290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Под солнцем Подземелья (СИ) » Текст книги (страница 7)
Под солнцем Подземелья (СИ)
  • Текст добавлен: 7 декабря 2019, 17:00

Текст книги "Под солнцем Подземелья (СИ)"


Автор книги: Ольга Кузьмина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 13 страниц)

Граф знал правила игры. Еще в бытность свою человеком он довольно долго жил при одном из королевских дворов Германии. В присутствии посторонних фон Кролок ни за что бы не рискнул проявлять к королю темных эльфов даже малейшую фамильярность, несмотря на откровенные заигрывания с его стороны. Однако наедине всё менялось.

– Снова дышать пылью я не собираюсь, – Арден сбросил сапожки и змеиным движением скользнул на кровать. – Ты вчера охотился, милый?

– Да, – граф запустил пальцы в золотые локоны эльфа. Фон Кролока не радовала роль фаворита. Но раз уж его вынудили ее играть, он сыграет по своим правилам. – Однако от твоей крови я не откажусь.

Он подцепил когтями ворот рубашки и рванул, разрывая лен, как бумагу. Арден застонал. Его зеленые глаза подернулись дымкой. Вампир не пил его по-настоящему, он лишь слегка прокусывал кожу, слизывая капли крови. И доводил этим Ардена до умопомрачения. Одной рукой удерживая эльфа за волосы, граф расстегнул на нем пояс.

– Помедленнее!

– Молчи.

Выслушивать крики Ардена у фон Кролока не было никакого желания. В прошлый раз он чуть не оглох. Кляп из шелкового платка полностью звуков, конечно, не заглушал, но делал их терпимыми для чувствительных ушей вампира. Кровь короля эльфов опьяняла, хоть и не так сильно, как на балу, когда граф был под воздействием его чар. И это безмерно радовало фон Кролока. Значит, он сможет жить без этого наркотика. Но пока что граф позволил себе еще раз насладиться темной любовью Ардена, дающей вампиру непрочную, но всё же власть над одним из повелителей Подземелья.

Когда Алану доложили, что в его замок прибыл король гоблинов, он сильно удивился. Джарет предпочитал не появляться во владениях старшего брата, в случае необходимости общаясь с ним через зеркала.

– Чему обязан радости тебя лицезреть? – Алан провел гостя в свои покои.

– Я ненадолго, – Джарет отмахнулся от подлетевшего к нему подноса с угощением. – Помнишь про свой долг, братец?

– Прошло не так уж много времени, чтобы я успел про него забыть, – эльф улыбнулся. – Пройдем в сокровищницу или ты пожелаешь услугу?

– Я желаю, чтобы ты отдал мне Герберта. И поклялся на крови, что никогда, ни при каких условиях, ни сам, ни через других лиц не попытаешься причинить ему вред.

Глядя на вытянувшееся лицо Алана, Джарет испытал огромное эстетическое удовольствие. О да, это стоило потраченного желания!

– Зачем он тебе? – прошипел Алан. – Или твои вкусы изменились в последнее время? Берешь пример с Ардена?

– Моя личная жизнь тебя абсолютно не касается, – Джарет широко улыбнулся. – Клянись и пойдем уже за мальчишкой. Мне некогда.

– Надеюсь, на этот раз твоя занятость не связана с очередной попыткой перевернуть этот мир? – усилием воли Алан справился с раздражением. – Будь по-твоему. Но я тебе это припомню, Джарет.

– Не сомневаюсь, – король гоблинов скрестил руки на груди, внимательно следя за ритуалом нерушимой клятвы. Отношения у них с Аланом были настолько скверные, что угроза их ухудшений не могла его встревожить.

Герберт уже раз сто заглянул в зеркальце, проверяя, как он выглядит. До идеала было далеко, но он сделал, что мог. И теперь с нарастающим нетерпением ждал Джарета. Что пожелает от него король гоблинов, Герберт понятия не имел, но не сомневался, что для чего-то нужен ему. Может, у него тоже сейф сломался?

Дверь прямо перед ним резко распахнулась. Джарет насмешливо осмотрел вскочившего вампира.

– Неплохо выглядишь, Берти. Идем.

Герберт ожидал, что король гоблинов перенесет его в свой замок, но они оказались у внешних ворот Лабиринта. Джарет, прислонившись плечом к створке, усмехнулся.

– Ты готов сделать в благодарность за свое спасение что угодно, я правильно понял тебя, Берти?

Герберт слишком устал, чтобы пытаться хитрить.

– Да.

– Тогда приложи ладони к стене.

Вампир испуганно попятился.

– Зачем?!

– Делай, что тебе говорят, – Джарет снял перчатки, чем напугал Герберта еще больше. – У меня нет причин доверять тебе, а тем более моему брату. Едва ли он поставил на тебя свою метку, но береженого боги берегут.

Герберт опасливо приложил ладони к прохладным камням.

– Будет больно, но недолго, – Джарет встал рядом и с силой прижал его руки к стене.

В ладони Герберта словно вонзились сотни игл. Он дернулся, но руки короля гоблинов держали крепче кандалов.

– Закрой рот, уже всё, – Джарет отпустил его. – Теперь ты принадлежишь мне, Берти. Мне и Лабиринту.

Герберт посмотрел на свои ладони. На них стремительно таяли изображения извилистых линий. Но он чувствовал, что они остались где-то под кожей и в любой момент могут возникнуть.

– Что это?

– Алиас тебе подробно объяснит, что означают метки фейри, – Джарет зевнул. – Но если коротко, ты теперь не подвластен чарам ни одного из владык Подземелья, кроме меня, разумеется. А главное – отныне я тебя достану где угодно и когда мне угодно. Так что будь паинькой и слушайся мастера. Одна его жалоба, и ты окажешься в Верхнем мире – на экваторе в полдень. Ясно?

Герберт подавленно кивнул. Джарет покровительственно похлопал его по плечу и скрылся за воротами.

Драккони понимал, что глупо сидеть на крыльце, дожидаясь возвращения Джарета. Но все равно просидел не меньше получаса. Потом спохватился, что Герберту наверняка потребуется, как минимум, успокаивающая ванная, а возможно, и более серьезное лечение. Он забегал по дому, подготавливая всё, что счел необходимым для встречи блудного ученика. Стук дверного молотка послышался уже ближе к середине ночи. Алиас сделал глубокий вдох и выдох, пригладил волосы и открыл дверь. Что ж, по крайней мере, Герберт дошел до дома сам. И выглядел не так уж и плохо. Даже старательно изобразил радостную улыбку, что в сочетании с заплаканными глазами производило мучительное впечатление.

– Заходи, – Алиас посторонился. – Разговаривать будем завтра. А сейчас отправляйся в ванную и спать.

– Алиас, я… – начал было Герберт, но некромант молча показал пальцем на лестницу, и он покорно поплелся наверх.

Драккони захватил из лаборатории пару вещиц, которые могли понадобиться, и поднялся на второй этаж. Плеска воды из ванной не слышалось. Алиас подождал пять минут. Затем еще пять. Не выдержал и вошел в ванную комнату. Герберт лежал в облаках пены, откинувшись головой на край ванны и спал. Алиас покачал головой. Похоже, он переборщил с успокаивающим составом. Ладно, пусть полежит еще немного. Он собрал брошенную одежду. Жаль портновский шедевр, но придется его уничтожить. Вернувшись через четверть часа в ванную, Алиас похлопал Герберта по щеке.

– Просыпайся, а то вода уже остывает. Герберт, слышишь, что я тебе говорю?

Вампир слабо шевельнулся, чуть приоткрыл глаза и пробормотал:

– Мне так хорошо… я здесь останусь.

– Нет, не останешься, а то вообще не проснешься, – Алиас поставил его на ноги и кое-как завернул в махровую простыню. Герберт с готовностью склонил голову на плечо некроманта. Алиас выругался сквозь зубы и повел еле волочащего ноги вампира в спальню. Уложил на кровать, стащил мокрую простыню и укрыл одеялом. Зажег на столике толстую короткую свечу с пропитанным особым составом фитилем. Герберт вздохнул и свернулся калачиком, обняв подушку. Алиас невольно улыбнулся и тихо вышел из комнаты. Устроился у камина с книгой, приготовившись к беспокойному дежурству.

Несколько раз раз за ночь он поднимался и заглядывал к Герберту, но тот спокойно спал. Свеча догорела. Алиас порадовался, что обошлось и отправился спать. И почти сразу же его поднял крик Герберта. Вампир метался по кровати, не просыпаясь и бормоча что-то невнятное.

– Всё хорошо, я с тобой, – Алиас погладил его по голове, осторожно перебирая светлые пряди. – Спи, мой мальчик.

Постепенно Герберт успокоился. Не открывая глаз, схватил Алиаса за руку и потянул к себе.

– Не уходи, пожалуйста!

Алиас мягко высвободился и поправил на нем одеяло.

– Спи, я посижу с тобой.

– Лучше полежи, – Герберт отодвинулся к стене.

Алиас поколебался, но прилег с краю, поверх одеяла. Герберт затих, вроде бы даже заснул. «Говорят, последняя любовь – самая безрассудная, – с горечью подумал Алиас. – И я тому наглядное подтверждение».

Он задремал, но скоро проснулся от того, что из-под него вытаскивали одеяло. Герберт добрался до него, обнял, уткнувшись носом в плечо, и снова уснул. За окном уже светало. Засыпать смысла не было. Алиас решил дождаться, пока Герберт заснет покрепче и уйти, но как только шевельнулся, вампир тут же вскинулся.

– Что?!

– Ничего, спи, – Алиас погладил его по щеке.

Герберт повозился, чуть не скинув его с кровати. И как-то вдруг оказалось, что руки и ноги их переплелись, и Алиас перестал сдерживать себя. Герберту сейчас была нужна любовь. А ему… о боги, ему был нужен Герберт.

========== Коварные замыслы ==========

Повелитель Лесного края смотрел в окно прямо на восходящее солнце, но не видел его. В голове Алана выстраивалась сложная комбинация ходов, которая должна была привести к желаемому результату без нарушения им клятвы.

– Ты сам убьешь его, Джарет, – прошептал он. – Приближается Йоль. Самое время для предательства, жертвы и мести.

Алан не сомневался, что король гоблинов уже озаботился подчинить себе Герберта. Но есть сила, превыше Лабиринта. И это власть крови. Вампир не сможет преодолеть ее. А значит, Герберт обречен.

– Алиас, хочешь я сделаю тебя вампиром?

– Нет! – категорично ответил Драккони из-под одеяла. Он искал в недрах всклокоченной постели свою одежду.

– Но почему? – недоумение Герберта было совершенно искренним. – Ты станешь бессмертным и больше не будешь стареть.

– Зато приобрету ряд зависимостей и лишусь доброй половины своих способностей. Я некромант, Герберт. Но будь я даже магом другой специализации, всё равно бы отказался. Это не мой путь.

Алиас разыскал рубашку, но штаны канули бесследно.

– Я не хочу, чтобы ты умер, – Герберт прижался к нему так, словно Алиас собирался немедленно исчезнуть.

– Боишься остаться без моей защиты? – Драккони отцепил его руки и развернул ладонями вверх. – Вот это защитит тебя гораздо лучше. Поверь, Джарет не так страшен, как тебе кажется. Просто к нему нужно привыкнуть. Первое время тебе, скорее всего, будет несладко. Но он тебя выучит, не сомневаюсь. Хотя бы из чистого упрямства.

Герберт вздрогнул.

– Я хочу остаться с тобой. Попроси его…

– Уже попросил, иначе бы тебя здесь не было. Герберт, пойми, ты обзавелся врагом, от которого я тебя не спасу. К тому же, ты сам отдал себя гоблинам, помнишь? И не прошел Лабиринт. Это не шутки, Герберт. Рано или поздно, Лабиринт всё равно затянул бы тебя.

– Но ты же меня тогда выкупил!

– Не выкупил, а купил. Для вполне определенных целей. Прекрати так улыбаться, я не имел в виду то, о чем ты сейчас подумал! Кстати, по совести говоря, Джарету следовало бы вернуть мне браслеты.

Герберт обиженно отодвинулся.

– Ты меня не любишь.

– Вот только не надо устраивать мне сцены, – Алиас выдернул из-под Герберта подушку и обнаружил-таки штаны. – Не знаешь ты цену тем браслетам… Вставай уже, с сегодняшнего дня начинаем заниматься серьезно. Я не собираюсь позориться через год перед Джаретом.

Мир и покой во владениях короля гоблинов – явление нечастое, и долго оно обычно не длится. С момента возвращения Герберта прошло две недели. Четырнадцать относительно спокойных и почти счастливых дней. Но в начале третьей недели Драккони почуял неладное. Он начал всё чаще встречать гоблинов у своего дома. Намекающее мельтешение раздражало, к тому же у него самого появился повод повидать Джарета. Задав Герберту упражнение, которое точно должно было занять его самое меньшее на полдня, Алиас отправился в Лабиринт. У ворот ему встретился Хоггл – карлик, служивший у короля гоблинов садовником. Он уныло смотрел куда-то в гущу переплетающихся веток шиповника, растущего прямо из стены. Оттуда доносилось негромкое гудение.

– Что там? – заинтересовался некромант.

– Феи, – горестно ответил Хоггл и шмыгнул пористым, как апельсин, носом. – Говорил я повелителю, нельзя допускать, чтобы рой образовался. Травить их нужно, пока по одной залетают. Так нет, запретил. И что теперь делать?

Феи прилетали на душистые цветы Лабиринта из Лесного края, но до сих пор Джарет не позволял им здесь селиться. Алиас нахмурился. Кусачие мелкие твари могли доставить немало неприятностей. Теперь ему стало понятно беспокойство гоблинов.

– А почему король запретил пользоваться ядом?

– Да разве же он мне что объясняет? – всплеснул короткими ручками садовник. – Только болотом грозится.

– Я с ним поговорю, – пообещал Алиас.

– Благодетель! – просиял Хоггл. – Э-э-э… Господин Драккони, я еще чего спросить хочу. Ежели кто сам с собой говорить начинает, это ведь не помешательство, нет?

– Не обязательно, – улыбнулся Алиас. – У многих есть такая привычка.

– Ага, – обрадованно кивнул Хоггл. – А ежели петь? Не насвистывать, а прямо-таки петь?

– Ты имеешь в виду Джарета?

Садовник тяжко вздохнул. Некромант забеспокоился. Джарет любил петь, но ему обязательно нужна была аудитория. Конечно, Лабиринт населен разными существами, порой не слишком заметными. Но уж если гоблины считают, что их король поет наедине с собой, значит в это время рядом с ним точно никого нет. Порядком озадаченный, Алиас отправился на поиски Джарета. Долго искать не пришлось. Голос короля гоблинов слышался в одном из тенистых тупичков Лабиринта, где не было совершенно ничего примечательного. Джарет пел на одном из древних языков Братании. То ли на ирландском, то ли кельтском. Алиас благоразумно дождался окончания песни и только потом подошел ближе. Джарет встретил его далеко не дружеским взглядом.

– Опять что-то случилось?

– Я собирался о том же спросить тебя, – Алиас сел рядом с Джаретом на растрескавшуюся скамейку. – Но кажется, уже знаю ответ.

– Тогда оставь меня в покое.

– Слушаюсь и повинуюсь, – некромант оттолкнулся от скамейки, но Джарет схватил его за руку.

– Подожди. Расскажи, как идут дела у Герберта.

– Сложно, – Алиас уже репетировал дома этот разговор, но все заранее приготовленные слова вдруг вылетели из головы. Он разволновался. – Джарет, я считаю, что Герберт не освоит магию. Одного таланта недостаточно, чтобы стать волшебником.

Джарет тряхнул головой.

– Поясни свою мысль.

– У Герберта получается колдовать примерно так же, как у меня – сочинять стихи на эльфийском языке. Я знаю, как произносить слова, могу подобрать рифмы, но стихи будут ужасные, потому что я не могу постичь всего смысла слов. А Герберт не способен постичь смысла магии. Он наглухо закрыт. Его талант срабатывает, только когда он находится в сильнейшем волнении. Но это путь в пропасть.

– Хочешь сказать, он не может черпать силу из внешних источников?

– Именно. Он их просто не чует. Тебе придется постоянно делиться с ним силой. Но всё равно без понимания процесса он не сможет полноценно колдовать. Это будет работа на износ.

– И что ты предлагаешь?

– Ничего. Я не знаю, что делать.

– Может, он просто ленится? Наказывать не пробовал? – Джарет выразительно помахал стеком.

– Я уже всё пробовал. Он боится боли, но это не выход. Постоянный страх убьет у него всякое желание заниматься. А поощрения вообще не срабатывают. Он слишком избалован.

– Мда… – король гоблинов задумался. – Ладно, после Йоля я его заберу и сам посмотрю, что можно сделать.

Алиас знал, какое значение фейри придают празднику зимнего солнцестояния в Верхнем мире. Даже Самхейн не мог сравняться по размаху с Йолем. Последнее время фейри уже не бесчинствовали в мире людей две недели, но всё еще появлялись в тех местах, где сохранилась магия. А уж гоблины – тем более. До праздника оставалось меньше недели.

Мимо пролетела стайка фей. Алиас проводил их глазами.

– Что-то они расплодились за последнее время, – озабоченно пробормотал он.

– Только ты еще не начинай! – вспылил Джарет. – Можно подумать, я саблезубых тигров разводить решил!

– Зачем они тебе? В смысле, феи, а не тигры.

– Пригодятся, – загадочно ответил Джарет. – До встречи, Алиас. Постарайся не отвлекать меня больше до Йоля, договорились?

От чего именно короля гоблинов не следует отвлекать, некромант уточнять не стал. Но домой вернулся в глубокой задумчивости.

– Алиас! – подозрительно встревоженный Герберт встретил его на крыльце. – К тебе гномы приходили. У них что-то случилось в швейной мастерской.

– Неужели?

– Да, и они очень просили прийти срочно!

– Герберт, да когда же ты поймешь, что врать мне бесполезно? – Алиас принюхался. – Ты что натворил?!

Он отбросил Герберта с дороги и ринулся в дом. Запах шел со второго этажа. Улики догорали в камине, но Алиас и так уже понял, что именно произошло.

– Кто тебе позволил брать книги из моей библиотеки?! – некромант скривился так, словно у него разболелись разом все зубы. – Герберт, это был единственный полный экземпляр «Черной курочки»! Что ты пытался сделать?!

– Вызвать джина, – отозвался вампир из холла.

– Иди сюда! Немедленно!

Герберт крайне неохотно поднялся в гостиную.

– Собирай вещи, – приказал Алиас. – Все побрякушки до единой. Больше ты их не увидишь. Оставь только ту одежду, которую я тебе покупал. Остальное – в сундук. Я сегодня же верну всё гномам. О боги, какое счастье, что ты уже через неделю переезжаешь в замок!

– Почему через неделю? – всполошился Герберт.

– К сожалению, раньше Джарет не может тебя забрать. До Йоля он занят, – Алиас пошевелил кочергой в камине. Книгу было жаль до слез. Но при мысли, что через неделю дом опустеет, стало еще горше.

Герберт поник. Эти две недели были для него непростыми, порой даже болезненными, когда Алиас выходил из себя во время занятий, но счастливыми. Таким живым он не ощущал себя даже до обращения. И вот – всё рушилось.

– Только без истерики! – прикрикнул Алиас, уловивший намерение ученика. – Это не обсуждается. Ступай, собирай сундук. И учти, я прекрасно помню, что у тебя есть, до последней сережки!

Герберт закусил губу, мотнул собранными в хвост волосами и скрылся в своей комнате. В эту ночь он впервые за две недели не пришел ночью к Алиасу.

Фон Кролок охотился. Вампиру необязательно убивать своих жертв, но Арден позволил выпивать до капли одного человека в месяц. И сегодня граф решил воспользоваться этим разрешением. Для охоты он выбрал деревеньку в лесной глуши и устроил засаду на тропе, рассчитывая перехватить какого-нибудь охотника, возвращающегося домой.

В стоящем на отшибе домишке хлопнула дверь. Скрипнула калитка, и за ограду, помахивая корзинкой, вышла девушка. «Куда это она на ночь глядя?» – удивился граф. С наступлением темноты в здешних местах люди предпочитали сидеть дома. Особенно молодые женщины.

Пока девушка шла по тропе, граф успел ее разглядеть. Хорошо сложенная, с заплетенными в косы каштановыми волосами и большими зелено-карими глазами с искоркой. «У Герберта такие же, – с неожиданной тоской подумал фон Кролок. – Жив ли он еще? Скорее всего, нет». И тут же выбросил мысли о сыне из головы. Жертва шла в лес, вампир последовал за ней, двигаясь совершенно бесшумно. Впрочем, он мог не стараться. Девушка не замечала ничего вокруг. Беспечность безумия. Граф понимающе усмехнулся. Безумие разной степени среди местных жителей было не редкостью. Эльфам нравились сумасшедшие. Странно, что родители девушки отпустили ее одну в лес так поздно. И зачем? Граф подождал, пока жертва дойдет до реки. На берегу она принялась собирать камешки, что-то напевая. Голос у сумасшедшей был неожиданно красивый. Граф подобрался поближе, оставалось сделать последний рывок, но вдруг вокруг девушки взметнулся вихрь, и она исчезла. Фон Кролок отшатнулся и озадаченно принюхался. Пахло гоблинами. Вот оно что… Должно быть, девицу прокляли родственники, пожелав, чтобы ее забрали гоблины. Граф с досадой вернулся к деревне. Придется начинать охоту заново.

Джарет придирчиво осмотрел доставленную гоблинам девушку – уже третью по счету. Первые две не подошли по разным причинам, но эта его устроила целиком и полностью.

– Ухаживайте за ней как следует, – Джарет строго глянул на служанок. – Скоро она мне понадобится.

Гоблинки закивали и поскорее увели безучастную девушку из тронного зала. Джарет поднял глаза на большой циферблат часов. Йоль уже на носу. И пусть это праздник Верхнего мира, но в Подземелье от него тоже кое-что зависит. Задуманное Джаретом колдовство не совершал еще никто и никогда. Будет чем гордиться. А потом он займется Гербертом. У Джарета уже появилась пара интересных идей, насчет его обучения. Это будет забавно.

– Арден, дорогой мой, жаль отвлекать тебя от несомненно важных дел, но я вынужден напомнить тебе о долге пятилетней давности.

У короля темных эльфов дернулась бровь. Он сразу заподозрил неладное, когда Алан вызвал его по зеркалу.

– Что ты хочешь?

– Твоего вампира. Не кривись так, Арден. Он соприкасался с Тьмой. И потому его присутствие в Подземелье крайне нежелательно. Я его не убью, просто отправлю в Верхний мир.

– Но сначала он сделает что-то для тебя? – Арден склонил голову набок, его глаза зло прищурились. – Что именно?

– Это тебя не касается. Ты ведь не откажешься платить долг?

– Не откажусь. Когда?

– Накануне Йоля.

– Договорились.

Герберт выбрал несвойственную ему тактику молчаливого бунта. Страдал он при этом неимоверно, но держал характер. К его досаде, Алиас не сразу понял, что ему объявили бойкот. Занятия некромант прекратил, сочтя их бесполезной тратой времени и опасаясь навредить Герберту. Наступившей тишине в доме Драккони сначала даже обрадовался. Герберт не закатывал истерик, не умолял, не подлизывался, он вообще не выходил из своей комнаты, читая невесть где взятый любовный роман. Или делая вид, что читает. Но после трех одиноких ночей Алиас не выдержал.

– Чего ты добиваешься? – Драккони встал в дверях, сложив руки на груди. При его появлении Герберт торопливо уткнулся носом в книжку. – Пойми же, это не моя прихоть. Я не могу тебя ничему научить, а у Джарета может получится раскрыть тебя для магии. Это твой шанс, Герберт, а ты воспринимаешь его, как наказание. Ты слышишь меня? Закрой книжку или хотя бы переверни – ты же ее вверх ногами держишь!

Герберт захлопнул книгу и уставился в окно.

– Берти…

– Не называй меня так!

Алиас усмехнулся.

– Герберт, тебе пора повзрослеть. Или ты уже не хочешь стать магом?

– Без тебя не хочу! – Герберт вскочил и кинулся Драккони на шею, так что тот едва удержался на ногах. – Я люблю тебя! Ну почему ты мне не веришь?

– Потому что ты врешь, как дышишь. И вот эта шелковая рубашка не тебе – наглядное тому доказательство.

– Я только одну оставил! Льняные все уродливые, а я хочу тебе нравится. Алиас, ну пожалуйста, я буду слушаться, только не отдавай меня! Я не смогу без тебя жить!

– Герберт, ты же не в другой мир отправляешься. Мы будем видеться. До замка рукой подать.

У Герберта засияли глаза.

– Верно! – воскликнул он. – У нас будут тайные свидания! Мы будем встречаться ночью, каждый раз в новом месте, писать друг другу записки и передавать их с надежными… – в этом месте Герберт запнулся.

– Каких бредней ты начитался? – нахмурился Алиас. – Джарет устроит нам свидания – в подвалах замка.

– Но это будет так романтично, – не уступал Герберт. – Алиас, любимый, ведь ты рискнешь ради меня жизнью и свободой?

– Нет, я сейчас сожгу эту книжонку! – Драккони оттолкнул его, схватил со стола растрепанный томик и решительно направился к камину. – Нельзя же быть таким впечатлительным, Герберт!

– Значит я был прав, – неожиданно спокойно сказал вампир. Голос его стал ледяным. – Ты меня не любишь.

«Кинется или нет? – отстраненно подумал Алиас. – Уж лучше бы кинулся. Хватит с меня этой мелодрамы».

Герберт гордо вскинул голову и прошел мимо него к лестнице.

– Куда ты?

– К Джарету, – не оборачиваясь, высокомерно ответил Герберт.

Алиас хотел сказать, что король гоблинов не велел его беспокоить до Йоля, но промолчал. В худшем случае Джарет просто отправит Герберта обратно. А в лучшем – оставит в замке и не будет больше этого изматывающего душу затянутого прощания.

– Удачи тебе, – крикнул он вслед Герберту. В ответ вампир хлопнул входной дверью так, что в окнах зазвенели стекла.

Алиас прождал час, но Герберт не вернулся. Зато появился Джарет.

– Я же просил не мешать мне до праздника! – с порога набросился он на некроманта. – Мне что, специальный указ нужно было издать и повесить его на каждом углу?!

– Извини, – покаянно развел руками Алиас. – Так уж вышло. Но зато тебе не пришлось тащить его силой.

Джарет внезапно успокоился.

– Ладно, пусть остается в замке. Хочешь поспорить, сколько он выдержит, прежде чем сбежит к тебе? Ставлю на пару дней.

– Пари не принимается. И что ты будешь делать в этом случае?

– Запру вас в соседних тюремных камерах. И поставлю охранником самого тупого гоблина, чтобы вы смогли сбежать. А потом вам придется скрываться в землях гномов или троллей, а я буду следовать за вами по пятам, но каждый раз в самый последний момент вы будете ускользать у меня из рук. Подробности я еще не придумал.

– Джарет, – осторожно спросил Алиас, – Ты что, тоже бульварной литературой увлекаешься?

– Оставь свой снобизм, – король гоблинов достал из кармана куртки потрепанную книжку в бумажной обложке и помахал ею перед носом некроманта. – Ты бы лучше сам почитал. Весьма увлекательно.

– А если серьезно?

– А если серьезно, то гоблин-охранник будет совсем не тупой, а замки с секретом. Так что выбраться вам будет непросто.

– Подожди! – Алиас сжал виски пальцами. – Это что, такой метод обучения?!

– Правда, оригинально? – Джарет широко улыбнулся. – Ты бы всё равно заскучал в отставке, а так у тебя будет интересный отдых на природе.

– Ох, не знаю, – Алиас задумался. Джарет славился своей буйной фантазией. А если он к тому же начитался приключенческой литературы для подростков, это могло обернуться чем-то совершенно невероятным. – Стар я уже для такого активного отдыха. Но если ты уверен, что это пойдет на пользу Герберту…

– Абсолютно уверен, – Джарет вручил ему книжку и исчез.

========== Ночь Йоля ==========

Граф фон Кролок за время пребывания в Подземелье частично поступился своими привычками, продлив время бодрствования на утро и вечер. Но днем он по-прежнему спал, плотно задвинув шторы. И Арден об этой особенности своего любовника прекрасно знал. Поэтом граф был весьма раздосадован, когда король темных эльфов разбудил его.

– Не смог подождать до вечера? – фон Кролок бросил взгляд на часы.

– Вечером ты будешь занят, – Арден с лихорадочной поспешностью срывал с себя одежду. – На закате Алан приглашает тебя в свой дворец. От такого приглашения не отказываются, дорогой мой.

– Другими словами, ему от меня что-то нужно, – граф насторожился. – Что именно?

– Он не сказал, – Арден обвился вокруг него, как плющ. – Но скорее всего, тебе придется вернуться в Верхний мир. Я не хочу расставаться с тобой, Йорген, но это превыше моих желаний!

Фон Кролок понял, что снова стал разменной монетой в каких-то запутанных интригах эльфийских владык. Как же он устал от них! Идея вернуться в Верхний мир вдруг показалась весьма заманчивой. Разумеется, если ему не придется платить за это слишком высокую цену.

– Не будем зря терять время, милый, – Арден настойчиво потерся о него.

– Что ж, если это наше последнее свидание, – граф перехватил его руки и выкрутил за спину, – Я постараюсь сделать его для тебя особенным.

«Ты меня надолго запомнишь, тварь!», – добавил он про себя и вдавил Ардена в перину. Король эльфов полузадушенно замычал. Граф провел по его спине когтями, постепенно усиливая нажим. Он заставил Ардена умолять и плакать в экстазе, а затем впился клыками в его шею. Глоток, два, три… Граф сумел оторваться вовремя.

– Я убью тебя… – Арден приподнялся, но рука подломилась, и он снова упал между подушками. – Клянусь, тебе не скрыться от меня ни в Верхнем мире, ни в Аду. Я найду тебя где угодно.

– Верю, что найдешь, – граф перевернул его на спину, и кончиками когтей провел по горлу. – Я допускаю даже, что ты захочешь меня убить. Но сможешь ли?

Арден зашипел, как кобра, и вцепился в его плечи. Безупречный маникюр короля эльфов оказался весьма острым.

– Что ты делаешь?!

Фон Кролок с удивлением смотрел на собственную кровь, текущую из-под ногтей Ардена. Король не ответил. Он с силой прижал к себе вампира. Только что затянувшиеся царапины на теле Ардена снова открылись. Он хрипло рассмеялся.

– Твоя кровь теперь во мне, милый. Не знаю, что задумал Алан, но не ему вершить твою судьбу. Ты мой, и только я буду решать, жить тебе или нет.

– Когда будешь решать, посмотри на это, – граф вытащил из-под кровати изорванную льняную рубашку, оставшуюся с их прошлого свидания. С удовлетворением отметил, каким тоскливым стал взгляд зеленых глаз короля эльфов. – И если захочешь продолжения, а ты захочешь, найди меня.

Арден смолчал. Он лежал неподвижно, пока граф одевался и причесывался. Фон Кролок накинул мантию и собрал длинные волосы под заколку в форме летучей мыши. Посмотрел на Ардена, вопросительно выгнув бровь.

– Портал за дверью, – король улыбнулся уголками губ. – Прощай, Йорген.

Граф кивнул, скользнул взглядом по его полуприкрытому телу и вышел из спальни в жемчужный туман перехода. Арден приподнял рубашку, посмотрел на безнадежно испорченные кружева, смял ее в комок и отбросил в угол.

– Ты так уверен, что я не смогу тебя убить, дорогой мой, что я просто обязан удивить тебя, – король темных эльфов прищурился, всматриваясь во что-то, видимое ему одному. – О да, у тебя будет пара секунд, чтобы понять, как ты ошибался.

Отправившись в Лабиринт, Герберт ожидал чего угодно, но только не полнейшего равнодушия к своей персоне со стороны Джарета. Приказав не покидать замок и не путаться у него под ногами, король сразу же забыл про вампира. Зато гоблины встретили Герберта, как принца. Он даже возгордился – хоть кто-то оценил его по достоинству! К тому же обнаружилось, что пресловутый сундук Алиас отправил не к гномам, а в замок. И гоблины радостно приволокли его Герберту. Теперь ему было чем заняться, в ожидании, пока Джарет закончит свои загадочные дела. Наконец-то можно было не таясь перемерить все наряды и драгоценности. Жаль только, не перед кем в них покрасоваться. А зеркальце слишком маленькое и полностью его не отражает.

На второй день в замке поднялась суматоха. Как объяснили Герберту, так здесь всегда бывает в канун Йоля. Среди гоблинов то и дело вспыхивали споры и даже потасовки. Решался нешуточный вопрос – кто отправится в Верхний мир, чтобы всласть там покуролесить? К вечеру появился Джарет и собрал всех обитателей замка в тронном зале.

– На этот раз на Йоль в Верхний мир отправятся… – король сделал паузу, и гоблины затаили дыхание. – Все желающие.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю