332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Нари Орлан » Дьявол целует сладко (СИ) » Текст книги (страница 19)
Дьявол целует сладко (СИ)
  • Текст добавлен: 3 января 2021, 23:00

Текст книги "Дьявол целует сладко (СИ)"


Автор книги: Нари Орлан






сообщить о нарушении

Текущая страница: 19 (всего у книги 20 страниц)

– Так как я плаваю плохо, поэтому придется согласиться. А ты бы действительно выбросил меня за борт, если б я отказалась?

– Конечно, – заверил меня Мартин. – Но, пожалуй, если б ты начала тонуть, то я бы спас тебя.

– Ну хоть на этом спасибо, – усмехнулась я.

Секундой позже я оказалась в крепких объятьях. Мартин прижал меня к себе, как драгоценное сокровище. Я таяла в его руках, стараясь прогнать страх. На что я согласилась?.. По ощущениям, будто собралась пройти босиком по горящим углям. Но если б я отказалась, то жалела бы об этом всю жизнь.

Знаю, с Мартином будет нелегко. Его сложно понять, он вечно скрывает свои мысли и намерения. Прячет эмоции, чувства и редко обнажает душу. Но, я считаю, ко мне подкралось огромное настоящее счастье, когда я с Мартином познакомилась, ведь еще тогда в моем сердце стало зарождаться прекрасное чувство, которое сейчас охватило меня полностью и, я знаю, оно будет расти. Потому что теперь ему не будет одиноко.

Прижимаясь к Мартину ближе, я ощущала себя самой счастливой девушкой на свете. Сладкий трепет распространялся в груди – не представляю, как раньше я жила без чувств. Будто всю жизнь смотрела черно-белое кино, и только сейчас мир заиграл красками.

Возможно, Мартину в данный момент так же хорошо со мной, как и мне с ним, – от этой мысли я становлюсь еще счастливее. Осознание того, что я вызываю в нем те же чувства, что и он во мне, окрыляет и дарит ощущение полета.

Будучи его девушкой, я сделаю все возможное, чтобы наша любовь только росла в размерах.

Одну минутку… Он сказал: «Для начала ты должна согласиться стать моей девушкой». Для начала?

Озадаченная, я отстранилась и с недоумением взглянула в его глаза.

– Ты сказал «для начала»… Что ты еще запланировал?

Мартин нежно улыбнулся и ответил:

– Увидишь. Подожди немного.

Догадки, родившиеся после его слов и заманчивой улыбки, я озвучить не решилась. Вдруг я не угадала.

– Хорошо, подожду.

– А сейчас пошли ужинать. Думаю, Вика уже все приготовила, – сказал он и повел меня за руку вдоль бортика.

– Так быстро?

– Она долго возиться не любит.

И действительно: когда мы спустились в гостиную, Вика уже заканчивала расставлять на столе тарелки. Такого количества суши на одном квадратном метре я в жизни не видела. Разноцветные серединки, обернутые рисом, пестрели то зеленым, то красным, то желтым. Я сто лет не была в суши-ресторане, и у меня мгновенно потекли слюнки от такого разнообразия.

– Нравится? – спросила Вика. – Любишь суши?

– Конечно. Ты так быстро их приготовила…

– Потому что тоже их люблю! Здесь суши называются кимпаб, и его вместо бутербродов едят. Так что я уже наловчилась быстро его скручивать.

– Здесь? – удивленно спросила я. На самом деле мне вообще не сообщили, в каком море плавает эта яхта.

– Мы у берегов Южной Кореи. Мартин тебе не сказал?

Этот засранец с отсутствующим видом присел за стол и ответил:

– Я решил, что на майские праздники мы спокойно можем взять себе несколько выходных и отдохнуть после напряженного месяца работы. Лёня позаботится о лагере и о Фрейде, пока нас нет.

Да уж, хорошо, что я не оказалась за бортом. Мало того, что пришлось бы полдня плыть к берегу, так еще потом неизвестно как выкручиваться в чужой стране без документов и денег.

– Это сколько я времени проспала, что ты успел так далеко меня увезти?

– Больше суток.

Стараясь снова не злиться, я присела рядом с Мартином. Он сразу же приобнял меня за плечи и прошептал на ухо:

– В разговоре за ужином ты можешь узнать множество новых фактов обо мне. Постарайся бурно не удивляться каждый раз.

Еще бы, я почти ничего не знала о прошлом Мартина. Где он вырос, кто его родители, как он подружился с Викой и ее мужем? Новые и новые вопросы возникали и, боюсь, ночи не хватило бы, чтоб получить на них все ответы. Но, надеюсь, что со временем Мартин будет открываться мне все больше.

Когда мы вчетвером уселись за стол, я наконец узнала, что мужа Вики зовут Август. Оказалось, яхту ему подарил Мартин. Я удержала в себе вопрос о том, откуда у него взялось столько денег.

Увидев мой озадаченный взгляд, Мартин сказал:

– Прошлой осенью эти двое спасли меня от Апексориума. Поэтому яхта в подарок на свадьбу – это меньшее, что я мог для них сделать.

– Кстати, – заговорил Август, прожевав суши с лососем, – как там план по утиранию Апексориуму носа? Получится расширить лагерь до его размеров?

– Мы с владельцем лагеря работаем над этим. Расширение может занять не один год, но результат того стоит. Чтобы выйти из-под гнета Апексориума, нам самим нужно создать столицу настолько же мощную, как их город. Пора перестать от них зависеть.

– Но ты же понимаешь, что в Апексориуме крутятся миллиарды долларов. Знать города имеет связи с самыми влиятельными людьми планеты. Я там жил, не забывай, и знаю, насколько они могут быть опасны.

– Согласен, у них есть преимущество. Тем более все в курсе, где находятся лагеря, но никто не знает, где находится Апексориум. Но у нас есть то, чего нет у их населения. И это – книга с секретными знаниями о даре. Если наши люди будут владеть ими, то получим преимущество мы. Поэтому я собираюсь построить учебный центр, где будет проходить обучение этим знаниям.

Мартин просил не удивляться, но я не могла не смотреть на него ошарашенно. Я даже забыла о еде.

– А это, – продолжил он, – заставит к нашему лагерю подтянуться всех. Даже тех, кто живет в Апексориуме. Ведь, я уверен, в их Высшей школе и близко не учат никаким тайным техникам.

– Не учат, – покачал головой Август. – Но ты должен быть готов к тому, что в итоге власть Апексориума прознает о книге. И тогда последствия могут быть трагичными.

– У меня есть идеи на этот счет. Строя учебный центр, мы будем разрабатывать защиту нового уровня…

Вика вместе со мной внимательно следила за разговором, не спеша отправляя в рот кимпаб за кимпабом. Я радовалась возможности услышать, как Мартин обсуждает с другом свои планы, и немного грустила из-за того, что со мной он ничего прежде так не обсуждал.

– А ты что думаешь по этому поводу? – вдруг спросил меня Мартин. – Как тебе идея с обучением?

– По-моему, идея отличная.

Я даже представить себе не могла, что Мартин носит в голове настолько глобальные планы. Меня это приятно удивило, и я не сомневалась, наш новый Командир серьезно возьмется за их реализацию.

Но после окончания этого разговора я удивилась еще больше.

– Ты так и не нашел своих мать и отца? – спросила Вика после недолгой паузы.

Мартин вздохнул и грустным взглядом уставился в уже пустую тарелку.

– Отца я ни разу не видел, только знаю, что он был талантливым художником. Если бы мать хоть раз назвала его имя… А поиск по внешнему сходству ничего не дал. Может быть, она вообще солгала. Чего ей стоило? Я с ней общался единственный раз, когда мне было шестнадцать лет. Хвасталась, что ее наконец-то взяли на роль в каком-то голливудском фильме, который до нашей страны так и не дошел, и вскользь упомянула об отце: «Ах, он был талантливым художником, но сразу, как узнал, что я беременна, исчез». И эта же фраза стала аргументом к тому, что она бросила меня тоже. – Мартин с силой сжал кулаки. – Хватит, не хочу об этом больше вспоминать.

Я накрыла его руку своей, стараясь унять знакомую мне боль. Меня тоже бросили. Просто одним майским вечером принесли и положили на порог детдома. Без имени, без даты рождения, без одежды.

Молоденькая воспитательница, которая потом стала для меня как мама, назвала меня Снежаной, потому что я свалилась им как снег на голову.

Мартин приобнял меня за плечи и ласковым голосом прошептал на ухо:

– Любимая, давай не грустить о прошлом. Впереди у нас светлое будущее. Например, сегодняшний вечер. Ты еще ждешь главный сюрприз?

ГЛАВА 29

После ужина Мартин почти насильно отправил меня в душ, выдав шелковый халат нежно-розового цвета. Я была не против забраться под горячие струи воды, поэтому не возмущалась, лишь с подозрительностью взглянула на Мартина перед тем, как скрыться за дверью ванной комнатки.

Только я осталась одна, как мне захотелось вернуться к нему. Минуты одиночества казались невыносимыми. Совсем недавно я целый месяц пережила без Мартина, а теперь каких-то полчаса без него словно мука. Но я нашла выход – тешила себя тем, что в будущем мы будем намного больше времени проводить вместе.

Мне бы хотелось с ним и вовсе не расставаться. Засыпать вместе и просыпаться. Помогать ему собираться на работу… Хотя, Мартин самостоятельный парень. Возможно, ему не нужна рядом «мамочка». Он умеет вкусно готовить, сам следит за своей одеждой: галстук всегда у него аккуратно завязан, рубашка выглажена, костюм идеально чист. Может, по утрам я бы только мешалась под ногами…

Ну вот, я нашла чем себя расстроить. Мне действительно нужно поскорее вернуться в комнату. Не то вправду испорчу себе настроение.

Лучше не торопить события. Может, Мартин для начала хочет просто повстречаться со мной. Сходить на свидание… На котором мы ни разу не были. Хотя для меня это не беда, даже наоборот. Сходить домой к Мартину, покушать его фирменных блинчиков с бананами и клубникой, попозировать на диване для его рисунка, после чего заняться умопомрачительным сексом – этого мне хочется намного больше, чем прогулку за ручку по парку либо ужина в переполненном ресторане.

Интересно узнать, что хочет сам Мартин? Этот вопрос я решила ему задать сразу, как выйду из ванной комнаты.

Приняв душ, я надела шелковый халат и взглянула на себя в зеркало. Влажные волосы я убрала назад, открывая лицо, которое светилось радостью. Сейчас мне показалось, что я изменилась. Зеленые глаза теперь не были тусклыми и не терялись на лице, как я считала раньше. Они лучились счастьем.

Довольная своим внешним видом, я напоследок улыбнулась отражению и вышла.

В комнате не горел свет. Но чайные свечи, расставленные на кровати в форме сердца, озаряли золотистым сиянием пространство так, что я хорошо видела покрывало из лепестков роз, которые усыпали собой всю кровать и мой путь к ней.

Мартин – непревзойденный романтик.

Я еле слышно ахнула с восхищением и ступила босой ногой на лепестки. Не успела я сделать второй шаг, как на мои плечи легли руки, останавливая меня. По телу пронеслась горячая дрожь, растворяя испуг.

Мартин нежно обнял меня, и его сладкий шепот нарушил тишину.

– Ты ведь понимаешь, что теперь не имеешь права отказывать мне ни в чем.

Мои глаза расширились от шока. Но я решила играть по его правилам, немного их переиначив.

– Ты тоже, – ответила я.

Несколько долгих секунд молчания – Мартин явно задумался над моим ответом.

– Тогда давай друг другу скажем то, чего хотим, – наконец проговорил он. – И каждый обязан согласиться.

В моей голове сразу родилась уйма идей. Я с воодушевлением ухватилась за предоставленный шанс их озвучить.

– Идет, – ответила я, продолжая любоваться сердцем из огоньков на фоне алых лепестков.

– Но ограничимся пятью пожеланиями друг к другу.

Выбрать только пять пожеланий будет нелегко. Но я согласилась.

– Начинай ты, – сказал Мартин и, пробравшись рукой под тонкую ткань халата, принялся поглаживать мою грудь. Сосок мгновенно затвердел и сделался чувствительным. Волна возбуждения, распространяясь по телу, мешала сконцентрироваться и выбрать пожелание, которое я озвучу первым.

– Не сбивай с толку, – строго сказала я, но Мартин вместо того, чтобы послушаться меня, скользнул второй рукой по моему животу и притиснул меня ближе к себе.

– Думай скорее. Не то я прямо здесь тебя возьму. Даже до кровати не буду нести.

И я выпалила первое, что выскочило из кучи идей.

– Ты будешь делиться со мной своими планами.

– Согласен. Ты будешь носить все, что я тебе подарю.

Так и быть.

– Согласна… – ответила я, затем с некоторой боязнью произнесла: – Мы будем спать каждую ночь вместе.

– Согласен. Ты будешь исполнять все мои сексуальные желания.

Ого! На такое опасно соглашаться! Мало ли что ему взбредет в голову! А фантазия у него, между прочим, буйная и оригинальная.

– Если ты хоть на одно мое желание ответишь отрицательно, то все мои согласия аннулируются.

Вот, значит, как. Из этого надо извлечь пользу.

– Ладно. Я согласна. Тогда ты каждый день будешь готовить для нас ужин.

– Согласен. – За спиной послышалось несколько смешков. – Тогда ты будешь мыть всю посуду.

– Согласна, – сказала я и задумалась над тем, какое пожелание выбрать следующим. Пока я молчала, Мартин развязал пояс моего халата и свободно проник под шелк к моему голому телу. Из головы вмиг вылетела мысль, которую я собралась озвучить. – Ты нечестно играешь. – Я повернулась к Мартину лицом.

Теперь думать мне было еще тяжелее – мой взгляд остановился на обнаженной груди Мартина. Он был раздет по пояс. В тот же миг мне захотелось прижаться к его голому телу своим.

– Говори, что еще хочешь. – Мартин приподнял мою голову за подбородок, и его взгляд, полный желания, опустился к моим губам. – С каждого осталось по две фразы.

– Ты будешь по утрам будить меня поцелуем и нежными словами.

– Согласен, – улыбнулся он. – Ты выйдешь за меня замуж.

На секунду мне показалось, что я ослышалась. Но коварная улыбка Мартина подтверждала – я расслышала все правильно.

– Помнишь, как я сказал? Если ты хоть раз ответишь отказом, то все мои согласия аннулируются.

Засранец. Он снова все просчитал. Но, если честно, это качество его характера мне нравится. И также понимаю: отказать не смогу. Не из-за того, что его согласия аннулируются, а потому, что я не хочу лгать. Я не могу найти ни одной весомой причины для отказа, и могу назвать бесчисленное количество причин для согласия.

Глаза Мартина горели нетерпением, и я решила долго не держать в себе ответ. Но от волнения во рту пересохло, с удивлением я осознала, что дрожу и мне тяжело собраться с мыслями.

Хорошо получилось лишь улыбнуться и несколько раз кивнуть. Лицо Мартина расцвело в солнечной улыбке.

– Согласна?

Глядя в любимые глаза, я постаралась добавить голосу уверенности и произнесла:

– Согласна.

Его пальцы коснулись моей правой руки, и я опустила взгляд. В темноте сверкнуло золотое кольцо, украшенное драгоценным камнем. Затаив дыхание, я наблюдала, как Мартин надевает кольцо на мой безымянный палец.

– У нас осталось еще по одной фразе. Твоя очередь, Снежа.

Все идеи, из которых я собиралась выбрать последнюю, разбежались. Я не могла отвести взгляд от кольца и окончательно поверить в то, что Мартин мне его подарил.

Не знаю как, но этот человек сначала сделал из моей жизни ад, а теперь – превратил ее в рай.

– Думаю, главное мы уже сказали друг другу, – ответила я, поднимая взгляд к лицу Мартина. – Могу лишь добавить: ты будешь заботиться обо мне.

– Согласен. А ты будешь заботиться обо мне.

– Согласна.

Только я произнесла это слово, как Мартин привлек меня к себе и впился в губы жарким поцелуем, от которого внутри стал разгораться огонь, полный безудержной страсти.

Шелковый халат соскользнул с плечей и упал к ногам. Совершенно обнаженная, я прижалась к сильному телу. Но руки Мартина спустились по моей спине и оставили меня.

Почему он не обнимает в ответ? Озадаченная его поведением, я замедлила поцелуй и отстранилась.

Хитрая улыбка на губах Мартина намекала на одно – он что-то задумал.

– Повернись ко мне спиной.

– Зачем?

– Несколько минут назад ты согласилась выполнять все мои эротические желания. Поэтому не задавай вопросов и поворачивайся.

Я уже пожалела, что так мало потребовала со своей стороны – лишь делиться планами, готовить ужин, говорить нежные слова по утрам, заботиться и спать вместе. С его стороны одно «исполнять все желания» чего стоит.

Но раз согласилась, значит повернусь к нему спиной. Остается надеяться, что зарождающийся внутри страх – это не предвестник чего-то опасного.

Я вновь залюбовалась сердцем из свечей на кровати. Но вдруг перед моим взором появилась знакомая лента, закрывая собой романтичную картину. Холодная ткань коснулась моего носа, приблизилась к глазам – я их послушно прикрыла – и легла на веки. Пока Мартин крепко завязывал ленту, страх внутри меня множился с каждой секундой.

Почему я так боюсь? Может, он просто хочет заняться сексом с завязанными глазами, ведь в прошлый раз я так быстро сбежала. Не стоит дрожать и волноваться.

Несколько мгновений ничего не происходило. Я не чувствовала присутствия Мартина за своей спиной. Внезапно я поняла, почему не могу успокоиться и продолжаю переживать.

Мартин непредсказуем.

Наконец, появившись из ниоткуда, он крепко взял меня за руку, переплетя наши пальцы, и потянул за собой. Я еще не успела потеряться в пространстве и поняла, куда он собрался меня вести – в коридор или в ванную комнату.

Когда лепестки роз под ногами сменились лакированным паркетом, я вмиг остановилась.

– Куда ты меня ведешь?

Палец припал к моим губам, заставляя замолчать.

– Тише. Не задавай вопросов.

Я увернулась от пальца Мартина и уже шепотом заявила:

– В таком виде я никуда не пойду.

– Я тоже голый. Не веришь?

Он положил мою ладонь себе на бедро и провел ею вниз. Мартин не солгал – на нем не было даже боксеров. Понимание того, что мы оба полностью голые стоим в тесном коридоре, вмиг распалило во мне возбуждение. Мне невыносимо хотелось снова прижаться к Мартину и почувствовать, как меня хочет он.

– Доверься мне и не вздумай снимать ленту. – Сладкий шепот прозвучал над самым ухом и отдался приятной дрожью по телу. Мартин крепче взял мою руку, после чего я услышала, как открылась дверь, ведущая в гостиную.

Немного света пробивалось через ленту, но я все равно не могла ничего разобрать. Интересно, где Вика и ее муж? Уже спят? Или наблюдают за нами, едва сдерживаясь от комментариев?

Я неосознанно завертела головой по сторонам, продолжая осторожно ступать босыми ногами по полу. В груди сердце колотилось в бешеном темпе. Ничего не видя, я стала прислушиваться к звукам. Но стук своего сердца – единственное, что я слышала. Это еще сильнее вгоняло в панику.

– Осторожно, лестница, – сказал Мартин, и я на время отвлеклась от слепого волнения и принялась медленно на ощупь подниматься по ступенькам.

Совсем скоро мы окажемся на палубе. Где сейчас яхта? У берега? Или в открытом море? Нас кто-то увидит?

Страх ледяным дождем опустился на плечи. Моя свободная рука аж тряслась от желания сорвать проклятую ленту с глаз. А потом придушить ею Мартина.

Когда ступеньки закончились, он не дал мне опомниться и подхватил на руки, словно перышко. Я машинально обвила руками его шею.

– Не вздумай брыкаться, не то вылетим вдвоем за борт. А море ночью холодное…

После этих слов я вцепилась в Мартина так крепко, будто от того, настолько хорошо я держусь, зависела моя жизнь. Неспешным шагом он понес меня по палубе, пока я дрожала в его руках. Нет, не от холода. Прохладный ветер меня не беспокоил. Глаза ничего не видели, но воображение, как назло, рисовало картины, заставляющие дрожать от стыда: как мимо проплывает огромный корабль, пассажиры которого выстроились с биноклями у перил и следят за каждым шагом Мартина.

Я схожу с ума. Никто на нас не смотрит. Нет никакого корабля. Лишь волны неторопливо перекатываются по морской глади и гуляет ветер. Зная характер Мартина, можно сказать смело: он бы никому не разрешил смотреть на мое голое тело.

Наконец он остановился и опустил меня. К удивлению, мои ноги коснулись не отполированного дерева палубы, а мягкого одеяла. Прохладный ветер ласковым потоком пронесся по моей коже. Я поежилась, обнимая себя за плечи. Присутствие Мартина рядом не ощущалось.

Тишину нарушил пленяющий шепот:

– Снежана, ты даже не представляешь, насколько сейчас прекрасна.

Мартин стоял сзади. Его ладони легли на мои груди и нежно их сжали. Я ощутила жар тела, которое едва прикасалось к моей спине. А потом губы опустились к шее и принялись влажными чувственными поцелуями пробуждать трепет под кожей.

– Разреши снять ленту.

– Нет.

– Но…

Одна рука Мартина полностью обняла меня и притиснула назад, тогда как вторая двинулась вверх и, добравшись до шеи, властно обхватила ее.

– Теперь тебе никуда от меня не деться. Придется играть по моим правилам.

Ствол его твердого члена упирался в мои ягодицы, заставляя тело еще сильнее трепетать от возбуждения. Слова Мартина настораживали и одновременно магическим образом влияли на меня – я получала какое-то неизведанное наслаждение от властных ноток его голоса.

Сильные руки двигались по телу, все больше распаляя меня. Он хотел довести меня до умопомешательства, хотел, чтобы я истекла влагой, чтобы мое тело забилось в сладких конвульсиях лишь от его рук.

Я же хотела почувствовать его животную сущность. Хотела, чтобы он набросился на меня и истязал мое тело, пока не насытится мной.

Я явно схожу с ума от перевозбуждения. Мартин превращает меня в создание, рассудок которого заполняют только развратные мысли.

Когда он приподнимает мою голову за подбородок и запрокидывает ее, указательный палец скользит по моей губе – я дотрагиваюсь до него языком. Мартин погружает палец глубже мне в рот и шепчет на ухо:

– Оближи его.

Я делаю так, как он говорит, и во мне рождается желание повторить те же самые движения ртом и языком, только не с пальцем. Я никогда не становилась перед парнем на колени, и поэтому чувствую, как к щекам приливает краска от этого внезапного желания. Но оно слишком сильное, чтобы ему противиться.

– Хочу попробовать, – шепчу я, когда палец Мартина выскальзывает изо рта.

– Что ты хочешь попробовать?

Мое дыхание ломается – палец, влажный от моей слюны, опустился к моим складочкам и теперь медленно раздвигает их.

– Так что же? – снова спрашивает Мартин и, найдя мои самые чувствительные места, скользит по ним. Вспышки наслаждения раз за разом пронзают мое тело, я не могу связать и двух слов, лишь часто стону.

– Говори. – Мартин убирает палец буквально за несколько минут до оргазма. Я перевожу дыхание, облизывая пересохшие губы. Кожа горит огнем, под ней еще искрится наслаждение, которое не успело достичь пика.

Повернувшись к Мартину лицом, я решаю взять ситуацию в свои руки. Я знаю, что могу его так же свести с ума. Даже с завязанными глазами.

На ощупь я протягиваю руку вперед, пока не касаюсь напряженных мышц пресса. Нежным движением веду руку вниз и замираю. Стыд вместе со страхом сковывает меня. Что, если ему не понравится?

Но любопытство подстегивает меня, и я решаюсь обхватить рукой твердый член. Интересно, какой он на вкус?

Тихий низкий стон вырывается из груди Мартина, когда я провожу по стволу рукой вниз, а потом вверх. Мне нравится его реакция. Повторяю движение руки.

– Снежа, ты снова нарушаешь все мои планы.

– Да? – отвечаю я с улыбкой, продолжая двигаться рукой вниз и вверх. Не помню, чтобы когда-то мне приносило наслаждение держать в руке член. Сейчас же я ловлю какой-то новый кайф от того, что ощущаю в руке твердый ствол, обтянутый нежно-шелковой кожей. Желание провести по ней языком растет с каждой секундой.

И я опускаюсь, становлюсь на колени и слышу, как Мартин говорит:

– Вот черт.

Вслепую я подаюсь вперед, приоткрываю рот и, помогая себе рукой, точно прикасаюсь кончиком языка к головке. Мне этого мало, я хочу больше и, обхватывая губами в кольцо член, двигаюсь вперед.

Шумное дыхание Мартина доносится ко мне сверху, пока я с наслаждением пробую на вкус большой леденец. Да, большой. Он с трудом помещается во рту, но я продолжаю его облизывать, обсасывать, симулировать движениями головы те движения, которые Мартин делает резко и жестко. Мои же дразнящие и плавные.

Ловлю себя на мысли, что мне нравится стоять на коленях и слышать, как мои старания отражаются в низких стонах Мартина. Но внезапно он отстраняется, и я, озадаченная неожиданной реакцией, запрокидываю голову.

Горячие губы прижимаются к моим губам, и я мгновенно, сдавшись напору, пропускаю настойчивый язык внутрь. Не разрывая поцелуя, Мартин валит меня на покрывало и притискивает к нему своим телом.

Чувствуя его безудержное желание, я распаляюсь пуще прежнего. Обхватываю ногами его бедра и недвусмысленно подаюсь вперед. В голове все мысли растворяются в пьянящем тумане, кроме одной: «Хочу, хочу до безумия». Я задыхаюсь, отвечая на поцелуй, впиваюсь короткими ногтями в широкую спину, полностью отдаюсь поглотившему меня желанию.

Но Мартин снова меня дразнит. Не дает того, что я хочу до исступления. Он разрывает поцелуй, берет мою руку в свою и говорит:

– Помнишь, как я двигался пальцами там?

В ответ я неуверенно киваю.

– Теперь повтори то же самое, только своей ручкой. Я хочу на это посмотреть.

Почему-то волна стыда обдает жаром все мое тело, до самых ушей – я чувствую, как они горят. Темнота по-прежнему скрывает от меня мир, но я точно знаю: губы Мартина сейчас растянулись в хитрой, соблазнительной улыбке. Он подводит наши руки к моему рту и кладет на губы мой указательный палец.

– Оближи его.

От стыда сгореть можно – теперь я знаю. А еще и задохнуться, пока сердце отчаянно быстро колотится в груди. Но я открываю рот и провожу языком по пальцу. В этом нет ничего страшного, но почему же мое тело дрожит от переполнивших его эмоций. Мартин, наверно, понимает, что я сама не опущу руку вниз, поэтому берет ее и помогает мне.

Он вместе со мной раздвигает мои складочки и, направляя мои пальцы, показывает, как надо двигаться. А потом вдруг убирает руку.

– Теперь сама.

Я не могу пошевелиться. Я никогда не пыталась сама себе доставить удовольствие подобным образом, и теперь стыд, появившийся из уголков подсознания, не дает шевельнуться, а взамен продолжает купать мое тело в жарких волнах.

Влажный язык касается моего соска, и я от неожиданности вздрагиваю. Губы Мартина втягивают его в сладкий плен, играют с ним, зубы слегка покусывают, и я разрываю тишину громкими стонами. Другая грудь тоже не остается без ласки – пальцы начинают сжимать чувствительный сосок, немного его покручивая.

Истома внизу живота невыносимо ноет сладостной болью – я выгибаюсь дугой, и мои стоны становятся громче.

Но в следующий миг Мартин останавливается и, накрыв мою руку, которая по-прежнему лежит между ног, говорит:

– Начни двигать пальцами, и я продолжу.

Шантаж! Грязный шантаж! Он издевается надо мной! От злости прикусив губу, я начинаю пальцами по памяти повторять движения Мартина. Сначала неловко, осторожно, ничего особо не чувствуя, но спустя короткий промежуток времени понимаю – мне нравится. Я сама нахожу чувствительные места и уделяю им больше внимания. Даже забываю, что наверняка Мартин наблюдает за мной и получает от этого какой-то ведомый лишь ему кайф.

Мне хорошо, просто потрясающе. Я чувствую, как внутри меня все яркие ощущения постепенно скручиваются в тугой жгут. А когда Мартин снова опускается ко мне и начинает ласкать мою грудь, – они становятся еще ярче.

В один момент из меня вырывается вскрик наслаждения – ритмичная пульсация разносится сладкой дрожью по телу. И Мартин наконец срывает ленту с моих глаз.

От раскинувшегося над головой ночного неба захватывает дух. Золотую россыпь звезд дополняет острый серп месяца. Широко раскрыв глаза, я перевожу взгляд от одной яркой звезды к другой.

– Невероятная красота…

Мартин перекрывает собой кусочек неба и улыбается. Потом опускается ко мне ближе и впивается в губы чувственным поцелуем, заставляя забыть о небе, о звездах, обо всем, кроме него. Его сильное горячее тело прижимает меня к покрывалу, и я мгновенно завожусь вновь. Мое лоно снова начинает требовательно ныть, напоминая, – ему внимания не уделили.

Ему не приходится долго ждать. Совсем скоро твердый член врывается в него, входит на всю длину, заполняя до предела. Долгожданные ощущения захватывают в плен мое тело, окончательно сводят с ума.

И если мне кажется, что лучше уже быть не может, то Мартин доказывает – может. Он слегка отстраняется, продолжая неистово вбиваться в меня, и заглядывает в мои глаза пристальным взором.

Огоньки в его радужках кружатся в танце, овладевают моим сознанием. Все нервные окончания моего тела пробуждаются и откликаются трепетом на гипноз.

Деревянная палуба остается где-то позади. Небо словно становится ближе, а притяжение больше не имеет над нами власти. Жар наших тел, которые сливаются воедино, наша любовь, наполняющая сердца, наши движения навстречу друг другу – только это важно, все остальное исчезает.

Я ощущаю, как внутри меня зарождается знакомый радужный фонтан. Он ширится в размерах, пока не достигает пика – и тогда разрывается, расплескивается по телу полным блаженством.

Мартин закрывает глаза, пряча огоньки, и я падаю, возвращаюсь в реальность – на палубу, под ночное небо с тысячью звезд. Нежные объятья согревают и защищают от холода. Я прижимаюсь к любимому телу ближе и проваливаюсь в сон.

Утро пробудило меня криками чаек. Совершенно не хотелось открывать глаза, нежась под одеялом в объятьях. Но проснуться все-таки пришлось – Мартин нежно поцеловал в губы и прошептал:

– Доброе утро, моя милая.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю