели, совершенно, счастливыми. Перед бассейном появилась ещё одна группа людей, музыка заиграла энергичнее и пришедшие люди стали танцевать, как в индийском кино, всё вокруг оживилось, на лицах людей сияли счастливые улыбки, они хлопали в ладоши, пели и двигались в ритме танца.

– Как мне тебя называть, у тебя есть имя? – обратилась она в пустоту.

Долгожданный голос ответил:

– У меня их тысячи, называй любое – не ошибёшься.

– Я хочу называть тебя Рама, это почти как Рома, только с оттенком некого величия, да и обстановка мне навеяла почему-то именно это имя.

– Пускай будет Рама, было у меня и такое имя.

– Что значит это перемещение?

– Просто релакс иллюзия, думаю, это лучше, чем убогая ванная комната Огурцова.

– А что это за место?

– Этого места нет нигде, кроме как в моём разуме.

– Ну, что, ж, спасибо. А как же наше продолжение истории Джеймса Эванса?

– Наслаждайся массажем, эта иллюзия закончится тогда, когда ты допьёшь свой коктейль и тогда, ты увидишь, что было дальше в нашей недавней истории.

Через десять минут Инесса допила коктейль, и снова увидели мир прошлого, глазами Джеймса Эванса, перед ним сидел его отец в том самом кабинете, в котором она видела его в последний раз.

– Боюсь, у меня не хватит на всё времени.

– Хватит, Джеймс, теперь у тебя будет очень много времени.

Отец начал загадочно улыбаться, глядя в его лицо, затем вышел из-за стола и сел на подоконник, закурив сигарету.

– Не припомню, что бы ты курил сигареты.

– Ты просто ничего обо мне не знаешь, ты вообще ничего не знаешь. – Его голос и манеры стали дерзкими, глаза безумно заблестели.

– Да, я, похоже, действительно, ничего не знаю. Отец.

– Я вот, что хочу спросить у тебя: тебя, как представителя науки, учёного, да чего там, просто, как обычного человека, В ЭТОЙ ЖИЗНИ ТЫ ЗАМЕЧАЛ, ЧТО-ЛИБО НЕ ЛОГИЧОЕ, ЗАГАДОЧНОЕ, НЕЕСТЕСТВЕННОЕ?

– Что ты имеешь в виду?

– Ну, например, я догадался обо всём ещё в детстве. Детям проще всё осознать, потому что они видят эффекты, но не знают, как объяснить их по причине отсутствия информации, которую они в силу своего возраста просто не успели получить. Например, я задавал, как и все дети, такие вопросы: почему небо голубое, а ночью темное, почему предметы падают сверху вниз и прочее, а когда я немного подрос, то вопросов задавал всё больше: почему люди ведут войны, зачем надо работать и особенно так много. Я, конечно, находил ответы на свои вопросы, но не считал их убедительными, я вообще ни во что не верил, ну, как можно поверить тому, что гравитация это взаимодействие между телами, в основе которых лежит масса тела, там ещё в учебнике формула прилагается, посмотрев ,на которые, никто ничего не поймёт, но, видимо, поверит, лишь только по той причине, что она непонятная ему, учёные всё доказали, но проверить ты не можешь, так как для этого нужно быть физиком-математиком.

– А что не так с гравитацией?

– В том, что нет ни какой гравитации, нет никакой массы тела, в том понятии, в каком мы себе это представляем.

– Но ведь предметы падают, а вода льётся из-под крана.

– Я, скорее, поверю в то, что это притяжение происходит из-за вращения земли, но ни как уж не от массы тела. – Отец Джеймса, сидя за столом, взял карандаш и поставил его вертикально, после чего достал из ящика маленький гироскоп, запустил его и поставил на кончик карандаша.

https://www.youtube.com/watch?v=WhHI_gqoYYg

– Вот видишь, что случилось с массой тела, но об этом не следует говорить, так как это противоречит теории относительности, где гравитация уже не просто какое-то притяжение, а искривление пространственно-временного континуума. Ха-ха-ха. Но только неважно, в чём истина. – Он пальцем сбил карандаш, отчего гироскоп стал крутиться у него на пальце. – Этот опыт тоже, не есть истина. Я хочу сказать, что есть явление, а это явление можно объяснить по-разному и под это написать даже законы физики. Есть явления, назовём их, чтобы тебе было понят – законы природы они первичны и не зависят от человека, а есть законы физики, химии и прочих наук, это вторичные законы, их создал человек. Ты понимаешь, что я говорю?

– Да, понимаю.

– Так вот, я продолжу рассказ о своём детстве, где я знакомился с законами природы и не больно-то уделял вниманию законам науки.

Однажды я увлёкся скачками, у моего отца были превосходные лошади, а мой дядя был неплохим жокеем, у него был один из лучших скакунов во всей Америке. Правда, лошадь сломала ногу, дядя сломал пару рёбер, а потом мы узнали, что помимо рёбер он поломал себе всю жизнь, поставив на тот забег всё, что у него было. Говоря, что я увлёкся скачками нужно понимать, что я увлёкся ставками на скачки. Нет, я, конечно, не ставил, меня прельщала идея выигрыша, и я стал считать. Да-да... я стал считать, просчитывать возможность выигрыша, основываясь на магии чисел, а не на качествах жеребца или жокея, случай с моим дядей показал, что это вовсе не главное. И я считал... считал очень много лет. Я ставил эксперименты, у меня были небольшие деньги, я шёл к мальчишкам меньше меня на пять лет и предлагал им возможность выигрыша путём угадывания цвета игральных карт. Они считали меня сумасшедшим, отдающим деньги за просто так, но деньги я отдавал не за просто так. Я всё записывал, всё просчитывал, менял комбинации. Однажды, я заплатим ребятам постарше, чтобы они избили другого только, потому, что мне было интересно, что покажут цифры после игры с избитым пареньком, который считал, что ему сегодня не повезло и наоборот, другому я подкинул кошелёк на улице, чтобы проверить, что покажут цифры в этом случаи. И цифры, Джеймс, говорили со мной, при разных вероятностях с учётом эмоционального фона игрока и других особенностей, цифры были разными, хотя должны быть с учётом погрешности одинаковыми, а это значит, я вывел формулу. Эта формула основывалась не на цифрах и вероятностях или благоприятном стечении обстоятельств, а совсем на других понятиях. Суть не в формуле, ей очень тяжело воспользоваться, а суть в том, что существует определённый алгоритм, от которого зависит событие. Говорю ещё раз, в нашей жизни во всём этом мире существует алгоритм, от которого зависит событие, понимаешь?

– Не уверен, что понимаю.

– У тебя бывало такое, что когда ты едешь с работы домой, и сильно торопишься, например, посмотреть долгожданный матч "Нью-Йорк Янки" – "Техас Рейнджерс", то останавливаешься, буквально, на каждом светофоре, в то время, когда спешить домой не нужно, то светофоры горят зелёным светом.

– У меня подобная ситуация происходит, как правило с лифтами.

– Я об этом и говорю, это, так называемые, законы подлости, есть даже поговорка "всё потерянное находится в последнем кармане". И вот тут ты мне ответь, Джеймс, какой вывод можно сделать из этого?

– Возможно, мозг отвлечён в моменты возбудимости и человек не может мыслить последовательно и так, как нужно.

– А причём тут запаздывающий лифт))) Джеймс, твоя проблема в том, что ты живёшь в рамках, и всему ты найдёшь объяснение подходящие под эти рамки, но откинь их, мысли не стандартно.

Джеймс задумчиво замолчал.

– А что если я скажу тебе, что всё так задумано изначально. – Сказал отец. – Что если это закон усложнения. Прими это как должное и теперь скажи, что из этого следует?

Джеймс собирался с мыслями, но понял, что у него не найдётся того ответа, который ждёт от него отец и вопросительно глянул на него.

– А следует из этого то, что мир живёт по своим сложным законам, которые состоят из математических формул и алгоритмов. Один из них алгоритм усложнения, в процессе изучения, которого получается вывод, что весь мир крутится вокруг тебя одного. – Отец улыбнулся. – если ты так сильно хочешь домой, но система усложнения включает на твоём пути красный свет, то получается, от твоего желания побыстрее попасть домой другие люди чаще проезжают на зелёный свет светофора и системе совершенно неважны их желания. – Он снова сделал паузу и ответил. – ПОТОМУ ЧТО ОНИ НЕ СУЩЕСТВУЮТ.

Джеймс ожидал услышать всё, что угодно, но только не это, от чего его выражение лица поменялось с напряжённо-задумчивого на ехидное.

Отец продолжил.

– Вернее, они существуют только одним мгновением, чтобы усложнить тебе жизнь, кто они, ведь ты их даже не знаешь. Но я скажу тебе больше, Джеймс, тебя тоже не существует в каком-то роде))).

– О... кто-то, похоже, перебрал бренди! – Вскричал Джеймс так, чтобы его голос был слышан в другой части дома. – Мама!!! Пора закрывать сервант на ключ, отец, определённо, увлекается алкоголем!

– Это тяжело осознать, но всё, что ты видишь это симуляция, мир не реален.

– Ага...

– По-твоему, где мы находимся?

– В Денвере, штат Элинойз.

– На какой планете?

– Земля))).

– А планета где?

– Э... в галактике.

– А галактика?

– Где-то в космосе, чёрт возьми.

– А космос?

– Так, наверное, можно продолжать бесконечно. – Раздражённо ответил Джеймс.

– Нет, почему же, мы закончили, космос находится только в твоем сознании, можно, конечно, задать вопрос, где находится твоё сознание, но мы до этого дойдём позже.

Так вот я продолжу свой рассказ о моих экспериментах в молодости, которые начались с математики вероятности, но как оказалось математика тут совсем не при чём. Я провёл очень серьёзную работу о закономерностях и стал писать свои результаты в газетах, начал с теории об удаче и неудачниках, к слову сказать, мои статьи обрели успех и популярность, на меня стали выходить издательства, газеты, журналы, я стал получать очень много писем от обычных людей, тема оказалась очень интересной. И я продолжал писать. Всё изменилось, когда я выпустил статью, где делал выводы о нереальности этого мира, эта статья как раз была моим апогеем всей работы, в ней я приводил, довольно, интересные примеры, если честно, то я ждал от этой статьи эффект разорвавшейся бомбы, но произошли совсем другие вещи. Статья вышла в нью-йоркской газете с тысячным тиражом, одним прекрасным утром я купил газету, но, к моему глубокому удивлению, статьи в ней не было. Я поспешил в редакцию готовый выплеснуть волю своего негодования, вошёл в офис менеджера, но вместо менеджера меня там ждали двое джентльменов, которые любезно предложили мне побеседовать с ними.

А для начала беседы заставили меня выпить загадочную жидкость и посоветовали сесть на диван, моя голова закружилась, мои глаза увидели приятный белый свет, а тело ощутило состояние полёта, словно я падаю в неведомую бездну. Не могу сказать, как долго я падал, но вдруг в один момент всё остановилось, ноги почувствовали опору, белый свет постепенно развеялся и я увидел, что я стою на ровной глади океана, а надо мной голубое небо, впереди меня были необъятные просторы и только одна бездонная даль со всех сторон. Со мной не разговаривал никакой голос, не выходил на встречу человек в образе Бога, я просто смотрел и понимал всё без слов. Сначала появилось солнце, как ты регулируешь яркость на телевизоре, точно также невидимая рука настраивала яркость. Солнце становилось то ярким, то тусклым. Затем появились облака, невидимая рука стала регулировать их плотность, от густых до чуть прозрачных, затем облака начали двигаться. Я стоял и смотрел в небо, а надо мной проносились, кружились облака всех видов, а потом солнце зашло за горизонт и стало абсолютно темно, но вскоре на небе появилась луна, она зажглась, словно лампочка в тёмной комнате. От неё пролился тусклый свет на небе, затем, он отразился от водной глади, и стало светло, как бывает светло в любое полнолуние. Дальше была настройка луны, настройка луны в движении, потом появились звёзды, динамика звёзд, динамика смены дня и ночи, и так я увидел создание нашего мира, от самого его начала до полного завершения, всё в мельчайших подробностях, это заняло очень много времени.

– А я могу это увидеть?

– Можешь, твоя кандидатура на избранного ещё не утверждена в полной мере, но это лишь формальность. Я говорю тебе об этом, чтобы подготовить тебя, но вскоре эти джентльмены придут за тобой и возможно, что следующий наш разговор состоится в других личностях, и мы не будем помнить друг друга, а если даже вспомним, то не будем чувствовать этой родственной теплоты, которая сейчас есть между нами.

– Меня куда-то заберут?

– На тебя будет возложена миссия, какая я не знаю, но, возможно, она будет в ином мире. Но даже если тебя оставят в этом мире, в котором мы сейчас находимся, то точно знаю, что этот мир покину я сам.

– Ты говоришь о смерти?

– Джеймс, мальчик мой..., теперь мы сами с тобой полубоги и понятие смерть для нас не существует. Когда мне показывали, как создавался наш мир, то происходило это в симуляционном редакторе. Тебе, конечно, тяжело понять то, что я тебе говорю, для тебя всё это выглядит как фантастика, в наших восьмидесятых годах компьютеры ещё далеки от совершенства, но вскоре они изменят мир.

Так вот, когда мне показывали, как создавался наш мир, то меня переместили в виртуальную реальность, и я видел создание мира, мы с тобой сейчас находимся точно в такой же симуляции, которую создали people Х.

– В смысле, people Х, кто это?

– Есть people Х, есть people Y (это мы с тобой) и есть people Z. Наша жизнь своего рода компьютерная игра, в игре каждому человеку даётся виртуальная личность, которой он играет, так вот. Игрок это people Х, виртуальная личность, которой он играет – это people Y, а когда в игре people Y создадут свою виртуальную реальность и начнут в неё играть, то созданные личности в новой виртуальной реальности это – people Z. Понял?

– Э.... нет, не понял.

– Получается, три виртуальные реальности первая реальность это Х, в ней находятся people Х, вторая Y в ней находятся people Y, третья реальность Z, в ней people Z.

– Ты сказал, что мы people Y, по-твоему, наша жизнь виртуальная игра, а мы с тобой вовсе не люди, и есть другие люди, которые нас придумали и управляют нами из другой реальности?

– Всё верно.)))

– То есть, ты хочешь сказать, что я фигура в тетрисе, которую крутит-вертит, какой-то игрок?

– Аха...хааааа... – Залился смехом отец. – Тетрис))). Мда... ну, что поделаешь... восьмидесятые.

Джеймс недоумённо смотрел на отца, не понимая причину, его неистового смеха.

– Но, а если серьёзно, мне, конечно, не просто объяснить это на примере тетриса, но если попытаться то, да... ты фигура, падающая в низ, но игрок тоже является этой фигурой, вся прелесть в том, чтобы игрок не осознавал, что находится в игре. Да, поначалу были виртуальные игры, где игроки осознано, управляли личностью, но только это быстро стало неинтересным. Вот, представь, тебе дали эту жизнь и ты понимаешь, что жизнь игра, что смерти нет, что ты будешь делать? Ну, поиграешь пару виртуальных лет и перестанешь так, как ты уже знаешь, что будет дальше, знаешь все ощущения. Но совсем другое дело, когда снова и снова проходишь, стадии взросления, снова и снова удивляешься одним и тем же вещам, снова и снова переживает острые моменты жизни, рождаешься и умираешь. А потом ты, наверняка, задумывался, как коротка наша жизнь, и когда умираешь, то всегда становится обидно, умирать не страшно, умирать обидно, обидно, что не удастся увидеть, что будет дальше, это словно ты смотришь фильм, такой очень хороший интересный фильм и вдруг его выключают на самом интересном месте. И вот там, на последних днях перед смертью ты всегда рассуждаешь, а вот как бы повернулась моя жизнь, если бы я на определённом отрезке жизни сделал бы другой выбор, выучился бы на другую специальность, выбрал бы другую работу, женился бы на другой девушке... И представь, каково удивление, когда ты после смерти возвращаешься в исходный мир и понимаешь, что это всё игра. В этот момент все удивлённо выпучивают глаза и произносят Wow... А потом, оправившись от эмоций, понимаешь, что тебя ждёт следующая жизнь, и ты уже представляешь, что ты от неё хочешь, ты уже знаешь, что нового хочешь попробовать, а что повторить и так происходит снова и снова.

– Ты говоришь, что ты уже умирал, ты, что уже жил в виртуальном мире?

– Да.

– Значит, мы people Y создали свою виртуальную реальность, где можно прожить виртуальную жизнь в теле people Z?

– Не совсем так, когда мы умрём, то мы окажемся в реальности Х, нами играем, а не мы играем, хотя виртуальность Z уже существует, но она пока, что в стадии разработки, но в тестовом режиме она, вполне, работает.

– Wow... как это возможно? Я до сих пор не понимаю.

– Мы создали суперкомпьютер вычислительные способности, которого позволяют создавать виртуальную реальность, всё очень просто.

– Но как вы его создали? Откуда у вас такие способности?

– Джеймс... Мы продукт people Х и всё что происходит в нашей жизни, всё происходит по их усмотрению. Поэтому, говоря, что мы построили суперкомпьютер, неправильно, это они позволили построить нам его, и даже помогли, передав нам соответствующие технологии.

Иллюзия развеялась, Инесса снова ощутила себя в своём теле, она открыла глаза и увидела перед собой облезлые стены ванной комнаты.

– На сегодня хватит. – Сказал невидимый голос Рамы. – Вода в ванной уже холодная, да и тебе пора отдохнуть.

ХХХ

Вода в ванной успела остыть, из вентиляции сквозило холодом, выйдя из воды, холод увеличился, Инесса, вся дрожа, искала полотенце или, что-то отдалённо похожее на полотенце, но ничего подходящего под рукой не оказалось, и она мокрая и голая добежала до спальни и, буквально, занырнула в кровать к Огурцову. За окном уже светило утреннее солнце, Рома лежал на кровати в той же позе как пять часов назад и даже не заметил её мокрого и холодного тела, Инесса как можно ближе прижалась к нему и вскоре заснула.

Через четыре часа она проснулась, от свистка кипящего чайника, она встала, надела первую попавшуюся футболку и пошла на кухню.

Огурцов сидел за столом и пил кефир, его лицо выражало задумчивую спокойность. Вошла Инесса, одетая в его футболку, футболка была сильно велика, и поэтому одно плечо вылезало из ворота.

– О... Привет, а тебе идёт моя футболка, особенно когда одно плечо вылезает из ворота. Надо будет запечатлеть этот вид на бумаге. – Сказал Рома.

– У тебя есть томатный сок?

– Посмотри в холодильнике.

Она открыла холодильник, но на белых полках лежало одно большое – ничего.

– Ты издеваешься!

– Давай стакан, я тебе кефирчика налью.

Чистых стаканов не оказалась, все стаканы лежали в мойке, но что примечательно, в мойке были только стаканы, никаких тарелок, ложек, вилок в ней не было.

– Ты что, дома ничего не ешь?

– Нет. Пью молоко, кефир, иногда с печенками, иногда бананы покупаю, обедаю в столовой или у мамы.

– Мда...

– Ты посмотри, как ты живёшь, Рома, у тебя в ванной нет полотенца, твоя кровать похожа на свитое гнездо, одежда разбросана по всей квартире, не ешь ничего, не занимаешься спортом, у тебя полудохлый вид, синяки под глазами. Я допускаю, что тебя всё устраивает и тебе так нравится, но жизнь это не только твои картины и эти стены убогой квартиры. Так жить нельзя, нужно стремиться к лучшему и любить себя.

Рома ничего не отвечал, они сидели в тишине, и пили кефир, каждый, думая о своём.

– Мне пора, у меня спа в одиннадцать, спишемся, свидимся.

– Хорошо.

Инесса оделась и, словно бабочка выпорхнула на белый свет, Рома взглядом из окна проследил, как она такая лёгкая как пушинка прошла по двору и села в припаркованный Evoque.

Оставшись один, Рома пошёл в ванну, контрастный душ всегда спасал его от мученических воздействий похмельного синдрома, струи воды массировали голову, мышцы расслаблялись, а узкие стены прекрасно отражали звук. Один местный мудрец (живущий по соседству, в сорок седьмой квартире) научил его антипохмельной мантре, которую Рома запомнил и читал её хриплым голосом как шаман на капище, прекрасная акустика ванной комнаты придавала мантре особый мистический звук. Через полчаса этой процедуры мантра уже читалась неосознанно. Он не чувствовал, что на него льётся вода, он не осознавал, что произносит слова, он ощущал себя в другой реальности, это состояние изменённого сознания достигалось только в похмельном состоянии, хотя он много раз пробовал повторить это в трезвом рассудке, но достичь нужного результата не получалось.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю