332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Максим Ковалёв » Тайна крыланов (СИ) » Текст книги (страница 6)
Тайна крыланов (СИ)
  • Текст добавлен: 7 июня 2021, 21:03

Текст книги "Тайна крыланов (СИ)"


Автор книги: Максим Ковалёв






сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 11 страниц)

   Горы Крыланов, горы Омму, были наполнены магией. Она «сочилась» меж их камней. Из их недр. Как и говорил пустынник. Зелёное свечение. Мёртвая древняя сила.


   Маг видел её и с закрытыми глазами. Так она представлялась даже сильнее, заволакивая всё вокруг. Весь мир. Это было убийственно, но он шёл вперёд и никому не собирался говорить о том, что чувствовал. Ему нужна эта «зелень». Её Источник, что он искал долгие годы. Необходимость самопожертвования (собственного или кого-то из своих спутников) страшила Милоша меньше, чем поглощающая их гроза. Ведь лишь она могла остановить его.


   Дорога приобрела заметный уклон. Каменные выползни сливались в сплошную бурую горную породу. Начала попадаться даже жалкая растительность – пучки трав и безлиственный кустарник. Хоть эта земля и была «проклятой», но жизни тут имелось поболее, чем в пройденных ими песках. И стоило помнить, что составляли её не одни только колючие кусты и безобидные ящерки.


   Милош приложил ладонь козырьком к глазам. Над горами в расцвеченном вспышками молний просторе бесстрашно парили неведомые ему птицы – дюжина или больше. Тёмные кресты широко раскинутых крыльев на фоне навевающего оторопь свинцовыми красками, лишь чуть просветлевшего небосвода. Если он различал их даже на таком отдалении, то какими эти «птички» должны быть вблизи? Маг решил, что это местная разновидность стервятников. И они наблюдали за ними. За кем же ещё.


   Склоны скал были круты, изобилую трещинами и разломами. Породы имели всё тот же красноватый оттенок, но Милош видел их ядовито-зелёными. Эти горы были не так высоки, как знакомые ему Грозовые или Норгордские, но от своего подножия казались громадными. Подобное впечатление производилось из-за того, что, выступая из песка, скалы сразу же возносились на десятки метров. Предгорья как такового не имелось вовсе.


   Они ехали среди выветренных каменных стен. Это место было особенным даже во внешнем воплощении. Пугающим – конечно пугающим! – но и притягивающим своей таинственной красотой. Шуаль провёл их меж двух нависающих утёсов, разделённых узкой расщелиной. Ветер в этом месте набирал сокрушительную силу, ревя бешеным великаном. Лошади с трудом переступали с ноги на ногу, обходя россыпи булыжников. Их всадники низко пригнулись, вцепившись в гривы. Гром гремел, и эхо усиливало грохот. Не то что говорить, дышать было едва возможно.


   Когда они выбрались на более открытый участок, и напор ветра спал, Милош услышал, как Томо плачет, причитая, что они обречены, что Голли будут глодать их кости, а пещерные демоны навечно заберут их души к себе в рабство. Ивар после ссоры хранил молчание. Равно как и Шуаль. Маг бросил взгляд на пройденную расщелину. Позади них семенил четырёхлапый полупрозрачный силуэт – следопыт и идеальный убийца.


   Они пересекли небольшое овальное плато, ограниченное с двух сторон десятками наслаивающихся каменных ярусов, словно очутились на старой гладиаторской арене. Гулкое эхо металось меж устремлённых вверх гранитных столбов, во множестве торчащих здесь, словно гигантские клыки.


   Клубящееся, переполненное водой подбрюшье нависающих прямо над ними туч озаряли вспышки молний.


   Они миновали ещё одну расщелину-проход – даже уже прежней – на другой стороне плато и за ней увидели вход в пещеру.


   Широкая неровная дыра у основания почти вертикальной скальной поверхности. Тёмная и бездонная. Милош придержал лошадь, борясь с внезапно нахлынувшей робостью. Сглотнул сухой ком. Пустынник уходил дальше вперёд, вихри песка размывали его фигуру. Маг сжал бёдра, направляя дрожащее от усталости животное за ним следом.


   Первая часть их пути оставалась позади.


   Измученные они друг за другом погрузились в раззяванную пасть горы. И тогда небо позади них лопнуло. Земля содрогнулась, когда на неё разом обрушилось несколько молний, а следом ударил поток неистового ливня.




   В чреве гор




   Пещера оказалась просторна, нечета норе, где они столкнулись с Голли. Скорее даже не пещера, а целый подгорный зал. Чуть вздыбленный пол. Теряющийся в тёмной вышине свод. Неровные выступы и «наплывы» у стен. Мрачный гулкий простор. Бросив на всё это лишь беглый взгляд, маг обернулся ко входу, желая запечатлеть в памяти восхитительную феерию, что правила бал снаружи.


   За пределами пещеры буря набирала силу и тем, кто не нашёл от неё укрытия, было не позавидовать. Ливень угомонил вихрящийся песок, но бьющие без конца молнии и штормовой ветер сами по себе таили ещё большую опасность. Ало-белые вспышки высвечивали мир, погружая его из тьмы в белизну. Проход заволокла водяная занавеса, через которую внутрь проникали тяжеловесные громовые уханья.


   В промежутках между раскатами удавалось расслышать близкое журчание ручья, бегущего меж камней. Звучало это непередаваемо маняще. Глазам потребовалось некоторое время, чтобы привыкнуть к полутьме. Ивар уже высекал искры, поджигая один из возимых им факелов.


   Ведя лошадей и верблюда под уздцы, они прошли вглубь пещеры.


   Ручей появлялся из трещины в стене, падал водопадом в выдолбленную им же самим скальную «чашу», переливался через край, бежал извилистой змейкой среди мокрых булыжников и через десяток шагов нырял под гранитный выступ, вновь исчезая из виду.


   – Вода чистая. Можно пить.


   Шуаль первым подошёл к «чаше». Набрал полную пригоршню и поднёс ко рту. Сверкающие капли бежали по его гладкому подбородку, пустынник шумно глотал. За первой порцией последовала вторая, затем третья.


   – Холодная. Надо пить медленно, – добавил он, утолив жажду и плеская теперь себе на лицо и шею.


   Ивар переглянулся с Томо, потом оба уставились на Милоша. Шуаль, заметив их нерешительность, отступил в сторону, вернувшись к верблюду.


   Пить хотелось так, что Милошу казалось, он готов вобрать в себя целый океан одним бесконечно долгим глотком. Ледяная кристально чистая вода. Не тёплая муть, нет... Много воды. Но он заставил себя не торопиться. Подошёл, присел на корточки возле ручья, погрузил в него сложенную «лодочкой» ладонь. Холодный язык нежно облизал его иссушенную кожу. Маг испытал почти неземное наслаждение. Мелькнула мысль целиком залезть в воду... Спутники смотрели на него, открыв рты и горячо дыша. Они хотели пить. Милош заметил взгляд Шуаля, брошенный будто мимоходом.


   Ладно, поздно таиться...


   Маг поднял ладонь к глазам, вглядываясь в прозрачную лужицу. Его пальцы осветились мягким малиновым свечением, словно он затеплил небольшую лампаду. Милош некоторое время наблюдал за радужными бликами... а затем припал к влаге губами и всосал её в себя.


   – Вода чистейшая, – произнёс он.


   Расстегнув ворот куртки, он скинул с головы намотанный на неё тюрбан. Рухнул на колени, запустил в ручей обе руки и стал глотать воду пригоршнями. Затем вовсе уткнулся в неё лицом.


   Рядом к водопою приникли Ивар с Томо.


   Зубы нещадно ломило от холода, но они остановились, лишь когда почувствовали, что если выпьют ещё хотя бы глоток, то лопнут. Уже спокойно умылись, наполнили баклаги и осмотрелись внимательнее вокруг.


   Пещера была даже больше, чем показалось сначала. Света, доходящего снаружи через вход, и от воткнутого меж камней горящего факела хватало, чтобы рассмотреть пространство метров на двадцать, а дальше – полнейший мрак, и что таилось под ним неведомо. Пока они пили, Чиверз прошмыгнул мимо стремительной, мокрой тенью, растворившись в темноте.


   Шуаль высек огонь и запалил ещё факел, взяв тот из связки, что была припасена для них в пещере. Передал его Томо.


   Прочные своды, вода, прохлада – данное место будто специально создавалось для обустройства лагеря. Милош прислушался к беспрестанному грохоту, доносящемуся снаружи. Их пристанище казалось ему всё более уютным.


   – Лошади надо запереть в стойла, пока мы ходить в город, – донёсся до них голос Шуаля.


   Он уже распряг свою «лошадь» и повёл её в дальнюю часть пещеры, где сквозь дыры в своде проникало немного блеклого освещения.


   – Что за стойла? – не понял маг.


   – Это здесь. Я показать.


   Милош отвязал ларец, предоставив Томо и Ивару избавить лошадей от сёдел. Проследовав за Шуалем и увидев, о чём он говорит, они вновь удивлённо хмыкнули. Определённо, эта пещера была идеальным местом для стоянки. Даже весьма обустроенным местом. Стойла для лошадей здесь действительно имелись. С полдюжины закутков, отгороженных друг от друга каменными перегородками, проходы в которые закрывали дощатые дверцы. Был и общий загон. Груды сухих лепёшек, прочий мусор и, главное, запах свидетельствовали о том, что ими пользовались с регулярным постоянством.


   «Похоже, они тут едва ли не живут». – Маг утёр горячий лоб. У него был жар. Раньше он думал, что это от солнца, но теперь солнца не было, а жар оставался. А с ним слабость и ломота в костях. И головная боль. Больной маг – где вы ещё такое увидите?


   – Здесь течь вода. Корм тоже есть. – Шуаль завёл верблюда в загон. Тот немедленно направился к желобу, тянущемуся вдоль стены, в котором была вода. – Они здесь в безо-пасность.


   – В горах должны водиться хищники, – заметил маг. – Их может привлечь запах, и они спокойно пролезут сюда, пока нас нет.


   Милош с ларцом стоял в стороне, а его спутники заводили лошадей в стойла. Животные почуяли воду. Маг заметил в кормушках зерно – пустынники следовали договору, заранее подготовившись к их приезду, и теперь низкорослых коняг ждал полноценный отдых. В отличие от их хозяев.


   Вместо ответа на его вопрос синекожий предложил немного пройтись с ним, посмотреть на кое-что ещё. Они вернулись ко входу в пещеру, где уже разлилась широкая лужа, и Шуаль указал на скальную поверхность слева от него. Маг замер, будто оглушённый. Затем отложил ларец в сторону и подошёл ближе. Он всё прекрасно видел, но желал убедиться наверняка.


   На стене на уровне головы Милоша был выровнен плоский круг диаметром около метра. И в нём располагался знак. О тысячелетиях, прошедших с тех пор, когда его выбили в камне, напоминали лишь россыпи мелких трещин у краёв. Ещё был слой пыли, которую маг легко смахнул ладонью. Знак сохранился превосходно. Не удивительно, ведь его до сих пор наполняла магия. Их магия.


   «Потому лошадям ничто и не угрожает».


   Символ Омму оберегал вход в пещеру и всех находящихся в ней.


   Маг провёл кончиком пальца по его изгибам, повторяя начертанное изображение – тонкий как клинок хвост, пара иззубренных распахнутых крыл, приплюснутая остроухая голова. То было стилизованное изображение крылана. До этого Милош встречал данный символ лишь единожды. В записях, что Ордену удалось перекупить за огромные деньги у одного коллекционера, который в свою очередь приобрёл их где-то на юге у некоего «любителя старины» самой бандитской наружности. Как такое сокровище попало к первому продавцу, оставалось загадкой, хотя Милош и имел на сей счёт ряд предположений. Из этих записей после нескольких лет упорных расшифровок, они, собственно, и узнали о существовании скрижали, а также месте её вероятного нахождения.


   И вот он видел символ Омму вживую. Касался собственными пальцами.


   А ведь в глубине сознания у него до последнего были сомнения. Даже после рассказа Шуаля оставался страх сглазить удачу. И только теперь доказательства стали неопровержимы... Шуаль, поняв его состояние, молча замер позади, давая магу, а сейчас скорее просто учёному, возможность побыть со своей «манией» наедине.


   – Это их знак, – спустя какое-то время выдавил Милош.


   Шуаль понял, о ком он говорит:


   – Да. В город есть ещё много.


   Маг кивнул, не отстраняя руки от простого и неизмеримо прекрасного для него барельефа. Своим «вторым» зрением он видел зеленоватое свечение, окутывающее символ призрачным ореолом. Магия жила... Наверное, он мог бы простоять так не один час, но планы пустынника не терпели задержек.


   – Надо идти, – сказал синекожий.


   Милош заставил себя отступить от стены.


   Его спутники закончили устраивать лошадей. Ивар о чём-то спрашивал Томо. Тот кивал на Шуаля. Когда они вернулись к ним, житель Заморья поспешил отвернуться, а империц скорчил мрачную мину.


   Милош прикрикнул:


   – Готовьте факелы, что стоять без дела! Немного передохнём и в путь.


   Шуаль уже перебирал вьючные тюки. Блеснуло лезвие серпа, когда он извлёк его из куска материи, в которую тот был бережно завёрнут, и положил рядом с собой. В кожаный заплечник, что также нашёлся у него, отправились несколько свёртков, бутыль неизвестной жидкости и ещё какие-то вещи.


   – Всё лишнее оставить здесь, – велел он. – Мы вернуться за один день.


   Шуаль собрал походный мешок, подхватил свой серп. Но остальных он не торопил. Пока «чужаки» укрепляли факелы в расщелинах меж камней и с удовольствием рассаживались на полу, вытягивая натруженные ноги, Шуаль отправился бродить по дальним углам пещеры.


   – Вот если он сейчас сбежит и бросит нас тут... – заикнулся Ивар, пытаясь углядеть синекожего в темноте. Это было столь же бесполезно, как искать ночью чёрную кошку.


   – Его верблюд здесь, – вяло возразил маг. Он предпочёл лечь, подложив под гудящую голову тюк с вещами. Его переполняли мысли. Волнительные и очень утомительные.


   – Где-то поблизости у него, может статься, припрятан ещё один.


   На это Милош мог бы ответить, что снаружи всё равно буря и никуда пустынник не денется, но ему было лень попусту трепать языком. Лучше полежать в тишине, а если удастся, то и немного вздремнуть.


   – Он там что-то выискивает. – Томо тоже всматривался в окружающий сумрак. Ни то, что увидеть, но и услышать что-либо не удавалось – рокот бури заглушал все сторонние звуки.


   – Урод, – бросил Ивар.


   Милош догадывался, что мог делать синекожий в стороне от чужих глаз. Вода под боком, а в его заплечнике, наверняка, имелись какие-то лечебные мази, не исцеляющие, но приглушающие болезнь...


   Маг дёрнулся, просыпаясь. Он не заметил, как задремал. Его кто-то будил. Ивар.


   – Кх... что? – Милош сел, привалившись спиной к стене и обхватив виски ладонями. Его подташнивало, руки заметно дрожали.


   Ивар сидел рядом, поправляя один из факелов, накренившийся в щели. Голову он повязал куском ткани наподобие «косынки», как носят пираты, и сабля была при нём. Отросшая рыжая щетина оставляла открытой лишь кожу у носа и чуть раскосых глаз. Томо находился у входа в пещеру, наблюдая за буйством снаружи. Маг заметил, как он время от времени поглядывал на символ Омму и осенял себя оберегающими знаками. Шуаля видно не было, значит, тот ещё не вернулся. Снаружи громыхало и не думало успокаиваться.


   – Сколько я проспал?


   – Немного. – Ивар положил руку ему на плечо и легко сжал её.


   Милош удивлённо воззрился на него.


   – Я хочу, чтобы между нами не было непонимания, – сказал он. – Вы назначены главным в этой экспедиции. Я назначен сопровождать вас и с этим не спорю. В общем, я хотел извиниться за свой срыв. Накатило...


   – Бывает, – согласился маг, даже сумев изобразить кислую ухмылку. – Всё оказалось несколько сложней, чем мы планировали, будучи в Академии.


   – Да. – Ивар потёр воспалённые глаза в обрамлении тёмных кругов.


   «Ему плохо, – понял Милош. – Дар поддерживает мои силы, а его тайные средства помогают ему мало».


   – Я могу подлечить тебя, – вновь предложил он.


   Ивар помотал головой.


   – Лучше скажите, что это за место, куда мы идём. Мне ничего не объяснили тогда. Ты, дескать, опытный следопыт, и Ордену нужны твои услуги, собирай вещи и вперёд – корабль уже ждёт. Кое-какие подробности удалось узнать лишь в Заморье... Зря Орден связался с этими пустынниками. Ничего хорошего ждать от них не следует.


   Милош решил, что от некоторых пояснений вреда не будет:


   – Напротив, Ордену повезло, что удалось «связаться» с пустынниками. Невероятно повезло, я бы сказал. Если мы благополучно доставим из этих гор в Империю один... одну...


   – Скрижаль с магическими письменами.


   – ...Да, её.


   Видя его замешательство, Ивар добавил:


   – Про скрижаль мне сказали. Но и только. И, поверьте, меня совершенно не интересует, для чего она понадобилась Ордену. Это вопрос не моей компетенции.


   Милош улыбнулся, теперь более искренне.


   – Это важнейшая... реликвия. Очень древняя, – подбирая слова, сказал он. – Тысячелетия тому назад здесь обитал народ Омму. Это слово пустынников, мы называем их просто – Крыланы. Их знак у входа.


   – Летучая мышь. Я заметил.


   – Они...


   – Они не были людьми.


   Милош кивнул.


   – Совершенно обособленная, уникальная, высокоразвитая и полностью вымершая раса. После них остался лишь один, ну, может, несколько городов в здешних горах.


   – И мы должны стащить оттуда ту самую скрижаль.


   – Не то чтобы стащить. Пустынники, что считаются хозяевами этих мест и наследниками Омму, добровольно согласились продать её нам.


   – В Заморье я слышал несколько иное, – признался Ивар.


   Милош помолчал, но отступать было поздно. Да и Орден велел держать язык за зубами скорее для перестраховки, чем по секретной необходимости.


   – Эта информация не для стороннего распространения. Но мы-то работаем в одной связке. Словом, синекожие... некоторая их группа согласилась продать нам скрижаль в силу особых обстоятельств. В народе пустынников раскол. Всех подробностей я не знаю, да их кроме них самих никто не знает. Но ситуация обстоит так, что представители Ордена в Заморье вышли на вождей одной из противоборствующих сторон и... добились их благосклонности. Была заключена небольшая сделка. Иначе Шуаль или кто-то другой никогда бы не согласились провести нас через пустыню. Плату за «сотрудничество» мы везём в ларце. В принципе, Ордену без разницы, какой из сторон платить. Нам передают скрижаль, мы отдаём ларец. Пустынники настояли, чтобы тот был с нами на протяжении всего пути, хотя ключ к нему наш проводник получит лишь по возвращении на последней стоянке. Хм... они опасаются нечестной игры с нашей стороны.


   – А сами, значит, будут «играть» честно, – проворчал Ивар.


   Маг счёл это риторическим вопросом. Ларец стоял рядом, и он похлопал по его выпуклой крышке, опечатанной двумя изображениями огненного феникса, герба Ордена магов Империи. Дальше в этот вопрос он углубляться не стал. Равно как и в тот, что, прознай синекожие из второй части расколовшегося племени о чужаках, направляющихся в их горы, они непременно постарались бы прибить их. Пустынники, с которыми Милош обговаривал последние детали соглашения, заверяли, будто «отступники» полностью разбиты, и им сейчас не до древних руин. Маг не поверил в то ни на грош. Если бы это было так, никто не обмолвился бы с ними даже словом. И содержимое ларца было бы синекожим без надобности. Но на деле-то всё обстояло иначе.


   Горло пересохло, Милош потянулся к баклаге. Ивар разглядывал свои обломанные ногти – обдумывал услышанное, может, заново осознавал, в какую историю оказался втянут. Мага то интересовало мало.


   – А ведь эту пещеру выстроили гномы, – обронил Ивар, встряхнув головой, словно хотел разогнать скопившиеся в ней невесёлые думы.


   Милош посмотрел по сторонам. Он бы сказал, что пещера имеет естественное происхождение – неровные стены, валяющиеся тут и там глыбы. Разве что обустроенные стойла, но они выглядели весьма новыми.


   – Я в этом кое-что понимаю. Это гномья работа, – заверил его Ивар.


   – Может и так... Вот древняя история – это моё, а особенности строительства нелюдских рас – нет. Надо спросить у нашего проводника.


   На том данная тема и затихла. Но нашлась другая.


   – Здесь всё пропитано магией. – Милош вновь был удивлён осведомлённостью своего спутника. – Моя искра хоть и едва тлеет, но присутствие волшбы чую даже я. Словно по коже пробегают мурашки.


   Маг с пристальным прищуром воззрился на сидящего рядом человека, будто в первый раз увидел его. Ивар понял, что тот намерен сделать, но даже не шелохнулся. Милош вглядывался в него не меньше минуты. Потом глубоко вздохнул и сказал:


   – Да, твоя искра совсем слаба. При упорных занятиях ты мог бы постараться «раздуть» её сильнее.


   Ивар хмыкнул.


   – Поздно. Я избрал иную стезю. Ордену нужны разные люди.


   С этим было не поспорить.


   – Уровень астральной энергии здесь действительно превышает все уровни, – сказал маг. – От того и эти «покалывания» на коже. Омму были великими чародеями. Орден пытается перенять что-то, оставшееся после них.


   – А опасность? Опасность вы ощущаете?


   – В непосредственной близости никакой магической угрозы для нас нет, – твёрдо сказал Милош. – Дальше – возможно.


   Охранные чары у входа служат для защиты. Знание же о незримом сиянии, пронизывающем сами горы, Ивару ничем бы не помогло, только дало бы лишние поводы для волнения. Тем более он опять закашлялся. Поднялся, прижимая ладонь ко рту, и отошёл в сторону.


   Теперь Милош полагал, что всему виной был Источник. Чем ближе они подходили к нему, тем явственнее проявлялись их недуги. Но пока силы оставались, они пойдут дальше. А с последствиями... с ними будут разбираться, когда всё закончится. И чем скорее, тем лучше. Потому, нечего разлёживаться! Где носит Шуаля?


   Подошёл тихий Томо. Плюхнулся на пол, ссутулившись, уронил курчавую голову на поджатые колени. Маг только сейчас заметил, как тот исхудал – они все похудели, но здоровяк Томо заметнее остальных. И прошла-то всего неделя, а вовсе не целая вечность, как порой казалось.


   – Томо, – позвал Милош. – Томо!


   – А? – встрепенулся тот, испуганно озираясь.


   – Ты как?


   Слуга посмотрел на него взглядом умирающей газели. Газели с огромными мокро блестящими глазами и дрожащими щеками.


   – Ну что молчишь, я тебя спросил или кого? – чувствуя, как поднимается прежнее раздражение, и вовсе не желая смирять его, повторил маг.


   – Я хочу домой, господин, – проблеял слуга.


   – Заткнись.


   – Мне ничего не...


   – Заткнись! – Милош вперил в него взгляд. Добавив змеиным шёпотом: – Если вздумаешь упираться и ставить мне палки в колёса, пожалеешь, что когда-то грязным чёрным сосунком впервые осмелился заговорить с белым человеком. Поверь, я шутить в таких вопросах не люблю.


   Томо открыл рот, чтобы что-то сказать. Потом закрыл.


   – Впрочем, – смягчился Милош, потирая затёкшую спину, – так и быть, ты можешь остаться с лошадьми. Один. Но я не могу гарантировать, что пока мы будем отсутствовать, к вам «в гости» никто не наведается.


   Глаза Томо стали ещё больше. Две половинки варёного яйца – точно так. Темень за пределами света факелов была поистине многообещающей. Мага глупое выражение его лица даже позабавило.


   – Я пойду с вами, господин, – заверил слуга спустя мгновение. – Не бросайте меня. Я пойду! Я пойду!


   Из мрака, но не с той стороны, куда отошёл Ивар, послышались шорохи. Оба они разом напряглись.


   – Чтобы я больше не слышал от тебя подобного нытья. Понял?


   Томо сказал, что всё понял. На том с разговорами пришлось кончить.


   Синекожий со своим непривычным оружие в одной руке и парой свёртков, удерживаемых у локтя другой, объявился столь же внезапно, как исчез до того. Выступил из тени пещеры ещё более плотной тенью. Чиверз шёл подле него. Глаза пантеры (в данном случае чёрной как смоль) сверкали жёлтыми бликами. Эти превосходно ориентировались без всякого света.


   Милош и Томо поднялись на ноги. Слуга предпочёл отойти за спину магу. Подошёл Ивар. Кошка зашипела, оскалив клыки. Империц перехватил рукоять сабли и одарил её ответным шипением сквозь сжатые зубы.


   Шуаль протянул Милошу больший из свёртков – рулон некой материи.


   – Это вам надо.


   Маг принял «подарок». Обещанная пустынником ткань оказалась весьма тяжёлой, будто металлической. Милош решил, что не далёк от истины.


   – Это тоже вам. – Синекожий отдал и второй свёрток уже из простой холстины. На этот раз пояснив, что внутри: – Сухой фрукты и сладкий лепёшки. Ешьте. Потом надо много и быстро ходить.


   Милош передал свёрток с едой Томо. Тот принял его столь боязно, словно в нём на самом деле находился выводок гадюк. И тут же хотел сбагрить Ивару, но империц не проявил желания притрагиваться к чему-либо, полученному от пустынника. Маг нервно выхватил свёрток из рук слуги, чтобы проверить «чистоту» его содержимого.


   – Всё в порядке, – почти сразу сказал он. – Томо, развяжи и дай мне попробовать что там. Хочу ощутить во рту вкус чего-то, кроме соли и песка. И сам тоже ешь.


   Угощение пустынника оказалось сытным и вкусным.


   Шуаль отошёл, давая им возможность подкрепиться. Они ели сухофрукты и лепёшки, запивая их водой. Ивар только пил, не изменив своего решения. Когда голод был утолён, Шуаль велел:


   – Берите ваш мешки и вода.


   У каждого из них имелся собранный заплечный мешок. Милош положил в свой свёрток с «металлической» тканью. Ивару досталось нести ларец. Маг предпочёл бы нести его сам, но тот был тяжёл, а ему понадобится подвижность (а также свободные руки – потому кинжал в ножнах на поясе висел, ни разу не извлекаемый), чтобы успеть среагировать на возможные угрозы. Среагировать в магическом плане. Томо отвечал за факелы.


   – Мы готовы, – ответил за всех Милош.


   – Хорошо. Сейчас идти, – сказал Шуаль.


   Маг думал, что проводник захочет дать им некоторые наставления, как вести себя в городе Омму или что-то в этом роде. Но тот направился ко входу в пещеру, за которым всё также стояла водяная пелена, вроде как начавшая убавлять в своём грохоте. Молнии ещё сверкали, но уже в отдалении. Снаружи разгорался день. Большой Халиим уходил... Перед настенным артефактом Шуаль положил на пол мешок и серп. Раздвинул полы халата и опустился на колени. Снял с головы тюрбан, под которым обнаружилась ещё крохотная шапочка. Он снял и её. После этого запел.


   Громкие заунывные слова, скорее гортанные звуки, а не слова, наполнили пещеру, отражаясь приглушённым эхом от стен и сливаясь с шумом стихии.


   Они могли разглядеть, что большой вытянутый череп их проводника абсолютно лыс и покрыт серыми пятнами. Оттопыренные уши в добавление к тёмным складкам одеяния делали пустынника похожим на отвратную летучую мышь непомерных размеров. Такую же, пред которой он стоял на коленях и которой возносил песнопения.


   Милош ткнул Томо в бок:


   – Что он делает? Ты можешь перевести?


   – Не-нет, – выдавил трясущийся слуга. – Я не знаю этих слов... А он... он молится. Да. Молится своим злым богам. Хозяевам этого места... Отсюда никто не уйдёт живым.


   – Не скули, – процедил маг, но очередной громовой раскат заглушил его.


   Томо тем не менее заткнулся.


   Молился, на этот раз без пересыпания песка меж пальцев, синекожий весьма долго. Так что Милош даже присел на лежащий рядом валун – ноги его ослабли, голова чуть кружилась. Ивара скрутил очередной приступ тошноты. Вернувшись из – какой уже по счёту? – прогулки до ближайшего закутка, он начал что-то выискивать в заплечнике. А найдя, бросил в рот и стал жевать. Милош уловил запах трав и ещё чего-то, что не определил. Ивар принимал своё «лекарство».


   «Что скрыто в твоём мешке, коллега? А что у нашего набожного проводника?»


   Маг прислонился затылком к поверхности скалы и смежил веки. Тут же чернота перед глазами набухла зелёными пятнами. Они растекались, а затем сливались в замысловатые фигуры... Ядовитые фигуры... Сливались и растекались... Колыхались... Их плавное перемещение укачивало...


   – Господин...


   Томо тряс его за плечо. Маг вздрогнул. Он что, снова задремал?


   Шуаль закончил возносить молитвы и стоял при оружии, вернув тюрбан на голову. Похоже, ждали только его. Милош поднялся. Голова была неимоверно тяжёлой, её заполнял равномерный гул. Он взвалил на плечо мешок. Томо запалил новую пару факелов, один передал ему.


   – Идёмте, – сказал маг. – Чем скорее тут всё закончим, тем скорее каждый вернётся восвояси.


   Но перед тем как направиться в путь, Ивар подошёл к Шуалю и извинился за «проявленную грубость», чего от него никто не ожидал. Пустынник проявил свою всегдашнюю выдержку и лишь коротко кивнул, давая понять, что принимает извинения.


   Проход в туннель, ведущий к руинам города Омму, располагался в одном из многочисленных закоулков пещеры, так что им не пришлось выбираться под ливень. Впереди них кралась пантера. Из темноты временами доносилось её урчание и мелькал длинных хвост. Пустынник шёл первым, указывая путь – с серпом в руке, но без факела. За ним Милош с мокрым от выступившей испарины лицом и жёсткой ухмылкой на губах. Третьим Ивар с притороченным за плечами раздутым заплечником, куда он переложил ларец. Замыкал колонну Томо. Доверенный ему факел ходил ходуном, шипя от подобного обращения. Шум его натужного дыхания, должно быть, был слышан за сотню шагов.


   – Держись рядом со мной, – чуть поотстав, велел ему Ивар. – В случае чего, я тебя прикрою. А ты прикроешь мою спину. Понял?


   Вместо ответа Томо оглянулся на остающийся позади выход из «привратницкой» пещеры и исчезающий за ним свет внешнего мира. Потом был поворот, и оглядываться стало более не на что.




   Отсветы факелов плясали на древних пыльных камнях. Окружающую тишь нарушало только эхо их шагов и треск огня факелов. Мрак впереди и мрак позади. Шум бури исчез, а когда они и не заметили. Подгорный мир полнился покоем. Ничего примечательного не происходило, и волнение первых минут, от которого бешено колотилось сердце, начало утихать.


   Они следовали за пустынником по узкому пустому туннелю, стены которого слагала твердь горы, сточенная пусть и не идеально, но каких трудов потребовала даже эта работа, можно было лишь гадать. В паре мест встретились лестницы из десятков сбитых ступеней, уводящих в боковые проходы. Когда-то по ним ходили очень и очень много. Милош не удержался, присел на корточки и посветил факелом. Как он и предполагал, на камне обнаружились царапины, что вполне могли оставить мощные когти. Шуаль не обратил на его изыскания внимания. Когда маг с кряхтением поднялся (Ивару пришлось поддержать его), они продолжили путь.


   – Здесь ходили до нас, – шепнул Ивар. – Пыль сбита.


   – Я заметил, – кивнул Милош.


   Пыль на ступенях сбивалась не раз со времени исчезновения хозяев этих подгорных лабиринтов.


   Спустя полчаса, прошедших в молчаливом шествии, Томо разразился протяжным воплем, принявшись тыкать факелом Ивару в спину:


   – Та... ТАМ!!!


   – Там кошка, – сказал Милош, не сбавляя хода.


   В темноте перед ними мелькнула смазанная тень, блеснули золотистые глаза. Магу показалось, что он даже различил запах – пыльная шерсть с примесью кислой болезненности.


   – Дорога свободная. Всё хорошо, – сказал Шуаль.


   Томо весь взмок и дышал так, словно его лёгки были кузнечными мехами.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю