332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Нари Орлан » Дьявол целует сладко (СИ) » Текст книги (страница 15)
Дьявол целует сладко (СИ)
  • Текст добавлен: 3 января 2021, 23:00

Текст книги "Дьявол целует сладко (СИ)"


Автор книги: Нари Орлан






сообщить о нарушении

Текущая страница: 15 (всего у книги 20 страниц)

– Все-таки ты расстроилась, когда я сказал, что идея с браком была бредовой. Я прав? Хочешь за меня замуж?

Мое тело вмиг напряглось. Он подтрунивает надо мной? Так и чувствую, как он ехидно ухмыляется.

– Я отвечу, хочу или нет, если расскажешь, зачем тебе был нужен фиктивный брак со мной.

Мартин в ответ залился смехом и обнял меня за плечи.

– Снежана, – сказал он, угомонившись, – ты мне нравишься все больше. Научил на свою голову вести дебаты. Но, к сожалению, ничто меня не заставит сказать, зачем мне понадобился тот фиктивный брак. Лгать я не хочу.

Наверно, на моем лице было легко прочитать разочарование, потому что Мартин добавил:

– Я не хочу говорить по единственной причине: ты очень не обрадуешься моему ответу.

С одной стороны, мне было жутко интересно, что скрывает Мартин, а с другой – безумно приятно, что он хочет уберечь меня от новой боли. Я невольно склонила голову и положила ее на его плечо, прикрывая глаза. Тепло его тела, словно волшебный эликсир, постепенно залечивало раны на моем сердце.

– Снежана, ты меня долго будешь мучить? – спросил Мартин через некоторое время.

В замешательстве я приподняла голову и озадаченно взглянула на него.

– Решила мне отомстить за все? Я, конечно, понимаю, что заслуживаю. Но это слишком жестоко. Совсем скоро я начну думать, что изнасилование – не так уж и плохо. Тем более ты лишь делаешь вид, что меня не хочешь.

– Думаю, я еще немного тебя помучаю, – ответила я с улыбкой.

– Нет, хватит. Мое терпение лопнуло. – От его грозного взгляда во мне стрелой взметнулось волнение.

– Знаешь, мне кажется, не сильно ты изменился…

Его мягкие, но настойчивые губы, точно не изменились. Я совершенно растерялась… Его лицо быстро приблизилось к моему, взгляд устремился вниз и нежный поцелуй коснулся моих губ, которые продолжали оставаться плотно сомкнутыми. Но я не оттолкнула его, не отвернулась, хотя могла…

С хитрой улыбкой Мартин отстранился от меня и принялся стягивать с себя пиджак. Оставшись в рубашке, он закатал рукава до локтя и снял часы.

Кажется, я упустила тот момент, в который еще могла сбежать.

Предчувствуя что-то неладное, даже Фрейд перебрался с дивана на стул, но я осталась сидеть, путаясь в сомнениях. Я до головокружения желала оказаться в жарких объятиях Мартина, но меня еще сдерживали гнетущие воспоминания. Я никак не могла отстраниться от них. Мне нужно привыкнуть к тому, что Мартин может быть хорошим.

Он хлопнул в ладоши дважды, и свет в квартире потух.

– Расслабься. – Его руки легли на мои плечи и нежными движениями принялись поглаживать их. – Отпусти плохие воспоминания. Почувствуй себя только здесь и только сейчас.

Несмотря на отсутствие света, я могла различать предметы в темноте, благодаря дару. Возможно, поэтому Мартин следом попросил меня закрыть глаза.

Тепло от легкого массажа расходилось по телу, постепенно расслабляя мышцу за мышцей. Я старалась сконцентрироваться лишь на приятных ощущениях, которые дарили его руки – волшебные, золотые руки. Я слышала наше дыхание, мое сердцебиение отмеряло секунды ласкового блаженства. Казалось, весь мир исчез и остались лишь мы вдвоем.

– Я чертовски сильно скучал по тебе. Этой ночью я успел тысячу раз пожалеть о том, что сказал тебе не приходить ко мне для перевода.

Мои глаза вмиг распахнулись. Лицо Мартина было всего в нескольких сантиметрах от моего. Огоньки в его радужках резвились как сумасшедшие, выдавая завораживающие пируэты. Они гипнотизировали меня, усиливали желание отдаться, подчиниться, растаять от наслаждения.

Рука Мартина нежно завладела моим подбородком, и большой палец провел линию по моей нижней губе. Я непроизвольно приоткрыла рот, не в силах оторвать взгляд от танцующих огней.

– Признайся, Снежана, что тоже скучала по мне.

Ласковые вибрации его голоса, казалось, проникали мгновенно в душу, отчего она, томленная сладкими звуками, раскрывалась и отвечала искренностью.

– Сильно скучала…

Мартин явно остался доволен моим ответом, но я даже представить не могла, что он скажет дальше.

– Давай взлетим сегодня вместе.

Обычно дарят друг другу «поднебесный» оргазм только влюбленные пары, ведь он усиливает чувства и наслаждение. Я в жизни не испытывала подобного, хотя много наслышалась от подруг о том, как это потрясающе.

От такого предложения невозможно отказаться.

– Давай…

Лишь стоило этому слову сорваться с губ, как Мартин притянул меня к себе, сокращая между нами расстояние до минимума. Жадный, напористый поцелуй заставил мой рот мигом раскрыться, и в него сразу же проник настойчивый язык и принялся играть с моим. Охваченная вспыхнувшим желанием, я с самозабвением отвечала на его поцелуй, цеплялась, комкала пальцами тонкую ткань рубашки – под ней скрывалось тело, к которому я до исступления хотела прикоснуться.

Мартин разорвал поцелуй и, прожигая меня пламенным взглядом, забрался руками под край моей футболки. Его ладони медленно двинулись по телу вверх, отчего мое дыхание на несколько мгновений остановилось – под его руками кожа словно насыщалась пузырьками шампанского, которые мигом проникали в кровь и ударяли в голову хмельным дурманом.

– Мне чертовски нравится, как твое тело реагирует на мои ласки. Нравится видеть, как оно хочет большего.

Его руки подхватили футболку за край и стянули ее через голову. Мои волосы в беспорядке опустились на голые плечи, а во взгляде Мартина, который устремился на мою грудь, зажглась похоть.

От одного его взгляда я готова была сойти с ума. Он с наслаждением впитывал в себя каждый изгиб моего тела, жаждущего новых прикосновений. Я завела руки за спину и расстегнула застежку лифчика. Пока я спускала бретельки с плечей, на губах Мартина играла развратная улыбка. И только я отбросила лифчик в неизвестном направлении, как эти же губы припали к моей обнаженной груди.

Влажные поцелуи покрывали чувствительную кожу, все ближе подбираясь к соску, набухшему от желания. Кончик языка едва задел его, играясь, а меня словно пронзило легким разрядом тока. Я вздрогнула, и губы Мартина захватили сосок в тугой плен. Его руки направились вниз, к ширинке моих джинсов, и принялись ее расстегивать, пока я издавала еле слышные стоны.

Когда его пальцы пробрались под ткань моих трусиков, горячее дыхание обожгло влажный от поцелуев сосок, делая его еще более чувствительным. Мое белье уже успело насквозь пропитаться влагой, и ловкий палец Мартина мягко проскользнул между моими складочками.

По телу пронеслась жаркая волна, сладкая истома внизу живота мучила все сильнее. В порыве желания я притянула голову Мартина к своему лицу и с пылкостью его поцеловала. Он мгновенно отреагировал на мой поцелуй, обхватил меня обеими руками, крепко к себе прижимая.

Секундой позже Мартин повалил меня на диван и, оставив томиться в ожидании, принялся спешно расстегивать рубашку. Только она отлетела в сторону, как сильные руки быстро стащили с меня джинсы вместе с нижним бельем.

Я успела лишь немного полюбоваться рельефами мышц крепкого мужского торса, потому что совсем скоро Мартин опустился ко мне и притиснул меня к дивану своим телом, обнаженным и горячим.

Мои ноги обхватили его бедра, руки легли на спину, прижимая желанное тело еще ближе. Мы неотрывно смотрели друг другу в глаза. Огоньки в его радужках плясали в безумном танце, щедро разбрасывая искры и завораживая своим действом. Казалось, все чувства моего тела вмиг обострились. Жар стал ярче, хмельной дурман в голове пробудил доселе невиданные краски, а трепет в груди усилился стократно.

– Ну что, ты готова?

Нотки его голоса донеслись до меня, но я, прикованная взглядом к его глазам, не смогла ничего ответить. Все слова распадались на звуки, растворялись в пространстве, теряли смысл. Ничего не имело значения, кроме танца огней в глазах Мартина.

Мое молчание он принял за согласие и в следующую секунду ворвался в меня твердым членом. Будто из другого измерения до меня донесся мой крик наслаждения, а внутри меня словно родился радужный фонтан и принялся расплескивать по всем клеточкам моего тела наслаждение. С каждым новым толчком этот фонтан расширялся и с ним росли незабываемые чувства.

Огни в глазах напротив пестрели всеми оттенками оранжевого и красного, манили к себе, пленяли красочными танцами. Весь окружающий мир отдалялся, я больше не чувствовала под собой дивана – невесомость подхватила наши сплетенные тела и позвала к небесам.

Дыхание остановилось, сердце замерло, впечатленное новым неизведанным блаженством. Время застыло, чтобы растянуть незабвенные мгновения.

Танцы огней достигли кульминации – и Мартин закрыл глаза. Фонтан внутри меня взорвался, а подо мной, казалось, остались тысячи километров к земле. Сильные руки крепко держали меня, прогоняя страх разбиться.

Наконец спина опять ощутила обивку дивана. Мое тело чувствовало себя так, словно родилось заново и искупалось в сказочном пруду. Разнеженная от блаженных ощущений, я обняла Мартина. Мне хотелось прошептать ему сотни нежных слов, признаться в чувствах, но мой язык совершенно не поворачивался. Послевкусие полета ввело меня в полное расслабление.

Раздался звонок в дверь.

Нет, не хочу никому открывать. Пусть даже сейчас давно утро, и мне пора на работу. Не разомкну век и не выпущу Мартина из объятий.

Но звонивший не успокаивался. Он трезвонил и трезвонил. А потом даже принялся стучать.

– Снежана! Открой дверь! Я знаю, что он здесь!

Разъяренный голос Лёни заставил меня напрячься. Что ему от меня нужно?

– Ребята, – послышалось уже тише, – если в течение минуты дверь не откроется, выбивайте ее к чертям.

ГЛАВА 23

– Сейчас открою! Минутку! – выкрикнула я, включив свет.

Мартин уже подорвался с дивана и принялся быстро одеваться, пока я оглядывала квартиру в поиске места, в которое бы мог спрятаться высокий парень крепкого телосложения. Сейчас не лучшее время для объяснений причин, почему Мартин у меня и почему я на него больше не сержусь.

Подбежав к шкафу, я раскрыла его дверцы. Тяжелый вздох вырвался из моей груди. Одежды слишком много… Вряд ли сюда поместится Мартин.

Торопливый шепот заставил меня вздрогнуть:

– Одевайся скорее, если не хочешь предстать перед другом в неглиже.

Мартин сунул мне в руки мою одежду, которую, скорее всего, только что собрал с пола.

– Вообще-то я занята тем, чтобы найти место, где ты спрячешься, – прошептала я в ответ.

– Я не буду прятаться. – Мартин протянул мне небольшой конверт. – А вот это спрячь, никому не отдавай. Откроешь его, когда меня уведут и ты останешься одна.

Мои глаза расширились от шока. На любимом лице почему-то не было и тени удивления, зато обреченность и грусть омрачали его черты. Сердце в моей груди сжалось.

– Ты знал, что он придет?

– Да. Одевайся скорее.

Я засунула конверт в карман куртки, висевшей в шкафу, и впопыхах принялась одеваться. Что происходит? Почему я ни о чем не знаю? Сотни вопросов рождались в моей голове, которая, казалось, вот-вот взорвется. Пальцы дрожали, не слушались. Никогда мне не было так тяжело натащить на себя пару шмоток.

– Минута уже давно прошла! – выкрикнул Лёня из-за двери.

Какое он имеет право орать под моей квартирой и грозиться взломом двери?! Я закипала от гнева, намереваясь высказать пару нелестных слов в адрес друга.

Только я закончила одеваться и развернулась к двери, как Мартин поймал меня в свои объятья и впился в губы жарким, но отчаянным поцелуем. Все вопросы и злость мигом вылетели из головы. Я обняла крепкое, желанное тело в ответ, приподнялась на носочки. Наш поцелуй стал еще глубже, еще страстнее. Моя голова заполнилась сладким туманом, сердце встрепенулось и погнало горячую кровь по жилам. Возбуждение вновь завладело моим телом. Белая рубашка Мартина, которую я уже успела смять в прошлый раз, снова терзалась моими короткими ногтями. Я прижималась все ближе, желая никогда не покидать объятия.

Но Мартин прервал поцелуй, и грустная улыбка растянула его губы. Он запустил пальцы в мои волосы, нежно завел прядь за ухо и сказал:

– Помнишь, что я говорил? Ты должна найти парня, который сделает тебя счастливой. Если хоть один доведет тебя до слез, шли его куда подальше. Поняла?

Я быстро-быстро заморгала. Подтекст его слов слишком поздно дошел до меня, и я не успела ухватить Мартина за рукав, чтобы остановить его. Он уже отошел от меня и направился к двери.

Только она распахнулась, как в квартиру ворвалась охрана лагеря. Один из мужчин мигом застегнул на запястьях Мартина наручники.

– Что происходит?! – выкрикнула я, бросившись к охранникам.

Лёня перехватил меня на пути, закрыв своей спиной дверной проем. Я громко ругалась и отчаянно пыталась вырваться, молотя кулаками и ногами по телу друга. От беспомощности сердце разрывалось в груди, к глазам подступали слезы. Впервые в жизни я обозвала друга грязными словами. Но он держал меня железной хваткой, пропуская мимо ушей мою ругань.

Когда раздался звук захлопнувшейся двери, Лёня наконец-то отпустил меня. Только сейчас я обнаружила, что в комнате, кроме нас с другом, стоят еще Эмма и Алина.

– Я жду объяснений! Что происходит?!

Эмма вздохнула и, подойдя к дивану, устало спросила:

– Ну вы вдвоем все ей объясните. Я пока пойду оформлять бумаги.

Черный пиджак Мартина, который остался лежать на диване, уже служил подстилкой Фрейду. Он с удовольствием развалился на нем и с любопытством наблюдал за незваными гостями. Эмма явно собралась прихватить пиджак, протянула к нему руку, но кот внезапно грозно на нее зашипел. Она в испуге отпрянула.

– Что у тебя кот такой нервный?..

Фрейду без проблем удалось отстоять территорию. Рискни Эмма наплевать на его шипение, то, несомненно, получила бы острыми коготками по руке.

Что-то недовольно пробурчав, она в конце концов ушла без пиджака, оставив меня с Лёней и Алиной. Мой взгляд упал на знакомую папку, которую держала в руках девушка. Я так и не узнала, почему она приходила…

– Снежок. Вот и сюрприз! – друг развел руками в стороны. – Мартина ты больше не увидишь.

Алина радостно улыбнулась, а Лёня подошел ближе ко мне и приобнял меня за плечи, но я сбросила руку, отступая в сторону.

– С какой это стати?! Я требую немедленных объяснений! – выпалила я, совершенно не понимая, чему здесь радоваться.

Не обращая внимания на мое возмущение, друг заговорил:

– Благодаря Алине, у нас теперь есть на Мартина не хилый компромат. Мы вчера с ней хорошо пообщались, и она согласилась с нами сотрудничать.

– Конечно, – подхватила девушка, – такой ужасный человек не может занимать должность Командира. Я бы и раньше донесла эти сведения до общественности, но Мартин мне угрожал. А Лёня меня убедил в том, что я могу раскрыть прошлое Мартина, не боясь за себя и близких. Так как после этого он отправится в Апексориум, где его будут судить.

– Да, – хохотнул Лёня. – Этот парень – теперь точно не жилец. Ему дадут или пожизненное, или приговорят к смертной казни.

Они болтали еще о чем-то, но я не разбирала слов. В ушах зазвенело, окружающий мир будто покрылся пеленой, пока внутри меня продолжало все переворачиваться. Слабость волной накатила на меня, а следом подкосились ноги, больше не в силах держать тело. В один миг все исчезло, провалившись в темноту.

Не знаю, сколько времени я провела без сознания: несколько минут или несколько часов.

Еле слышное бормотание стало доноситься ко мне издалека. Я различила два голоса: женский и мужской. Постепенно неразборчивый говор обретал ясность, а ко мне возвращалось ощущение собственного тела. Скорее всего, я лежала на диване.

– Где я возьму нашатырный спирт? – спросил Лёня. – Аптечку она не держит, надо идти в госпиталь.

– Тогда иди, – ответила Алина. – Я с ней посижу.

Ко мне только дошло – я впервые в жизни грохнулась в обморок! От внезапной волны неконтролируемого страха я встрепенулась и резко села. Голова сразу же закружилась, так что я едва не упала обратно на диван.

Лёня подхватил меня и помог сесть. Когда головокружение прошло, я увидела протянутый мне стакан воды.

– Ты в порядке?

Оставив без внимания заданный вопрос, я принялась жадно глотать прохладную воду. Секунда за секундой на меня обрушивались воспоминания. Перед внутренним взором застыло лицо Мартина – печальное, с нежной улыбкой. Сердце защемило в груди, к глазам вновь подступили слезы.

Нет, я не буду плакать, пока во всем не разберусь.

– Что в папке? – спросила я Алину, отдав пустой стакан Лёне.

– Ксерокопии газетных вырезок. – Она достала из папки бумаги и протянула их мне. – Все эти катастрофы, произошедшие в прошлом году, подстроил Мартин с помощью дара.

На первой странице говорилось об аварии: «… автомобиль врезался в остановку общественного транспорта… погибло трое человек». Не вникая в детали, я быстро перелистнула страницу. Второй катастрофе отводилось гораздо больше места на газетном листе: «Трагедия в новом парке аттракционов… шестнадцать человек скончалось на месте…».

Чувствуя, как у меня дрожат руки и бешено скачет сердце, я перебралась на третью страницу: «… в час пик двери вагона метро открылись на полном ходу. Десять человек выпало в тоннель…». От последней страницы меня еще больше передернуло: «…в городском зоопарке львы растерзали посетителя…».

Во мне проснулось нестерпимое желание разорвать на мелкие кусочки все ксерокопии. Пальцы с силой сжали бумагу, грубо сминая ее.

Этого не может быть. Мартин не мог быть насколько плохим.

Я с ненавистью взглянула на Алину. Ее ответный сочувственный взгляд вогнал меня в бешенство.

– Это просто макулатура. – Я вернула ей помятые листы. – Где доказательства вины Мартина?

– Я принесла список свидетелей. Могу показать. Да и Мартин сам признался в совершенных преступлениях. Я не преувеличивала, когда сравнивала его с дьяволом. Для него убить человека – что спичку сломать.

Лёня приобнял меня за плечи, шепча:

– А ты волновалась из-за своей истории. Парень лишил жизни двадцать человек и глазом не моргнул.

Раньше объятья друга всегда приносили мне покой и согревали теплом. Теперь же никакого комфорта я не чувствовала и сразу же отодвинулась в сторону, ближе к Фрейду, который до сих пор охранял пиджак Мартина.

В голове прозвучало его признание. Теперь я поняла, что значили слова: «В один момент на меня градом обрушились события прошлого года. Понимаешь, я помнил, что сделал, но не мог поверить в это».

Я тоже не могла поверить.

Но даже если на самом деле – хоть это и трудно принять – Мартин виновен, то сейчас он изменился. Даже по-другому… Я вспомнила, как он говорил, что на него что-то влияло… Фактически виновен не он, а то, что влияло.

Прочистив горло, я собралась с мыслями и уверенно сказала:

– Он невиновен. Мартин говорил, что последний год нечто влияло на него, а в ночь, когда он забрал недостающую часть дара, влияние пропало.

– И ты поверила? – скривился Лёня. – Да этот парень и не ту чепуху скажет, чтобы затащить тебя в постель.

– Да при чем здесь постель! – выпалила я. – Благодаря Мартину, мы спасли Командира! Говоришь, убить как спичку сломать?! Тогда почему он разрешил воспользоваться теми знаниями, которые собирался хранить только для себя?!

Ошеломленный от моего крика, друг молча уставился на меня. Тишину комнаты нарушало лишь мое шумное дыхание. Заведенное сердце колотилось в сумасшедшем темпе. Сейчас я готова была бороться до последнего.

Спокойный голос Алины нарушил тишину:

– Один добрый поступок Мартина не доказывает то, что он изменился. Тем более мы не знаем, не было ли ему выгодно это спасение.

Я метнула в девушку гневный взгляд, но она продолжила говорить.

– Мартин очень умный. Ты можешь никогда не найти связи в его поступках, но, поверь, она есть. В прошлом году этот человек придумал гениальный план, чтобы вернуть меня. Он менял мне будущее следующего дня, в котором якобы спасал от катастрофы. Я была во всех этих местах из газет, которые ты только что видела, а Мартин играл героя, спасающего мою жизнь в последний момент. Я ни о чем не догадывалась, пока он сам во всем не сознался.

Они хотят, чтобы я тоже желала Мартину тюрьмы. У них сто и один неоспоримый довод на каждое мое возражение. Словами я ничего им не докажу.

Но это не значит, что я буду сидеть сложа руки.

– Знаете, дайте мне прийти в себя. Отдохнуть и переварить информацию. В противном случае мы сейчас зря поругаемся.

К счастью, Алина и Лёня без проблем согласились уйти, ничего не заподозрив. Только друг перед дверью неожиданно вполголоса спросил:

– Не знаешь, где книга?

Я мигом покачала головой, надеясь, что на моем лбу не появилась надпись: «Врет как дышит!».

– Прикинь, этот урод сказал, что удалил ее. Но ничего, я вытащу из него правду.

Когда я наконец-то осталась в квартире наедине с котом, моя голова заполнилась догадками. Скорее всего, вчера Эмма, встретившись с Лёней, пожаловалась на увольнение. И они вместе решили допросить Алину, ведь Лёня был в курсе, что я никаких сведений толком из нее не вытащила. Таким образом, эта троица на общих интересах спелась против Мартина.

Я не удивлюсь, если Лёня уже рассказал о книге Эмме и Алине. Эта его ненависть к Мартину делает из него совершенно другого человека. Я буквально не узнаю своего друга.

На интуитивном уровне я почувствовала: не стоит говорить ему о том, что ноутбук с книгой спрятан у меня.

Спустя какое-то время, проведенное за размышлениями, я вспомнила о конверте и мигом бросилась к шкафу. Любопытство и досада разрывали меня на части. Как я не вспомнила о нем раньше?

Конверт не был заклеен, и я быстро достала из него сложенный вдвое лист:

«Жаль, у меня не было времени самому рассказать тебе обо всем. Я не хотел портить рассказами о своем прошлом те несколько часов, которые нам повезло провести вместе.

Вполне возможно, сейчас ты ненавидишь меня и ждешь не дождешься того момента, когда я предстану перед судом.

Но, прошу. Ненадолго отстранись от чувств.

Книга теперь у тебя. Береги ее. Бумажный экземпляр я сжег, поэтому все, что осталось – это отсканированная копия. Скорее отвези ее бывшему Командиру. Надеюсь, вместе вы примете верное решение о ее дальнейшей судьбе. Пока вы не решите – никому не показывай книгу и не говори о ней.

Будь осторожной.

Твой М.»

В порыве злости я разорвала лист на множество мелких кусочков. Но легче не стало. Хотелось схватить Мартина за шкирки я трясти до тех пор, пока б из него не высыпалась вся дурь. И эгоизм.

Ни капли он не изменился! Каким был засранцем, таким и остался! Похоже, он даже на секунду не задумался о том, как жестоко разбивает мне сердце. Бессовестный! Пришел, растопил душу, предложил «полетать» вместе… А после этого бросил меня. Несмотря на весомую причину, так поступать нельзя.

Прибить его мало. Но никому другому я не позволю это сделать. Сама лично расквитаюсь с ним.

Пока я принимала душ и собиралась ехать в убежище, где прячутся Инна и Камиль, ни на секунду не переставала думать об одном: как из слов «на него влияло что-то» выжать реальную пользу. Если б найти похожий случай у кого-то другого, но я ничего подобного раньше не слышала…

Как и не слышала о том, что дар можно разделять.

Мои руки замерли за миг до того, как стянуть волосы в тугой хвост. Я уставилась на свое отражение в зеркале, ошарашенная последними мыслями.

Может, неконтролируемая жестокость – это побочный эффект разделения дара? Ведь, как бы я ни злилась на Мартина, после объединения дара он изменился. Сила в нем будто нашла баланс. А раньше, вполне возможно, бесилась из-за того, что ей не хватало части.

Но все это лишь предположения – таким Мартина не спасешь. Нужны доказательства.

С третьего раза я стянула волосы в идеальный хвост, забрала сумку с ноутбуком и оставила Фрейда охранять квартиру.

На ресепшене меня, конечно, остановил охранник. В такое время – на ночь глядя – лагерь можно покидать только по специальному разрешению от Командира либо от его заместителя.

– Забыл, какую я теперь должность занимаю? Мне разрешение не нужно.

Настороженно поглядев по сторонам, Илья поманил меня к себе. Я перегнулась через стойку, готовясь услышать нечто невероятно секретное.

Но вместо этого прозвучал вопрос:

– Это правда, что новый Командир нечестно выиграл турнир?

– Что?

– Говорят, что у него есть какая-то книга, с помощью которой он удвоил себе силу.

Мои глаза едва не вылезли из орбит. Увидев мою реакцию, Илья скривился:

– Ты что, не слышала, что планируют переизбирать Командира на новом турнире?

Медленно качая головой, я отстранилась от охранника. Как же мало я знаю о том, что сегодня происходит в лагере. Не хватало еще и лживых слухов!

Хотя могу догадаться, чьих рук это дело. Эмма явно не может смириться с увольнением. Вот почему она сегодня с утра была столь милой – уже придумала, как вернуть себе должность. Не удивлюсь, если по лагерю и обо мне ползают грязные слухи – Илья в этом, конечно, не признается.

– Так правда, что у него есть какая-то волшебная книга? – вполголоса спросил охранник. Его глаза буквально горели от любопытства.

– Откуда мне знать?! Меня вообще на турнире не было.

Лицо Ильи мгновенно сникло.

– Жаль. – Он вернулся на рабочее место и устремил взгляд в монитор. – Ладно, говори, куда идешь и когда вернешься.

– Вернусь утром, а иду искать Инну. После смерти Командира она уехала и оборвала всю связь.

– И ты ее за ночь найдешь?

– В любом случае мне утром на работу.

С этими словами я покинула ресепшен, испытывая облегчение – Илья ничего не спросил о сумке для ноутбука, которую я держала в руке. Надеюсь, он ее даже не заметил.

Чтобы Лёня ничего не заподозрил, я отправила ему сообщение о том, что поехала в гости к Инне. Будет хуже, если он внезапно обнаружит мое исчезновение.

Уже сидя в такси я не удержалась от соблазна и, достав ноутбук, включила его. Когда система запустилась, появилось окошко ввода пароля. Обычно раньше, когда я приступала к переводу, меня уже ждал скан книги, развернутый на весь экран, либо Мартин втихаря вводил пароль, после чего отдавал мне ноутбук.

Каким образом теперь мне угадать пароль?

Я выругалась про себя, описывая личность Мартина яркими эпитетами. Толку от ноутбука, если я не могу в него войти?

Ради эксперимента я ввела «Снежана», на что мне всплыл красный крестик и надпись «Неверное имя пользователя или пароль».

Желание схватить Мартина за шкирки и со всей силы потрясти его умножилось в несколько раз. Подавив в себе возмущение, я уже собиралась закрыть ноутбук, как под строкой для ввода пароля всплыла подсказка: «Где я хочу заняться с тобой сексом?»

Да он издевается!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю