290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Первый и единственный » Текст книги (страница 1)
Первый и единственный
  • Текст добавлен: 29 сентября 2016, 05:22

Текст книги "Первый и единственный"


Автор книги: Джоанна Нельсон






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 11 страниц)

Джоанна НЕЛЬСОН
ПЕРВЫЙ И ЕДИНСТВЕННЫЙ

1

Эмили посмотрела в зеркало заднего обзора и тихонько вздохнула: Холли уснула. Полчаса назад ей с огромным трудом удалось утихомирить дочку. Холли обнаружила исчезновение своей любимой куклы и отчаянно разревелась.

– Где моя кукла?! – рыдала она так душераздирающе, что Эмили едва не стало плохо. – Я хочу мою куклу! Мою Лили…

– Тихо, малыш, сейчас мы ее отыщем.

Куклу Эмили обнаружила спустя двадцать минут, после того как перевернула трейлер вверх дном. Бедолага провалилась в щель между узкой кроваткой девочки и боковой стенкой автомобиля.

– Я сама! – потребовала Холли, чрезвычайно щепетильно относящаяся ко всему, что являлось ее частной собственностью.

Ухватив за ноги многострадальную куклу, Холли дернула ее изо всех сил. В итоге голова несчастной осталась в щели, а все остальное – оказалось в руках Холли. Несколько секунд девчушка только недоуменно хлопала глазами, словно не в состоянии понять, отчего ее игрушка так видоизменилась. А потом Холли завопила так, что у Эмили потемнело в глазах:

– Она сломалась!

– Холли, дорогая, я все сейчас починю!

Эмили забралась на кроватку и сунула ладонь в щель. Кончиками пальцев она касалась синтетических волос куклы, но достать недостающую часть никак не получалось. В конце концов ценой неимоверных усилий и чувствительной царапины на тыльной стороне ладони голова Лили была извлечена, и Эмили с вздохом облегчения водрузила ее на законное место. Слезки высохли, как по волшебству, и Холли прижала свою драгоценность к груди.

– Постарайся больше не терять свою Лили.

– Я не теряла. Ее утащил Бука.

– Бука?

– Да, он живет под кроватью. Он чудовище, – сообщила Холли. – Иногда он бывает смешной, но я не люблю с ним разговаривать. Он меня пугает.

– Холли, под твоей кроватью никто не живет, – попыталась переубедить дочку Эмили, но Холли поджала губы и уставилась в пол.

Эмили поняла, что разговор придется отложить. В конце концов, парой фраз тут явно не отделаешься. Холли входила в возраст, когда дети от недостатка общения со сверстниками могут завести себе воображаемого друга, но Эмили даже предположить не могла, что вместо «друга» Холли может придумать чудовище Буку, живущего под кроватью.

– Мы поговорим о Буке чуть позже. Скоро станет темнеть, а нам еще нужно найти мотель.

Холли, по-прежнему прижимая куклу к груди, кивнула, а у Эмили сжалось сердце, как бывало почти каждый раз, когда она смотрела в огромные и доверчивые глаза дочки.

Эмили вернулась за руль и сверилась с картой. После некоторого колебания она решилась на другую дорогу, что, по ее расчетам, должно было сократить путь почти на пятьдесят миль. Управляя трейлером, Эмили не забывала поглядывать в зеркало заднего обзора на Холли. Девчушка вытащила большую коробку из-под обуви, где хранилось «приданое» Лили, и принялась расставлять кукольную мебель. Самым последним был извлечен шкаф, куда Холли складывала «наряды» своей ненаглядной Лили. Все эти платьица, юбочки и кофточки Эмили сшила из лоскутков по выкройкам одежды для Барби, которые они с Холли обнаружили в каком-то журнале… Холли так и уснула, окруженная кукольной одеждой, прижав свою Лили к себе.

Эмили взглянула на датчик топлива, который давным-давно подмигивал ей злым красным глазом, сигналя, что бензина осталось всего ничего. Из-за подорожавшего топлива этот дом на колесах требовал гораздо больше вложений, нежели рассчитывала Эмили. Их маленькая семья переживала не лучшие времена: деньги на банковском счете понемногу таяли, особенно если учесть, что у Эмили не было постоянного заработка. Перед началом путешествия она жестко спланировала бюджет, но действительность внесла коррективы, и Эмили пришлось пересмотреть некоторые статьи расходов. Ограниченность в финансах стала причиной ее постоянного беспокойства: что-то сродни ноющей боли, которая не отпускает ни на миг.

Когда-то она была гораздо большей оптимисткой и как истинная американка в восьмом поколении свято верила в исполнение собственной американской мечты. Ей казалось, что жизнь прекрасна: вот она вся как на ладони, легка и понятна, и впереди – осуществление всех ее замыслов. Всего того, о чем Эмили мечтала: карьера, уютный дом, хороший автомобиль, солидный банковский счет… Эмили наивно полагала, что все в ее руках, что жизнь «послушна», как может быть податлива глина рукам искусного гончара. Но оказалось, что жизнь – это очень коварная штука и больше всего ей нравится преподносить таким самоуверенным особам сюрпризы. Наверное, это была ее расплата за излишнюю самонадеянность…

Огромный щит указателя дал понять, что до Остина еще слишком далеко. При скорости, с какой двигался трейлер, они проведут на колесах еще немало часов. Даже для Эмили это путешествие было не из легких, что уж говорить о малышке Холли. Но у Эмили не было выбора.

Это путешествие могло бы продлиться всего несколько часов, воспользуйся Эмили услугами местных авиакомпаний. Но, во-первых, она ужасно боялась летать, во-вторых, вместе с транспортировкой вещей это была непозволительная роскошь. Ну а в-третьих, и это самый важный аргумент, Эмили боялась, что отцу Холли, Дюку Монтгомери, удастся проследить их путь. Дюк был ее самым больным местом на протяжении двух лет. Она постоянно убеждала себя, что ее предчувствия – всего лишь следствие невроза. Но после того как Дюку каким-то образом удалось позвонить ей, Эмили совсем потеряла покой. И даже заверения адвокатов о том, что Дюк надежно заперт в лечебнице, где охрана едва ли не лучше, чем в самом строгом режимном учреждении, совершенно не успокоили ее. Чейз Сигал выглядел непрошибаемо спокойным и разговаривал с Эмили таким снисходительным тоном, что не оставалось сомнений в том, что он считает сообщение Эмили о звонке Дюка плодом ее воображения. Его коллега из адвокатской конторы «Баннер и партнеры» поддакивал и безостановочно кивал, как китайский болванчик, полностью солидарный с Чейзом.

Подобное отношение лучше всяких слов говорило, что, как бы Эмили ни старалась сейчас, ее все равно не примут всерьез. Она может добиться только того, что вызовет подозрения насчет собственного психического здоровья. Как бы к этому ни относились адвокаты, сама Эмили была уверена в том, что угрозы Дюка – не пустой звук и не сотрясение воздуха. Она видела ненависть в его глазах, а кривая усмешка и хриплый голос Дюка слишком много ночей преследовали ее в кошмарах. Дюк Монтгомери поклялся ей отомстить, а значит, не существовало заборов, охраны и судебных постановлений, которые могли бы сдержать этого человека.

Она часто вздрагивала от громких звуков, плохо спала ночами, пока в один прекрасный момент не пришла к единственному возможному решению: она должна как можно быстрее сменить место жительства, просто раствориться на просторах огромной страны. Очень кстати пришлось давнее предложение подруги по колледжу Лин Бейкер перебраться в Остин. «Сначала присмотришься, поживешь у меня пару недель, а потом уже решишь все окончательно», – говорила ей Лин. Предложение, было действительно давнее, но Эмили это не смутило. В конце концов, она же не собирается садиться Лин на шею, у нее есть деньги на первое время! Она просто рассчитывала на некоторую – пусть всего лишь моральную – поддержку Лин, с которой в свое время была очень дружна, и только. И Эмили решилась. Она расторгла договор аренды квартиры, продала некоторые вещи, пополнив свой счет, а остальное сдала на хранение на склад. Она также очень выгодно продала свою маленькую «хонду» и купила подержанный трейлер, где уместились все нехитрые пожитки, которые Эмили решила взять с собой.

Путь предстоял неблизкий, но Эмили была полна решимости проделать его и начать новую жизнь. Жизнь, в которой не будет места страху и призракам прошлого и в которой она сможет дать Холли все необходимое: комфортную жизнь в уютном доме, возможность посещать детский сад, а потом школу, общаться со сверстниками, заниматься спортом и развивать свои таланты. Которых – в этом Эмили была абсолютно уверена – у ее ангелочка великое множество.

Конечно, пока Холли не подрастет, нечего и думать о том, чтобы сделать карьеру, о которой мечтала Эмили. Но она была уверена в том, что это всего лишь отсрочка и рано или поздно она добьется всего. Она просто обязана это сделать! А сейчас она нуждалась в покое и безопасности для своей маленькой семьи. Слишком много надежд Эмили возлагала на это «великое переселение», так много, что иногда ей становилось немного страшно…

2

Красный глазок индикатора больше не подмигивал, он горел вовсю, и Эмили оставалось только надеяться, что вскоре появится долгожданный знак, указывающий на близость заправки. Теперь она ругала себя за то, что свернула. На федеральной дороге автозаправочные станции встречались с завидным постоянством, не то что в глухомани, в которую она умудрилась заехать!

Какой-то новый звук привлек ее внимание. Эмили прислушалась, чтобы определить источник странного попыхивания и посвистывания. Она боялась даже подумать, что автомобиль неисправен. Нет, этого просто не может быть – ведь продавец клятвенно заверил ее, что машина хоть и подержанная, но находится в отличном состоянии. А еще он уверял, что трейлер без проблем преодолеет континент с севера на юг или с запада на восток – в зависимости от того, чего именно желает мэм – без всяких поломок, на что Эмили заметила со слабой улыбкой, что «мэм» так далеко ехать не понадобиться. Ей и самой понравился этот трейлер. По крайней мере, его внешний вид почти не вызывал нареканий, а в технической части Эмили была настолько несведуща, что не смогла бы отличить радиатор от двигателя. Так что ей просто пришлось поверить на слово пронырливому продавцу, и если теперь окажется, что он ее обманул…

Эмили не успела додумать эту мысль, как под капотом что-то громко лязгнуло, двигатель странно затарахтел, а потом быстро заглох и из-под капота повалил черный дым. Эмили от неожиданности охнула и нажала на тормоз. Машина остановилась так резко, что Эмили едва не вылетела через лобовое стекло, которое заволокли клубы дыма. Эмили выпрыгнула из кабины, на ходу выхватив из специального зажима огнетушитель, и рывком подняла капот. Ее обдало черными клубами сажи, нестерпимым запахом горелой резины и чего-то еще совершенно ужасного. Эмили, ничего не видя, нажала на рычаг огнетушителя и направила струю под капот. Через минуту все было кончено. Дым больше не валил, но внутренности трейлера стали похожи на маленький сугроб.

Рука Эмили, держащая огнетушитель, безжизненно повисла вдоль тела, и красный баллон выпал из ослабевших пальцев и с негромким стуком приземлился.

Господи, но почему именно сейчас и именно со мной, ведь все было так хорошо?!

Эмили запрокинула лицо, уперев взор в безмолвные и неприветливо хмурые небеса, словно надеясь там получить отклик на свой вопль отчаяния. Но небеса остались загадочны и немы, словно египетские пирамиды, а Тот, Кто был там, наверняка посчитал, что Эмили это заслужила. Что ж, может быть. Лин, к примеру, помешанная на эзотерике, свято верила в то, что жизнь, в которой мы себя осознаем в данный момент, есть не что иное, как наше очередное воплощение, реинкарнация бессмертной души… Тогда, выходит, в прошлой жизни Эмили изрядно нагрешила, и теперь ей долго придется расплачиваться за плохую карму.

Эмили оглядела пустынное шоссе, а потом бескрайнюю равнину вокруг. Нигде не видно даже признаков человеческого присутствия. И, если бы не эта магистраль, очень легко можно было бы вообразить, что Эмили вообще единственный человек на этой планете.

– Мамочка, куда мы приехали?

Эмили обернулась и увидела, что Холли стоит на нижней ступеньке, готовая спрыгнуть на землю.

– Дорогая, пожалуйста, пока не выходи из машины.

– Но я хочу немного погулять.

– Нет, Холли, выходить пока не надо. Ты хочешь есть?

Холли потеребила нижнюю губу, раздумывая над вопросом матери.

– Картошку-фри и чизбургер, – наконец выдала она. – И мороженого! Нет, пончиков!

Это был заказ для закусочной, а не для ограниченных возможностей Эмили.

– Боюсь, что с пончиками, мороженым и чизбургером придется повременить. Но если бы ты приготовила нам несколько сандвичей, это было бы прекрасно. В холодильнике есть нарезанные сыр, ветчина и сок; в шкафчике, внизу, хлеб.

– Хорошо, мамочка! – Холли исчезла внутри трейлера.

Холли нравились два дела – придумывать и рисовать наряды для Лили и готовить. И хотя Эмили пока не разрешала дочке пользоваться ножами и сама заранее нарезала продукты, даже процесс приготовления сандвичей Холли просто обожала и всегда придумывала что-то особенное. В прошлый раз она украсила сандвичи листиками петрушки и разноцветными кусочками мармелада… Эмили признала, что это было потрясающе красиво, хотя вкус этого «шедевра» получился несколько странноватый.

Эмили огляделась еще раз, но шоссе по-прежнему было совершенно безлюдным. Оставалось только надеяться, что вскоре здесь появится патрульная машина дорожной полиции. Эмили понимала, что, даже если она попытается счистить пену огнетушителя с мотора, починить машину ей все равно не удастся, поэтому она вернулась в трейлер.

Холли уже приготовила сандвичи и разложила их на пластиковых тарелках. На этот раз она украсила их апельсиновым джемом.

– Очень красиво, – похвалила Эмили. – Думаю, что их вкус будет таким же потрясающим, как и вид.

– Попробуй!

– Мм… – произнесла Эмили, откусив кусочек и изображая восторг.

– Мы могли бы поесть в кафе, – деловито сказала Холли, откусывая от своего сандвича.

– Но тогда бы я лишилась возможности попробовать такую вкуснятину.

– А почему мы остановились, мамочка? Ты сказала, что нам нужно найти мотель.

– Мы пока не можем ехать дальше, у нас сломалась машина.

– У нее завод кончился? – неожиданно спросила Холли.

– Что? – удивилась Эмили, даже не поняв сначала, о чем толкует дочь.

– У Тома была машина, когда кончался завод она останавливалась, – с видом настоящего профессионала сообщила Холли.

Эмили уже не могла удивляться тому, что в век электроники еще сохранились такие раритетные игрушки, которые работают не на батарейках или аккумуляторах, а от обыкновенного пружинного механизма.

– Да, Холли, кажется, у нашей машины тоже кончился завод, – согласилась Эмили, понятия не имеющая о том, что произошло на самом деле.

– Нужен ключ, чтобы завести! – тут же выдала весьма ценный совет всезнающая Холли.

– Боюсь, дорогая, я его нечаянно потеряла.

– Это плохо, – нахмурив лобик, озабоченно сказала Холли, и Эмили была полностью с ней согласна.

Они поели, и Эмили принялась убирать со стола. В маленьком окошке она заметила какое-то движение и, вглядевшись, увидела приближающийся автомобиль. Эмили прищурилась, пытаясь определить, не патрульная ли это машина. Еще через минуту она поняла, что это пикап. Эмили повернулась к дочке.

– Дорогая, ты должна остаться здесь, а я попробую узнать, далеко ли до города и можно ли вызвать буксир. Никуда не выходи и сиди тихо, как мышка. Хорошо?

Холли кивнула, а Эмили по узкому проходу двинулась к выходу из трейлера. Она задержалась всего на секунду, чтобы вытащить из-под водительского сиденья электрошокер и сунуть его в карман легкой курточки. Потом она вышла из трейлера и застыла, ожидая стремительно приближающийся автомобиль.

Ей одновременно стало холодно и жарко, а ладони повлажнели. Эмили вполне отдавала себе отчет, что она попала в довольно опасную ситуацию. Даже электрошокер не являлся гарантом безопасности. Машина стала притормаживать и остановилась на обочине, не доезжая нескольких ярдов до трейлера. Эмили поняла, что пикап находится в состоянии едва не худшем, чем ее трейлер. По крайней мере, вид у машины был довольно потрепанный, а в кабине находился только один человек.

Дверца пикапа распахнулась, и Эмили, до боли сжав влажной ладонью электрошокер в кармане куртки, вперила взгляд в хозяина этого транспортного средства, пытаясь определить степень опасности, которую может представлять водитель пикапа.

Его одежда была простой, непритязательной и довольно легкой для прохладной ноябрьской погоды: потертые джинсы, синяя хлопковая рубашка и черный жилет, который он даже не потрудился застегнуть. На ногах у мужчины были запыленные ковбойские сапоги, которые, судя по их внешнему виду, вполне можно было поместить в музей, как образец обуви первых американских поселенцев. На голове незнакомца был нахлобучен стетсон, поля которого почти скрывали его лицо. Пока он преодолевал растояние разделяющее его и Эмили, ветер рвал его рубашку, вздувая на груди полотняным шаром. При виде этого Эмили невольно пробрал озноб, словно это она стояла в легкой одежде на пронзительном ветру. Но, похоже, приближающемуся мужчине низкая температура и резкий ветер совершенно не мешали.

Незнакомец показался Эмили довольно высоким, но, только когда он приблизился почти вплотную, она поняла, что его рост намного превышает ее собственные пять футов и восемь дюймов. Он остановился в нескольких шагах, и на Эмили уставились самые синие глаза, которые ей когда-либо доводилось видеть.

– Хелло, мэм! Какие-то проблемы? Могу я чем-то помочь?

– Моя машина сломалась. – Эмили попыталась вздохнуть поглубже, но сделать это ей почему-то не удалось.

Конечно, из-за страха. Незнакомец казался ей слишком большим, грубоватым и к тому же был небрит. Что бы там ни писали всякие новомодные журналы и ни вещали самые продвинутые имиджмейкеры с экранов телевизоров – никто не смог бы изменить ее собственного мнения, что небритый мужчина, будь у него хоть самые синие глаза в мире, выглядит вовсе не сексуально, а неряшливо.

– Вы позволите посмотреть, что случилось?

– Конечно.

Незнакомец обошел Эмили и заглянул под капот бесславно почившего трейлера. Эмили показалось, что он тихонько присвистнул.

– Что тут произошло?

– Пожар, – пробормотала она. – Повалил дым, и мне не оставалось ничего другого, как воспользоваться огнетушителем. Вы не подскажете, далеко ли до города и есть ли там мастерская?

– До города двадцать миль. Мастерской там нет, но есть гараж, где, вполне возможно, устранят поломку…

Эмили очень не понравилось это «вполне возможно», но еще больше ее волновала стоимость починки. К тому же машину еще нужно отбуксировать. Эмили подняла голову, рассеянно оглядев трейлер, и увидела, что Холли устроилась на пассажирском сиденье. Обнаружив, что мать смотрит на нее, Холли немедленно помахала ей рукой. Незнакомец тоже заметил девчушку.

– Ваша дочка? – Он посмотрел на Эмили, и она увидела то, что упустила вначале, – две глубокие складки у носа и опущенные уголки губ.

– Да.

– Вы путешествуете вдвоем?

– Почему вы спрашиваете?

– Это я к тому, мэм, что вам нельзя оставаться здесь, это довольно опасно. У меня в машине есть рация, я вызову буксир, а потом подброшу вас до города.

– Наверное, будет лучше, если я дождусь буксир здесь.

– Понимаю ваши чувства, но все же настоятельно советую принять мое предложение. К тому же вы всегда сможете воспользоваться той штукой, что прячете в кармане, – добавил он и, как показалось Эмили, едва заметно усмехнулся.

Впрочем, она находилась в таком состоянии, что ей вполне могло и померещиться.

– Простите?.. – едва выдавила она из пересохшего горла.

– Мэм, я предлагаю вам реальный выход из неприятной ситуации. Неизвестно, сколько времени вам придется ждать буксир, а совсем скоро стемнеет, – спокойно сказал он, глядя Эмили в глаза.

В этом он, несомненно, прав. Но не может же она довериться совершенно незнакомому человеку?! Но и оставаться в сломанной машине на этой трассе опасно… Эмили взвесила два возможных решения: воспользоваться предложением незнакомого мужчины либо остаться в трейлере. Из двух зол ей предстояло выбрать меньшее… если это вообще возможно!

– Хорошо, – удалось ей выговорить вполне нормальным голосом. – Я только возьму некоторые вещи…

Эмили вернулась в трейлер, одела Холли и собрала большую спортивную сумку. Потом она помогла дочке выйти из трейлера, и они вдвоем направились к пикапу, где их ждал синеглазый незнакомец.

– Вещи лучше положить в кузов. Вы не против?

Эмили кивнула, и он, взяв сумку, пристроил ее в кузове. Эмили залезла в кабину и посадила Холли на колени. Дочка тут же прижалась к ней, как испуганный птенец, стиснув куклу и глядя на незнакомца огромными глазищами.

– Привет, – поздоровался он, обращаясь исключительно к Холли. – Какая красивая кукла. Как ее зовут?

– Лили, – тонким голосом сказала Холли и похлопала длиннющими ресницами.

Эмили выдавила улыбку.

– Вы уже вызвали буксир?

– Да, сообщил старику Трумэну. – Мужчина завел двигатель и вырулил на шоссе.

– Трумэну?

– Клив Трумэн хозяин гаража. – Мужчина бросил на Эмили быстрый взгляд и снова стал смотреть на дорогу. – Он обещал выслать буксир, как только освободится. Думаю, через пару часов ваш трейлер будет в гараже.

Тайлер посмотрел вслед молодой женщине, которая через секунду скрылась в трейлере. Он думал о том, что ему в общем-то нет никакого дела до ее проблем – у него хватает своих. Но когда он увидел ее глаза, в которых стыл холод и какая-то беспомощность, ему показалось, что внутри у него что-то оборвалось. Это было сродни небольшому наваждению. Эта волна нахлынула на него опять, когда она залезла в кабину его пикапа, и Тайлер почувствовал ее запах, тонкий и будоражащий, в котором ему чудился терпкий и горьковатый запах полыни и свежесть горного ветра. Ему казалось, что он даже слышит, как она дышит, хотя уж это было совершенно невозможным!

Всю дорогу она не отрываясь смотрела прямо перед собой, прижимая к себе маленькую дочку. Тайлер почти физически чувствовал ее напряжение, поэтому делал вид, что целиком поглощен процессом управления пикапом. Однако, несмотря на все усилия, он просто не смог сдержаться и бросил несколько быстрых взглядов на ее руки и нежный профиль.

Ее кисти были хрупкими и белыми, а ногти аккуратно подстрижены. Он отметил красиво очерченные скулы, длиннющие ресницы и молочную бархатистость кожи… Пожалуй, ее кожа была слишком белой, словно никогда не знала солнца. Ее темно-каштановые волосы собраны в конский хвост, как у школьницы, но несколько упрямых завитков вырвались из плена, обрамляя розовое аккуратное ушко…

Волна жара прошлась по его внутренностям, и Тайлер чертыхнулся про себя. Проклятье! Определенно, с ним что-то не так, он уже давно вышел из того возраста, когда привлекательная молодая женщина может стать причиной столь бурной реакции. Возможно, это из-за того, что он уже несколько ночей не может нормально спать. Сегодня он едва забылся на пару часов и задолго до рассвета был на ногах… А еще он испытывал странное чувство, что когда-то видел ее. Но где и когда? И от того, что он никак это не мог вспомнить, хотя никогда не жаловался на память, Тайлер испытывал дискомфорт и что-то напоминающее нервный зуд…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю