290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Под солнцем Подземелья (СИ) » Текст книги (страница 8)
Под солнцем Подземелья (СИ)
  • Текст добавлен: 7 декабря 2019, 17:00

Текст книги "Под солнцем Подземелья (СИ)"


Автор книги: Ольга Кузьмина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 13 страниц)

Герберт вовремя заткнул уши. Замок сотряс многоголосый вопль, а затем наступила полная тишина. Гоблины поторопились исчезнуть, пока король не передумал.

– Теперь ты, mon cheri, – Джарет поманил притаившегося у двери Герберта. – В эту ночь из своей комнаты не выходишь. Посмеешь ослушаться, превращу на месяц в сухое дерево, ясно?

– Да, ваше величество, – Герберт решил, что почтительность лишней не будет и склонился в изящном поклоне.

– Всё, иди.

Герберт украдкой бросил взгляд на Джарета. Тот полулежал на троне, закрыв глаза. Герберту показалось, что король гоблинов очень устал. Чем же он всё-таки занимается? Зачем пожелал остаться один в Лабиринте? Герберт был не на шутку заинтригован. В своей комнате он потихоньку открыл окно. Ведь насчет окна запрета не было, верно? Сел на подоконник, напряженно прислушиваясь к тишине. Тяжелая, колдовская ночь наползала на Подземелье. Герберту стало не по себе. Вдруг пересохло горло, и заболела голова, как в детстве, когда он простужался. Герберт затосковал, сам не понимая, о чем. Или о ком? И вдруг он почувствовал зов. Голос, который Герберт уже не ожидал больше услышать, но противиться которому был не в силах. Вся кровь в нем отзывалась на этот зов.

– Я не хочу! – Герберт вцепился когтями в подоконник. – Мне нельзя! И Лабиринт меня не выпустит!

Но зов усилился. Герберт всхлипнул и вылетел в окно. На середине пути над Лабиринтом его закрутил воздушный водоворот. А потом он оказался за внешними стенами. Это было несправедливо! Ну почему его выпустили именно сейчас, когда он сам хотел остаться взаперти?! Ну и ладно, вам же хуже. Герберт перевел дыхание и полетел в сторону пустошей, уже не пытаясь противиться зову.

Граф фон Кролок ждал его на небольшом холме, у засохшего дерева с перекрученными ветками.

– Здравствуй, Герберт, – он улыбнулся. – Наконец-то мы снова встретились, сын мой. Почему ты молчишь? Не рад меня видеть?

– Зачем ты меня звал? – Герберт с трудом справился с голосом. Горло пересохло так, что слова причиняли боль.

– Я хочу тебя спасти. Освободить от этой унизительной зависимости от короля гоблинов. Мы вернемся в Верхний мир, Герберт. И не в Трансильванию, о нет. Зачем нам это медвежье захолустье? Пора выходить в свет, мой мальчик. Мы будем жить в Берлине. Чем крупнее город, тем легче в нем охотиться. И больше никакой скуки. Только представь себе, что нас ожидает. Ночная жизнь столицы – театры, казино, рестораны… Этот город станет нашей устрицей. Смотри, – граф достал из кармана кафтана пухлый конверт с бумагами и связку ключей. – Это документы на владение виллой в пригороде Берлина. Мы можем оказаться там уже этой ночью.

Герберт покачал головой.

– Звучит заманчиво. Но я не смогу сбежать от Джарета. Он найдет меня, где угодно.

– Есть способ освободить тебя, Герберт. Эта ночь – особая. Тебе нужно лишь принести жертву Тьме.

Герберт задрожал. Он помнил голос Тьмы. Она уже обещала ему один раз свободу.

– Нет, я не стану… Только не Тьме. Ты не понимаешь, насколько это опасно!

– Как же тебя запугали, Герберт, – фон Кролок заботливо обнял его за плечи. – Но ты должен верить мне, а не фейри. Они боятся Тьмы, а это означает, что она наш союзник. Сейчас ты пойдешь и убьешь этого проклятого некроманта, который так сильно навредил нам. Принесешь его в жертву и станешь свободен.

– Но почему именно его?! – Герберт отшатнулся от графа. – Я не хочу!

– Ты сам не понимаешь, что говоришь, – фон Кролок поймал взгляд сына и уже не отпустил. – Иди, Герберт. Ты сделаешь то, что я велю. И сделаешь это прямо сейчас.

Герберт сделал неуверенный шаг назад, потом повернулся, как марионетка, и пошел в сторону дома Драккони. Он шел, все убыстряя шаг, потом побежал.

Граф прислонился к дереву и приготовился ждать. В очередной раз он осмотрел два кольца, подаренных ему Аланом. Одно – укрывающее от недремлющих стражей короля гоблинов. Второе – для перехода в Верхний мир. «Я просто хочу, чтобы Герберт исчез из Подземелья, – сказал ему владыка Лесного края. – Если ты мне не веришь, могу открыть один секрет. Я дал клятву крови, что не причиню ему вреда. Ни сам, ни с чьей-либо помощью. Но в том, что я предлагаю, нет ни малейшего вреда. Тьма для вампиров – лучший друг, не так ли? Она вернет твоему сыну свободу. Что же касается жертвы, Алиас Драккони подходит лучше всех. Он любит Герберта. А любовь весьма желательна в подобных делах».

Когда Алиас жил в Верхнем мире, Йоль был для него наиболее беспокойным временем в году. И сейчас с наступлением самой долгой ночи в году, он маялся бессонницей. Алиас даже принялся за книжку, которую ему оставил Джарет. И неожиданно увлекся, да так, что не сразу услышал отчаянный стук дверного молотка. С неохотой оторвавшись от приключений Рокамболя, некромант спустился в холл, открыл дверь и был отброшен в сторону ворвавшимся в дом Гербертом.

– Какого демона?! – только и успел воскликнуть Алиас, а вампир уже влетел в лабораторию.

Драккони кинулся следом и увидел, что Герберт пытается пристегнуть себя к креслу. Алиас не стал ничего спрашивать. Он щелкнул пальцами. На запястьях, щиколотках и вокруг головы вампира защелкнулись оковы. Герберт резко выдохнул, и тут же рванулся, выворачивая суставы и сдирая на лбу кожу. Алиас уже наполнял шприц самым сильным успокоительным, какой только был в его арсенале. Герберт ощерился и зарычал, когда некромант подскочил к нему.

– Потерпи, сейчас полегчает, – Алиас ловко ввел иглу ему в вену. – Считай до двадцати. Вот так… Тебя позвал граф?

– Да-а-а! – Герберт зажмурился. Ему было очень плохо, но одновременно он чувствовал огромную гордость. Он успел! Сумел сдержаться до того, как воля графа одолела его окончательно.

– Что он тебе приказал?

– Жертва Тьме… Тебя… Чтобы освободиться…

– Где он?

– За Лабиринтом… Пустошь… Холм с перекрученным деревом… – сквозь зубы вытолкнул из себя Герберт. И бессильно обмяк в кресле.

Алиас кивнул. Убрал шприц. Достал из шкафа серебряный хлыст. Мельком пожалел, что так и не узнал, чем закончились похождения Рокамболя.

– Ты будешь свободен, – тихо сказал он Герберту, хотя тот едва ли его слышал. – Обещаю.

Изображать из себя благородного героя и вызвать графа на поединок некромант не собирался. Переместившись к холму, он ударил сразу. Фон Кролок не ожидал нападения, но среагировал мгновенно. Алиас почти не задел его. Они завертелись в смертельном танце, отыскивая малейшую слабину в противнике для одного точного удара. Фон Кролок понимал, что время сейчас работает против него. Джарет, должно быть, уже заметил подозрительную активность совсем рядом с Лабиринтом. Кольцо укрывало вампира только до тех пор, пока он оставался малоподвижным. А значит с минуты на минуту к некроманту подоспеет подмога. Граф выбросил вперед правую руку, высвобождая силу из последнего сохранившегося у него от демона магического перстня. Он не был уверен, что оно сработает, но некромант упал и покатился с холма. Атаковать его фон Кролок не решился – от Лабиринта к холму уже летела стая сов.

– Клянусь, однажды я прикончу тебя, лизоблюд гоблинский! – вампир повернул на пальце кольцо перемещения и исчез в яркой вспышке. Вместе с ним исчезла одна из сов.

– Ты в порядке? – услышал Алиас голос короля гоблинов. Спикировавшие с неба сипухи закружились над ним. Через которую из них говорит Джарет, было не понять.

– Почти, – некромант потер онемевшую левую руку. – Ты заметил, куда он переместился?

– В Верхний мир. Как это всё не вовремя! Герберт цел?

– Да, он у меня. Джарет, подожди! Скажи, где граф? Я должен с ним закончить.

– Не волнуйся, его уже прикончило солнце, – две совы повернули к Лабиринту. Одна села на ветку дерева.

– Какое солнце?! – Алиас указал хлыстом в темное небо. – В Верхнем мире ночь! Самая длинная ночь в году!

– В Северном полушарии, да, – нетерпеливо ответил Джарет. – Но граф переместился в Австралию. И как ни странно, вовсе не благодаря моему братцу. Алан честно собирался отправить его в Европу, но в последний момент вмешался Арден. Надеюсь, фон Кролок успел оценить подлую натуру своего любовника до того, как сгорел дотла.

Алиас в сердцах махнул хлыстом. От дерева отлетел толстый сук. Сова взлетела.

– Должно быть, расчет Алана был на то, что либо я прикончу Герберта, либо он – меня, а уж потом ты – его. В любом случае, мальчик был обречен.

– Но вампирчик показал характер? – сова ухнула. – Похоже, он не безнадежен. Утром начинаем реализацию нашего плана. А сейчас, увы, вынужден тебя покинуть.

И сипуха бесшумно улетела. Алиас посмотрел ей вслед.

– «Наш план», – повторил он. – Как бы ни так, это целиком твой план, Джарет, и даже не жди, что я буду тебе помогать придумывать сценарий этой бредовой игры.

Алан в сердцах швырнул зеркало в стену, расколотив его на тысячу мелких кусочков. У него еще оставалась слабая надежда, что Герберт погиб от рук Драккони. Если бы удалось подслушать разговор некроманта с Джаретом! Но как только совы появились над холмом, зеркало пошло такими помехами, что разобрать что-либо стало невозможно. Ладно, всё равно он скоро узнает о судьбе этого чрезмерно талантливого недоучки… Алан замер, боясь спугнуть неожиданную мысль. Он не задал фон Кролоку один важный вопрос. Но насколько знал Алан, вампиры навеки остаются в том возрасте, когда обратились. Герберту на вид двадцать три – двадцать четыре года. А это означает… Алан расхохотался.

– Думаешь, что завладел универсальной отмычкой, Джарет? Ну-ну, посмотрим, как долго она тебе прослужит.

Когда Алиас вернулся домой, Герберт еще спал. Драккони освободил его от браслетов, аккуратно промокнул салфеткой ссадину на лбу… и еле успел отдернуть руку. Герберт щелкнул зубами, но промахнулся спросонья. Глаза его были мутные, однако серебряный хлыст он заметил и отшатнулся.

– Гербрет, ты слышишь меня?

Вампир протер глаза и потряс головой. Потом снова уставился на хлыст и сжался.

– За что?!

Некромант облегченно вздохнул и отложил любимое оружие в сторону.

– Уже не за что. Ты молодец, очень хорошо держался.

– Да? – Герберт потер лоб, припоминая подробности произошедшего. – А что с графом?

– Он больше тебя не позовет. И вот это твоя настоящая свобода, Герберт.

– Ты убил его?

– К сожалению, не я. Но графа фон Кролока больше нет.

Герберт вдруг забеспокоился.

– Как ты думаешь, Джарет уже знает, что я сбежал из Лабиринта?

– Возможно, что и нет, – Алиас помог ему подняться и вывел его из лаборатории. – Если поторопишься и вернешься в замок прямо сейчас, глядишь, всё и обойдется.

– Да, разумеется, ты прав, – вампир споткнулся на ровном месте и упал.

Драккони усмехнулся. Что ж, чем раньше начнем, там раньше закончим. Он наклонился, чтобы поднять Герберта и тут же оказался в его объятьях.

– Теперь ты веришь, что я тебя люблю?

«О боги, как же я хочу тебе поверить!»

– Да, Герберт. И я тебя люблю.

До спальни они добрались нескоро. А заснули, когда за окном уже светало. И почти сразу же их разбудил Джарет, ворвавшийся в спальню с первыми солнечными лучами. Перепуганный Герберт нырнул под одеяло.

– Джарет, мы же договаривались, что ты не будешь врываться ко мне, как в трактир, – эту фразу Алиас произносил уже не раз, но ничего лучше в голову ему в этот момент не пришло.

– Я смотрю, здесь уместнее сравнение с борделем! – король гоблинов подбоченился. – Ты слишком часто начал игнорировать мои приказы, Алиас. Я намерен прекратить эту пагубную тенденцию. Вы оба немедленно отправитесь в тюрьму! И останетесь там на пару лет! Нет, на пару десятков лет!

– Я столько не проживу, – пробормотал Драккони, принимаясь одеваться. Его на на шутку встревожила нездоровая бледность Джарета. Больше всего это походило на истощение.

– Не надейся, проживешь! – Джарет повел рукой. Разбросанная по всей спальне одежда слетелась на кровать, а одеяло взмыло к потолку. – У вас минута на сборы. Или перед тюрьмой отправитесь принимать ванну в болоте Вечной вони!

– Только не это! – взмолился Герберт, тщетно пытаясь попасть в рукава.

Алиас одернул на нем рубашку.

– Джарет, послушай…

– Не желаю ничего слушать! Я и так был с вами слишком терпелив! – король гоблинов взмахнул стеком. Через миг в спальне уже никого не было.

– Да чтоб тебя! – Алиас рухнул на каменный пол с высоты не меньше метра, вметнув тучу пыли. Прочихавшись, некромант осмотрелся. Камера была небольшая, и судя по количеству пыли и тяжелым занавесям из паутины в углах, ею давно не пользовались. Окон не было. Свет проникал лишь из решетки в двери. Оттуда же слышались стоны.

– Герберт? – Алиас подошел к двери. Камера вампира была прямо напротив – через узкий коридор.

– Он ведь не всерьез говорил, правда, Алиас? – жалобно спросил Герберт, судя по звукам, выколачивающий из себя пыль. – Насчет двадцати лет?

– Боюсь, что всерьез, – некромант исследовал замок. Да тут не один секрет, а как минимум, три. – Сможешь открыть дверь?

– А какой в этом смысл? Я же всё равно не смогу убежать. На мне метка Лабиринта!

Алиас обмер. Как они с Джаретом не подумали об этом?!

– Ну-у, – он вдохновенно принялся импровизировать, – есть специальные магические кольца, полностью блокирующие сигнал любой метки. И я даже знаю, где взять одно такое. Так что сбежать можно, но для начала нужно выбраться отсюда.

Герберт примолк и исчез из зоны видимости.

– Замок очень сложный… Ой!

– Не спеши, у тебя масса времени, – Алиас смахнул слой пыли с лавки и лег, с наслаждением вытянувшись. Неизвестно, когда ему доведется еще выспаться как следует. Но сон не шел. Поведение Джарета всерьез беспокоило некроманта. Свою роль король гоблинов отыграл без обычного куража. Чем бы он ни занимался в ночь Йоля, из его затеи, скорее всего, ничего не вышло. И теперь Джарет вполне мог устроить на их пути сплошные пакости, просто из желания, чтобы им стало так же плохо, как ему.

Над головой Алиаса послышался комариный звон. Не открывая глаз, он отмахнулся. Но звон не смолкал. Драккони открыл глаза и прямо перед собой увидел висящий в воздухе хрустальный шар. А вот это уже дарило надежду. Он расслабился и позволил втянуть себя в переливающуюся глубину кристалла.

========== Экзорцизм ==========

Всё получилось! Она обманула самого короля гоблинов! Скоро он горько пожалеет, что предал ее. И те двое – тоже. Нет никакой любви. И дружбы нет! Есть только обман.

Жаль, что последние силы ушли на призыв шторма. Но зато Джарет поверил, что его колдовство не удалось. Подумать только, он хотел навсегда запихнуть ее в человеческое тело! Какая мерзость! У людей даже хвоста нет. Ох, как же он разозлился! Одним махом превратил никчемную девку в гоблина. Так гораздо лучше, хотя и непривычно. Но зато теперь можно шнырять по всему замку – слушать, запоминать… И мстить при малейшей возможности.

Арден горел в невидимом пламени, и виной тому была кровь вампира, которую он так неосмотрительно впустил в себя. В тот момент это представлялось красивым способом попрощаться с чересчур много о себе возомнившем любовником. Магия крови дает возможность вместе видеть, слышать, чувствовать…

Когда граф фон Кролок отправился к повелителю Лесного края, Арден слышал каждое их слово. Потом у Лабиринта Драккони чуть не испортил ему весь замысел. Пришлось отшвырнуть не в меру шустрого некроманта. Кольцо графа было пустышкой, но Ардену ничего не стоило наполнить его силой. Возможно ли, что Йорген уже тогда заподозрил правду? Нет, это едва ли. Способности графа к магии оценивались Арденом исключительно в отрицательных величинах.

Самым сложным было в самый последний момент перенаправить портал. Зато каким наслаждением было почувствовать изумление и страх вампира, когда вместо морозной ночи Германии он вылетел на красный раскаленный песок пустыни под смертельное солнце. Арден успел прошептать: «Прощай, мой дорогой граф». И даже уловил в ответ яростное: «Ах ты, мразь!»

Он знал, что испытает мгновения боли, когда солнце испепелит вампира. Но почему же эти мгновения растянулись на всю бесконечную ночь Йоля, и утро не принесло ни малейшего облегчения?!

Ледяная вода не помогла. Арден вылез из ванны и долго рассматривал себя в зеркало. Почудилось, или из глубины его глаз действительно смотрит кто-то еще? Арден зажмурился. Обращаться за помощью очень не хотелось. Но один он не справится.

– И как выглядит это блокирующее кольцо? – Джарет пил кофе, лежа в постели. Вид у короля гоблинов был еще хуже, чем полчаса назад.

– Понятия не имею, – признался Алиас. Он сидел за низким туалетным столиком, едва умещая свою чашку среди разнообразных баночек с косметикой. – Что-нибудь подберу у гномов из простеньких защитных амулетов.

– Ясно, – с облегчением кивнул Джарет. – Главное, чтобы не мешало мне связываться с тобой. Запоминай ваш маршрут. Сначала – в горы. Там есть пять источников. Все разные. Возможно, какой-нибудь подойдет, и Герберт раскроется.

– Чем он будет питаться в горах?

– Охотой прокормится.

– На кого? На горных баранов? На орлов? Как ты это себе представляешь?

Джарет задумался.

– Там еще люди живут, – вспомнил он. – Я имею в виду, что у них можно купить овцу какую-нибудь. Или курицу. В общем, выкрутитесь. Потом, если потребуется, перенесетесь к гномам. В их землях ты все источники знаешь. На них я особо не рассчитываю, но попытка – не пытка. Если опять ничего не выйдет, тогда будем думать, как безопасно провести вас по эльфийским владениям.

– Постой, постой, это турне уже на год тянет! – заволновался Алиас. – Столько в походных условиях с Гербертом я не выдержу. И потом, он не дурак. Может и догадаться, что это игра.

– Не успеет, – отмахнулся Джарет, – В любом случае вы вернетесь к моему дню рождения. Я специально объявлю амнистию в честь праздника. Алиас, не морщись. Еще будешь потом меня благодарить. Это же почти свадебное путешествие. Причем за мой счет.

– Ты мое новое завещание не потерял, надеюсь?

– Это слово «свадебное» вызвало у тебя такую ассоциацию? – приподнял бровь Джарет. – Вообще-то по эльфийским законам…

– Мне плевать на эльфийские законы, – спокойно ответил Алиас. – Я присягал тебе на подданство до женитьбы. Стало быть, имею полное право завещать свое имущество кому захочу. Или ты издал за последние сорок лет какой-то новый указ, касающийся наследования?

– Делать мне больше нечего, – Джарет зевнул, – Ладно, вроде бы всё обсудили. Больше растягивать время я не могу. Допивай свой кофе и назад – в уютную камеру.

Некромант поколебался, но всё же спросил:

– Джарет, что у тебя случилось?

– Ничего, Лис, – когда король гоблинов так сокращал его имя, это являлось сигналом, игнорировать который было чревато крупными неприятностями. – Абсолютно ничего.

Он щелкнул пальцами. Алиас исчез. Джарет поставил опустевшую чашку на поднос и снова ее наполнил. Пять порций кофе подряд, а спать по-прежнему хочется неимоверно.

– Ни-че-го, – пробормотал он. Это была чистая правда. У него ничего не получилось. Магический шторм – редчайшее явление, которое невозможно предсказать. И надо же такому случиться, что он разразился в эту ночь над Лабиринтом! Первую его волну Джарет сдержал. Именно в это время сбежал Герберт. Но вторая порвала в клочья тщательно выплетенное колдовство короля гоблинов. Теперь придется начинать всё заново. Ждать год. Копить силы. Джарет потер глаза. Пять-шесть часов сна – вот что ему сейчас действительно нужно.

В дверь тихонько поскреблись.

– Повелитель, – послышался приглушенный голос, – К вам пришли.

Джарет уже собрался рявкнуть, куда следует идти всем посетителям в ближайшие полдня, но передумал. Судя по едва слышным звукам, в коридоре собралось не меньше десятка гоблинов. И все давились от подозрительно злорадного смеха.

– И кто ко мне пожаловал? – осведомился Джарет.

– Лорд Арден, повелитель, – в дверную щель просунулся острый нос стражника. – Он умоляет его принять.

– Умоляет?! – Джарет вскочил с постели, забыв про усталость. Король темных эльфов умолял его один раз в жизни – пятьсот лет назад, когда они еще воевали, и Джарету посчастливилось захватить в плен его дочь. – Ну так уж и быть, я его приму. Проводите гостя в тронный зал.

Гоблины ушуршали по коридору, а Джарет принялся одеваться – по-домашнему, чтобы Арден не слишком о себе воображал, но при этом макияж наложил с особой тщательностью. Ни к чему королю эльфов видеть его утомленным.

Арден метался по тронному залу, остро ощущая взгляды исподтишка и насмешливое хихиканье гоблинов. Даже они чуют его слабость! А Джарет нарочно его здесь держит на потеху своим уродцам!

– Арден, как это мило, что ты решил меня навестить, – Джарет вошел в зал через дверь. – Ты по делу или просто мимо проходил?

– Мне нужен твой маг, – сквозь зубы процедил король эльфов. – Для консультации. Заплачу, сколько скажешь.

– Какой маг?

– Они у тебя что, табунами бегают?! – сорвался на крик Арден. – Некромант! Алиас Драккони! Где он?!

– Зачем он тебе? – Джарет обошел вокруг гостя. Арден выглядел как обычно, но какая-то странная дрожь порой пробегала по всему его телу.

– Я же сказал – для консультации!

– Алиас – не единственный некромант в Подземелье. У тебя есть свой специалист по нежити.

– Мне нужен именно Драккони.

– Он отошел от дел. И едва ли захочет вернуться ради тебя. Особенно учитывая события прошедшей ночи. Однако, – Джарет приподнял бровь, – Если я его попрошу, он, скорее всего, выкроит часок своего весьма дорогостоящего времени.

Арден молча снял с руки два перстня и протянул Джарету. Король гоблинов проигнорировал этот жест, закладывая новый акулий вираж вокруг эльфа.

– Другое дело, захочу ли я его просить.

Арден издал такой звук, словно его душили. Сдернул оставшиеся пять колец, поймал Джарета за руку и высыпал всю пригоршню ему на ладонь.

– Этого достаточно?

Джарет поворошил пальцем перстни, из которых только один был простым украшением, и широко улыбнулся.

– Для начала, да.

Алиас пытался уснуть, но у него не получалось из-за Герберта, весьма эмоционально комментировавшего каждую свою неудачу с замком. И вдруг вампир замолк. Наступившая тишина встревожила некроманта. Он сел на лавке. Внезапно по коридору пронесся скрежещущий звук. Затем послышались шаги и бряцание кольчуги. Гоблин-охранник открыл дверь камеры некроманта и лукаво подмигнул ему.

– Повелитель желает видеть тебя.

Выйдя в коридор, Алиас заглянул в камеру Герберта. Тот спал, неловко привалившись к стене.

– Что происходит? – шепотом спросил Драккони у стражника.

– Лорд Арден явился, – гоблин хихикнул. – Говорят, обещал золотом обсыпать с ног до головы, только бы ты ему консультацию оказал.

Драккони ускорил шаг. В землях темных эльфов был свой некромант – его ученик, к слову сказать. Очень способный маг. Что же стряслось у Ардена, если ему понадобился еще один специалист? Тьма прорвалась?! Перед самыми дверями тронного зала Драккони спохватился и как мог отряхнул себя от пыли.

– Алиас, как это любезно с твоей стороны, что ты счел возможным откликнуться на мое приглашение! – Джарет шел к нему навстречу, распахнув объятья. Некромант перевел дух. Похоже, о прорыве речи не идет. – Очень тебя прошу, не в службу, а в дружбу, проконсультируй Ардена. У него возникла одна заковыристая проблема, с которой сможешь справиться только ты.

– Добрый день, милорд, – некромант вежливо склонил голову. – Хотя, как я вижу, для вас он совсем не добрый.

– Мы обсудим это в моем дворце, – резко ответил Арден.

– Исключено, – Джарет сжал пальцы на плече Драккони. – Из моих владений я его не выпущу.

– Я дам клятву!

– Конечно, дашь, – кивнул Джарет. – Без клятвы он с тобой вообще разговаривать не будет.

– Милорд, – вмешался Алиас, – Будет лучше, если мы перейдем в мой дом. Можете быть уверены, что я никому не открою вашу тайну. Это вопрос профессиональной этики. Но и я хочу от вас гарантий моей безопасности, поскольку много наслышан о вашей манере «благодарить» тех, кто оказывал вам услуги личного характера.

Арден демонстративно расстегнул манжету рубашки, поддернул рукав, провел острым ногтем по коже так, что выступила кровь.

– Клянусь, что никогда, ни при каких условиях я не посягну на твою жизнь и свободу, Алиас Драккони. И заплачу за твои услуги любую названную тобой цену.

Джарет хмыкнул.

– Тебя это устраивает, Алиас?

– Вполне.

Джарет с сожалением пожал плечами. Спектакль, от которого он получал огромное наслаждение, закончился слишком рано.

– Тогда не буду тебя больше задерживать, а то Арден как на углях танцует.

Алиас поклонился Джарету, скрывая улыбку. Эльфийский король сжал губы, развернулся и первым вышел из зала. До дома некроманта они шли молча. Алиас присматривался к Ардену. Он улавливал страх и боль, но эльфийская защитная магия мешала понять суть проблемы. Только оказавшись в своем кабинете, защищенном всеми возможными способами, и усадив Ардена в специальное гостевое кресло, Алиас заговорил:

– Итак, милорд, я слушаю. Что с вами случилось?

– Разве ты не видишь? – Арден нервно передернул плечами.

– Вы мне льстите, милорд, если думаете, что я способен видеть сквозь вашу защиту, – спокойно ответил Алиас. – Вам придется открыться мне, иначе я не смогу помочь.

Арден закрыл глаза и вцепился в кресло. Один за другим уровни защиты вокруг него исчезали. Алиас вздрогнул, не веря своему магическому зрению.

– Посмотрите на меня!

Арден неохотно открыл глаза. Алиас отшагнул от него.

– О боги, милорд, как вы умудрились? Я видел такое несколько раз, но ни разу жертвой не был эльф. Тем более, владыка! Я даже не знаю, что сказать…

– Говори как есть, – Арден отвернулся. – Это можно… вылечить?

– Двоедушие не болезнь, а я не лекарь, – жестко ответил Алиас. – С какой нежитью у вас были настолько тесные отношения, милорд?

– С вампиром, – шепот эльфа был едва слышен.

– С графом фон Кролоком?! – Алиас наконец-то всё понял. – Через кровь? О боги… Я знаю только два средства избавления, но самое действенно вас, конечно, не устроит.

– Что ты имеешь в виду? – насторожился Арден.

– Костер, – пояснил некромант. Ардена затрясло, он попытался что-то сказать, но губы не слушались. – Поймите, милорд, счет для вас уже пошел на часы. Будь вы человеком, вас бы уже ничто не спасло. Но вы сильнее вампира, поэтому я готов рискнуть и попробовать второе средство.

– Что угодно, – вместе с надеждой к Ардену вернулся голос, – Сколько угодно!..

– Подождите, – предостерегающе поднял руки Алиас. – Оплату мы обсудим позже. Предупреждаю, обряд экзорцизма будет болезненным. Впрочем, едва ли сильнее той боли, что сжигает вас сейчас. И после него вам придется вести аскетичный образ жизни как минимум месяц.

– Я понял, – эльф выпрямился. – Действуй.

Алиас размял пальцы. «От судьбы не уйдешь, граф, – подумал он с мрачным удовлетворением. – Я буду счастлив лично отправить тебя в Ад».

========== Побег ==========

Герберта разбудил какой-то резкий звук. Он поморгал, потянулся, разминая затекшее тело. Странно, с чего это его сморил сон? Должно быть, на замок было наложено усыпляющее заклятье. Рядом с собой вампир обнаружил бутылку с кровью. Стало быть, голодом морить его Джарет не собирается, это радует. Герберт выпил всё, без остатка, прямо из горлышка. И с новыми силами принялся за разгадку замка. Он надеялся, что камера Алиаса заперта проще. Иначе придется убивать охранника, а это сильно утяжелит их вину перед королем гоблинов.

Замок щелкнул и поддался. Герберт постоял несколько секунд, ожидая еще какой-нибудь подвох, потом осторожно толкнул дверь. Она бесшумно отворилась. Герберт прислушался, выглянул в коридор, на цыпочках перебежал к камере напротив. Сквозь решетку было видно, что Алиас спит на лавке, отвернувшись к стене. Будить его Герберт на стал, сразу занявшись замком. Проклятье! Эта дверь была заперта еще более надежно!

Алиас зевнул и сел. И чего Герберту нетерпится? Так хочется отдохнуть еще хотя бы пару часов.

– У охранника есть ключ, – он вздохнул. – Но воздействовать на него я не могу – дверь зачарована.

– Я попробую застать его врасплох, – Герберт внимательно осмотрел длинный прямой коридор. Их камеры были последними. До входной двери – тяжелой, окованной железом – примерно метров тридцать. – Он наверняка слабее меня.

– Особо на это не рассчитывай, – хмыкнул Алиас. – Гоблины хоть и низкорослые, но очень сильные и ловкие. А нам нужно обойтись без смертоубийства. Я тебя сейчас научу заклинанию оглушения. Запоминай.

– У меня не получится. Ты же сам говорил, кроме открывающей магии я ни на что не способен.

– У тебя нет другого выхода, Герберт, – с пугающим спокойствием ответил некромант. – Ты уже взломал замок. За попытку побега Джарет превратить тебя во что-нибудь полностью неподвижное. Но если ты попытаешься убить гоблина, всполошится весь замок. И я не сомневаюсь, что в этом случае Джарет просто утопит тебя в болоте.

Герберт ничего не ответил, но снова присел на корточки возле двери. Алиас зевнул так, что челюсти заболели. Хоть бы Герберт подольше провозился с замком. Ужасно болела спина и плечи. Экзорцизм порядком измотал его. Хорошо хоть, на этот раз пришлось иметь дело не с демоном. Работа оказалась безопаснее, но не проще.

О защитных кругах, пентаграммах, свечах и прочих атрибутах, полезных при изгнании демона, речи в данном случае не шло. Алиас мог надеяться лишь на прочность браслетов из истинного железа, которыми он пристегнул к креслу Ардена. Эльф был смертельно бледен, но решительно настроен выдержать мучительный обряд до конца. Он не кричал, хотя и содрогался всем телом. Алиас даже зауважал короля темных эльфов. Ад, который творился сейчас внутри него, не вынес бы не только человек, но и большинство фейри. По мере чтения изгоняющего заклинания, глаза Ардена попеременно то темнели до черноты, то снова становились зелеными. Некромант был поражен. Это какую же власть успел заиметь граф фон Кролок над эльфийским владыкой?! Впрочем, не Алиасу было кидаться камнями. Он и сам жил в стеклянном доме.

– Опять ты! – губы Ардена тщетно напряглись в попытке не дать вырваться чужим словам. – Из-за тебя я потерял и замок, и власть, и сына! Но этот эльф – мой. Изгонишь меня, я заберу в Ад и его. И что тогда будет с твоей репутацией? И самой жизнью?

Алиас продолжал экзорцизм, не вступая в полемику с графом. Некромант и без него осознавал, чем чреват обряд изгнания чужой души из тела, в котором еще жив хозяин. Шансы Ардена уцелеть были не слишком высоки. Но они были.

– Оставь его мне, господин Драккони, – голос фон Кролока зазвучал вкрадчиво, даже просительно. – Я не буду его больше мучить. Мы поладим, правда, милый?

Корчи Ардена вдруг прекратились. Голова бессильно упала на грудь. И когда он заговорил – уже своим голосом – Алиас едва расслышал его ответ:


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю