332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Илья Миробидов » Игра богов. АВРИЕТ (СИ) » Текст книги (страница 19)
Игра богов. АВРИЕТ (СИ)
  • Текст добавлен: 10 июня 2021, 10:32

Текст книги "Игра богов. АВРИЕТ (СИ)"


Автор книги: Илья Миробидов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 19 (всего у книги 21 страниц)

Я не знал почему, но в тот момент улыбка сошла с моего лица. Левзея была очень привлекательной девушкой, немудрено, что у неё имелись поклонники. Но невзирая на это, что-то внутри меня сжалось и наполнялось яростью.

– У меня есть Каска, – проронила она и засмеялась.

«Вот чертовка! И что это за реакция с моей стороны? Второй раз испытываю к Левзее сильнейшие и необъяснимые эмоции. Так, Стас, по-моему, кто-то уже пьян. Пора сушить вёсла».

– Ладно, я, пожалуй, пойду в зал к мадам Кариссе. Приятного тебе отдыха.

– Спасибо. Я ещё побуду здесь некоторое время. Хочу поплавать, – сказала она.

Я вылез из воды, нащупал полотенце, вытерся и накрылся им. Снова послышался смешок, но я не обращал на это внимание, мысленно сославшись на тонкие стенки борделя. Уронив себя на подушки большого дивана одной из комнат главного зала, попросил принести мне вина и фруктов.

– Мадам Карисса сожалеет, но не сможет составить вам компанию, она занята с другими гостями и просила передать ключ от комнаты, в которой вы сможете переночевать.

– Хорошо, это всё?

– С вас две серебряные и двести десять медных монет за оказанные услуги вам и вашим спутникам.

Я опустил взгляд на довольную морду примостившегося в ногах Каски.

Вы потеряли 2 серебряные монеты

Вы потеряли 210 медных монет

Наполнив свой кубок вином, я сквозь прозрачную ткань балдахина рассматривал веселящихся клиентов борделя и полуголых людоящериц, всячески пытающихся угодить гостям. Мне стало непонятно, почему такие места запрещены в моём мире? С виду всё казалось вполне безобидным. Вспомнив, что у меня остались неистраченные очки, открыл своё меню характеристик и решил пройтись по всем показателям.

Стас, уровень 13

Человек

Класс: отсутствует

Принадлежность богу: отсутствует

Врождённая способность:«Узы Памяти»

Показатель опыта: 8600 единиц из 9100

Здоровье: 44 единицы

Мана: 113 единиц

Энергия: 30 единиц

Свободные очки характеристик: 2 единицы

Сила: 5 единиц

Ловкость: 5 единиц

Телосложение: 5 единиц

Интеллект: 5 единиц

Сила Воли: 19 единиц

Восприятие: 5 единиц

Удача: 5 единиц

Переносимый вес: 15кг

Урон от метательного оружия: 0 единиц из 11 (тканевая праща)(нет боеприпасов)

Дальность метательного оружия: 22,5 метра

Урон магией: 45 единиц (Каменные Шипы)

Точность оружия: 60,6%

Точность магии: 75,7%

Уклонение: 0,5%

Физическая защита: 18 единиц

Защита от магии: 23,8%

Шанс критического удара: 3,5%

Сопротивление простым ядам: 1%

Сопротивление рубящим ударам: 15%

Сопротивление режущим ударам: 15%

Восстановление жизней: 0,5 единиц раз в пять секунд

Восстановление маны: 1 единица раз в пять секунд

Тут я призадумался. Я вспомнил, что когда один из атрибутов набирает двадцать единиц, происходит усиление, поэтому быстренько вложил единицу в Силу Воли. Сразу высветилось сообщение.

Выберите усиление:

+10 % к магическому урону или +10 % к защите от магии

Я выбрал первое. Урон показался мне важнее, чем защита, и теперь он составлял пятьдесят одну единицу. Оставшееся очко характеристик решил пока не трогать. Мало ли какой из атрибутов потребуется повысить в будущем, а спешить я не намеривался. Прикосновение прохладных ладоней к моим плечам вызвало волну мурашек по всему телу.

– Левзея? – опрокинул я голову.

– Кто такая Левзея? – поинтересовалась людоящерица, стоявшая позади меня.

«Где-то я её видел. Это лицо… Точно! Это же та самая, которая усыпила меня каким-то дурманом».

– Это моя напарница, – промямлил я.

Тем временем пальцы рептилии нежно поглаживали мои плечи, а затем начали массировать мышцы. Я чуть слюну не пустил не в силах сопротивляться. Мышцы ныли и предательски требовали добавки.

– Она, – занервничал я, – она скоро придёт.

Ты очень напрягаешься, когда говоришь о ней, расслабься, Стас, – спокойно проговорила людоящерица, – это место призвано дарить удовольствие, не сопротивляйся.

– Да, не сопротивляйся, Стас. Тебе же это нравится?

Я ошарашенно взглянул на стоящую передо мной Левзею. Ну почему она появляется именно в такие моменты, да ещё так незаметно?

– Это не то, – вырываясь из объятий людоящерицы, пытался выговорить я, – что ты подумала. Она подошла, я не ожидал. Там дальше само всё, я не просил.

– Это ключ от комнаты? – яростно спросила Левзея, указывая на узорчатое металлическое изделие.

– Да, – ответил я.

– Хорошо, – сказала она, забирая ключ и графин вина в придачу, – Каска, пойдём. Оставим Стаса наедине с рабыней любви, ему вон как нравится, аж зарумянился, не будем мешать. Увидимся завтра утром у таверны.

– Левзея, постой! – но она уже не слушала, уходя в закрома благовонной дымки.

– А она с характером, – прошептала людоящерица, – и ты ей явно небезразличен.

– Уйди.

– Знаешь…

– Я сказал – уйди! – разгневанно рявкнул я.

Людоящерица замолчала и в спешке покинула комнату. В голове бурлили разные эмоции.

«Вломиться в комнату Левзеи, попросить прощение? Хотя за что извиняться? Мы не пара, я не обязан перед ней оправдываться. Да, я что-то к ней испытываю, но это лишь последствие длительного отсутствия женщины в моей жизни, не более. Или извиниться? Нет, унижаться я не намерен. Лучше отосплюсь, утро вечера мудренее», – с этими мыслями я направился на постоялый двор в свою комнату.

[1]Стухар – устаревшее название ноги.

Глава 22. Незваные гости

Утро было противным, впрочем, как и самочувствие. Меру питья я не соблюдал, что в своём мире, что в этом. Кое-как расшевелившись, заставил себя приподняться и спуститься. Левзея весело поигрывала с Каской напротив входа в таверну.

– Привет.

– Здравствуй, – задорно произнесла она, отвлекаясь от пантеры.

– У кого-то хорошее настроение, – заметил я.

– Ещё бы, наконец выспалась и теперь полна сил.

Я прищурился.

«От вчерашней озлобленной девушки не осталось и следа. Может, она просто не подаёт виду и до сих пор дуется или это какая-то уловка?»

– Почему ты так подозрительно на меня смотришь? – поинтересовалась она.

– Просто так, показалось. Пойдём есть?

– Мы уже поели, пока кто-то спал, так что подождём тебя здесь. Правда, Каска? Мой мальчик, мой самый верный и любимый защитник.

«Всё-таки обижена», – глядя, как Левзея показательно поглаживает и хвалит питомца, заключил я и направился внутрь трактира.

По-видимому, ониксовая пантера распугала многих желающих позавтракать, иначе как объяснить пустующие столы, понятия не имел.

– Здравствуй, Гарроро, как поживают твои Ламрии?

– Пока целы. С того раза больше ни одного случая не было. Вот что значит, когда сам берёшься за охрану, а не надеешься на стражу деревни.

– Рад слышать. Я вот зачем пришёл. Мне бы твоего кокосового напитка, а то голова раскалывается, и что-нибудь поесть.

– Какого? – смутился полуорк.

– Упс, – вырвалось у меня, осознав, что про кокос здесь ни слухом, ни духом, – тот отвар, что ты мне предлагал вместо чая, помнишь?

– А-а-а, понял, – протянул Гарроро, почёсывая затылок своей зелёной ручищей. – Присаживайся за любой стол. Еду скоро принесут. Сегодня почему-то мало посетителей. Надо…

– Это ещё не всё, – перебил я полуорка, – мне необходимо пополнить запасы провизии. И положи побольше птифуров, в прошлый раз они мне очень пригодились.

– Как скажешь.

Халдей не заставил себя долго ждать. Пока я разглядывал учебник по травничеству, он подошёл и поставил на стол поднос с завтраком и корзину с провиантом.

– Ваша еда, господин Стас. С вас шестьдесят две монеты.

Вы потеряли 62 медные монеты

– Скажи, – обратился к официанту, показывая надписи в книге под нарисованным растением, – ты знаешь, что здесь написано?

Людоящер присмотрелся, а потом с удивлением покосился на меня.

– Это и́нгус – язык хранителей. Его знает каждый иной и некоторые из жителей деревни.

– Понятно, а сколько нужно Интеллекта, чтобы его понимать?

– Понятия не имею, господин.

– Ну а ты откуда его знаешь?

– Так ясно откуда. Все работники лавок и трактиров обязаны его знать. Иные нередкие гости нашей деревни. Меня Гарроро натаскивал, чтобы мог принимать заказы. За много лет я его почти наизусть выучил, даже писать могу. На нём нечасто разговаривают, но большинство книг, что вы держите у себя в руках, написаны именно на ингусе.

– Спасибо за пояснения, можешь идти, – процедил я, переходя к трапезе.

«Вот тебе раз. Надо побольше разузнать про этот язык, и я даже знаю, кто мне в этом поможет».

Набив брюхо до отвала, кое-как вышел из таверны. Левзея находилась неподалёку. Видимо осознала, что здоровенная ониксовая пантера, находящаяся у самого входа в трактир, пагубно влияет на прирост посетителей харчевни. Направившись к ней, сразу приготовил ряд важных для меня вопросов.

Охотница нехотя оторвалась от поглаживания Каски, отчего тот недовольно рыкнул, и посмотрела на меня, а затем выпалила:

– Да не знаю я сколько нужно Интеллекта. Да и, вообще, как можно так долго есть? Ты там все поварские запасы опустошил?

– Нет, просто не торопился. Решил растянуть удовольствие, – возразил я, довольно поглаживая живот, – так что насчёт языка?

– Извини, ничем не могу помочь. Меня в детстве научил Халита́д.

– Халитад – это имя твоего хранителя? – уточнил я, на что получил утвердительный кивок.

– Секундочку. На этом языке ты ругалась на болоте? И тогда, в магической лавке, тоже на нём разговаривала?

– Да.

– Теперь понятно. Слушай, а, может, ты мне поможешь тогда с травничеством? Будешь переводить, что написано в учебнике, а я собирать траву.

– Просто так? Вот ещё.

– Но ты же обещала мне помочь, разве нет?

– Я обещала тебе помочь найти портал домой, а в переводчицы не нанималась.

«По-моему, кто-то просто затаил на меня обиду и теперь всячески измывается. Какая же злопамятная», – вслух я, конечно же, этого не произнёс.

– Хорошо, что ты хочешь за перевод?

– Сто медяков за каждое описание растения с моего долга. По рукам?

– По-твоему, я совсем глупец? Да я у любого людоящера могу всё разузнать за гораздо меньшую сумму.

– Ну так бери его с собой, а ещё лучше ту людоящерицу из публичного дома. Уверена, из вас выйдет отличная пара.

– Да что ты прицепилась к ней? Она просто выполняла свою работу, я не просил и не заставлял её. И к твоему сведенью сразу прогнал людоящерицу, как только ты ушла.

– То, чем вы там занимались, меня не касается.

Ругаться не хотел, и когда страсти немного улеглись, решил отказаться от услуг переводчика со стороны Левзеи. В конце концов, мне ничто не мешало просто собирать тра̀вы, нарисованные на страницах учебника. А перевести их описание можно было потом, по возвращении.

– Когда отправляемся? – спросила она.

– Не знаю. Так лень идти. Может, поспрашиваем по округе, вдруг какая-нибудь повозка направляется в нужную нам сторону?

– Я уже узнавала. Вечером в соседнее село отправляется раданит[1], и если мы выкупим часть его непроданного товара, то в телеге хватит места и для нас. Можем подождать, если тебе совсем невмоготу идти.

– До вечера далековато, – разглядывая клепсидру, подытожил я, – ладно, пойдём сейчас, только не спеша.

Проходя по извилистой тропе, я старался сверять каждое встреченное растение с картинками из учебника. Мне это напомнило уроки биологии, когда мы всем классом ходили и собирали гербарий на территории школы. Левзею же моё стремление обучиться новому ремеслу только веселило.

– Когда величайший травник изволит отправиться в путь? Весь мир подождёт пока Ваше Травничество налюбуется листочками, – подначивала меня Левзея всякий раз, когда я чересчур задерживался у растительности.

Пока сравнивал растения с картинками из книги, заметил россыпь красивых цветов. Мне показалось отличной идеей собрать их в букет и подарить Левзее. Такой презент мог выровнять наши непростые отношения. В моём мире сложно найти было девушку, которой не нравились цветы. Делая вид, что рассматриваю кустарник, собрал небольшой букетик приятно пахнущих луговых цветов и подошёл к Левзее.

– Закрой глаза.

– Зачем? – удивилась она.

– Это сюрприз.

– Сюрпри…что?

– Секретный подарок, – уточнил я.

Она нехотя закрыла глаза, и я достал из-за спины букет и протянул ей.

– Открывай.

– Что это? – уставилась она на пучок разноцветных цветов.

– Цветы тебе. Хочу сгладить впечатления от вчерашнего вечера, да и эта утренняя ссора…

Она взяла букет и медленно потянулась к нему носом. Прищурившись, вдохнула цветочный аромат. Линия её губ стала мягче, а глаза сомкнулись полностью. Передо мной снова появилась милая девушка с искренними эмоциями.

«Сработало!»

Почувствовав, что я не отрываю от неё пристального и в то же время довольного взгляда, Левзея резко отдёрнула от себя букет и вернула мне.

– Пахнут ужасно. Ты, случаем, не прихворал, собирая их? – выговорила она и наигранно прикрыла нос тыльной стороной ладони.

Я чувствовал себя, закипающим на газовой плите, чайником, вот-вот готовым засвистеть.

– Ах так?! Ужасно говоришь?

Замахнул руку и под растерянный взгляд Левзеи выкинул букет как можно дальше в поле. Цветы пролетели всего семь метров, отчего я ещё больше взбесился и потратил оставшееся свободное очко характеристик на Силу, повысив её значение до шести единиц.

– Идём, больше не буду останавливаться, – сердито проворчал я и зашагал по тропе.

Настроение ухудшилось. Из-за неприятного осадка старался вообще не смотреть в сторону Левзеи, разбираясь с буйством мыслей в своей голове.

«Я, значит, решил сделать ей приятное, перешагнул через свою гордость, собрал букет, подарил, а она: «…не заболел ли я?». Походу заболел, причём сильно и имя такой болезни – женщина. Теперь она точно не дождётся извинений. Лучше вообще не проявлять слабину, иначе Левзея начнёт мной помыкать. У них это в крови».

Всё, что я с уверенностью мог сказать о себе, так это то, что я совершенно не мог долго держать на кого-то обиду. После любой ссоры или скандала вся моя злоба уходила в пустоту спустя некоторое время. Порой приходилось даже мысленно выдумывать оправдания, чтобы подпитывать тающую ярость. Вот и тогда. Как только солнце коснулось маковки высоких гор. Я уже не мог ни на кого дуться. Все негативные эмоции разбежались, и я позволил себе посмотреть на Левзею.

Лучница шла за мной неторопливым шагом, заметив, как я поворачиваюсь к ней, поспешно отвела взгляд в сторону и спрятала руки за спину, будто всё время разглядывала приближающиеся горы Уртула. Каска бегал по округе, с любопытством высматривая каждое шевеление кустарника.

– Думаю, надо обсудить место для ночлега. К горам лучше сильно не приближаться, если мы хотим приготовить ужин на костре.

– Почему? – удивилась Левзея.

– Хех. Ты разве не слышала об уртульских великанах?

– Нет, я не была в этих краях раньше.

– Если они заметят свечение огня вблизи горы, обязательно наведаются к его источнику, и тогда нам несдобровать, – проговорил я со знанием дела.

– И насколько они сильны?

– Настолько, что многие рейды пали от их рук, прочёсывая здешнюю местность в поисках сокровищ.

– А ты неплохо осведомлён для иного, недавно появившегося в Авриет.

– Знания – моя сила.

Левзея остановилась и достала карту, внимательно изучив её, убрала обратно в инвентарь.

– Недалеко есть разрушенная дозорная башня, предлагаю переночевать в ней, – указывая на сгущающиеся кучевые облака, она добавила, – надо поторопиться, скоро пойдёт дождь.

– Ты уже была в ней?

– Нет, даже не знала, что обнаружила её, когда шла в Бреоксу, только потом заметила её на карте.

– Хорошо. Выбора особо нет, веди.

Дорога заняла часов восемь. Дождь только начинал своё шествие, когда мы достигли цели. Башня стояла на поросшей травой поляне. Приземистое квадратное строение из серого камня напоминало сторожевой пост Бреоксы, правда, заметно меньших размеров. Об изначальной высоте башни судить было сложно, так как целым оставался только её первый этаж, от второго была лишь половина, но если прикинуть, то она вполне могла потягаться с обелиском возрождения.

Тяжёлая деревянная дверь открывала проход в единственную комнату, внутри которой оказалось темнее, чем в лесу в безлунную ночь. В лицо бросился запах сырости. Я достал фонарь и посветил вдоль стен, обращая внимание на отсутствие окон и изредка выступающий из стыков камней пушистый мох. Теперь каждая встреченная мной растительность подвергалась анализу и сравнению с изображениями из книги травника. В некоторых местах стены были исцарапаны, словно кто-то точил о них железные грабли. Никакой мебели, только старый очаг, которым давно не пользовались, и разломанная лестница, ведущая наверх. Дощатый и полупрогнивший пол второго этажа заменял крышу, так что моросящий снаружи дождь мог смело идти куда подальше, пытаясь намочить нас.

– Я постараюсь найти дрова, пока всё не промокло, а ты проведай местность, – обратился к Левзее.

– Хорошо, – неохотно сказала она и повернула к выходу. – Каска, за мной!

Уже начало смеркаться, когда в башне запахло дымом от разгорающегося каменного очага. Охотница примостилась поближе к теплу и, расстелив свой спальник, уселась на него, подзывая пантеру. Я же кое-как закрыл дверь и опустил засов. Хоть по заверению Левзеи поблизости не было ничего, что могло бы вызывать наши опасения, моя предосторожность била в колокол. Про проход второго этажа можно было не переживать. Вряд ли кому-нибудь удастся забраться по восьмиметровой мокрой каменной стене.

– И это твой ужин? – обращая внимание на несколько чёрствых булок, которая достала из инвентаря Левзея, спросил я.

– А что? Это всё, на что хватило монет.

– Одолжишь котелок, а то я свой повредил? Взамен угощу вкусным супом, а Каску солониной.

Напрямую проявлять сочувствие не хотелось, да и Левзея бы отказалась от подачек, учитывая наши непростые отношения, а так она могла не переживать за свою гордость.

– Хорошо, держи, только не забудь потом отмыть и вернуть.

Вы получили котелок

– Договорились.

Я бы мог разозлиться на неё и снова начать скандал, но пришедшее осознание того, что она единственный человек, с которым я могу беседовать ничего при этом не утаивая, заставило пойти на невинные жертвы. Да вредная. Да немного высокомерная, но зато честная и иногда даже милая. Думая о лучнице, вспомнил об Астральном Страже, который никак себя не проявил по отношению к ней. Со мной он сразу свёл счёты, значит, Левзея вне угрозы – это радовало.

Расположив котелок над огнём, достал бурдюк с водой. Первым делом хотел проверить его способность. Действительно ли вода в нём восполнится за ночь? Налив немного жидкости в котелок, поделился остатками с Каской. Далее покрошил в воду овощи, солонину и добавил немного специй. Аромат, распространившийся в комнате, заставил желудок скрутиться от нестерпимого желания поесть.

Вы приготовили суп из солонины с овощами

Странно, но добавленные пряные специи никак не повлияли на итоговый рецепт, хоть и придавали блюду более выраженный островатый вкус и запах.

– Очень вкусно, – похвалила меня Левзея, делая первый глоток.

Почему-то она, в отличие от меня, предпочитала суп именно пить, а не есть ложкой.

– Спасибо, сам не ожидал, что так получится.

Доев похлёбку, разложил свой спальник и подкинул в костёр дров, которые более или менее успели подсохнуть, находясь рядом с очагом.

– Как думаешь, мы завтра дойдём до утёса?

– Да, примерно к началу второй половины дня.

– А ты раньше сражалась с гарпиями?

– Я нет, но Кхзод рассказывал, как он со своей группой натыкался на небольшую свору. Эти монстры могут пускать во врага свои перья, которые по прочности и остроте не уступают стрелам. А ещё они хватают свою жертву, взлетают ввысь и сбрасывают сверху.

– И как ты собираешься с такими драться?

– Буду подрезать крылья стрелами, а Каска уже добивать. Я бы и тебя попросила, но с твоими характеристиками ты будешь лёгкой мишенью. Так что держись где-нибудь у лесополосы и не высовывайся.

– Ну, раз ты так уверена, то хорошо, будь по-твоему.

Укутавшись в спальник, прислушался к моросящему по деревянной крыше дождю. Каждая разбившаяся об доску капля имела своё звучание и, найдя свой ритм, я медленно погружался в сон. Такая музыка успокаивала. Левзея тоже приготовилась спать и, повернувшись ко мне спиной, о чём-то перешёптывалась с Каской.

Проснулся ночью. Каска лежал на моём спальнике, снова потеснив меня.

«И как только ему это удаётся? Жаль, что здесь нет камер, я бы хотел на это посмотреть».

Удар. Двери башни слегка пошатнулись. Я резко вскочил и уставился на засов. Каска также приподнялся и принял боевую стойку. Часть железных костылей, удерживающих крепление засова, упали на каменный пол.

«С какой же неимоверной силой был нанесён удар?» – подумал я, вспоминая, насколько тяжело мне давалось закрытие массивной двери.

Дожидаться следующего толчка не стал, засов мог не выдержать. Схватив пару поленьев, подбежал к двери и упёр их в землю. Несколькими ударами ноги намертво заклинил их, не давая единственной преграде между нами и улицей распахнуться от очередного мощного тарана. Отойдя к очагу, прислушался.

– Что это было? – спросила Левзея, медленно приподнимаясь.

– Не знаю, что-то только что сильно ударило по двери, – шёпотом произнёс я.

– А это что? – указывая на знакомый букет в левой руке Левзеи, спросил я.

Лучница замерла с выпученными на меня глазами. В свете огня заметил, как её лицо постепенно обретало красный оттенок. Левзея явно не хотела быть застигнутой в такой ситуации.

– Ничего, – вымолвила она, быстро убирая букет за спину.

Снова сильный толчок в дверь. Ночной гость явно хотел вломиться в башню. На этот раз дверь даже не шелохнулась. Пантера зашипела вперемежку с рычанием.

– Каска жутко напуган. Такого с ним ещё не было, – уже серьёзно произнесла Левзея.

Послышался звериный рёв. Словно кто-то наступил на хвост самой Годзи́лле[2]. Сердце сжалось. Дыхание перехватило. Даже Левзея изменилась в лице, натягивая тетиву с вложенной в неё стрелой. Одно дело, когда ты видишь врага, и совсем другое – представлять его внешность исходя из ужасающих звуков, производимых им. Каска ретировался за свою хозяйку и стал шипеть во все стороны, причём даже на меня.

– Да что, чёрт возьми, происходит? Кто ты? Чего тебе надо?! – прокричал я.

Ответом была очередная попытка вломиться внутрь, но безрезультатно. Кто бы ни сколотил эту дверь, он, безусловно, руководствовался правилом: «строй на все времена».

– Какие мысли? – обратился я к Левзее.

– Не знаю. Здесь не так много места для битвы, если эта тварь ворвётся, скорее всего, она быстро с нами расправится. У тебя есть ещё что-нибудь кроме каменной волны?

– Каменных Шипов, – поправил я её, – нет, увы, больше фолиантов не попадалось.

– Тихо, – прошептала она.

Снаружи донеслись отдалённо знакомые звуки. Я попытался вспомнить, где и когда их слышал. Не то, не то, точно! Такой же звук был, когда Колин бульдог пытался копать керамическую плитку на кухне, царапая её когтями, в желании спрятать недоеденную сосиску.

– Он пытается вскарабкаться по стене! – осенило меня. – Бегом наверх, надо ему помешать!

Мы молнией метнулись на второй этаж по изрядно намокшей лестнице. Лишь чудом я удержался и не грохнулся головой об каменный пол, как только моя нога поехала по мокрой деревянной ступеньке. Непроглядный мрак. Достал фонарь и начал светить по сторонам.

– Видишь его? – спросил я.

– Нет.

Карабканья послышались с тыльной стороны башни. Я моментально подбежал и посветил фонарём, давая лучнице возможность видеть свою цель и атаковать, но никого не было. Затем звуки послышались с другой стороны. Мы перебежали туда, но и там никого не обнаружили.

– Он слишком быстр. Мы не успеваем.

– И что ты предлагаешь?

– Не знаю.

Я прошёлся по кругу, освещая все места, где неведомый враг пытался взобраться. Следы от его когтей, едва ли добирались до четырёх метров, что составляло максимум половину высоты разрушенной башни. И если стены первого этажа были выстроены из неровного и плохо обработанного булыжника, то при строительстве второго яруса использовался более гладкий и аккуратный камень.

– Стены мокрые, да ещё и поросшие мхом. Эта тварь не сможет по ним взобраться. Слишком скользко. Иначе давно бы уже пировала нами, – огласил я свои выводы.

– Надеюсь, ты прав, – немного успокоившись, произнесла Левзея.

– Пойдём вниз, надо обсохнуть и лучше укрепить дверь. Это единственное уязвимое место в башне.

– Хорошо, идём.

Монстр ещё около часа не оставлял попыток попасть внутрь. Выходя из себя от неудачных попыток залезть по стене, он то и дело вопил во всё горло. Страх, который он произвёл изначально, постепенно отступал. Я забаррикадировал дверь всем, чем только можно. Даже сковороду умудрился пристроить. Пришлось разобрать несколько ступенек лестницы, так как все брёвна и поленья ушли на укрепление двери, а поддерживать костёр – надо. Теперь я понимал, почему в башне отсутствовала какая-либо мебель.

Признаки незваного ночного гостя больше не проявлялись. Никто не карабкался по стенам и не ломился через парадный вход.

«Боги, дайте здоровья тому, кто смастерил эту дверь! Если бы не он…» – подумал я, подходя к очагу.

– Ты чего? – спросила Левзея, глядя, как я опустился на спальник и прилёг.

– Что значит чего? Собираюсь спать. Монстр затих, видимо, устал, а всё, что было в наших силах – мы сделали.

– А если он всё же проникнет внутрь?

– А вот если он проникнет, то, учитывая его скорость, у нас нет против него никаких шансов. Так почему мы должны в таком случае жертвовать сном?

– Хм, может, ты и прав.

Она поправила свою постель и, присев, обняла подошедшего Каску.

– Испугался, мой милый? Ничего, я рядышком, тебя больше никто не напугает. Ты самый сильный, самый храбрый.

– Левзея, – негромко произнёс я, отвернувшись от лучницы на другой бок.

– Что?

– Нормальная реакция, когда тебе дарят цветы, это принять их и поблагодарить, а не корчить рожу и ругаться.

Лучница замолчала и ничего не ответила, но я прям чувствовал нависшее эмоциональное напряжение. Даже представил её гневную гримасу от услышанного. На моём лице мелькнула блаженная улыбка и я прикрыл глаза.

Левзея проснулась раньше меня, о чём свидетельствовала утренняя возня, заслышав которую больше не мог спокойно дремать.

– Проснулся?

– Скорее разбудили, – приподнимаясь и протирая глаза, ответил я.

– Я проверила округу со второго этажа. Вроде бы никого.

– Вроде бы?

– Чтобы ответить уверенно, надо провести разведку. Каска успокоился, ведёт себя спокойно, значит, недруга поблизости нет.

– Если ты помнишь, вчера его тоже не было.

– Вчера шёл дождь, он мог смыть все запахи и следы.

– Ладно, сейчас перекусим и подумаем, как быть дальше.

Бурдюк не подвёл, вода за ночь восполнилась по самый край. Приготовив чай с печеньем, подошёл к баррикаде и начал постепенно её разбирать. Когда закончил, подошёл к уминающей печенье лучнице.

– Значит, смотри, как мы поступим. Ты заберёшься на второй этаж и займёшь удобную позицию для стрельбы из лука, а я с Каской выйду через дверь. Если всё будет тихо, то можешь спускаться, если нет, то навяжем бой.

– Поняла, – кое-как ответила Левзея, засовывая крайний птифур себе в рот, не прожевав предыдущий.

Выбив последнее полено, я крикнул Левзее:

– Как обстановка?

– Никого нет.

Открыв дверь, мы с Каской осторожно вышли наружу. Ничего, кроме пасмурной погоды, в глаза не бросалось.

– Видишь кого-нибудь?

– Нет, – ответила Левзея, – в ближайших трёхстах шагах никого нет.

– Ясно, тогда спускайся, внизу тоже никого.

Через минуту мы с лучницей осматривали следы когтей и лап, оставленные ночным гостем у двери.

– Ну и что это за зверь?

– А мне почём знать? Ты же будущая охотница, вот и скажи.

– Вообще-то, я только собираюсь ей стать, и если ты помнишь, то раньше занималась совершенно другим ремеслом и не хвасталась познаниями о населяющих здешнюю местность монстрах, в отличие от некоторых.

– Что это значит? По-твоему, я должен знать всех врагов в округе? Ничего, что я в этом мире всего двадцать дней?

– Да, но ты же всё это время был рядом с Бреоксой, мог бы и изучить местность.

– Какая же ты…

– Какая?! – перебила она, укоризненно смотря в мои глаза.

– Слушай, – произнёс еле сдерживаясь, – давай прекратим ссориться и покинем это место. Не хватало, чтобы нас услышала та тварь.

– Хорошо, я согласна.

Да что с ней не так? Иногда я совсем не понимал, что творится в голове у Левзеи. Сначала она нормальная, а потом раз и злая как мегера. Неужели все девушки Авриет такие взбалмошные? Ответа я не знал.

Продолжив путь к Кряжистому утёсу, мы наткнулись на следы крови, приведшие нас к месту побоища. Мёртвые, распотрошённые животные валялись то тут, то там. Причём убийца не намеривался использовать их как пищу, а просто издевался над трупами. Каким-то он оторвал конечности, а другим вспорол брюхо когтями, высвободив внутренности наружу. Я прикрыл нос, чтобы меня не стошнило.

– Судя по всему, здесь было то же существо, что и у башни. Дальше оно ушло в ту сторону, – Левзея посмотрела налево, где на горизонте виднелся лиственный лес.

– Только не говори, что нам тоже туда.

– Нет, нам в другую сторону.

– Слава богу, а то после такой жуткой картины, мне совершенно не хочется узнавать, кто это был.

– Мне тоже. Идём, пока оно не решило вернуться.

Спустя несколько часов пути зелёные луга сменились на засушливые степи. Левзея остановилась и сверилась с картой.

– Давай передохнём чутка. Я всё никак не привыкну к таким долгим переходам, – недовольно простонал я.

– Хорошо, я не против.

Я присел на небольшой камень, достал бурдюк и начал утолять жажду. В этот момент ко мне приблизилась смущённая Левзея и, начав уже было говорить, передумала и отошла. Затем снова подошла и очень неуверенно начала разговор.

– Послушай. Никто и никогда не дарил мне цветов, а ещё ты странно на меня смотришь. Внутри всё крутится и вертится, я не знаю, как на это реагировать, поэтому иногда срываюсь. Прости, если доставляю тебе столько неудобств, я не со зла, правда, и постараюсь себя сдерживать.

Я чуть не поперхнулся от услышанного.

– Да ничего, всё в порядке, – еле вымолвил я, абсолютно не ожидая такого поворота.

«Чувство такта? Не, не слышала о таком, а что?» – пролетела быстрая мысль.

Она смущённо стояла, как будто чего-то ожидая.

– Эм. И ты меня прости, если я чем-то тебя обидел. Обещаю больше не смотреть на тебя.

Видимо, это не совсем то, что она хотела услышать, так как её взгляд наполнился злобой. Она молча развернулась и направилась к Каске.

– Что? Да что не так-то? Я же тоже извинился, – вопрошал я вслед уходящей Левзеи.

– Ничего, – холодно процедила она, – как отдохнёшь, дашь знать, и мы продолжим путь.

«Ну вот опять, что у этих девушек на уме?»

Следующие несколько километров пути я воспользовался молчанием Левзеи и снова принялся травничать. На этот раз обнаружил шесть цветков очень похожих на те, что были изображены, на одном из недавно просмотренных мной рисунков книги. Достав блестящие ножницы, аккуратно срезал растения и сложил их в сумку.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю