290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Диконсценция(СИ) » Текст книги (страница 1)
Диконсценция(СИ)
  • Текст добавлен: 9 декабря 2019, 11:30

Текст книги "Диконсценция(СИ)"


Автор книги: Павел Мурзин






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 22 страниц)

Павел Щербаков, роман «Диконсценция».

Часть первая «Инесса».

ХХХ

Самолёт заходил на посадку в аэропорту имени Джона Кеннеди города Нью-Йорка, Инесса провела полёт в бизнес классе, поэтому хорошо выспалась за время трансатлантического перелёта. Вот шасси дотронулись до посадочной полосы и самолёт уже не парил, а уверенно ехал по взлётной полосе. Только сейчас, она словно пробудилась от долгого сна и с долей страха задумалась о том, что же будет дальше в этой чужой для неё стране.

Аэропорт имени Кеннеди славится своей службой безопасности, которая может докопаться до человека без какой либо причины и также без причины может отправить его обратно, от куда этот человек прилетел. Работники службы безопасности могут вывернуть всю душу человека и заглянуть прямо в задницу, лишь только по тому, что прибывший человек косо взглянул на служащего, не понравился внешне и уж не дай бог, позволил какую либо дерзость. Весь процесс досмотра походил на обыск в гестапо, по залу даже ходил человек с немецкой овчаркой и складывалось такое ощущение, что прибывшие пассажиры выйдя из здания аэропорта попадут не в свободную страну, а угодят прямо за решётку концлагеря.

Зная все эти обстоятельства, Инесса сильно нервничала, а когда она вспомнила, что у неё в сумочке лежит портсигар с тысячей доз LSD, то лёгкое волнение превратилось в панический страх. Это там, в Рейкьявике она прошла паспортный контроль даже не вспомнив об опасном грузе, потому что находилась под сильным впечатлением той переломной для неё ночи в отеле "Голубой Лагуны". Но сейчас, когда эмоции утихли, а сон за время перелёта успокоил её мысли, она обливаясь потом, стояла в очереди перед рамкой металлоискателя и наблюдала, как сотрудницы безопасности аэропорта выполняли свою работу.

Две женщины одетые в строгую униформу задавали вопросы практически к каждому прибывшему человеку, их руки одетые в белые перчатки, женщины беспардонно открывали сумки людей и нагло разглядывали личные вещи прямо на глазах у всех.

Очередь Инессы подходила всё ближе и ближе, и вот она уже слышала как женщина "надзиратель" задавала вопросы впереди стоящему человеку, Инесса вслушалась в их разговор и поняла, что она вообще не понимает о чём они разговаривают, потому что уровень английского языка у Инессы был далеко не на высоте и от этого ей стало ещё страшнее. Конечно, тот факт, что гражданка с паспортом Соединённых Штатов не знает английского, вызовет подозрение, её пристально обыщут и конечно же найдут портсигар наполненный наркотой и тогда, вся эта история закончится очень плохо. Инессе даже не поможет рассказанная правда о там, кто она такая и как оказалась в США с тысячей доз наркотиков, в любом случае её ждёт либо тюрьма, либо психиатрическая больница.

Инесса открыла первую страницу паспорта и увидела свою новую фамилию, отныне её звали Инессой Дрейк.

"Хорошо хоть имя осталось прежним". – Подумала Инесса.

Вот настал тот момент, когда её маленькая, лежащая на подносе сумочка полная наркотиков, заехала в камеру рентгена, Инесса уже мысленно прощалась с свободой, как женщина проверяющая на мониторе содержимое вещей, в этот момент отвернулась и что-то весёлое сказала женщине "надзирателю" стоявшей у рамки металлоискателя, после чего они обе рассмеялись и стали обмениваться короткими фразами, суть которых Инесса не уловила и даже не пыталась уловить. Инесса воспользовавшись удачным моментом собрала все свои силы, и изобразив радушную улыбку на своём лице, смело прошла вперед миновав все средства досмотра. Поднос с её сумочкой плавно выехал из камеры рентгена, и она повесив сумку на плечо, неспешным шагом направилась к выходу из аэропорта.

Она прошла в зону выхода, где находились встречающие приезжих люди, некоторые встречающие держали в руках таблички с именами и названиями компаний. У Инессы промелькнула надежна на то, что возможно, кто-то из этой толпы подойдёт к ней и уведёт в безопасное место, а после расскажет что делать дальше, но постояв у выхода пару минут, к ней никто не подошёл, она прочитала названия всех табличек, но не в одной не было знакомых ей имён и названий.

Инесса совершенно не понимая что ей делать дальше, вышла из терминала аэропорта и только там, на улице почувствовала облегчение от того, что все препятствия сулящие ей проблемы с полицией пройдены. Она подошла к банкомату и вставила банковскую карточку, которую ей передал Рама, баланс карты показывал сумму с семью нулями, увидев эти цифры, её страхи сами собой стихли и даже улучшилось настроение. Инесса обналичила тысячу баксов купюрами разного достоинства и отправилась на парковку.

На парковке чернокожий таксист предлагал свои услуги, и она не спрашивая цену, села в его машину.

– Куда едем мэм?

На что Инесса на ломанном английском сказала, что ей нужен любой приличный отель на Манхеттене. Таксист стал очень много говорить ей в ответ, но она его не понимала, он говорил очень быстро и даже те английские слова, которые ей были знакомы, он произносил на американском, глотая и сокращая слога, поэтому ей было совсем не ясно, что он от неё хочет.

Инесса достала из сумочки двести долларов.

– Ай нид грейт хотол ин Манхеттен, I don't have a booked room, I need a hotel that has a spare room now. Андестенд? – И протянула ему двести баксов. – Is that enough?

– Yes. – Ответил таксист и стал что-то листать в своём iPhone. – "The Manhattan at Times Square".

– Окей, а как называется отель?

– The Manhattan at Times Square.

– Название отеля?

– The Manhattan at Times Square. – Ещё раз ответил таксист поглядев на неё как на дуру, а она посмотрела на него как на дурака, потому что думала, что он говорит ей адрес, а не название отеля, хотя отель так и назывался "The Manhattan at Times Square".

https://yandex.ru/images/search?text="The%20Manhattan%20at%20Times%20Square".

Этот отель находится на 7th Avenue в центре Манхеттена, в трёхстах метрах от площади Таймс-Сквер. Таксист остановил своё авто у отеля, вышел из машины и почтенно открыл ей дверь, затем кивком головы указал на вход, Инесса прочла название и ей стало неудобно за свою глупость.

На ресепшене, красивый паренёк улыбался такой широкой улыбкой, что можно было пересчитать все его тридцать три зуба.

– Вы говорите по-русски? – Спросила Инесса.

– Ван минет. – Ответил метрдотель и позвонил по телефону, после чего к ресепшену подошёл русскоязычный консьерж.

– Чем могу вам помочь?

– Мне нужно остановиться на семь дней, номер люкс, если можно.

Люкс был занят, но ей предоставили неплохой номер на пятнадцатом этаже, с гостиной зоной, кабинетом и превосходным видом, а на нижнем этаже располагался фитнес-центр и бизнес-центр, что Инессу не могло не радовать.

– Вас всё устраивает, могу я вам ещё чем-нибудь помочь? – Спросил консьерж стоя в дверях её номера.

– Всё очень хорошо. Тебя как зовут?

– Слован.

– Поляк?

– Да, мои родители хорошо знают русский, поэтому я сам немного говорю на вашем языке.

– Слован, скажи пожалуйста, где я могу найти банк с банковскими ячейками, и где могу купить телефон с сим картой?

– Такой банк находится совсем рядом, давайте я вам покажу, его видно из окна. – Консьерж подошёл к окну и указал на здание банка и здание, где можно приобрести мобильный телефон.

– Окей, спасибо. И вот что ещё. – Инесса села на кровать и слегка припрыгнула на ней. – Мне нужна хорошая одежда, парфюм и украшения, посоветуй место, где я смогу всё это купить, я впервые в Нью-Йорке, и так получилось что потеряла телефон, поэтому совсем не знаю, что где искать.

Слован недоверчиво взглянул на Инессу.

– Такие магазины вы найдете тут, рядом с отелем, но я бы вам посоветовал взять такси и поехать в верхнюю часть Нью-Йорка – Upper East Side.

– Спасибо. – Инесса дала юноше сто баксов, от чего тот аж засветился от счастья.

– Если у вас будут ещё вопросы или вам что-то будет нужно, то обращайтесь ко мне, в любое время дня и ночи. – Суетливо проговорил обрадованный консьерж.

Инесса приняла душ, после чего вышла из отеля и отправилась в банк.

В ее голове созрел следующий план действий: самое главное, нужно найти постоянное жильё, снять или купить приличную квартиру; приобрести средства связи с выходом в интернет (телефон, ноутбук); пополнить гардероб; просто осмотреться и по возможности завести знакомства.

В банке Инесса арендовала ячейку, в которую положила свой портсигар, проводить эксперименты со своим сознанием она решила в стенах собственной квартиры, а ходить по Нью-Йорку с тысячей доз наркотиков ей показалось не лучшей идеей.

Инесса вышла на улицу и огляделась. Вот он Манхеттен, место о котором она так много слышала, где всегда мечтала побывать, и теперь её мечта сбылась, правда встреча с Нью-Йорком ей представлялась иначе, нежели получилось на самом деле.

На улице мартовское солнце приятно обдувало теплом, но как только солнце заходило за тучи, появлялся неприятный холодок, температура колебалась от +5 до +15, шёл коротко-временный дождь, на асфальте имелись небольшие лужицы, в которых отражались махины небоскрёбов.

Гуляя по Манхеттену, она дошла до знаменитой площади Таймс-Сквер, купила себе iPhone и сделала селфи на фоне здания Nasdaq, после чего пошла как можно дальше от этого места, потому что там было крайне неприятно находиться из-за огромного скопления народу, кругом ходили туристы с разных концов света, какие-то нелепые фрики пытающиеся подзаработать на этой толпе, бомжи всех мастей, а ещё там было очено очень грязно.

Она села в такси и поехала в верхнюю часть Нью-Йорка, границами Upper East Side являются Пятьдесят девятая и Девяносто шестая улицы, а также Центральный парк и Ист-Ривер. Этот район считается особенно элитным, там очень дорогая недвижимость, там всё красиво и изыскано, и конечно же там большое количество бутиков и фирменных магазинов всемирных марок, в которых Инесса сможет найти всё что захочет её женское сердце.

Кругом мелькали витрины магазинов, в которых красовалась одежда самых известных модельеров, знаменитые лэйблы, мировые марки. Её многое пугало в этом неизвестном мегаполисе, но когда дело дошло до шопинга, то тут она почувствовала себя как рыба в воде. Покупок было так много, что Инесса сразу оформляла доставку прямо в отель, одних только пар обуви она купила более десяти штук, а одежду купила на все случаи жизни.

С того момента, как она приехала на Upper East Side прошло уже семь часов, был поздний вечер и Нью-Йорк загорелся миллиардами огней, но не смотря на вечер, людей на улицах не стало меньше. Инесса не чувствовала усталости, в своём новом теле у неё было огромное количество сил и энергии, единственное, что ей сейчас хотелось, так это поесть, она весь день ничего не ела, а запахи уличной еды сводили с ума, от чего в животе появилось тихое урчание.

Она шла в поисках приличного заведения обходя всякого рода МакДональдцы и вдруг увидела знакомое Shake Shack, Инесса бывала в этом заведении в ещё в Мокве, на Арбате, и ей приятно запомнился этот ресторан, хотя рестораном это заведении назвать было сложно, точнее Shake Shack это цивильный МакДональдс, с более крутыми бюргерами и более приятной обстановкой. Особая гордость заведения заключалась в том, что в бюргерах используется настоящее качественное мясо – элитная говядина породы ангус.

Инесса с удовольствием насладилась бюргером, запевая его вкусным молочным коктейлем, подобная пища ей была не свойственна, но тут в Нью-Йорке, она просто не знала других заведений и не представляла как в них нужно вести, а попавшаяся забегаловка вроде Шейк Шака, показалась ей в пору.

После ресторана нью-юйркское жёлтое такси отвезло её в отель, где её ждала гора покупок.

Так закончился её первый день в Нью-Йорке.

Уже лёжа в кровати, она открыла новенький Macbook и принялась печатать в текстовом редакторе.

Не знаю для чего и для кого я пишу эти строки. Хотя я сейчас немного подумала и поняла, я пишу эти строки для себя, потому что мне хочется поговорить с кем-то, но рядом нет никого, кому можно открыть душу. Конечно есть соблазн войти в социальные сети и обсудить всё с какой-нибудь подругой, всё то, что со мной произошло, но это бессмысленно, мне придётся рассказать о таких вещах, в которые невозможно поверить. Какое-то необъяснимое чувство подсказывает, что мне не стоит выходить на связь с близкими и знакомыми, во всяком случае в ближайшее время.

Сейчас я лежу на кровати и вспоминаю последние два дня своей жизни, и мне всё это кажется каким-то сном: встреча с Рамой в Исландии, труп собственного тела, перелёт на другой континент, Нью-Йорк, отель, шопинг в лучших бутиках мира. Что это? А самое непонятное и даже страшное – что будет дальше.

Только сейчас, я по-настоящему понимаю наш последний разговор с Рамой, он сказал, что теперь меня ждёт новая жизнь, что новая жизнь это переход на следующий этап. Что это за этап? Так много вопросов, но рядом со мной нет того, кто мог бы на них ответить, это не какая-то приятная интрига, это неведенье пугает меня.

Непонятно что стало с моей старой жизнью, там в России у мня мои друзья и знакомые, бизнес, дом с кошкой в конце концов. Рама сказал, что я должна оставить всё это в прошлом. Но это невозможно, я никогда не брошу своих близких. Не знаю что будет дальше, но эту неделю я буду ждать знака от Рамы и если ничего не произойдет, то я выйду на контакт со своими близкими, сейчас они думают что я на отдыхе в Исландии, но через неделю отпуск должен закончиться, и моя дочь будет беспокоиться если я не позвоню ей. Но я не позвоню ей, а приеду к ней прямо домой, сделаю сюрприз, она живёт здесь в Америке на восточном побережье, правда я не знаю её точного адреса, но думаю, что узнать её адрес будет не сложно.

Что касается проведённого дня в Америке, в городе Нью-Йорк, то у меня смешанные чувства, здесь все улыбаются, конечно эти улыбки надутые, но с другой стороны, лучше фальшивые улыбки, чем откровенное хамство которое у нас в России встречается повсеместно, я и сама такая, когда у меня плохое настроение, то лучше не попадаться ко мне под руку. Похоже что хамство у нас в крови, на генном уровне, многие оправдывают хамское поведение тяжёлой жизнью в России, но моя жизнь никогда не была сложной, я жила в комфортных условиях, но мой характер точно такой же, как у всех россиян.

Улыбки американцев это конечно хорошо и приятно, но в целом первое впечатление от Америки у меня противоречивое. Я впервые в Нью-Йорке и представляла этот город совсем другим, а на деле я увидела горы мусора, толпы бомжей и запущенность, по сравнению с большими городами Европы, Нью-Йорк сильно уступает в этом плане. Когда я ехала в такси, в удалении от центра, то у меня складывалось впечатление, что я нахожусь в стране третьего мира. Впечатление и вправду противоречивое, здесь ощущается дух деловой и финансовой активности, местами здесь пафосно и дорого, но в тоже время присутствует ощущение некой провинциальности. На улицах очень много чёрных, неожиданно много, мне кажется что черных в этом городе большинство, уже ближе к вечеру на Upper East Side мне попадались компании чернокожей молодёжи, их вид не внушал ничего хорошего, они очень громко разговаривали, и я даже слышала пару фраз брошенных в мой адрес, боюсь представить, что творится на улицах менее престижных районов города, не удивлюсь, что там стреляют и убивают прямо среди белого дня.

Я живу на Манхэттене. Мне сразу вспомнилась песня – «Она хотела бы жить на Манхэттене и с Деми Мур делится секретами», пожалуй Млнхэттен это одно из самых последних мест на земле, где бы я хотела жить, я не знаю как будет дальше, но не могу сказат, что мне здесь нравится, возможно просто я не привыкла к жизни в больших городах. С другой стороны я всего лишь увидела улицы Нью-Йорка, а с внутренним миром этого города мне ещё предстоит познакомиться, познакомиться с людьми, уверена что здесь много интересных, незаурядных людей, но для коммуникации требуется знание английского языка с которым у меня проблемы, конечно я могу общаться самыми простыми фразами, только когда я слышу разговор американцев на улице или когда мне в магазине консультант начинает объяснять что-то, то я совершенно их не понимаю, поэтому без хорошей языковой базы мне никогда не будет уютно в этой стране.

                                                        NY 3.03.17

ХХХ

Темно и холодно, если взглянуть на небо, то можно увидеть серую, сырую ночь, но если хорошенько присмотреться, то это вовсе не небо, а большой каменный свод, под которым тысячи людей стояли в очереди у проходной завода. Бледные лица людей не излучали счастья, напротив, в этих лицах читалась боль страданий и безграничная пустота, люди словно мертвецы безмолвно шагали в перед, а впереди их ждала тяжелая физическая работа. Мужчины были одеты в рваные шапки-ушанки и черные потертые ватники, женщины мало чем отличались от мужчин в одежде, за исключением косынок на голове, вместо шапок. Бородатые мужики и грязнолицые женщины, не выдавали своего возраста, все они были похожи на одну серую, однотипную массу, воняющую потом и дымом.

Вы, читатель, не подумайте что я описал заключенных ГУЛАГа в Советской России, неких таких любимцев Солженицына, нет, это не Россия, а действие происходит совершенно в другом времени и пространстве.

В толпе этой огромной очереди, у проходной завода, так же как все, опустив свою голову, шёл молодой человек. Мне хочется сказать шел молодой человек по имени..., да вот только имени у него не было. У него не было имен даже не потому, что у него не было мамы (рождён этот человек искусственным способом), у него не было имени потому, что оно ему ненужно, в том обществе где он родился и вырос, люди вообще не общаются друг с другом, не рассказывают друг другу истории, не ведут дискуссии, здесь это совершенно ненужно, все свое время люди либо работают, любо спят, а общаются только с "системой" и то, по сугубо организационным вопросам. Но все же, что-то на подобное имени у этого человека было, в этом месте он значился как рабочий под индификационным номером 3Cbq7aT1tY8kMxWLbitaG7yT6bPbKChq64, мы же, превратим эту длинную строчку цифр и букв в имя и фамилию, пускай его будут звать Шестьдесят Четвёртый, как две последние цифры в его коде.

Шестьдесят Четвертый пересек рамку проходной завода и посмотрел на свою руку, как если бы мы посмотрели на часы, но часов на его руке не было. На грязной коже руки, красным светом загорелся номер С8, Шестьдесят Четвёртый окинул взглядом большое помещение, его взгляд быстро нашел табличку с номером С8, под которой находился эскалатор уносящий рабочих куда-то вниз. Таких эскалаторов в зале было много: 10 под литерой А, 12 под литерой В и 8 под литерой С. Люди проходили через рамки проходной, после чего распределялись на определенный вид работ, сегодня Шестьдесят Четвертому достался сектор С8.

Местом, где работали эти на первый взгляд несчастные люди, было безжизненной планетой XQ17/18, относительно небольших размеров, люди прибыли на неё с целью добычи полезных ископаемых. Они подобно червям, въедались в спелое яблоко планеты и пожирали его изнутри.

Рабочие из года в год, углубились в недра планеты и прямо там, под тысячами километров от поверхности, строили заводы, заводы, заводы.

На одном из таких заводов работал Шестьдесят Четвёртый, сегодня он был рад, что система отправила его в сектор С8, а не как вчера в сектор В2, где находился сталелитейный цех, в секторе С8 ведутся работы по углублению до пласта железной руды, поэтому, ему скорей всего предстоит поработать электромонтажником при установке оборудования в туннелях, работа простая, время до перерыва пролетит незаметно.

Может показаться абсурдным тот факт, что столь высокоразвитое общество способное путешествовать от одной планеты до другой, будет использовать примитивный труд, где люди как миллионы лет назад в шапках-ушанках, взявшись за лопаты грузили уголь в вагонетки, но без этого оказалось ни как, невозможно послать армию роботов с одной планеты на другую, вернее это не целесообразно с экономической точки зрения, а вот послать пару тысяч людей и там, уже на месте расплодить их на пару миллионов, это гораздо эффективнее и дешевле. Там на месте, родившиеся люди создадут роботов, только перед этим им нужно выплавить миллиарды тон металла и залить миллиарды кубов бетона.

Шестьдесят Четвёртый, не смотря на его удручающий вид, был неимоверно счастлив, что ему удалось попасть в это замечательное место, то, что он оказался на этой планете, было большой удачей, потому что он обладал в этом месте особенным статусом и отличался от большинства людей. Все дело в том, что Шестьдесят Четвёртый, не был рожден на этой планете, а прибыл с другой планеты, там где он родился, на небе светило солнце, в реках текла чистая вода, а работа которую нужно было выполнять, заключалась в нажатии кнопок за пультом управления, но он с радостью променял то райское место, на тесные и сырые ущелья дальней планеты, где люди никогда не видят солнечного света. Променять белоснежную рубашку на грязную фуфайку, пульт управления на кирку, и при этом быть счастливым человеком, явление мягко сказать противоречивое, но всё дело в том, что Шестьдесят Четвертому, как и всем другим, совершенно наплевать на солнце, воду, чистоту или грязь, им это все не важно, а важно им только то, как дорого стоит их рабочее время.

Здесь, на безжизненной планете, где ещё совсем мало робототехники, рабочее время ценилось очень дорого, а работы было так много, что её хватит на не одну тысячу человеческих лет. Здесь индустриализация, тяжелый труд, и этот труд очень хорошо оплачивается.

Шестьдесят Четвертый попал в состав экспансии и стал получать плату за труд в десять раз больше, чем на "солнечной планете", людям родившимся уже тут, повезло немного меньше, выполняя такой же труд, как Шестьдесят Четвертый, они получали всего в три раза больше чем на "солнечной планете", но и эта плата считалась очень хорошей.

Шестьдесят Четвёртый был прав, сегодня ему предстояло тянуть пучки электрических кабелей в сырых туннелях уходящих в чёрную даль подземелья. Его бригада в семь человек села в вагонетку и поехала вперед, оставляя за собой разматывающийся кабель, проехав примерно километр, вагонетка остановилась, рабочие быстро спрыгнули на каменный пол и принялись монтировать железные шкафы к стенам туннеля. Не говоря ни слова друг дргу, бригада работала слажено и быстро, один бурил отверстия в стене, другой вешал железный шкаф и закручивал гайки, третий работал сварочным аппаратом. Каждый знал что ему нужно делать и делал свою работу быстро и аккуратно, за выполнение дневного плана, бригаде полагалась премия, а вот за серьёзное отставание от графика, либо за дисциплинарные проступки бригада могла лишиться установленного "системой" заработка, от чего все старались работать на приделе своих сил.

Прошло чуть больше двух часов, как бригада Шестьдесят Четвертого закончила работу на четвертом километре, раздался долгожданный сигнал на перерыв, такие перерывы происходили примерно каждые два часа, если выполняемая работа не требовала остановки.

Рабочие предвкушая минуты предстоящего счастья оживлялись, а на их лицах даже появлялись улыбки.

Всё так же, в полной тишине, семь человек сняли с себя не большие рюкзаки, сели кто на пол, кто на вагонетку, стараясь максимально комфортно устроиться на минуты отдыха. В рюкзаке у каждого человека находился термос, в котором была питательная жидкость служившая им завтраком, обедом и ужином. Им следовало выпить десять глотков, на что отводилось пол минуты времени, но как правило, люди жадно выпивали положенную норму и засучив раков левой руки, впивались взглядом в своё запястье, на котором должна высветиться цифра вознаграждения.

Пол минуты отводимые на прием пищи тянулись словно вечность, каждый застыл в предвкушении ожидаемой цифры, хотя абсолютно точно знал, каким будет его вознаграждение, правда иногда цифра могла незначительно колебаться, плюс – минус в пару позиций, всё зависело от качества работы, за перевыполнение плана полагалась небольшая премия, а если случались непредвиденные поломки или заминки в работе, то следовал вычет.

Такой технический перерыв на отдых назывался "диконсценция" и занимал как правило пятнадцать минут, в некоторых случаях диконсценция могла длиться часами, сутками, годами.

Шестьдесят Четвертый, как все присутствующие смотрел на бледную руку запястья, в голове его крутилось:

"Вот-вот... уже сейчас, сейчас она зажжется".

На его руке зажглась зелёная цифра "10 yers", а на руках его коллег скромно светились зелёные 3 eyrs, один из рабочих заметив десятку на руке Шестьдесят Четвертого, завистливым взглядом посмотрел на него, словно увидел перед собой что-то невероятное.

Получив своё вознаграждение, каждый поспешил использовать его, семеро рабочих застыв на своих местах потеряли сознание, но прошло пятнадцать минут и они, как ни в чём не бывало, дружно встали с пола, сели в вагонетку и отправились на пятый километр, работать, работать, работать, зарабатывать свои кровные три, пять, десять лет "диконсценции".

ХХХ

За неделю жизни в Нью-Йорке, Инесса обзавелась всем необходимым: выбрала уютную квартиру на двадцатом этаже, из окна которой, открывается безумно красивый вид на город, наняла себе репетитора по "американскому" языку, арендовала Мерседес S класса.

Утром она посещала спортзал в своего отеля, после чего принимала душ и шла завтракать, затем отправлялась в салон красоты, в котором не нуждалась, но привычка ходить по подобным салонам, осталась с прошлой жизни, хотя с другой стороны всегда приятно видеть девушку с красивыми ноготочками и модной причёской. После обеда к ней приходил репетитор (пожилая женщина мигрирующая в США из России ещё вначале девяностых) и посвящала в тонкости лингвистических нюансов. После занятий эта женщина рассказывала о своей не лёгкой судьбе и расспрашивала как сейчас живётся в России, по всему видно что женщина тоскует о своей родине. Оказывается далеко не все мигранты живут счастливо в США, большинство, точно так же выживают, как выживают пожилые люди в России.

Инесса за пять дней обучения, уже бегло разговаривала на английском языке, она заметила, что фразы и слова запоминаются очень легко, по началу такая способность удивляла её, но потом она вспомнила разговор с Рамой, где тот говорил ей о том, что у неё "body" самой последней модели, по всей видимости новый мозг работал гораздо лучше старого.

До самого вечера Инесса сидела за книгой и приводила её на русский, что бы пополнить словарный запас. В первый день она переводила каждое второе слово в предложении, на второй день в каждом абзаце ей попадалось пара незнакомых слов, а на третий день, пара незнакомых слов встречалась ей уже в лучшем случае на двух-трёх страницах. Учитывая такие способности в изучении языков, у Инессы в планах было выучить ещё пару языков для общего развития, особенно ей нравился французский.

Обычно по вечерам, когда перевод книги утомлял её, она шла ужинать в ресторан отеля, а после садилась за руль своего Мерседеса и ехала в какой-нибудь Нью-Йоркский музей, которых в этом городе было великое множество. Там на музейных выставках, она заводила знакомства, обладая невероятной красотой и юностью, она с лёгкостью знакомилась с мужчинами и уже за неделю пребывания в Нью-Йорке, у неё была целая армия поклонников, каждый день консьерж приносил в её номер охапки цветов, в которых обязательно находилась открытка с приглашением на ужин. Жизнь в Нью-Йорке начинала нравится всё больше и больше.

Сегодня саудовский принц прислал мне цветы и подарок. Я называю его саудовским принцем потому, что он ходит в такой пижаме как саудовские принцы, а принц он или не принц я не знаю))), может он вообще король))). Когда я открыла его подарок, то там оказалось колье, если камни в нём настоящие, то такая погремушка стоит целого состояния. Не люблю когда меня пытаются подкупить, конечно он во мне видит неопытную девочку, но я то прекрасно знаю, что может стоять за таким подарком в случае если я его приму.

                                                       6.03.2017 NY

Ну вот... Мои мечты разрушены, принц оказался не принцем, а работником МИДа Катара. Сегодня от него приходила женщина что бы забрать подарок, но прежде чем забрать колье, она мне рассказала от чего я отказываюсь. Она предложила своего рода контракт, подписав который я становилась бы женой «моего принца». Я спросила сколько у него уже жён и получила ответ что десять))). В знак серьёзности намерений, он дарит это колье, которое стоит по меньшей мере миллионы долларов. Перспектива быть одиннадцатой женой человека с длинной фамилией, которую я даже не сочла нужным запомнить, меня не прельщала, хотя допускаю, что на моем месте мечтают оказаться многие девчонки. Вот так всегда бывает, когда одному очень сильно хочется, то другому это ненужно, ведь этот «принц» сделал предложение на миллионы долларов той единственной, которая ему откажет. Пускай конечно не единственной))), но думаю что из тысячи, 999 женщин на моём месте, приняли бы его предложение, но ведь он из тысячи нашёл именно ту 1.

P . S . Жалко что я узнала, что он не принц, обидно даже))).

                                                       7.03.2017 NY

Сегодня консьерж Слован рассказал мне по секрету, что в отель приходили люди и интересовались мною. На вопрос, кто были эти люди, он мне ответил, что они представились частными детективами. В частности они спрашивали с какой целью я нахожусь в Нью-Йорке, каков род моей деятельности и получаю ли я деловую корреспонденцию, на что служащий отеля послал их куда подальше, но потом они приходили снова и разговаривали в кабинете за закрытыми дверями, Слован склоняется, что второй раз они пришли что бы дать денег за информацию и скорей всего они её получили.

Видимо это дело рук моих поклонников. По сути мне нечего бояться, но что-то мне подсказывает, что нужно избегать излишнего внимания. Но я ведь ничего не делаю, стою на выставке, смотрю на картину, как ко мне обязательно кто-нибудь подойдёт и начнёт подкатывать, а я не могу не разговаривать с ними, мне тут всё интересно. Я только сегодня узнала, что в Америке взаимоотношения между мужчиной и женщиной совсем не такие как в России, здесь нужно сразу ставить рамки дозволенного, но если я общаюсь с мужчинами, смеюсь, улыбаюсь и не говорю, что у меня есть бой френд с первых минут разговора, то это обозначает что я даю зелёный свет.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю