290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Игры Боэтии (СИ) » Текст книги (страница 12)
Игры Боэтии (СИ)
  • Текст добавлен: 28 ноября 2019, 08:00

Текст книги "Игры Боэтии (СИ)"


Автор книги: Джерри Старк






сообщить о нарушении

Текущая страница: 12 (всего у книги 15 страниц)

– Соратники! Их знак, золотая секира!

– Соратники так Соратники, – пробормотал себе под нос Тони. Какая разница, кто атакует столько лет укрывавшихся в развалинах беглецов. Пришельцы явно не горят желанием нести добро и справедливость, они просто ведут охоту на Клинков и их приспешников. Опять зажаты меж молотом и наковальней, и единственное спасение – бежать, бежать как можно быстрее, стараясь не упускать из виду альтмера и орка. Тони пробежал по чему-то мягкому, что вполне могло быть упавшим человеком, боком протиснулся в узкий проход. Следуя за Николеттой, они неслись через жилые помещения, где полыхал вырывавшийся на свободу огонь и в клубах едкого дыма метались люди, похожие на завывающих в ярости и ненависти демонов. Николетта бежала, уклоняясь от нацеленных на нее ударов, задыхаясь, выкликала имена, призывая обитателей Черного предела не поддаваться панике, держаться вместе и следовать за ней. Кто-то успевал сообразить и мчался следом, кто-то оставался позади, наедине со своей несчастливой судьбой и нападавшими. В какой-то миг Тони показалось, что вокруг них собралось не менее двух дюжин человек, целеустремлённо несущихся по сужающемся проходу с протянутым вдоль ребристого потолка светящимся шнуром, а потом они сгинули. Альтмер сотворил и швырнул к потолку заклятие, осыпавшееся лиловыми и синими шипящими искрами на спину раздраженно выругавшемся Халагу.

Беглецы миновали зал с толстыми приземистыми колоннами, взбежали по полуразрушенной каменной лестнице, где Тони споткнулся и едва не загремел вниз, пересчитав ребрами ступеньки. Кто-то успел поймать его за отворот куртки и рывком поставил на ноги. Впереди образовалась заминка, гро-Харр сцепился с кем-то – Тони разглядел только быстро перемещающийся силуэт высокого человека не то мера, ловко и умело отражающего размашистые удары орочьей секиры. Соударяющиеся лезвия коротко и пронзительно звякали, словно вскрикивая от боли. Показалось или нет, что гро-Харр пошатнулся и отступил под яростным натиском противника?

Подгорный мир качнулся и снова вздохнул. Пол вынырнул из-под ног. Тони словно ударили с размаху в спину великанским кулаком. Он потерял равновесие, замахал руками и неловко упал. Рядом с ним грохнулся и раскололся на части резной камень, только что украшавший потолок. Светящийся шнур с ослепительной вспышкой оборвался, Тони зажмурился – но на внутренней стороне век отчетливо проступали окаймленные белой каймой силуэты. Землю скручивали судороги. Вокруг зловеще, угрожающе шелестело, грохотало, перекатывалось, скрежетало, угрожая поглотить забравшихся в его утробу людей. Звук нарастал, заполняя пространство, оглушая и пытаясь разорвать череп изнутри.

Тони ужасно хотелось потерять сознание, но рассудок сопротивлялся, не желая никуда уходить. Охотник за сокровищами распростерся на полу, закрываясь руками и молясь богам удачи о том, чтобы случайный камень не рухнул ему прямо на голову.

Время шло. Пещеры успокоились. Повсюду клубилась мелкая пыль, забиваясь в рот и нос. Сквозь мутную взвесь слабо пробивался тусклый отсвет уцелевших светильников. Не удержавшись, Тони сдавленно раскашлялся. Поблизости со стоном заворочался кто-то упавший, приподнимаясь на локтях и тряся головой. Кажется, это гро-Харр, ставший из большого и зеленокожего орсимера жутким неведомым созданием, с ног до головы покрытым белесой пылью. Прочихавшись, орк неуверенно позвал:

– Тони? Остроухий? Эй, парни, кто-нибудь жив?..

– Я здесь, – осипший голос принадлежал Николетте. Пошатываясь, редгардка с кряхтением и оханьем встала, мертвой хваткой вцепившись в угловатый выступ жестяной трубы, а другой рукой держась за голову. Попытка Тони повторить ее достижение завершилась очередным падением и головокружением. К тому же его изрядно подташнивало. Поразмыслив, охотник за сокровищами мудро решил сперва сесть, привалившись к стене, а потом уже отважиться на героический подвиг вставания в полный рост.

– Остроухий! – повторил Халаг уже громче и настойчивей. – Ты сдох, что ли?..

– Не дождешься, – про себя Тони мрачно позавидовал альтмерской способности быстро приходить в себя после любого потрясения. Рингилл не шатался, точно сосна под ураганом и не утратил здравости рассудка. Первым делом он запустил к потолку яркий комок бледно-лилового пламени, в отсветах которого живые пугающе смахивали на мертвецов, но который излучал достаточно света, чтобы оглядеться вокруг и оценить размер разрушений.

Шагах в десяти поодаль, за возвышением в три ступеньки, слабо пошевеливалось чье-то распростертое на спине тело. Еще толком не очухавшись, неизвестный потянулся за отлетевшим в сторону боевым молотом с короткой рукоятью. Гро-Харр предусмотрительно отпихнул молот ногой подальше, что вызвало у поверженного тела глухое, звериное рычание. Неизвестный поднялся, торопливо отряхиваясь от вездесущей пыли – и оказался молодым нордом крупного сложения, лохматым и с чрезвычайно раздраженной физиономией. Бросив взгляд по сторонам, норд одним тягучим движением вскинулся на ноги, готовый разить врагов налево и направо. Тони очень захотелось спрятаться куда-нибудь, но тут Халаг потрясенно рявкнул:

– Тор? Тор Медвежий Коготь? Дружище, тебя-то какими ветрами занесло в эти крысиные норы?..

Норд с недоверчивым изумлением уставился на измазанного каменной крошкой орка. Тот встряхнулся, смахнул с лица слой пыли:

– Я Халаг. Халаг гро-Харр, не признал, что ли? Младший легат Восьмого легиона, осада Имперского города, ты ж тогда был у меня десятником! И с той поры почти не изменился! Тебе что, память отшибло?.. – орсимер двинулся вперед с явным намерением от души облапить столь удивительно встреченного сослуживца, совершив весь положенный ритуал приветствия, с могучими ударами по спине и плечам и громогласными восклицаниями «А помнишь?..» От объятий норд уклонился, однако на его грубовато-красивой физиономии мелькнула быстрая, светлая улыбка, и он протянул Халагу руку.

– Узнал! – искренне возликовал Халаг и повернулся к остальным, осторожно подтягивавшимся ближе: – Слушайте, это же Тор. Отличный парень, хотя и норд. Тор, молви хоть слово! Да не хватайся ты за свой молоток, вся эта орава со мной.

Тор приоткрыл рот. Шумно сглотнул. Поднял левую руку и наискось провел двумя сложенными пальцами по губам, а затем приложил раскрытую ладонь к горлу.

– Не понял, – озадаченно нахмурился гро-Харр.

– Мне кажется, твой друг пытается донести до тебя простую мысль – он не может говорить, – предположила Николетта.

– С какой стати? – вытаращился орк. – Я три года бок о бок прослужил с этим парнем, и каждый день отлично слышал, как он орет: «Стройсь, товсь и к бою!» Тор, да что с тобой стряслось?

– Я бы озадачился другим вопросом – какого ляда стряслось с пещерами? – Тони наконец перебрался из сидячего положения в стоячее, и огляделся. Пыль рассеялась и улеглась. Стало отчетливо видно, что коридор, через который они вбежали в зал, накрепко закупорен грудой обвалившихся с потолка и стен камней. Из переломившейся железной трубы с шумом выплескивался широкий поток воды, быстро растекающейся по залу. Тони переступил с ноги на ногу, и под подошвами захлюпало. – Не хотелось бы утонуть, находясь под землей…

Оглядев пеструю компанию и приняв какое-то решение, Тор махнул рукой, призывая всех следовать за ним, и решительно зашагал прочь.

– Это все Незаметный со своими идеями, – вполголоса говорила Николетта, пока они перебирались через очередной завал и шлепали по медленно, но неуклонно прибывающей воде. Созданный альтмером огонек плыл над их головами, освещая путь. – Он был одержим мыслями о защите Черного Предела. Пытался предусмотреть любые неожиданности. На случай вероятного нападения сверху он планировал открыть шлюзы в старой насосной станции и частично затопить пещеры, чтобы загнать нападающих в тупиковые ответвления и перебить там. Может, Незаметный сумел добраться туда и привел свой замысел в исполнение. Не знаю, – женщина устало провела рукой по испачканному лицу. – Я вообще не представляю, что теперь делать…

– Выбираться наверх? – немедля предложил Тони.

– Хорошо бы, да только как?

Тор, остановившись, повернулся к орку и совершил ладонями несколько быстрых, рубленых движений. Поглядел с надеждой, но Халаг только поскреб в затылке:

– Э-э?

– Если не ошибаюсь, это система условных знаков, принятых в пехотных частях Имперской армии, – с невыразимым ехидством в голосе подсказал Рингилл. – Твой друг говорит, чтобы все шли за ним и не отставали.

– Просто я давно в отставке и… несколько подзабыл все эти армейские штучки, – выкрутился Халаг. – А объяснить, почему ему вперлось играть в молчанку, он не может?

Снова быстрый танец ладоней и движущихся пальцев. Теперь пришла очередь Рингилла озадаченно хмуриться:

– Не уверен, что в точности все понимаю… Он говорит, это неважно. Не имеет значения. Его друг… или командир, или брат, сказал, так было надо. Сейчас главное – выбраться.

– Точно, был у него братец, – припомнил гро-Харр. – Такой болтливый и смазливый задохлик, начинающий чародей. Я его видел пару раз, когда он приезжал проведать старшенького. Парни еще ржали украдкой, мол, норды как-то странно понимают братскую любовь – потому как эти двое сразу бросались искать местечка, где бы уединиться… Ой! – орк не успел увернуться от меткого и крепкого тычка под ребра. – Чего сразу меня-то пинать? Все это видели, все знали. Никто же не лез к вам с советами!..

– Спроси лучше, как он сюда попал, – перебила Николетта. – И что у него общего с Соратниками.

– Он немой, но не глухой, – холодно напомнил альтмер. – И прекрасно тебя слышит.

– Извини, – раздраженно буркнула редгардка. – Что-то я сегодня не в духе. День, наверное, скверный выдался.

– Он говорит, имперский генерал заплатил ратникам, чтобы увидеть… А, нет, генерал Бдящих заплатил ордену солитьюдских Соратников, чтобы те спустились в подземелья и навели там порядок, – перевел жесты Тора в слова Рингилл. – А ему велели пойти с ними. Приглядеть. Но ему не хочется умирать в темноте, а хочется вылезти наверх… Вот, пришли.

Тор стоял и указывал на круглую металлическую дверь высотой в два человеческих роста, украшенную двемерскими бесстрастными масками. Рядом с дверью поблескивали несколько рычагов и вентилей, а на укрепленной сверху бронзовой табличке выстроились угловатые двемерские руны.

– И чем это нам поможет? – озадачился орк.

– О, не скажи, – оживился Тони. – Я читал про такие устройства. Что-то вроде опускающейся платформы, только эта сделана в виде замкнутой комнаты и передвигается силой падающей воды, а не натяжения цепей. Ну-ка, покрутите вот это!..

Совместными усилиями Тора, Халага и Рингилла приржавевший за годы бездействия вентиль удалось сдвинуть с места, и створки слегка раздвинулись. Николетта, как самая гибкая, протиснулась внутрь, прокричав, что действительно попала в комнатушку, похожую на большой шар из металлических заплат, и что она отчетливо слышит близкий шум воды. Тони отломал часть воздухоносной трубы и, используя ее как рычаг, створку приоткрыли чуть пошире. Поочередно забрались внутрь, навалившись, закрыли дверцу. Светящийся шарик остался снаружи, и альтмер создал второй – поменьше и оранжевого цвета. На полу комнаты-шара тонким слоем плескалась застоявшаяся вода, пахло в нем ржавчиной, а в стены были впаяны многочисленные выступающие поручни. Подталкиваемый со всех сторон Тони глубокомысленно воззрился на пластину с угловато прорезанными желобами и несколькими разноцветными рычагами. Двемеры не потрудились надписать предназначение рычагов, но красный цвет в их системе обозначений обычно символизировал начало движения так что Тони решительным жестом передвинул рычаг сверху вниз. Где-то гулко звякнули сомкнувшиеся рычаги, металлическая комната ощутимо приподнялась и опустилась, закачавшись… а потом их оглушило ревом воды. Шар с запертыми внутри живыми существами, панически орущими, перекатывающимися и старающимися вцепиться в спасительные поручни, стремительно понесся вперед по причудливым изгибам тоннеля, пробитого тысячи лет назад в толще скал.



Глава 12. Мрачный замок.

– Вы спятили, – убежденно сказал Тони. – Все вместе и каждый по отдельности. И план ваш идиотский. Никуда я не пойду. Посижу тут, покуда не стемнеет, и сделаю ноги. Мы выжили, мы выбрались и теперь можем с чистой совестью разбежаться. Чего вам еще надо?

Он передвинулся ближе к чердачному окну и пробивавшимся сквозь грязное стекло неярким лучам зимнего солнца. Из щелястого окна дуло, Тони мерз, но упрямо не желал сдвинуться с места. Отсюда ему были видны башни Синего замка и кусочек гавани. Мир, который он уже считал навсегда утраченным. Здесь пахло морем и снежной стылостью, здесь были ветер и затянутое серыми облаками небо. Был раскинувшийся на изрезанных причудливыми бухтами приморский город, Солитьюд, бьющееся сердце полуночной провинции. Здесь была жизнь, а смерть – смерть осталась позади, в двемерских шахтах и захваченных фалмерами глубинах, среди шепота камней и рева подземного огня.

Тони был почти счастлив.

Остальная компания его счастья не разделяла и рвалась в бой.

Безумное и выматывающее путешествие по руслу подземной реки длилось, как показалось Тони, века. На самом деле оно заняло не более двух или трех часов, сокрушив к финалу даже самых стойких – Халага и Рингилла. На их счастье, металлический шар завершил свой невероятный путь в заброшенном подвале под Синим замком, куда давным-давно не заглядывала ни одна живая душа. Шар выпрыгнул из мутной воды рядом с каменным причалом, дверца со скрипом приоткрылась и наружу поочередно выползли стенающие путешественники. Тони потом всерьез задумался, как сами двемеры выдерживали подобное странствие по бурной воде? Либо шары использовались исключительно для переправки бесчувственных грузов, либо двемерам был известен способ противостоять сводящему с ума головокружению, ужасу перед пребыванием в крохотном замкнутом пространстве и ожидающей впереди полнейшей неизвестности.

Самые сообразительные, Николетта и Тор, сумели ухватиться за внутренние скобы и плотно прижаться к изогнутым стенкам. Орсимера всю дорогу под аккомпанемент глухих ударов и сдавленных проклятий швыряло от стены к стене. Удивительно, как он сумел ничего себе не переломать. Выбравшись на твердую поверхность, гро-Харр, сменивший природный зеленоватый цвет кожи на блекло-желтый, рухнул на четвереньки и начал шумно травить, поспешно избавляясь от съеденной вчера и сегодня пищи. Рядом шлепнулся Рингилл. Альтмер не блевал, просто сидел неподвижно, уставившись в одну точку и слабо икая.

Тони тоже с удовольствием бы проблевался, да только было нечем. Он мешком упал на затянутый скользким илом причал и лежал, пока безжалостная Николетта не надавала ему пинков по ребрам и не вздернула за шиворот. Тони вяло ссылался на неотъемлемое право любого подданного Империи выбирать время и способ смерти по своему усмотрению, твердя, что согласен умереть прямо здесь и сейчас. Его волокли дальше – вверх по ступенькам, через склады с ящиками и коробами, навстречу солнцу и свежему воздуху.

Тор привел их на заброшенный и заваленный старым хламом чердак, жестами велев сильно не орать. Николетта, сторожко глянув из окна, опознала некогда безлюдное и отпугивавшее самых бесстрашных искателей приключений западное крыло Синего замка, обиталище призрака безумного императора Пелагия. Ныне призрак был безжалостно изгнан, а величественное здание в четыре этажа отошло архивам Скайрима и складам Восточной компании.

Малость оклемавшись и молча отдав дань сгинувшим товарищам, редгардка вернулась к тому, что жгло изнутри душу и не давало ей покоя. Заговорив о том, что Черный Предел утрачен, но, коли ее голова осталась на плечах, она по-прежнему Клинок. Отныне и навсегда пребывающий в неоплатному долгу перед павшими сотоварищами – погибшими от рук наёмников императора и по вине паршивой крысы-изменника!

Альтмер неожиданно поддержал её. Заподозривший дурное Тони поспешил напомнить, что их первоначальные замыслы строились на обладании Розой Сангвина – но Роза-то сгинула в подземельях!

– Вовсе нет, – спокойно возразила Николетта. Порывшись по бессчетным внутренним карманам своего многослойного одеяния, она бережно извлекла на свет памятную шкатулку. Тони застонал, выразительно уткнувшись лбом в кулак.

– Не могла же я ее бросить, – объяснила редгардка.

– Все равно это ничего не меняет! – стоял на своем охотник за сокровищами. – Слушайте, вам в этом железном шарике совсем мозги отшибло? Так послушайте меня, гляньте по сторонам! Мы в городе, где нам совсем не рады, в окружении врагов! Пес с ними, удача любит дураков. Предположим, мы сумеем миновать императорскую гвардию, проникнем в покои советницы и прибьем ее. Что дальше, умники? Император вот уже десять лет живет в полюбовном союзе с даэдрой. Вдруг мы ее шлепнем, а Тит Мид тоже отдаст концы? Наследников-то у его нету. Здравствуй, новая эпоха Грозовой Короны и грызня за опустевший трон! Только вроде перевели дух после войны с Доминионом, и опять начинай все сначала?

– Тихо ты, – прошипела Николетта. – Хорош стучать языком о зубы.

– Нет, ты не затыкай мне рот, а докажи, что я неправ! – не унимался Тони. – Альтмера не трогаю, он спит и видит, как горят в очистительном пламени людские города, но ты, Халаг! Ты остался тут единственным здравомыслящим существом, так скажи свое веское слово!

Орк шумно поскреб в затылке.

– Понимаешь, Тони… Я чего встрял в бардак? Ради приза за победу в Играх. Согласись, у меня был неплохой шанс. Но вашими трудами приз уплыл у меня из рук. Что остается – уйти, несолоно хлебавши? Или сдохнуть в попытке совершить деяние, что войдет в летописи? Я предпочитаю второе. Помирать – так с шумом, грохотом и фейерверками.

– Да не войдет оно ни в какие летописи! – разъярился Тони. – Никто не сложит о вас легенд, потому что никто не узнает о вашем идиотском походе! Очередные полоумные заговорщики, чьих имен история не сохранила!

Он отвернулся к грязному окну, переводя дух и пытаясь успокоиться. Кто-то осторожно постучал его согнутым пальцем по плечу. Тони нехотя обернулся, встретившись с безмолвно вопрошающими прозрачно-серыми очами Тора.

– А, – сообразил Тони и устало вздохнул, – ты ж ничего не знаешь. Полюбуйся на этих людей, они чокнутые. Убедили друг друга, якобы советница Катария – воплощенный принц даэдра Боэтия, который тщится поиметь наш уютный мирок. Император, стало быть – безмозглая кукла на троне, открывающая рот по приказу советницы. Вот, теперь они рвутся восстановить порядок и навести справедливость. Даже Розу Сангвина раздобыли. Намереваются отважно тыкать ею в морду даэдре, пока та от огорчения не сгинет.

Норд поразмыслил и важно, с достоинством кивнул.

– Ты вообще понимаешь, о чем я говорю? – недоверчиво переспросил Тони.

Тор снова кивнул. Ткнул растопыренными пальцами себе в глаза, приложил руку к сердцу и сделал всеобъемлющий жест двумя раскрытыми ладонями.

– Хочешь сказать, что лично видел появление Боэтии? – сунулась ближе Николетта.

Норд закрыл ладонями лицо, оставив между пальцами щелку, откуда блеснул настороженный, внимательный глаз.

– Ты не советницу Катарию, случаем, изображаешь? – уточнил Тони, получив в ответ новый кивок.

– Может, поэтому он теперь и молчит? – предположил Халаг. – Николетта, ты вроде говорила, что Катария разделалась со свидетелями ритуала ее появления в мире. Что, если одного она упустила? Или зачаровала беднягу так, чтобы он больше никогда не произнес ни слова?

– Отличное предположение, – согласилась редгардка.

Тор тем временем развернулся к альтмеру, сочтя Павшую Звезду наиболее толковым и понимающим собеседником. Последовал шквал быстрых жестов, шагающих по раскрытой ладони пальцев и скрещенных рук. Выслушав, Рингилл щелкнул пальцами, привлекая внимание остальных:

– Слушайте сюда. Солитьюдские Соратники вместе с гвардейцами Бдящих пошли вычищать подземелья. Генерал сыскарей с нетерпением ожидает возвращения своих людей, но всех наперечет Соратников он в лицо не знает. Тор берется добыть пару нагрудных блях Соратников… Дождемся сумерек и выйдем. Николетта и я изобразим пленных, Тони и гро-Харр будут конвоирами. Императора поселили в башне, его свиту – в Мрачном замке. Его охраняют солдаты из городской стражи Солитьюда, имперские легионеры и столичные рыцари. Предъявим трофеи, скажем, что ведем их на допрос к генералу и войдем. Оказавшись внутри, действуем по обстоятельствам. Покои императора и советницы где-то на верхних ярусах башни. Если не нашумим и не привлечем внимания... может, из нашего замысла выйдет толк.

– Я возражаю, но разве ко мне прислушиваются? – горько заметил Тони. – Разумеется, нет. Всем просто не терпится бросить свою жизнь на алтарь отечества.

– Не зуди, – оборвала охотника за сокровищами Николетта. Сидевший на груде пыльных ящиков Тор поднялся, намереваясь уйти, но редгардка вежливо придержала его за рукав.

– Тор. Можно задать тебе пару вопросов?

Возвышавшийся над женщиной норд склонил голову, готовясь выслушать.

– У тебя действительно был… есть младший брат? – кивок. – А как его зовут, если не секрет?

Тор нахмурился. Вытянул палец и неуверенно вывел в толстом слое серой пыли, покрывавшей стенку давно сломанного и тихо ветшающего шкафа, несколько угловатых нордских рун.

– «Локи», – прочел Халаг. – Верно, я и запамятовал. Его говорливого братца кликали Локи. И еще Лофтом. У нордов традиции в точности как у альтмеров, и куча имен. Одно имечко, родовое и тайное, используется только в кругу родни, другое – только для друзей. Еще непременно есть похабная кликуха, чтобы громко выкликать в бою, и в довесок фамильное прозвище на случай, коли доведется заверять какие важные бумаги… Николетта, тебе что, дурно? Да что я такого сказал?

– Ничего, кроме хорошего, – вздохнула редгардка. – В мозаике, которую я и Незаметный столько лет пытались сложить, постоянно недоставало нескольких фрагментов. Вот, теперь они у меня в руках. Мое дело завершено, а какой с того прок?

– Установленная истина, – строго напомнил альтмер. – Разве не это превыше всего для того, кто удостоен высокого звания Клинка?

– Истину на хлеб не намажешь и заместо щита не используешь, – скривилась Николетта. – Но, раз уж взялись, то пойдем до конца. Все равно отступать нам больше некуда, а я устала бежать и прятаться.


Как ни странно, на первом этапе безумный замысел осуществился без сучка и задоринки. Приплывшие с моря тучи щедро засыпали Солитьюд хлопьями мокрого снега, вынудив горожан разойтись по домам и трактирам. Компания, наткнувшись по пути на парочку запоздавших прохожих, благополучно преодолела путь от Синего дворца и принялась стучаться в запертые массивные ворота Мрачного замка. Внушительный и деловитый вид гро-Харра и Тора произвел нужное впечатление на караульных, и те без лишних разговоров открыли калитку для фальшивых Соратников с их добычей. Закованная в цепи Николетта ругалась и упиралась, альтмер надменно взирал на людей сверху вниз, семенивший позади Тони усердно подпихивал пленников копьем. По словам старшего над караулом, его светлость Таросси со своими людьми заняли покои на втором этаже Мрачного замка – шагайте через внутренний двор, пока не упретесь в здоровенную каменную лестницу. Поднимайтесь наверх, там под навесом торчат легионеры, они вас впустят и сопроводят.

– Ясненько, – буркнул в ответ Халаг. – А ну, скачем резвей!

По левую руку в сумраке проплыла громада Имперской башни, сквозь летящий снег призывно мерцал теплый свет в застекленных стрельчатых окнах. На широком каменном крыльце Мрачного замка несли дозор столичные легионеры, чьи доспехи украшали алые эмалевые драконы. Вояки уставились на незваных гостей с изрядным сомнением. Выручило то, что почти все они присутствовали на церемонии начала Игр и своими глазами видели Падшую Звезду – а теперь этого же самого альтмера тащили в цепях на допрос к Бдящим.

– Проходите, – поколебавшись, дозволил старшина дозора. – Кордис, проводи их, а то заплутают в этом крысином логове.

Мрачный замок впрямь не мог похвалиться особым уютом. Его возводили для защиты портового города, хранения запасов и дабы у горожан имелось место, где укрыться во время нападения с моря или суши. Низкие потолки, толстые надежные стены, способные противостоять ударам катапульты или прожорливому огню, маленькие помещения. Нависающий над морем и выстроенный позже Синий дворец был куда удобнее для проживания.

Кордис шагал впереди, цокая каблуками по каменным плитам и выспрашивая, каково оно было там, под землей. Гро-Харр внушительно отмалчивался, и поддерживать разговор выпало на долю Тони. У него за спиной Халаг стиснул пальцы и слегка пристукнул ими по воздуху, состроив вопросительную гримасу. Николетта и Рингилл, переглянувшись, согласно кивнули. За следующим же поворотом узкого коридора увесистый орочий кулак обрушился на коротко стриженную макушку. Тони и Тор подхватили обмякшее тело, без лишнего шума опустив легионера на пол.

– Волоките сюда, – редгардка углядела незаметную дверцу кладовой и распахнула ее. – Когда он очухается, мы должны быть уже далеко. Тор, ты уверен, что сможешь незаметно просквозить отсюда в Имперскую башню?

Норд, за ноги втаскивавший поверженного гвардейца в кладовку, успокаивающе кивнул. Отделавшись от сопровождающего, компания заговорщиков отважно двинулась дальше, все выше поднимаясь по винтовым лестницам и пробираясь тесными, пыльными коридорами. Тони мельком сунулся в окно, разглядев трепещущую цепочку факелов на крепостных стенах, далекий луч маяка и россыпь тусклых огоньков в домах Солитьюда. Он попытался сориентироваться, но понял, что запутался, не в силах определить, где они находятся – в Мрачном замке или уже в примыкающей к нему Имперской башне.

За очередной дверью, осторожно приоткрытой Тором, тянулся хорошо освещенный, большой коридор с гобеленами на стенах, деревянными резными вазами в нишах и дверями с серебряными инкрустациями. Норд удовлетворенно фыркнул, в точности почуявшая угощение лошадь, настойчивыми жестами требуя от спутников пошевеливаться резвее. Они вновь образовали живописную группу из пленников и бдительных конвойных, вышагивая по мягким коврам с таким уверенным видом, будто они имеют полное право здесь находиться. Двое встреченных слуг испуганно шарахнулись к стенам, уступая дорогу. Несшие дозор стражники косились с уважением. Где-то высоко в небесах Мефала-Прядильщица Событий решила, что все складывается слишком удачно. Значит, пора метнуть кости на медное блюдо событий и подсчитать, что выпадет на гранях.

Большие, расписанные киноварью и золотом двери, к которым приближалась компания, внезапно распахнулись. Из внутренних покоев вышло с полдюжины человек, сопровождавших высокого седого мужчину с властным лицом, облаченного в темно-синий камзол. Сановник на ходу отдавал распоряжения, но при виде компании умолк на полуслове.

– Таросси, прах его побери, – прошелестело над ухом у Тони. На скулах Николетты отчетливо выступили желваки, редгардка подобралась, готовая в любой миг сбросить с рук цепь и начать драку. Тони открыл рот, в точности не представляя, что намеревается говорить, но его опередил гро-Харр, браво рявкнув:

– Ваша светлость, р-разрешите доложить об исполнении задания!

– Кто таков? – негромко и спокойно осведомился генерал Бдящих.

– Гро-Харр, служу в рядах Соратников Исграмора! – не замедлил с ответом орсимер, нарочито сверкнув прицепленной на доспех значком золотой секиры. – Явился по слову командующей, Ольфинны Серогривой, с приказом доставить в Солитьюд и разместить за решеткой взятых в бою ценных пленников. Вот это, – он дернул цепь, понуждая редгардку сделать шаг вперед, – извольте видеть, Николетта Яростная собственной персоной, бывший и беглый Клинок. Остроухое отродье – Павшая Звезда с Саммерсета, которого сколько лет гоняли по всей стране, а император в милости своей лично велел отправить на Игры. Они отбивались как звери, прикончили многих славных ребят, но мы их повязали. Остальные внизу, в Черном Пределе, гоняют уцелевших злоумышленников и заговорщиков, – он вытянулся по стойке смирно.

– Прекрасная работа, – одобрил Таросси. – Я слыхал много хорошего о доблести Соратников, и сегодня лично убедился в этом. Благодарю, гро-Харр, и твоего соратника тоже. Ваше задание исполнено. Адеберт, выдай отважным воинам их вознаграждение. Да не скупись, они отлично потрудились на благо Империи. Вы свободны.

– Э-э... а пленники? – опешил Халаг. – Ольфинна приказала...

– Я их забираю, – пожал плечами Бдящий. – Император наверняка пожелает лично взглянуть на этих людей. Мне тоже охота потолковать с ними по душами. Особенно с леди Николеттой. Уверен, у нас найдется, что сказать друг другу. Ступай, друг мой. Выпей со своими товарищами за здоровье императора.

Орк чуть повернул голову к Тони. В маленьких, глубоко посаженных глазках Халага плескался вопрос. Пойти на поводу у обстоятельств, продолжая исполнять роли дружинников Исграмора, и отпустить якобы плененных альтмера и редгардку с Таросси? Бдящий уволочет их невесть куда, скорее всего, в подземелья под Мрачным замком. Без посторонней помощи им оттуда не выбраться, а это непреложно означает – придется устраивать шумиху на всю крепость и Солитьюд впридачу...

– Стой на своем, – дернув углом рта, пробормотал Тони. Орк понял, упрямо склонил безволосую тяжелую голову:

– Прощения просим, ваша светлость. Сами знаете, приказ есть приказ. Ольфинна настрого велела глаз с пленных не спускать, пока они не окажутся под замком. Ольфинна, она такая. Если к ней долетит слушок, что мы сдали добычу в другие руки, пусть даже ваши, она нас своеручно перед всей дружиной в лоскутки изрежет. А потом вынет требуху и псам скормит. Нет уж, куда они – туда и мы.

Генерал беззвучно пожевал сухими тонкими губами. Тони предположил, что Таросси сейчас мысленно желает упрямым наемникам провалиться в самое глубокое из подземелий и мучительно скончаться в кипящей лаве.

– Я сам поговорю с твоим командиром, – отрезал Бдящий. – Судьба ваших пленников – дело государственной важности. Более оно вас не касается.

– Генерал? – нежно и вопросительно прошелестело рядом. Никем не замеченная, к спорщикам легкими шагами приблизилась женщина, закутанная в просторный темно-лиловый плащ с опушкой. Лицо дамы надежно скрывала маска черной кожи, на плече у нее топорщила перья и разевала желтый клюв большая черно-белая сорока.

– Таросси, могу я узнать, чем вы так расстроены? Кто эти люди и что они делают в покоях императора?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю