290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Игры Боэтии (СИ) » Текст книги (страница 6)
Игры Боэтии (СИ)
  • Текст добавлен: 28 ноября 2019, 08:00

Текст книги "Игры Боэтии (СИ)"


Автор книги: Джерри Старк






сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 15 страниц)

– Куда нас везут? – спросил он у безликих теней, своих собратьев по несчастью.

– А пес его знает, – с досадой откликнулись голоса с разных сторон. – Нам не докладывались. Туда, где будут эти проклятые Игрища.

Новое путешествие оказалось коротким – весь оставшийся день, ночь и еще полдня. Ярл Лайла больше не сопровождала игроков, и многим вспомнились ее хлопоты. Лайла ценила игроков и заботилась о них. Нынешним сопровождающим было важно только одно: поскорее доставить живой груз в условленное место.

Выехав из стен Солитьюда, цепочка фургонов спустилась к морю. Судя по тревожному ржанию лошадей, крикам и плавному покачиванию фургонов, их вкатывали на большие паромы или баржи. Они пересекли большой пролив или рукав реки, выехали на твердую землю, проехали около пяти лиг и снова переправились через водный поток. После этого долго ехали по каменистой дороге с плавными и долгими поворотами, постепенно взбиравшейся вверх по отлогому горному склону. Остановок почти не делали, кормежки не было, разве что швыряли сидевшим в повозках бурдюки с водой и дешевым кислым вином.

Стадо на убой, подумалось Тони. Ну да, так оно и есть. Красивые и громкие речи призваны сделать только одно – прикрыть завесой благопристойности этот неприглядный факт. Первые Игры состоялись после войны – как было объявлено, в память жителей Империи, трагических погибших от рук альтмеров в Золотом городе. Говорят, тогда в Игрищах участвовали только эльфы – взятые в плен во время военных действий меры всех народностей и вывезенная с Саммерсета альтмерская молодежь. Люди ненавидели Высших, многие слишком хорошо помнили залитые кровью столичные улицы и объятую пламенем башню Белого Золота, единодушно сочтя такое воздаяние справедливым. Но в последующие годы вместо альтмеров в числе участников все чаще стали оказываться люди – приговоренные к смерти убийцы и грабители, застигнутые с поличным мародёры, уличенные в заговоре против Империи придворные, объявленные еретиками и злоумышленниками. Те, от кого Империя решила избавиться. Юнцов и стариков не брали, предпочитая мужчин и женщин в расцвете сил. Вскоре до всех дошло: лучше избегать вопросов и публичных рассуждений о том, зачем нужны Игры. Распоряжение Императора. Новая традиция возрожденной и обновляемой Империи. Память и скорбь по ушедшим. Ежегодное грозное напоминание мерам Старшей крови, рискнувшим посягнуть на основы человеческого государства. Один раз Империя дала слабину. Больше подобного не повторится. Никогда. Ни за что.

Их привезли в сосновый лес. Густой бор на склоне сопки, откуда хорошо видно темно-зеленое хвойное море, уходящее к горизонту. Никаких городов или деревень поблизости, ни струек дыма, ни очертаний крепостных стен и крыш. Бронзовые стволы сосен, обширная поляна… и внушительного вида каменная башня на лесной опушке. Тони с первого взгляда смекнул, кто мог быть ее творцами – характерный округлый купол, крытый позеленевшей медной черепицей, массивная арка над входом, колонны с повторяющимся мотивом тройного узора, похожего на сложный плоский узел… Двемеры. Отлично сохранившийся вход в двемерское подземелье.

Тони огляделся. Десяток фургонов выстроился вдоль мощеной дороги. Стражники мудро решили не выпускать на свободу сразу всех заключенных, ограничившись для начала всего лишь дюжиной. Пинками и тычками их погнали к входу в башню. Одна из женщин – судя по всклокоченным рыжим волосам, босмерка – стремительно бросилась под ноги охране. Ей удалось перекатиться и оказаться за пределами оцепления. Петляя как заяц, рыжая во весь мах понеслась к деревьям. Далеко ей убежать не удалось.

Свистнул брошенный аркан, взлетевшая тонкая петля охватила шею беглянки и с размаху опрокинула ее спиной вперед в заросли пырея. Подбежавшие гвардейцы вздернули ее на ноги, и тогда босмерка завизжала. Тонко и пронзительно, как подстреленное и агонизирующее животное. Заклиная убить ее прямо здесь, но только не сталкивать вниз, в темноту и ужас двемерских пещер. Она согласна принять смерть, но под ликом солнца, а не среди мертвых камней и слепых чудовищ. Босмерка кричала и дралась, яростно выкручиваясь из рук людей, затихнув только после того, как старший охраны с размаху заехал ей в висок. Эльфка хрипло выдохнула и обмякла. Ее швырнули под ноги остальным, сгрудившимся на небольшой круглой площадке. Один из гвардейцев, сверяясь с небольшой книжкой, дернул выступающий из наружной стены рычаг – вокруг площадки выросло невысокое ограждение из переплетенных железных полос.

– Слушайте сюда, засранцы. Как спуститесь вниз, считайте, вы в игре, – откашлявшись для солидности, провозгласил старшина гвардейцев. – Правила известны. Сразу спрыгивайте и разбегайтесь, куда глаза глядят. Кто считает, якобы самый умный и вздумает не сходить с платформы, того скинем вниз и лети белой чайкой. Как переправим всех, поднимем лифт и заблокируем наверху. Единственный способ выйти обратно – прошмыгнуть по лабиринтам и сыскать действующий подъемник, да еще остаться при этом в живых. Все понятно? Запускай!..

Башенка содрогнулась. Тони примерно догадывался, чего ожидать, и приготовился, задержав дыхание и начав медленно вести счет улетающим мгновениям. Остальных ждало изрядное потрясение. Каменный пол под ногами дрогнул, лязгнули протянутые в глубине толстых стен цепи и маленькая площадка легко заскользила вниз. Светящийся кружок солнца удалялся, становясь все меньше и меньше. Они падали в глубины каменного колодца, в объятия гладко отполированных стен, все быстрее и быстрее. Борясь с головокружением и сосущим под ложечкой жутким ощущением того, что желудок остался далеко наверху. Мимо летели спрессованные воедино слои гранита, базальта и песчаника, порой можно было различить вкрапления более светлых прожилок и блеск просачивающейся воды.

Площадка с тяжким грохотом ударилась о чашевидную поверхность нижнего причала. Ограждение исчезло. Их доставили в пещеру скругленных очертаний, освещенную тускло-желтыми сферами на стенах. Игроки гурьбой ринулись прочь, в сумрак узкого коридора. Кого-то сбили с ног, он с воплем упал в узкую расселину между основанием платформы и причалом. Тони замешкался, не желая оказаться затоптанным. Рыжая босмерка по-прежнему бессильно лежала на подъемной платформе, даже не пытаясь встать. За время спуска эльфийской девице свернули шею.

Невесть зачем Тони столкнул ставшее мягким и вялым тело вниз, и спрыгнул сам. Площадка-лифт устремилась к поверхности. Тони проследил ее движение взглядом, отметив свисающие с днища цепи. Если он не ошибся в подсчетах, глубина шахты составляет около четырехсот футов. Можно дождаться следующего рейса и, когда платформа начнет подниматься, ухватиться за цепь. Если ему достанет сил и упрямства, он поднимется к верхнему павильону, дождется ухода стражников и выберется наружу. Если руки ослабнут, грянется вниз. Будет большой удачей скончаться еще в полете.

Из коридора выплеснулись отчаянные вопли и лязгающий грохот. Тони скривился. Плохая, скверная идея – нестись толпой в неизвестность. Если он что-то понимает в устройстве двемерских подземелий – а большинство из них возводилось примерно по одному и тому же плану – бегущие скопом игроки только что встретились с первой из цепей охранных ловушек. Возводя охрану своих поселений, двемеры старались предусмотреть все, в первую очередь – внезапную атаку врагов с поверхности. Нет, он не станет бежать сломя голову. Для начала осмотрится. Рядом с подъемником всегда располагается огражденная решетками выгородка для караульных, охраняющих механизм лифта, и глубокие ниши для дозорных, замаскированные под скальные выступы. Вот одна из них, кстати. Он заберется туда, затаится и подождет. Чему он в совершенстве обучился, будучи охотником за сокровищами, так это искусству терпения и внимательности. В двемерских городах нельзя перемещаться наобум, надеясь на лучшее, нельзя спешить и проявлять невнимание к мелочам. Здесь нужно ступать как можно тише, ни на миг не забывая об осторожности. Двемеры были непревзойденными мастерами по части устройства всевозможных ловушек, качающихся под ногами плит, вылетающих из стен лезвий, обрушивающихся потолков и прочих коварных штучек. Тони искренне восхищался их талантами в области защиты своего жилища – и предпочел, чтобы через цепь ловушек для начала пробежал кто-нибудь другой. Он пока затаится и прикинет, что к чему.

Значит, на сей раз для Игрищ выбрали подземелья. В какой-то год Игры проводили на засыпанном пеплом Вварненфелле, в брошенных крепостях Шестого Дома. Был год, когда игроков отправили на закованный льдами остров Солтсхейм, были Игрища в руинах разрушенного при нашествии даэдра города Кватча, а теперь – опустевшие двемерские города. На самом деле не такие уж они опустевшие. Защитные механизмы двемеров по-прежнему действуют, нападая на любую движущуюся цель. В Черном Пределе расплодились фалмеры, ослепшие, но не ставшие от этого менее опасными потомки ушедших под землю снежных эльфов. Где-то обосновались разбойничьи шайки нордов, где-то орудуют охотники за двемерским наследием, а теперь к ним добавились участники Игрищ. По прикидкам Тони, на площади в Солитьюде толпилось не меньше пяти сотен голов, а около уединенного павильона стояло пять не то шесть фургонов. Значит, лифт еще два или три раза спустится вниз, поднимется и больше не вернется. Интересно, в какую именно часть обширного двемерского подземелья их сбросили? Дорога была недолгой… – Тони прикрыл глаза, вспоминая карту и пытаясь сориентироваться, – караван пересек несколько рек, потом начались пологие сопки и сосновые леса, судя по положению солнца, финал путешествия расположен где-то к восходу от Солитьюда… Мзинчалефт? Что ему известно о Мзинчалефте? Вот бы россказни искателей сокровищ о том, что под Скайримом тянется огромная взаимосвязанная сеть пещер, оказались правдой. Он прошел бы тайными тропами под горами и выбрался через Бталфт рядом со своей покинутой хижиной в Ореховом урочище…

Лязгая, спустился и встал в угловые крепления лифт. Люди брызнули с платформы, как тараканы от луча света. Следом за ними в привратную пещеру выкатился сплетенный клубок яростно дерущихся тел. Тони различил бугристую лысую макушку орсимера и безо всякого удивления понял, что тот пытается молотить головой Рингилла по каменным плитам. Наверное, стражники ужасно веселились, столкнув лицом к лицу альтмера с Саммерсета и орка. Всем известно о тянущейся несколько тысячелетий вражде между двумя ветвями Старшей крови. Неудивительно, что они немедля сцепились не на жизнь, а на смерть. Хотя игра еще толком не началась. И ему, Тони, понадобятся союзники, если он рассчитывает снова увидеть голубые небеса и солнце в них.

Охотник за сокровищами пошарил вокруг. Вот отличный камень, в меру тяжелый, в меру округлый. Никто не обращает на него внимания. Никто не помешает ему спрыгнуть вниз и, улучив момент, от души треснуть орка по затылку.

Халаг хрюкнул раненым кабаном и ткнулся физиономией в пол.

– Смотри-ка, я опять спас твою шкуру, – Тони вцепился в руку альтмера, выволакивая из-под тяжелой туши орка. – Добро пожаловать на Игрища. Что вы с ним не поделили?

– Башню Диренни, – выкашлял Рингилл. – Откуда ты взялся?

– Меня спихнули вниз вместе с прочими, – удивился вопросу Тони. За его спиной раздался гулкий хлопок – лифт отправился к поверхности за новой группой игроков. – Или ты решил, я по доброй воле явился сюда? Ногами шевелить можешь? Давай-ка поторопимся.

– Они не дали нам оружия, – проскрежетал альтмер. – Но я и так справлюсь, – он дернулся к орку, уже начавшему приходить в себя и шевелиться. Тони дернул Корноухого в другую сторону:

– Эй. Успеешь еще проломить ему башку. Подумай о том, как отсюда выбраться. У нас совсем нет друзей и целая куча врагов. Но есть преимущество – я более-менее представляю, как тут все устроено. Не зря же я столько лет мотался по двемерским подземельям. Слышишь, там грохочет и кто-то орет благим матом? Это неудачники, вляпавшиеся в ловушку. Но я, я-то умный. Я знаю, как проскочить мимо и уцелеть. При условии, конечно, что ты не загонишь мне нож под ребро. Мы ведь не друзья, помнишь?

– Трепло, – ответил на это Рингилл. Бросил мрачный взгляд на орка, легко перешагнул через первую жертву Игрищ, мёртвую босмерку, и последовал за Тони.



Глава 6. Центурион.

Им везло, но, как твердо верил Тони, везет умелым. Тем, кто не теряет присутствия духа, как бы хреново не обернулись дела.

Из привратного помещения они выбрались не следом за основной массой игроков, но куда более безопасной дорогой – по найденному Тони узкому боковому коридору, которым прежде пользовались стражники Мзинчалефта. Коридор вел вниз, гладкий пол порой сменялся ступеньками. Вдоль стены тянулась узкая, теплая на ощупь труба. Примерно каждые двадцать или тридцать шагов в нее были врезаны цилиндры толстого стекла, заполненные светящимся изнутри газом, оранжевым или бледно-желтым.

Путь завершился в большом квадратном зале с низким потолком и поддерживающими его толстыми колоннами, украшенными барельефами в виде цепей. Решетка у схода с большого пандуса являла собой наглядное доказательство двергской нелюбви к незваным гостям. Сюда скатились останки тех, кто первыми бесславно погиб в сработавших ловушках – утыканные короткими толстыми стрелами тела, несколько отсеченных голов с разинутыми в последнем вопле отчаяния ртами и чья-то отделенная от туловища рука. По каменному желобу сбоку неспешно полз густой ручеек крови.

– Погибли не все, – заявил альтмер, принюхавшись и бросив быстрый взгляд по сторонам. – Некоторым повезло. Они пошли дальше, но прежде… прежде они сразились за подарочек от устроителей.

На трехступенчатом возвышении в центре зала громоздился здоровенный каменный сундук или саркофаг без крышки. Рядом с ним валялись мертвецы, чье-то тело грузно перевесилось через край сундука – ноги снаружи, голова внутри. На каменном полу тянулся размытый кровавый след, уводящий в дальний конец залы. Кто-то из игроков, даже будучи серьезно ранен, нашел в себе силы ползти. Похоже, тут развернулась серьёзная схватка не на жизнь, а на смерть.

Тони сунулся было глянуть, что в сундуке, но был немедля отпихнут железной дланью Корноухого назад.

В сундуке оказалось кучей свалено оружие. Не самой лучшей работы. Зато его было много, из расчета под любую руку и на любого умельца. Большую часть расхватали уцелевшие игроки, но, порывшись в лязгающей свалке, альтмер и человек сумели выбрать себе кое-что толковое. Правда, Рингилл косился на свой стальной трофей с таким отвращением, будто ему предложили сражаться дохлой жабой, натянутой на палку от метлы.

– Если повезет, в нижних залах можно наткнуться на настоящее двемерское оружие, – обнадежил его Тони. – Слушай, я понимаю, это несвоевременно, но дай-ка я озадачу тебя одним вопросом… Что мы намереваемся искать?

– Выход отсюда, – Рингилл поднял одну бровь, что было у него признаком крайнего удивления.

– Ежу понятно, что выход. Я про другое, – развил свою мысль Тони, – нам нужен выход, где ожидают имперские гвардейцы и местные вояки, чтобы поздравить с заслуженной победой и торжественно притащить обратно в Солитьюд, на последнюю решающую схватку? Или такой выход, где ни одна живая душа не заметит, как мы злостно уклоняемся от участия в Игрищах и рвем когти?

– Второе, – без малейших раздумий заявил альтмер.

– Почему-то мне так и казалось: ты совсем-совсем не желаешь поддержать традиции Империи…

– Сможешь отыскать такую лазейку? – перебил Рингилл.

– Могу попытаться, но! – Тони предостерегающе вскинул руку. – Мне доводилось видеть карты Мзинчалефта, но нет никакой гарантии в том, что они верны. Я более-менее представляю, в каком направлении вести поиски и что искать. Вода. Нам позарез нужна вода. Подземные реки, водопады, ручьи, все, что угодно. Любые реки текут здесь сверху вниз. Вода всегда пробьет себе дорогу, улавливаешь ход моих мыслей?

Альтмер медленно кивнул:

– Да. И куда же нам идти для начала?

– Все едино, – беспечно отмахнулся человек. – Куда-нибудь прочь отсюда.

Из зала уводило три арочных прохода. Левый Тони чем-то не приглянулся, он сунулся в тот, что посередине.

Тянулись коридоры, похожие друг на друга, как две капли воды. В глубинах что-то рокотало, ухало, тоненько посвистывало, словно вздыхала нависшая над головами груда камня. По стенам коленчато изгибались трубы с нанесенными на них угловатыми значками двемерского алфавита и помеченные то синими, то алыми, то зелеными полосами. В маленьком, наполненном удушливым паром зале, в центре которого размеренно грохотал и вращал уходившее в пол громадное колесо загадочный механизм, они налетели на засаду из трех человек. Размытым призраком скользнув сквозь белесые клубы, альтмер без особых усилий положил всех троих, Тони даже не успел вмешаться. Обшарив мертвецов, охотник за сокровищами обзавелся на удивление ладным топориком на длинной рукояти и почти полной флягой с водой.

Один из коридоров, уводивших дальше, через двести шагов оказался намертво засыпан грудой камней. Пришлось возвращаться и искать другой путь. Выведший сначала в лабиринт маленьких, соединенных между собой помещений, похожих то ли на заброшенные мастерские, то ли кладовые со множеством железных стеллажей, заваленные обломками скамей, ящиков, разрозненных деталей для механизмов и подготовленных к обработке досок. Тони рвался пошарить среди пыльных руин, твердя, что именно в таких местах он частенько находил брошенные наборы инструментов для ювелирного и слесарного дела, и все-таки добился своего. Вернулся, торжествующе размахивая небольшой кожаной сумкой, украшенной по углам позолоченными накладками. Рингилл недовольно фыркнул, человек принялся рьяно доказывать, что в здешних подземельях пара отмычек никогда не бывает лишней.

За мастерскими начался пологий спуск вниз, по железным мостикам, повисшим высоко над лавовыми потоками, закончившийся в большой двухярусной пещере. Компаньоны заметили торопливо прошмыгнувшие наверху силуэты – но, кто бы не скрывался в тенях, он предпочел улизнуть, не ввязываясь в сражение.

Здесь в облицованном черным камнем углублении бежал ручеек. К сожалению для человека и альтмера, ручеек вытекал из небольшого круглого отверстия в стене, забранного решеткой. Тони попытался открутить болты, крепившие решетку, повозился и плюнул, признав свое бессилие перед двемерским мастерством.

Они поднялись наверх и спустились вниз, миновав еще с десяток коридоров, сводчатых проходов, залов с механизмами работающими и застывшими в неподвижности. Тони озадачился, далеко ли от них бегают других участники Игрищ и удалось ли кому-нибудь забраться в глубины Мзинчалефта – но не успел он задать свой вопрос вслух, как альтмер насторожился и сделал знак помалкивать. Прижимаясь к стене, они просквозили до конца закрытой галереи и осторожно высунулись наружу – туда, где раздавалось мерное механическое звяканье, перемежаемое истошными человеческими воплями и ругательствами.

– О, – прищелкнул языком Тони, оценив ситуацию, – старые знакомые.

Группа игроков числом человек десять, державшаяся вместе, угодила прямиком в зал, до сих пор охраняемый пауками и сферами двемерской работы. Пауки, приземистые и смахивающие на котелки, снабженные восемью суставчатыми лапами, шустро метались по залу, норовя вцепиться клешнями в ноги людей. Порой над их выпуклыми макушками со свистом взлетали белые струйки пара. Две тускло блестящие золотом сферы раскрылись, подобно цветочным бутонам. Из них выросли долговязые, закованные в броню тощие фигуры механических воинов. Лязгали и защелкивались, вставая на места, суставы и пластины. Со змеиным шипением натягивались арбалеты, пронзали воздух выдвижные зазубренные клинки, заменявшие Сферам правые конечности.

Кто-то из людей нанес удачный удар пауку. Тот опрокинулся набок и судорожно задрыгал конечностями, пронзительно свистя, точно забытый над очагом чайник. Сфера развернулась на звук, покатилась, слегка наклонившись вперед и угрожающе выставив длинную голову в высоком, ломаных очертаний шлеме. Люди брызнули в разные стороны, но оказались недостаточно проворны. Небрежным выпадом Сфера проткнула одного из убегающих. Стряхнула переломившегося в поясе человека с меча и помчалась дальше. Тони передернуло от скрежещущего звука клинка о кость.

Более сметливый из игроков – может, ему доводилось слышать о способе одолеть Сферу – издалека метнул в механического воителя камень, целя в нижнюю часть, распахнутую полость металлического шара, наполненную светлым переливающимся сиянием. Не попал, камень звякнул по металлу, но пример подал. Люди принялись со всех сторон обстреливать сферы камнями. Несколько бросков оказались удачными. Механическая фигура суетливо и бессмысленно тыкала клинком перед собой, но внезапным рывком прижала руки и подбородок к груди. Сложилась, многократно уменьшившись, и провалилась внутрь звонко сомкнувшегося шара.

Вторую Сферу поразил Рингилл. Вытащив один из прихваченных ножей, альтмер подбросил его в воздух, ловко перехватил за лезвие и коротким движением кисти отправил в полет. Нож по касательной вошел точно в серебряное свечение под ногами механизма. Короткая вспышка – и механический воин застыл в нелепой позе, чуть завалившись набок и неуклюже вывернув левую руку с арбалетом. Пауки, словно почуяв неладное, сбились в кучку, согласованно пятясь к дальней, погруженной в темноту части зала. Люди, решив не рисковать и не испытывать лишний раз судьбу, бросились прочь. Тони презрительно засвистел им вслед.

– Пошли, – одернул его Рингилл.

В зал выходили с осторожностью. Вдруг паукам вздумается вернуться и напасть? Но членистоногие больше не высовывались. Альтмер опасливо потыкал кончиком меча в неподвижную Сферу. Двемерское изобретение не шелохнулось. Тони примерился вывернуть из суставчатой хватки механического воителя длинный клинок, но, оглянувшись, испустил недоверчиво-удивленное восклицание:

– Эй! Глянь-ка вон туда! Неужто глаза меня не обманывают?

Альтмер настороженно прищурился, следя за тем, как человек, словно увлекаемый невидимой привязью, шагает к глубокой нише в обрамлении выступающих ребристых колонн. Там угрюмо громоздилось нечто, похожее на отлитую из бронзы статую воина в броне.

– С ума сойти, – недоверчиво изрек Тони. – Нет, правда, с ума сойти. Ты хоть представляешь, что это такое? – он пощелкал по металлической ноге, и та отозвалась глухим звоном. – Это ж воплощенная мечта всех искателей двемерских сокровищ. Целехонький и новехонький центурион, мать его так!

Пропустив мимо ушей предостерегающий окрик, Тони вскарабкался в нишу. Макушка человека оказалась как раз вровень с поясом неподвижного гиганта.

– Мне нужен свет. Я должен взглянуть на него поближе, – непререкаемым голосом заявил Тони. Альтмер беззвучно ругнулся, перебросив ему найденный на заброшенном складе шарообразный светильник в оплетке из медной сетки.

С фонарем в руке Тони двинулся дальше, протискиваясь между конечностями закованного в броню воителя и стеной. Двемерский центурион возвышался над ним, сумеречно сияя ничуть не потускневшим за столетия золотом и алой эмалью на острых закраинах вычурного доспеха. Задрав голову, Тони восхищенно таращился вверх, на сложенные крест-накрест руки воителя, опутанные тонкой металлической паутиной соединений и тяг, на покрытую сложным узором броню и то, что могло бы условно считаться лицом под стрелкой низко надвинутого шлема. Удерживая фонарь одной рукой, охотник за сокровищами ухватился за выступ в коленном соединении центуриона. Неловко подтянулся, карабкаясь все выше и выше, пока не взобрался на плечо металлического воителя. Ему пришлось скорчиться в три погибели, чтобы не разбить голову о каменную арку. Цепляясь за выступы брони и опустив фонарь за спину центуриона, Тони что-то пристально рассматривал.

– Слезай, – потребовал альтмер.

– Мы куда-то спешим? – долетело в ответ.

– На кой ляд тебе сдалась эта громадина?

– Хочу понять, как она запускается…

Рингилл беззвучно взвыл. Пристрастие охотника за сокровищами ко всякого рода механическим устройствам порой казалось альтмеру коварной разновидностью умопомрачения, поражавшей отдельных представителей человеческого рода. В случае Тони этот недуг развился до просто всепоглощающего состояния. Вокруг могла твориться чудовищная резня, земля полыхала под ногами, а небо раскачивалось, грозя упасть и уничтожить все живое – но Тони будет сидеть и преспокойно ковыряться в недрах очередной железяки!

– Брось эту штуку и слезай немедленно. Ты все равно ее не оживишь. Сам говорил, необходим камень душ, – альтмер попытался воззвать к спасительной логике.

– Э-э, тут совсем иное дело! – нездорово оживился Тони. – Представляешь, тутошние мастера анимункули в своих механизмах использовали совершенно другой способ. Да, не обошлось без магии, но основная движущая сила их машин – пар и сложная система передач…

Наверху щелкнуло и лязгнуло. Рука центуриона дрогнула, заскрежетала, слегка сдвинувшись со своего места. Тони обрадованно выругался:

– Действует! Кажется, я смекнул, как оно тут все устроено. Погоди, сейчас залезу в его башку и устрою представление… – долетавший сверху голос сделался глухим и неразборчивым. Человек и впрямь втиснулся в недра огромного механического воителя. Что-то загрохотало, из сочленений локтей двемерского изобретения со свистом вырвались упругие струйки пара. Багрово засветились крохотные точки зрачков и золотисто-алый диск, врезанный в нагрудную часть доспеха.

– Я ухожу! – рявкнул не на шутку озлившийся альтмер. Развернулся на пятке, оказавшись лицом к зеленоватой морде орсимера. Прокравшийся в зал орк с искренним любопытством наблюдал за манипуляциями охотника за сокровищами. Орк был тот самый, с которым он сцепился на подъемнике – здоровенный, в тяжелом доспехе нордской ковки, с торчащими из пасти кончиками пожелтевших клыков. Рингилл шарахнулся назад, выхватывая клинок, но орк вскинул руку в примиряющем жесте:

– Слышь, Рваные Уши, давай вышибем мозги друг другу чуток попозже, а? Я уже давно тут на вас гляжу… и стало мне позарез интересно – что это твой дружок там вытворяет?

– Он не мой дружок и он пытается оживить центуриона, – альтмер не опустил меча.

– Да ну? – удивился орк. – Эти железные истуканы проторчали тут почти тысячу лет и наверняка насквозь проржавели.

– Двемерская сталь не ржавеет, не надо грязи! – возмущенно прокричали из недр статуи. – Эй! Глядите, что сейчас будет!..

Огромная ручища с зажатой в ней подпружиненной секирой внезапно взметнулась к потолку. Ее движение было тягучим и плавным, завораживающим своей обманчивой медлительностью. Механический центурион, словно разминаясь после долгого сна, провел образцовый удар правой рукой крест-накрест. Он закачался в своей нише, взлетела пыль – и двемерский механизм грузно шагнул из ниши на пол. Раздался гулкий, звенящий удар, точно подал голос огромный колокол, а не успевший отшатнуться орк обнаружил, что над ним угрожающе завис боек готового нанести удар молота, закрепленного в левой руке центуриона.

– Шустрый, – признал орк, без особого страха покосившись вверх. – А что он еще может?

– Понятия не имею, но сейчас проверим, – бодро откликнулся Тони. – Ты будешь мишенью, идет?

– Эй, – орк сделал опасливый шаг в сторону, – парни. Обождите. Не горячитесь. Я чего тащился-то за вами. Я ж договориться хотел!..

– Нет, – отрубил альтмер.

– О чем? – Тони высунулся наружу и подтянулся, усевшись на широченном плече центуриона.

– Смотрю, вам эти норы темные-вонючие что дом родной, – поделился наблюдением орк. – Меня от них жуть берет. Опять же, готов биться об любой заклад, победа в Играх вам нахрен не сдалась. Хотите смыться, верно? А я вот зачем сюда полез-то, как дурак доброй воли. Приз хочу добыть.

– О как, – задумчиво изрек Тони.

– И мнится мне, что втроем, особенно с этой махиной, мы без труда пробьемся до ближайшего выхода, – изложил свой замысел до конца орсимер. – А там каждый пойдет своим путем.

– Эта железяка останется здесь, – непререкаемо завил Рингилл.

– Почему? – возмутился со своего шестка Тони.

– Ты хочешь, чтобы всякий и каждый заранее слышал жуткий топот, оповещающий о нашем приближении? – рявкнул альтмер. – Да я лучше и впрямь заключу союз с орком, чем соглашусь на общество твоего монстра. Ну-ка ответь, что ты станешь делать, если этот металлический приятель не протиснется в слишком тесный коридор?

– Имга весом в пятьсот фунтов ходит, где хочет, и делает, что хочет, – ответил старой босмерской поговоркой человек. – Двемеры, между прочим, были отличными инженерами и строителями. Все здешние коридоры рассчитаны как раз на таких лязгающих парней. Короче, он мне по душе, я беру его с собой. Ты подумай своей Высшей головой: у нас тут совершенное оружие, как раз приспособленное для битв в подземельях!

– Ага, – поддакнул орк. – Слышь, человече, слез бы ты оттуда. Неудобно все время башку вверх задирать. Познакомимся, опять же.

– Мы еще ни о чем не договорились, – холодно напомнил альтмер. Тони сполз вниз, цепляясь за выступы на броне центуриона, отряхнулся, стараясь держаться в отдалении от орка и не поворачиваться к нему спиной. Вполголоса пробормотал:

– В чем-то он прав. Втроем у нас куда больше шансов. Кто его знает, что будет дальше? Я вот слышал, в последние годы под землей фалмеров расплодилось просто немеряно. Злые они стали, что твои демоны. С людьми-то мы справимся одной левой, я даже не сомневаюсь. А как насчет оравы фалмеров?

– Он же орсимер, – с плохо сдерживаемым отвращением в голосе процедил Рингилл.

– А ты альтмер. А я человек. Ну и что с того? Можно подумать, орку жить не хочется, – возразил Тони. – Значит, союз? Эй, почтеннейший, мы согласны объединиться. Я Тони. Это… гм… это Рингилл. Он слегка помешан на идее свободного Саммерсета и терпеть не может мерзких людишек, а также всю Империю в целом, но в остальном с ним можно иметь дело.

– Халаг гро-Харр, – назвался орсимер. – Младший центурион Восьмого Имперского легиона… в отставке.

Рингилл прищурился. Тони насторожился. Знаменитый Восьмой легион был тем самым, что оборонял столицу Империи от альтмерских войск. Легион до последнего бойца удерживал городскую стену и защищал улицы, но так и не смог предотвратить всеобщую резню среди мирных горожан. На обычно сдержанных Высших тогда нашло кровавое помутнение рассудка, они убивали всех подряд, не делая разницы между легионерами и гражданскими, убивали просто ради убийства и уничтожения людей. Была б возможность, альтмеры в своей ярости просто стерли бы Имперский город с лица земли, засыпав бывшие сады и улицы солью с известью, чтобы навсегда сделать землю бесплодной. Интересно, служил ли Халаг в легионе в те огненные времена или вступил в ряды имперской армии позже?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю