332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Керрелин Спаркс » Самый сексуальный вампир (ЛП) » Текст книги (страница 11)
Самый сексуальный вампир (ЛП)
  • Текст добавлен: 13 декабря 2020, 21:30

Текст книги "Самый сексуальный вампир (ЛП)"


Автор книги: Керрелин Спаркс






сообщить о нарушении

Текущая страница: 11 (всего у книги 19 страниц)

Он направился в офис Службы безопасности, чтобы узнать, какие планы придумал Ангус. Эмма ушла, телепортировав его мать обратно в школу. Он сидел за стол напротив Ангуса, и они оба были погружены в обсуждение, когда зазвонил телефон.

– Да, он здесь, – сказал Ангус по телефону. – Я пошлю его к тебе, – он повесил трубку. – Роман закончил экскурсию. Он и девушка ищут тебя.

Грегори бросился к своему кабинету и столкнулся в коридоре с Романом, Эбигейл и Чарльзом.

Роман повернулся к ней.

– Было приятно познакомиться с вами, мисс Такер. Если я могу что-нибудь для вас сделать, просто дайте мне знать. И если вам когда-нибудь понадобится лаборатория, вы можете воспользоваться одной из наших.

– Это очень любезно с вашей стороны. Спасибо, – она улыбнулась. – Я собираюсь посоветовать моему отцу заключить союз с вами и вашим народом.

– Отлично, – Роман пожал ей руку. – И мы сделаем все, что в наших силах, чтобы ваша поездка в Китай прошла успешно.

– Я сейчас был с Ангусом, строил планы на поездку, – сказал Грегори.

– Я оставлю вас обсудить это. Мне нужно посмотреть, как поживают моя жена и дети. Доброй ночи, – Роман склонил голову, затем телепортировался.

– Вау, – выдохнула Эбигейл. Она повернулась к Грегори. – Так вот как я попаду в Китай?

– Да. Но, прежде чем ты уйдешь, мы все распланируем. Было бы лучше, если бы мы точно знали, что ты ищешь.

– Три редких растения, эндемичных для провинции Юньнань. Они используются в некоторых древних китайских лекарствах, и, судя по моим исследованиям, они могут быть полезны для укрепления иммунной системы моей матери. Я пыталась получить некоторые образцы легально, но правительство не разрешило. У меня есть информация о плантациях на работе, в том числе о наиболее вероятных местах их обнаружения.

– Хорошо, – Грегори кивнул. – Это очень помогло бы. А пока мы заняты подбором нужной команды, тех, кто имеет опыт тайных миссий и знает местный язык.

Она нахмурилась.

– Но ты едешь, не так ли?

– Я бы с удовольствием, но у меня нет опыта...

– Ты должен поехать, – она схватила его за руку. – Остальных я не знаю.

– Ты узнаешь их.

– Не так, как тебя. Я... ты нужен мне там. Я доверяю тебе.

Доверяет. Он не заслуживал ее доверия, особенно после того, как стер ее память.

Она крепче сжала его руку.

– Пожалуйста. С тобой мне будет спокойнее.

– Я скажу Ангусу, что ты хочешь, чтобы я тоже поехал, – значит ли это, что он действительно понравился ей? Он взглянул на Чарльза, который не сводил с него глаз. – Прежде чем мы начнем путешествовать по всему миру, нам нужно проверить, насколько хорошо ты справишься с телепортацией.

Ее глаза расширились.

– А что будет, если я не справлюсь?

– Ты... Может немного тошнить, – он указал на окно. – Видишь беседку? Я телепортирую тебя туда, и мы посмотрим, можешь ли ты это перенести.

Она потрогала живот и поморщилась.

– На полный желудок. Отлично.

– Мне это не нравится, – Чарльз шагнул к ним. – Я должен постоянно следить за ней.

– Ты сможешь увидеть ее через окно, – заверил его Грегори.

– Чарльз, – сказала Эбигейл, – мы должны узнать, смогу ли я это сделать.

– Хорошо, – Чарльз хмуро посмотрел на Грегори. – Я буду смотреть.

Он протянул руку Эбигейл.

– Я должен держаться за тебя.

– Хорошо, – она вложила свою руку в его.

– Вот так, – он притянул ее к себе, и она застыла от удивления. Он услышал, как ускорилось ее сердцебиение.

Глаза Чарльза сузились.

– И мне нужно, чтобы ты держалась за меня, – продолжил Грегори. – Ты же не хочешь заблудиться по дороге.

– Нет, это было бы плохо, – она обвила руками его шею.

Он посмотрел в ее красивые карие глаза.

– Готова?

Она кивнула и зажмурилась.

На секунду все потемнело, а потом они приземлились у беседки. Трава была влажной после недавнего дождя. Воздух был густым от влажности и запаха распустившихся роз.

– Теперь можешь открыть глаза, – прошептал он.

Она так и сделала, и ее глаза расширились, когда она огляделась.

– О Боже, мы действительно сделали это. Я почти ничего не чувствовала.

Он махнул рукой в сторону окна, за которым наблюдал Чарльз.

– Дай ему знать, что с тобой все в порядке.

– Правильно, – она помахала агенту Секретной службы. – Меня совсем не тошнит. Разве это не здорово?

– Я... вроде как соврал насчет этого. Смертные обычно прекрасно телепортируются.

У нее отвисла челюсть.

– Зачем тебе лгать?

– Потому что я хотел уйти подальше от всех камер, – он схватил ее за руку и потащил в беседку. – И подальше от Чарльза.

– Он просто придет за нами.

– Ему будет трудно найти незапертую дверь, чтобы выбраться отсюда.

Она поморщилась.

– Это его разозлит.

– Оно того стоит, – Грегори отпустил ее и отступил. – Наконец-то. Мы одни.


Глава 17

Мысли Эбигейл мчались вместе с ее сердцем, пока она мысленно перебирала все причины, по которым Грегори мог остаться с ней наедине. К сожалению, независимо от того, как она это себе представляла, она все время приходила к одному и тому же выводу: он планировал соблазнить ее.

В беседке было темно, поэтому она не могла видеть выражение его лица, чтобы оценить, насколько он серьезен. Его поза казалась напряженной.

Она глубоко вдохнула пьянящий, наполненный ароматом роз воздух.

– Если тебя беспокоит союз, я могу заверить тебя, что мой отец будет с уважением...

– Я в этом не сомневаюсь. Я привел тебя сюда не для этого.

Она с трудом сглотнула. Соблазнение оставалось на первом месте.

– Если тебя беспокоит кукла, которую мы нашли, то можешь расслабиться. Роман мне все объяснил. Он сказал, что ты вытаскиваешь ее из шкафа только на мальчишники.

Он кивнул.

– Я никогда с ней не встречался. С ней трудно разговаривать.

Эбигейл слабо улыбнулась.

– Ну, ты всегда можешь поговорить со мной.

– Именно это я и хочу сделать.

Она моргнула.

– Да? – что случилось с соблазнением? Ну, это было облегчение. Или нет? Она внутренне содрогнулась от внезапного осознания.

Она была разочарована.

Господи, она, должно быть, сходит с ума.

Он переступил с ноги на ногу.

– Я хочу поговорить о нас.

Нас?

– Я... надеюсь, что через несколько дней мы вместе поедем в Китай...

– Как ты ко мне относишься?

Она помедлила. Что она могла сказать? Что он самый красивый, привлекательный и обаятельный мужчина, которого она когда-либо встречала? Что он был тем мужчиной, о котором она мечтала? Что она хочет, чтобы он тосковал по ней так же сильно, как она по нему? Что его похищение вызвало у нее головокружение от возбуждения? Он взял инициативу в свои руки с такой смелостью, что у нее задрожали колени.

Но как она могла в этом признаться? Он был вампиром. Как бы сильно она ни жаждала тепла и страсти, в глубине души она все еще была разумным, практичным человеком. Она не могла влюбиться в вампира.

Он дернул за галстук.

– Тебя... отталкивает то, что я – нежить?

Она поморщилась.

– Нет. На тебя напали. Ты не просил об этом. Ты сделал все возможное в сложившихся обстоятельствах.

Он шагнул к ней, и она отступила.

– Ты боишься меня?

– А должна?

– Я никогда не причиню тебе вреда, – он сделал еще один шаг к ней. – Я собираюсь тебя поцеловать.

Соблазнение. Она была права с самого начала. Она засунула руки в карманы пальто. Наткнувшись на его стрессбол, она сжала его в кулак.

– А тебе не кажется, что сначала надо спросить разрешения?

Он покачал головой.

– Если я спрошу, ты можешь отказаться.

Смелый и агрессивный. Он прорвался сквозь ее защиту и завладел той тайной первобытной частью ее существа, которая жаждала быть любимой таким сильным, решительным мужчиной. Альфа-самцом, как парни из книг ее матери. Таким мужчиной, как Грегори, который всю ночь будет поклоняться ей и доставлять ей удовольствие, сколько душе угодно.

Но она не могла сдаться. Отношения с ним были невозможны.

Она вздернула подбородок.

– Ты поцелуешь меня против моей воли?

Он коснулся пальцем ее подбородка.

– Мне придется изменить твое решение.

– Сомневаюсь, что ты... – она замолчала, когда он провел кончиком пальца по ее горлу. Мурашки побежали по ее рукам, и она вздрогнула.

– Ученый, – прошептал он.

– Гори, – прошептала она в ответ.

Уголок его рта приподнялся, отчего на щеке появилась ямочка.

– Мозги и зверь?

К сожалению, ее мозг работал плохо. Должна быть дюжина причин остановить его, но она не могла придумать ни одной.

Его рука скользнула к затылку. Его взгляд встретился с ее, и его глаза стали более яркими, более изумрудно-зелеными.

– Ты знаешь, как сильно я тебя хочу?

Она покачала головой.

– Ты такая невероятная, – он поцеловал ее бровь. – Такая смелая, – он поцеловал ее в висок. – И красивая, – его губы скользнули по ее щеке.

– Нет, – она уперлась руками ему в грудь, останавливая, когда его рот завис менее чем в дюйме от ее собственного. Господи, как же она хотела его!

Но она должна сопротивляться.

– Это невозможно.

Его рука крепче сжала ее шею. Он наклонил голову вперед, пока его лоб не коснулся ее. После минутного молчания, он прошептал:

– Ты можешь говорить, что это сложно. Жестоко. Испытывающе. Но не говори, что это невозможно.

Она толкнула его в грудь.

– Но это так. Ты же знаешь.

Он отпустил ее и отступил назад, нахмурившись.

– Почему? Почему невозможно?

Она сжала в кулак стрессбол в кармане.

– У нас не так уж много общего. Я... ученый, а ты нет. Я...

– Ты жива, а я нет, – перебил он ее.

Она поморщилась.

– Мой отец никогда не примет тебя.

– Что насчет тебя?

– Я... я не знаю, – она сжала мяч. – Я не так уж хорошо тебя знаю. Мы познакомились всего несколько дней назад.

– Эбби, ты меня знаешь. Ты видишь во мне то, чего не видит никто другой. Даже я сам. Я уже восемнадцать лет не могу смотреть на себя в зеркало, но ты... ты – мое зеркало. Когда я вижу твои слезы по матери, я чувствую те слезы, которые пролил по своему отцу. И когда ты страдаешь, я тоже это понимаю, – в его глазах блеснули слезы. – Несколько ночей назад мы потеряли в бою того, кого любили.

– Мне очень жаль, – прошептала она.

– И у нас действительно много общего, – продолжил он. – Мы оба трудолюбивы и целеустремлены. Мы оба жили в тени, прячась от публики. Мы оба испытываем стресс, – он сунул руку в карман и вытащил оттуда шарик. – Это проявляется в наших руках.

Она усмехнулась.

– Это не предвещает хороших безстрессовых отношений.

Он улыбнулся.

– Мне нравится твое чувство юмора, – он шагнул к ней. – Мне все в тебе нравится.

Ее грудь сжалась. Ей тоже все в нем нравилось. Кроме вампирской части. Это было трудно принять.

– Все равно это невозможно. Совершенно непоправимо...

– Не говори этого! – он пристально посмотрел на нее, потом резко повернулся и пошел к другой стороне беседки.

Ее так и подмывало подбежать к нему, обнять и утешить. Не делай этого. Ты должна сопротивляться.

Он положил руки на перила и посмотрел на звезды. Лунный свет падал на его лицо, и она отодвинулась в сторону, чтобы видеть его красивый профиль, утопающий в серебристом свете.

– Мы с отцом часто ходили в походы в горы, и мы любили вставать рано, чтобы посмотреть на восход солнца. Теперь я никогда не смогу увидеть солнце. Это невозможно.

– Солнце навредит тебе? – спросила она.

– Оно убьет меня, – он наклонил голову, все еще глядя на звезды. – Когда папин рак распространился на печень, мне сказали, что надежды нет. Это было невозможно.

Ее сердце болело за него, но, когда она открыла рот, чтобы сказать, что ей жаль, он продолжал говорить.

– Когда я умирал на парковке, а мама умоляла Романа сделать мне переливание, он сказал, что уже слишком поздно. Это было невозможно.

Слезы жгли ей глаза. Она не могла вынести мысли о его смерти. И он потерял так много – солнце, отца, свою смертность.

Он дотронулся до розы, которая росла на лозе рядом.

– Когда я проснулся нежитью, я спросил, смогу ли я когда-нибудь снова стать смертным, и они сказали, что это невозможно.

По ее щеке скатилась слеза.

Он сорвал розу.

– Теперь это возможно. Роман нашел способ, но у меня нет образцов моей смертной крови. Моя мать сожгла окровавленную одежду, которая была на мне, когда на меня напали, – он сорвал шип со стебля розы и бросил его на клумбу. – Так что для меня это невозможно. Теперь ты понимаешь, почему мне не нравится это слово.

Он повернулся и протянул ей розу.

– Почему ты не можешь быть возможной?

Ее сердце дрогнуло. Как она могла причинить ему боль, когда влюбилась в него?

Она судорожно вздохнула и вытерла щеку. Она сделала шаг к нему. Потом еще один.

Его глаза расширились.

Она поняла, что дает ему надежду, первую надежду за многие годы. Она подбежала к нему.

Роза упала на землю, когда он подхватил ее на руки.

– Эбби.

Он крепко держал ее, оторвав ноги от пола и раскачивая. Как только ее ноги коснулись земли, он осыпал поцелуями ее лицо.

Семя радости проросло в ее сердце и захлестнуло ее.

– Гори.

Она вцепилась ему в плечи. Он был таким сильным, таким твердым и так сильно сосредоточенным на ней.

Его нос прижался к ее носу, и его дыхание мягко коснулось ее губ.

– Эбби.

Она подняла глаза, чтобы встретиться с ним взглядом, и напряглась. Его глаза светились красным.

– Я не могу контролировать это, – прошептал он. – Ты всегда будешь знать, когда я хочу тебя.

Она запустила руки в его мягкие волосы и обняла его голову.

– Я думала, ты собираешься меня поцеловать?

Уголок его рта приподнялся.

– Мне не нужно спрашивать разрешения?

– Я передумала.

– Я всегда знал, что ты гениальна, – он нежно прикоснулся губами к ее губам, затем немного отстранился, ожидая.

Она закрыла глаза, наслаждаясь напряжением, которое гудело в воздухе между ними, словно плотина, готовая прорваться. И это произошло.

Она разлетелась на миллион осколков. Он прижался губами к ее губам со всей страстью.

Она плыла по течению, прижимаясь к нему, а он крепко держал ее. Его губы были сладкими и неумолимыми. Он пробовал ее на вкус, кусал и ласкал, пока не овладел ею полностью, вторгаясь в нее языком.

Жар и желание захлестнули ее. Тоненький голосок в глубине сознания предупредил ее, что она вляпалась по уши, но ей было все равно. Ее никогда так не целовали. Она могла утонуть в его желании и умолять о большем. Его страсть обрушивалась на нее, одна волна за другой, поднимая ее все выше и выше.

Она застонала от разочарования, когда он внезапно прервал поцелуй.

– Грегори...

– Они идут.

– Ты можешь... – конечно, подумала она. Он мог слышать.

– Чарльз и Ангус, – прошептал он, его глаза вспыхнули красным в темноте. – Они вышли через боковой вход. Чарльз, должно быть, отправился в офис Службы безопасности, чтобы заставить Ангуса отпереть дверь, – он крепче сжал ее. – Доверься мне.

На секунду все потемнело, а потом она споткнулась и ощутила ногами землю.

– С тобой все в порядке? – он поддержал ее.

Черт, нет. Ее колени дрожали, сердце бешено колотилось, а губы все еще покалывало. Ей Богу, этот мужчина умеет целоваться.

Она сделала это. Она поцеловала его. Она потянулась вверх, чтобы прикоснуться к его щеке.

Он повернул голову, чтобы поцеловать ее ладонь.

– Они идут.

Она огляделась, но увидела только деревья.

– Где мы?

– В дальнем конце сада. Ты попросила экскурсию, и, будучи джентльменом, я, естественно, согласился.

– Неужели?

– Это наша история, и мы придерживаемся ее, – он взял ее за руку и повел по тропинке, которую она едва могла разглядеть в лунном свете.

Вдалеке она увидела Чарльза, бегущего к беседке. Ангус Маккей последовал за ним, его килт шуршал вокруг колен. Она выдернула свою руку из руки Грегори. Их мгновение наедине закончилось.

– Мисс Такер! – Чарльз исчез в беседке, а затем появился через несколько секунд. – Ее здесь нет!

– Чарльз! – она помахала ему и ускорила шаг, пока не оказалась в хорошо освещенном месте. – Я в порядке!

Облегчение промелькнуло на его лице, быстро сменившись гневом.

– Никогда больше так не делай!

– Я была в полной безопасности, – заверила она его. – Я просто хотела посмотреть сад, – она взглянула на Грегори, и, к счастью, его глаза больше не были красными и пылающими.

Чарльз бросил подозрительный взгляд на Грегори, затем снова повернулся к ней.

– Я должен отвезти тебя обратно в отель.

Она кивнула.

– Момент. Мистер Маккей, насколько я понимаю, вы разрабатываете планы относительно моей поездки. Я хочу, чтобы Грегори пошел со мной.

– Ох, вот как? – глаза Ангуса весело блеснули. – Я уверен, что это можно устроить. Если Грегори согласится.

– Я согласен, – тихо сказал он.

Эбигейл коснулась его руки.

– Не мог бы ты прийти завтра вечером в Белый дом и объяснить свои планы моему отцу? Я хотела бы получить его согласие, чтобы мы могли продолжить как можно скорее.

Грегори кивнул.

– Я могу это сделать. Почему бы вам с Чарльзом не пойти к лимузину? Я возьму из своего кабинета ваше растение и принесу его вам.

– Отлично. Спасибо.

Его губы дрогнули.

– Надеюсь, тебе понравилась экскурсия.

Ее лицо потеплело. Она смотрела, как он несется к зданию с невероятной скоростью.

– Он двигается ужасно быстро, – пробормотал Чарльз.

– Да, – ее румянец стал еще жарче. Ему потребовалось всего несколько ночей, чтобы заставить ее растаять в его объятиях.

Ангус повел ее и Чарльза к боковому входу гораздо медленнее. К тому времени, как они добрались до фойе, Грегори вернулся с пластиковым контейнером с растением, которое она хотела изучить.

Ангус набрал код, чтобы разблокировать входную дверь.

– Будьте уверены, девушка, что мы сделаем все, что в наших силах, чтобы вы были в безопасности во время вашего путешествия.

– Спасибо, – она вышла наружу.

Пока Чарльз шел до водительского места, Грегори открыл ей дверь.

– Увидимся завтра.

– Да, – садясь в машину, она старалась не краснеть.

Он наклонился и прошептал:

– Загляни в контейнер, – он подмигнул и закрыл дверь.

Когда Чарльз отъехал, она заглянула в пластиковый контейнер. Внутри лежал сухой корень, завернутый в пакет. И записка.

Она открыла ее и обнаружила номер, нацарапанный сверху.

"Мой дорогой Ученый,

Вот мой номер мобильного телефона. Если ты останешься ночью одна и захочешь меня видеть, позвони, и я приду.

И помни – с любовью все возможно."

Она вздохнула. Если бы только это было правдой.

Она влюбилась в него. Но все равно это было невозможно.


Глава 18

Следующим вечером Эбигейл поднялась наверх, на семейный этаж, чтобы проведать мать. Утром они с сестрой улетели обратно в Вашингтон, и она провела остаток дня в лаборатории, собирая информацию для сегодняшней встречи с отцом. И Грегори.

Ей Богу, этот мужчина умеет целоваться. Прунелла Калпеппер была права. Прошлой ночью она почти не сомкнула глаз. Воспоминания о поцелуе с Грегори заполнили ее разум, и она снова и снова переживала эту сцену, бережно храня каждую деталь, которую могла вспомнить, и в конце концов представляя, что могло бы произойти, если бы их не прервали.

Она крепче сжала ручку своего кожаного портфеля. Ей придется вести себя хладнокровно на встрече с отцом. Не пялиться на Грегори с раскрасневшимися щеками. Ее документы лежали в портфеле вместе с запиской Грегори, надежно спрятанной в кармане на молнии. Сможет ли она набраться смелости и позвонить ему? Она должна быть одна, чтобы сделать это. Она не могла позволить агенту Секретной службы подслушать ее флирт с вампиром.

Она ни на минуту не оставалась одна с самого заката. Она допоздна работала в лаборатории с другими учеными. Агент подобрал ее и доставил в Белый дом. Даже сейчас, когда она шла в клинику, повсюду стояли люди в черном, постоянно наблюдая. Всегда начеку на случай опасности. И, без сомнения, они считали Грегори опасным.

Она знала, что должна держаться от него подальше. Это было разумно, а она всю свою жизнь всегда поступала разумно. Но было уже слишком поздно. Она упала со скалы и не знала, как остановить падение. Она даже не была уверена, что хочет остановиться.

Влюбиться в Грегори было безумным, безответственным поступком. Совершенно не в ее духе. И совершенно захватывающе. Как странно, что потребовался немертвый мужчина, чтобы заставить ее чувствовать себя такой живой. Она кивнула женщине-агенту, стоявшей у двери клиники. Внутри она услышала смех – ее матери и Мэдисон.

Она проскользнула внутрь.

– Привет.

– Эбигейл! – мать помахала ей рукой. – Мы смотрели рекламу Мэдисон. Иди и взгляни.

– Она уже видела ее вживую, – Мэдисон потянулась к пульту дистанционного управления. – Но ты хочешь взглянуть еще раз?

– Конечно, – Эбигейл обняла маму и быстро оглядела ее. Она выглядела усталой, под глазами залегли темные круги. – Дебра уехала на весь вечер?

– У нее обеденный перерыв, – сказала Белинда. Она наклонилась ближе и прошептала:

– Мы не должны говорить о вампирах, когда она здесь. Совершенно секретно, знаешь ли.

Эбигейл кивнула, заметив искорки в глазах матери. Все недавние волнения, казалось, оживляли ее мать. И ее сестру тоже. Всю дорогу домой Мэдисон без умолку болтала о своих новых друзьях из ВЦТ. Мэгги дала ей DVD с рекламным роликом, в котором она снималась вместе с Финеасом.

– Начинается! – Мэдисон заставила их замолчать.

Эбигейл сидела и смотрела на сестру и Финеаса.

– Это действительно здорово, – слава Богу, Мэгги не записала рекламу, которую сделали они с Грегори.

Белинда захлопала в ладоши.

– Мне нравится. Я так горжусь тобой, Мэдисон.

– И знаешь что? – Мэдисон вскочила на ноги, ухмыляясь. – Вчера вечером я прослушивалась на роль смертного в одну из их мыльных опер. Обычно вампиры играют эти роли, потому что смертные не знают о ВЦТ, но Гордон – он режиссер – сказал, что на экране это выглядит неубедительно, потому что каждый видит, что у них есть клыки. Так что есть хороший шанс, что я смогу попасть на одно из их шоу и стать настоящей актрисой!

– Ух ты, – Эбигейл взглянула на их маму, которая выглядела скорее встревоженной, чем счастливой. – Это действительно интересно, Мэдди.

– Я знаю! – Мэдисон с мечтательным видом сложила руки. – Я могла бы стать настоящей звездой.

– Я думала, по твоим словам, что реклама была притворной, просто для забавы, – сказала Белинда. – Я не знала, что ты серьезно относишься к актерству.

– Я и не думала, что буду так хороша! – воскликнула Мэдисон.

– А как же художественная школа? – спросила Белинда.

Мэдисон пренебрежительно махнула рукой.

– Я хожу туда только потому, что не знаю, чем себя занять. Ты же знаешь, я не очень хорошо разбираюсь в искусстве. Но Мэгги сказала, что у меня есть настоящий актерский потенциал. А Гордон сказал, что я потрясающе выгляжу перед камерой.

– Да, дорогая, – согласилась Белинда, – но это вампирская телесеть.

Мэдисон моргнула.

– И что?

Эбигейл внутренне поморщилась, чувствуя, как у нее опускаются руки.

– Я рада, что ты смогла открыть в себе новый талант, – продолжала Белинда. – Но тебе нужно развивать его среди себе подобных. ВЦТ – это не та среда, которую ты должна посещать каждую ночь.

Мэдисон выглядела ошеломленной.

– А почему бы и нет?

– Все эти волнения в последнее время из—за вампиров – это было очень весело, но... – Белинда вздохнула. – Это прекрасный мир для визитов, но ты не захочешь там жить.

Мэдисон нахмурилась.

– Ты что-то имеешь против вампиров?

– Я уверена, что некоторые из них очень милые, но... давай будем честны, Мэдди. Они мертвы. Я не хочу, чтобы ты связывалась с кем-то из них.

– Но я бы не стала, – настаивала Мэдисон. – Меня никто из них не привлекает, – она перевела взгляд на Эбигейл.

Пожалуйста, ничего не говори, – умоляюще посмотрела на нее Эбигейл.

Мэдисон нахмурилась еще сильнее.

– Я не понимаю, мама. Это на тебя не похоже – быть такой... предвзятой.

– Я не хочу показаться грубой. Я просто не хочу, чтобы у тебя были отношения с кем-то из них. Подумай об этом. Они могут жить веками, верно? Они либо устанут от тебя через несколько лет, либо будут настаивать на том, чтобы сделать тебя вампиром. Как я могу потворствовать этому?

Мэдисон прикусила губу и посмотрела на Эбигейл.

– Некоторые могут подумать, что это романтично.

Белинда усмехнулась.

– Только в фантастике. На самом деле он убьет тебя.

Эбигейл с трудом сглотнула. Ее мама приводила веские доводы. Даже она несколько ночей назад предупредила Мэдисон, что влюбляться в вампира – чистое безумие.

Это было похоже на старую поговорку, над которой шутила ее бабушка. Если ты собираешься влюбиться, то с таким же успехом можешь влюбиться в богатого мужчину. И если она собирается влюбиться, почему не может найти живого мужчину?

Ее плечи поникли. Ей нужно было признать правду. Отношения с Грегори были поистине невозможны. Но как она могла найти кого-то столь же замечательного, как он? Он был всем, о чем она когда-либо мечтала. За исключением вампирской части.

Мэдисон выпятила нижнюю губу.

– Я думала, ты будешь счастлива за меня. Я действительно хочу получить работу на ВЦТ.

Белинда вздохнула.

– Я бы слишком беспокоилась, если бы ты оказалась рядом с вампирами.

Мэдисон фыркнула.

– Но Эбби будет рядом с ними, когда поедет в Китай!

Эбигейл резко выпрямилась и покачала головой.

– Что? – Белинда удивленно посмотрела на нее. – Что ты замышляешь?

Мэдисон поморщилась.

– Прости, Эбби. Я думала, она знает.

Эбигейл бросила на нее раздраженный взгляд, затем повернулась к матери.

– Это исследовательская поездка, вот и все. Всего несколько дней.

Глаза Белинды сузились.

– Твои исследования связаны со мной?

– Все будет хорошо, мама. Вампиры будут там только для того, чтобы защитить меня. Они очень сильные и быстрые. У них есть особые способности, как у супергероев.

– Да, – кивнула Мэдисон. – Это будет похоже на путешествие с Суперменом и Лигой Справедливости!

Белинда нахмурилась.

– Я не думаю, что тебе стоит ехать.

– Мама... – Эбигейл хотела сказать, что делает это ради нее, но это только заставило бы ее мать еще больше воспротивиться поездке. – Мне нужно это сделать.

Глаза Белинды заблестели от слез.

– Милая, мое здоровье – это моя проблема. Ты не можешь взять на себя ответственность за все.

Эбигейл моргнула, чтобы глаза не заслезились.

– Как я смогу жить с собой, если не буду стараться изо всех сил?

В дверь постучали, и агент Секретной службы приоткрыл ее.

– Началась встреча в Овальном кабинете. Президент просит мисс Эбигейл присутствовать.

– Я сейчас приду, – она встала и взяла свой портфель. – Все будет хорошо, мама.

Мать устало вздохнула.

– Надеюсь, что так.

Она помахала Мэдисон, пересекая комнату.

– Увидимся.

– Удачи, – Мэдисон придвинулась к ней поближе и понизила голос:

– Во всем.

Она имела в виду Грегори?

– Спасибо, что не упомянула о нем маме.

Мэдисон с улыбкой похлопала ее по плечу.

– Ты всегда так много работала. Ты заслуживаешь счастья.

Значит, Мэдисон одобрила? Эбигейл кивнула и вышла из комнаты.

Конечно, она хотела быть счастливой, но можно ли найти счастье с вампиром? Она, конечно, чувствовала себя счастливой в объятиях Грегори прошлой ночью, но что, если это ощущение окажется мимолетным? Выдержит ли ее счастье, если оно сделает несчастными ее родителей? Что, если ее мать была права и влечение Грегори к ней угаснет, когда она станет старше? Что, если он ждет, что она тоже станет вампиром?

Она вздрогнула. Целоваться с Грегори – это одно, но быть вовлеченной до такой степени, что он захочет, чтобы она тоже стала вампиром – это действительно страшно.

Она должна прекратить все сейчас же, пока не влюбилась окончательно и бесповоротно. Перестать влюбляться? Холодок пробежал по ее затылку.

Может быть, уже слишком поздно.

Когда Эбигейл вошла в Овальный кабинет, Грегори встал. Его грудь сжалась, и он поборолся с желанием притянуть ее в свои объятия. На ней был лабораторный халат, как будто она только что пришла с работы, а в руке она сжимала кожаный портфель.

– Добрый вечер, – его лицо ничего не выражало.

Она взглянула на него и кивнула.

– Грегори, – она слегка улыбнулась отцу и директору ЦРУ Нику Капрезе. – Надеюсь, я не пропустила ничего важного.

– Мы только начали, – ее отец указал на диваны, затем сел в кресло во главе кофейного столика.

Грегори сел справа от президента и положил папку на кофейный столик. Эбигейл села на диван напротив него, рядом с Капрезе. Должно быть, она старается держаться от него на расстоянии. Надеюсь, это означает только то, что она пытается сохранить их отношения в тайне. Он не хотел думать о том, что она может передумать.

Она положила портфель на диван рядом с собой, затем перевела взгляд прямо на отца.

– Грегори телепортировался прямо в эту комнату из Нью-Йорка, – сказал ей президент. – Очень впечатляет. И он сказал мне, что вы практиковались с ним в телепортации прошлой ночью и все прошло гладко.

Она кивнула.

– Да.

Она нарочно старается не смотреть на него, подумал Грегори.

– Я как раз рассказывал президенту и мистеру Капрезе о Бюро безопасности и расследований Маккея.

– И я получил подтверждение от британского премьер-министра, что у них хорошие рабочие отношения с Ангусом Маккеем и его сотрудниками, – сказал Капрезе.

– Отлично, – президент повернулся к Грегори. – Итак, ты собирался рассказать нам о плане, который вы разработали вместе с мистером Маккеем?

– Да, – Грегори открыл папку. – Вчера вечером мы с Ангусом отобрали членов команды. Мы назвали ее командой "Э". Э для Эбигейл.

Ее отец улыбнулся.

– Мне нравится.

Грегори взглянул на Эбигейл. Она сосредоточилась на его папке, ее щеки слегка покраснели.

Он взял лежавшую сверху бумагу.

– Это краткая биография и фотография капитана команды Джей Эл Вонга. Он свободно говорит на мандаринском диалекте и может смешаться с местными жителями. Он вампир уже два года. До этого он был спецагентом ФБР, Канзас-Сити. В прошлом году он возглавил Службу безопасности ковена западного побережья со штаб-квартирой в Сан-Франциско.

– Звучит неплохо, – президент просмотрел анкету Джей Эл, затем передал его Капрезе, который взглянул на нее и положил на кофейный столик.

Эбигейл придвинула лист поближе к себе, чтобы она могла его видеть.

Грегори взял следующий профиль.

– Второй вампир в команде – Рассел Райан Ханкельбург. Во время Вьетнамской войны он был майором морской пехоты. Он специалист по оружию и методам выживания.

Президент оглядел его анкету.

– Он был объявлен пропавшим без вести в 1971 году. Что с ним случилось?

– Его обнаружили несколько сотрудников Бюро год назад в пещере на севере Таиланда, – сказал Грегори. – Мы полагаем, что он пролежал в коме тридцать девять лет. Ангусу удалось оживить его, преобразив. Как только он услышал об этой миссии, он вызвался добровольцем. Он жаждет снова служить своей стране.

– Восхитительно, – президент передал анкету Капрезе.

– Значит, он не только проснулся мертвым, но и потерял тридцать девять лет своей жизни? – спросила Эбигейл. – Должно быть, это было травматично.

Грегори пожал плечами.

– Он – морской пехотинец. Из того, что я слышал, он быстро приспособился ко всем своим новым вампирским способностям.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю