332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Дженнифер Эстеп » Яркое пламя магии (ЛП) » Текст книги (страница 7)
Яркое пламя магии (ЛП)
  • Текст добавлен: 20 декабря 2020, 12:30

Текст книги "Яркое пламя магии (ЛП)"


Автор книги: Дженнифер Эстеп






сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 17 страниц)

Ещё больше слёз появилось на глазах, но их я тоже сморгнула. Я не могла изменить того, что уже случилось; сейчас я могла лишь делать шаг за шагом и всё, что в моих силах, чтобы остальные мои друзья были в безопасности.

– И что теперь? – спросил Феликс. – Я не вижу никаких признаков жизни, и никто не отвечает на звонки. Я перепробовал всех, кого вспомнил, и трубку до сих пор никто не взял.

– Теперь мы зайдём в особняк и проверим, не остался ли кто в живых, – сказала я. – Может, несколько людей смогли спрятаться до того, как Драконисы их нашли. Затем мы заберём чёрные клинки, выберемся отсюда и подумаем, что делать дальше. Следуйте за мной.

Я направилась к особняку, а остальные присоединились. Мы бесшумно крались по траве, подходя всё ближе и ближе. Феликс остановился, чтобы забрать меч у мёртвого охранника. А я использовала своё магическое зрение, заглядывая в окна, чтобы лучше понять, что произошло там внутри и остались ли в особняке выжившие.

Но в поле моего зрения не было видно никакого движения, а особняк казался совершенно заброшенным.

Мы подошли к одной из боковых дверей. Я даже не стала поворачивать ручку, чтобы открыть её, поскольку стекло было разбито, вероятно, кто-то ударил в него мечом. Я посмотрела на друзей, и все они кивнули в ответ. Я шагнула через разбитое стекло, и они последовали за мной, держа мечи наготове.

Внутри особняк был зоной бедствия. Стекла выбиты из окон, так что повсюду валялись осколки. Двери взломаны, столы, лампы и стулья опрокинуты. Казалось, будто каждый предмет мебели был либо перевёрнут, либо брошен на пол, чтобы потом ещё потоптаться по нему для большей уверенности. Повсюду были разбросаны подушки, книги, пресс-папье и хрустальные подсвечники, которые при ударе об пол, разбились на острые куски.

Но хуже всего были мёртвые тела.

Они были повсюду. Перед дверями и окнами, в коридорах, на лестницах. Некоторые были вертикально пригвождены мечами к стене, хотя они больше походили на куклы, чем на реальных людей. И кровь залила всё, начиная от белого мраморного пола и кончая теми несколькими картинами, которые ещё криво висели на стенах, включая даже хрустальные люстры, свисающие с потолка.

Вид тел был настолько ужасным, что мы все застыли, но я дала понять жестом, что нам не стоит долго задерживаться на одном месте. Они молча кивнули в ответ, и мы, как можно тише, прокрались по коридору в столовую. Я надеялась, что хотя бы там некоторые люди смогли выжить, однако здесь тоже царил такой же хаос, как и везде.

Повсюду валялись сломанные столы и стулья, а также растоптанная еда и тарелки. Там, где люди уронили свои напитки, на мраморном полу лежало разбитое стекло с лужами воды, лимонада, холодного чая и прочего. Но самым странным из всего были ножи и вилки, торчащие из столов, стен и даже потолка, как если бы люди так отчаянно нуждались в оружие, что начали бросать в своих противников столовое серебро.

Ужин, должно быть, был в самом разгаре, когда произошло нападение, потому что большинство трупов было в этом зале. Охранники, рабочие, даже пикси. Их крошечные обмякшие тела, по сравнению с крупными магами, выглядели словно маленькие печальные бабочки. Я надеялась, что мы найдём некоторых Синклеров ещё живыми, но не похоже, чтобы кто-то смог пережить нападение.

Слёзы жгли мне глаза, как кислота, и мне пришлось проглотить желчь и крики, поднимавшиеся в горле. Это было… просто… ужасно. Хуже, чем что-либо ещё, что я видела в своей жизни, включая убийство моей мамы. У меня был шанс остановить всё это, и я с треском провалилась, что делало всю эту трагедию поистине прискорбной.

Моя мама была бы так мной разочарована.

Рядом со мной всхлипнул Феликс, вытирая слёзы, текущие по лицу. Как и Дея. Однако лицо Девона было таким же каменным, как моё, хотя скорбь, ужас, боль и ярость заставляли его зелёные глаза гореть так же ярко, как звёзды. Его эмоции полностью соответствовали моим.

Глядя на кровь и тела, я сосредоточилась на раскалённой добела ярости, пылающей в моём собственном сердце сильнее, чем любой магический огонь, когда-либо ощущаемый мной. В этот момент я дала молчаливый обет. Виктор Драконис был ужаснее любого монстра, таившихся в тёмных переулках Клоудбёрст Фоллса, и он заплатит за то, что сделал с моими друзьями и моей семьёй.

Чего бы это ни стоило.

– Пойдёмте, – прошептал Девон хриплым отрывистым голосом. – Мы больше ничего не можем для них сделать. Давайте проверим остальную часть дома и поищем, есть ли выжившие.

Он развернулся и быстро вышел из столовой, как будто ему нужно было поскорее отсюда сбежать, прежде чем он разрыдается на наших глазах и начнёт кричать. Да, я хорошо его понимала.

Мы все последовали за ним. Вместе мы проверили каждую комнату, каждый коридор, каждую подсобку и кладовую, и каждый закуток, где кто-нибудь мог бы спрятаться во время нападения. Но мы не нашли никого, даже одинехонекого пикси. Поэтому поднялись на второй этаж, а затем на следующий и ещё один, обыскивая остальную часть особняка.

Почти все тела находились на первом этаже, поэтому на верхних этажах разрушения были не такими серьёзными. Всё же было очевидно, что охранники Драконисов похозяйничали и здесь – по вещам, которых не хватало.

Серебряные подставки для книг, хрустальные шкатулки, вырезанные деревянные скульптуры – всё это исчезло. Драконисы даже использовали своё оружие, чтобы выломать сапфиры, рубины и бриллианты из других дорогих безделушек. Я заметила одну серую каменную статую волка Фенрира, у которого раньше были аметисты вместо глаз. Но теперь глазницы были пустыми. Казалось, что существо рычит, как будто собиралось выследить и укусить человека, укравшего его глаза. Мне было хорошо знакомо это чувство.

Чем больше я оглядывалась, тем крепче моя рука сжималась на рукоятке украденного меча и тем сильнее полыхал гнев в моём теле. Им недостаточно было убить сегодня вечером стольких людей. О нет. Они обязательно должны были разорить особняк и забрать всё, что принадлежало Синклерам.

Это было неправильно – просто не по-людски.

Возможно, я и была воровкой, но, по крайней мере, когда крала, не причиняла вред человеку, которому принадлежал сворованный предмет. И не разрушала остальное имущество просто ради развлечения. Этот… этот масштаб вандализма вызывал у меня отвращение.

В этот момент мне лишь хотелось уничтожить всех Драконисов, так же как они разрушили особняк и убили всех людей в нём. Я хотела резать, рубить и колоть, пока от семьи Драконисов не останется ничего. Ни охранников, ни рабочих, ни замка, ни даже одного единственного пресс-папье с этим дурацким гербом с драконом.

Мы двинулись дальше. Но чем дольше мы искали, чем больше комнат и этажей проходили, тем ярче вспыхивала крохотная искра надежды в моём сердце. Потому что я нигде не видела Оскора и Тини среди мёртвых тел. Может, Оскар понял, что происходит, когда Драконисы напали, и сумел вместе с черепахой покинуть дом и спрятаться в безопасном месте. Во всяком случае, я на это надеялась.

Я даже не хотела думать о других вариантах.

Наконец мы дошли до моей спальни. Дверь была взломана, как и все остальные, древесина раскололась прямо посередине, как будто в неё попала молния. Значит охранники Драконисов проникли даже сюда. Конечно. Я сделала глубокий вдох и выдох, готовясь увидеть разрушение и два крошечных тела, которые могли поджидать меня внутри.

Девон положил руку мне на плечо, его лицо было мрачным. Он знал, как сильно я беспокоюсь за Оскора и Тини. Я накрыла его руку своей и сжала. Затем повернулась к двери, осторожно открыла мечом ту часть, которая ещё висела на петлях, и вошла в комнату.

Моя комната пострадала не так сильно, как некоторые другие. В основном потому, что у меня нечего было красть. Кто-то порылся в моём шкафу и разбросал одежду по полу, вместе с моими потрёпанными кроссовками. Они также располосовали подушки дивана и даже стащили с моей кровати одеяло, подушки и матрас и порезал их, так что груды белой пушистой набивки покрыли пол, словно свежий снег.

Но мои глаза не задержались на этом хаосе, а сразу метнулись к трейлеру Оскара.

Ветхий дом пикси с его лужайкой, сараем и окружающим забором был скинут со стола. На полу валялись обломки чёрного дерева, как будто кто-то много раз прошёлся по трейлеру, чтобы полностью его поломать.

Блейк, мрачно подумала я. Это сделал он. Я была в этом уверена. Должно быть, после нашей стычки на мосту Лохнесса, он поехал к особняку Синклеров. Блейк пришёл в мою комнату, чтобы найти меня, решив удостовериться, что меня действительно нет в живых, и я не прячусь где-нибудь здесь. И только потому, что мог, он с удовольствием разрушил дом пикси и испортил мои вещи, пока находился здесь. За это он и Виктор тоже заплатят.

Но я контролировала свой гнев, и ещё раз обвела комнату взглядом, ища тех, кто сейчас был важнее всего.

– Оскар? – крикнула я. – Это я, Лайла. Ты здесь?

Никто не ответил, а в обломках я не обнаружила никакого движения. Подойдя к балконной двери, стекло которой было разбито, я вышла на улицу и попыталась снова.

– Оскар? – крикнула я. – Если ты меня слышишь, пожалуйста выйди.

Он по-прежнему не отвечал.

Моё сердце замерло, желудок свело судорогой, а на глаза опять навернулись слёзы. Но я снова их сморгнула и вернулась в комнату. Учитывая то, что пикси были маленького размера, они могли очень хорошо прятаться. А значит мне тоже будет сложно найти Оскара. Я могла лишь надеяться, что они с Тини нашли безопасное место.

Девон и Феликс посмотрели на меня, тот же немой вопрос во взгляде. Я покачала головой. Их лица напряглись, а в глазах вспыхнуло сочувствие. Они знали, как много для меня значили пикси и черепаха, как высоко я ценила дружбу Оскара и Тини, даже если черепаха не умела говорить.

Я прошла по комнате, отшвыривая ногами мою испачканную одежду, из-за чего набивка матраса взлетела в воздух, как снежинки, прежде чем снова медленно опуститься вниз. Девон и Феликс с грустью смотрели на разрушения в комнате. Однако Дея выглядела задумчивой, когда её взгляд скользил с одного конца комнаты к другому.

– Хорошо, – наконец сказала она. – Где ты спрятала свой меч и другие важные вещи?

Я выгнула брови.

– И что заставляет тебя думать, что я их спрятала?

Она фыркнула.

– Ты не бегаешь из одного конца комнаты в другой и не ругаешь охранников за то, что они уничтожили или украли все твои вещи. Это означает, что то, что для тебя действительно важно, вероятно, всё ещё здесь – где-то спрятано. Однажды вор – всегда вор, верно?

– Забавно, что это говоришь ты. Вполне может быть, что я спрятать кое-что тут и там, прежде чем мы сегодня вечером покинули особняк. На тот случай, если дела за ужином пойдут не так хорошо.

Дея поморщилась от моих неосторожных слов. Да и я сама тоже. В голове промелькнули образы окровавленных тел и разгрома в «Белой Орхидеи» и здесь, в особняке, из-за чего я ещё больше упала духом.

Я кивнула.

– Вот. Сейчас покажу.

Я передала Девону украденный меч, затем прошла в угол спальни, где на своём обычном месте у стены, стояло небольшое пластиковое мусорное ведро. Оно было чуть ли не единственным в комнате, чего не разбили, не перевернули и не растоптали. Я убрала скомканные салфетки, пустые обёртки от конфет и прочий мусор, залезла глубже в ведро и вытащила прозрачный полиэтиленовый пакет. В нём лежали мои чёрные палочки вместе с кольчужными перчатками. Я подняла пакет, чтобы показать своим друзьям.

– Никто никогда не ищет что-нибудь хорошее в мусорном ведре, – объяснила я.

На лице Девона промелькнула тень улыбки.

– Вор бы туда залез.

Я кивнула.

– Эта воровка определённо.

Перчатки я оставила в полиэтиленовом пакете, но палочки вытащила и, как обычно, просунула в хвост. Затем вошла в прилегающую ванную комнату, в которой был такой же беспорядок, как и в спальне. Бутылки с шампунем, кондиционером, лосьоном, гелем для душа были открыты, а содержимое разлито по всему полу, так что он весь был покрыт липким слоем жидкости. Полотенца и мочалки были вытащены из шкафа и тоже брошены на пол, чтобы промокнуть липкую слизь. Кто-то даже сорвал мой банный халат с вешалки на задней двери ванной и швырнув на пол, потоптался по нему, оставив грязные чёрные следы на мягкой, белой ткани.

Я наступила на полотенце, стараясь не испачкать кроссовки слизью больше, чем необходимо и подняла халат с пола. Затем залезал в потайной карман во внутренней части и вытащила кусок сапфирово-синей ткани, размером с мою ладонь.

– И никто обычно не заглядывает в карманы, – сказала я, бросая обратно на пол испорченный халат.

Я аккуратно, слой за слоем, развернула голубую ткань, затем осторожно встряхнула. Несмотря на то, что ткань была так плотно сложена, она тут же приняла свою первоначальную форму – длинный плащ.

– Паучий шёлк, – одобрительно сказала Дея. – Я совсем забыла, что он всегда сохраняет форму, независимо от того, как сильно его смять или как плотно сложить.

– Ага. – Я натянула плащ и разгладила на нём ещё несколько крошечных складок, прежде чем засунуть полиэтиленовый пакет с кольчужными перчатками в карман. – А теперь перейдём к самому главному.

– Мечу твоей мамы, – сказал Девон.

Я кивнула и забралась на край раковины. Над зеркалом под потолком металлическая решётка закрывала вентиляционную шахту в стене. Я потянулась к одному из винтов, который был так сильно выкручен, что в любой момент мог выпасть из резьбы. Я нахмурилась. Вообще-то я думала, что подкрутила все винты, прежде чем отправиться на ужин…

Решётка так внезапно распахнулась, что я вскрикнула от удивления и чуть не упала с раковины. Но прежде, чем я успела отшатнуться от вентиляционного отверстия, что-то сверкнуло серебристым светом, и меч размером с иглу вылетел из темноты и вонзился мне в нос. Я замерла.

– Лучше остановись, или я накачаю тебя ядом медной плющилки, – прорычал низкий сердитый голос.

Я скосила глаза на меч и посмотрев дальше, узнала две пары глаз, которые смотрели на меня из тёмных глубин вентиляционного отверстия, одна ярко-фиолетовая, другая полуночно-чёрная.

– Оскар! Тини! – Я вздохнула с облегчением. – Ребята, вы в порядке!

Оскар сощурил глаза.

– Лайла? Это действительно ты?

– Конечно я. Перед тем как уйти, я показала тебе, куда спрятала меч. Ещё помнишь?

Пикси тяжело выдохнул и опустил свой меч. Затем выскочил из вентиляционного отверстия, подлетел и изо-всех сил обнял меня за шею.

– Это было… это было ужасно, – напряжённо прошептал Оскар, его голос прозвучал ещё более гнусаво, чем обычно. – Практически все были в столовой и ужинали, но я решил сначала накормить Тини, прежде чем поесть самому. Драконисы, должно быть, подкрались к охранникам, патрулирующим по периметру, и убили их первыми, потому что не было никакого предупреждения. Они просто ворвались в особняк и начали убивать людей. Я слышал крики и вопли, но к тому времени, когда я схватил меч и полетел вниз, было слишком поздно. Большинство охранников уже были мертвы. Драконисы согнали в кучу выживших и вытолкали на улицу, где заставили сесть в фургоны. Но меня они не заметили, поэтому я снова поднялся наверх, взял Тини и спрятался, пока они обыскивали остальную часть особняка.

Маленькое тело пикси дрожало у меня на шее. Я подняла руку и нежно похлопала его по спине, стараясь не сломать крылья, которые подёргивались от горя, гнева и волнения.

– Всё хорошо, – прошептала я. – Я здесь, и теперь ты и Тини в безопасности.

Оскар снова обнял меня за шею, и остался сидеть на плече, когда я подняла руку, чтобы вытащить Тини из вентиляционного отверстия. Я сунула черепаху в один из передних карманов плаща, чтобы он мог высунуть голову и наблюдать за происходящим. Затем я снова сунула руку в отверстие и схватила спрятанный внутри чёрный клинок моей мамы.

Когда мои пальцы коснулись кровавого железа, я почувствовала себя немного лучше, как будто не потеряла сегодня вечером почти всё, что мне было дорого.

Не знаю, почему.

Ведь всё по-прежнему было ужасно и безнадёжно. Это был один из худших дней в моей жизни, уступающий только тому дню, когда была убита моя мама. Виктор схватил Клаудию, Мо, Анджело и Реджинальда. Остальные Синклеры были либо мертвы, либо тоже схвачены. И если я и мои друзья не будем осторожны, то закончим так же, как и они.

Но когда я посмотрела на пятиконечную звезду, вырезанную на рукояти меча, я почувствовала себя так, словно моя мама стояла рядом и шептала на ухо, что делать дальше. Забрать чёрные клинки. Отвести моих друзей в безопасное место. Заключить сделку с Драконисами, чтобы вернуть Клаудию, Мо и остальных. И найти способ, наконец, раз и навсегда, положить конец террору Виктора.

И именно так я и собиралась поступить – или умереть, пытаясь.

– Лайла? – спросил Девон. – Ты в порядке?

– Нет, – ответила я, пристёгивая ножны меча к талии и спрыгивая с раковины. – Даже близко. Но я буду в порядке так же, как и остальные. Я тебе обещаю.

Глава 12

Я взяла из своей комнаты ещё несколько вещей, которые нам, возможно, понадобятся, затем мы вернулись в столовую. Девон, Феликс, Дея и я с Оскором на плече и с Тини в кармане плаща остановились в дверях и уставились на отвратительную, бессмысленную бойню в столовой.

– Я никогда не смогу этого забыть, – подавлено сказал Феликс.

– И не забывай, – резко промолвила Дея. В её синих глазах пылали скорбь, гнев и решимость. – Продолжай помнить, а потом используй этот гнев, эту боль и это горе, чтобы в полную мощь нанести ответный удар.

Она засунула руку в карман и вытащила золотой браслет с гербом Драконисов. Пальцы Деи сжали его с такой силой, как будто она собиралась швырнуть вещицу как можно дальше. Но в конечном итоге она лишь бросила его к своим ногам, испытывая отвращение от его вида и всего того, что он символизировал. В абсолютной тишине особняка звон, от упавшего на пол украшения, был таким громким, словно раскат грома…

– Сюда! – крикнул кто-то. – Я что-то услышал!

Глаза Деи округлились.

– Это Блейк! Он здесь!

Мы все замерли. И в самом деле, вдалеке послышались быстрые шаги. И не одни, множество ног, спешащих сюда. Должно быть, Блейк и охранники Драконисов вернулись после того, как увезли пленных. Может, чтобы убедиться в том, что выживших не осталось или чтобы взять в плен любого, кто после драки в ресторане искал убежища в особняке.

Мы не посмели снова выйти в коридор, поэтому я жестом указала на окна, занимающие всю стену. Оскар соскользнул с моего плеча, подлетел к окнам и выглянул на улицу.

– Здесь чисто, – тихо проинформировал он нас. – Пошли!

Мы поспешили к нему, стараясь как можно меньше шуметь, пробираясь через разбитую посуду и разбросанную по полу еду. Как и большинство других окон в особняке, здесь, во время нападения, стекло тоже было разбито, поэтому мы легко перелезли через отверстия в окнах, расположенных на высоте в полтора метра от земли, и спрыгнуть в мягкую траву

Я обвела взглядом окрестности, но на этой стороне особняка Драконисов ещё не было, и путь до кромки леса был свободен. Там мы сможем скрыться среди деревьев и по лесу вернуться к нашей спрятанной машине, которую мы припарковали у живописной смотровой площадки.

Но вместо того, чтобы двигаться вперёд, Девон тихо выругался.

– В чём дело? – прошептал Феликс.

– Мы не ходили в тренировочный зал, чтобы забрать чёрные клинки, – сказал Девон, скривив от отвращения рот. – Без них мы не можем уйти.

Я поморщилась.

– Ах да, насчёт них…

Девон, Феликс и Дея повернулись ко мне, а Оскар парил в воздухе рядом с нами.

– Нам не нужно спускаться в тренировочный зал, потому что оружия там нет, – сообщила я, переминаясь с ноги на ногу. – По крайней мере, настоящих чёрных клинков, наполненных магией.

Глаза Девона сузились.

– Ты украла оружие ещё раз, верно?

Я пожала плечами.

– Ну, скорее я перенесла их в более безопасное место.

Он продолжал смотреть на меня, в то время как в его голове закрутились шестерёнки, когда он собирал все факты воедино.

– Вот почему тебя не было вчера вечером на крыше. Ты не спала в своей комнате, а вломилась в тренировочный зал, заменила чёрные клинки на другие подделки, а настоящее оружие спрятала где-то ещё. – Его глаза ещё немного сузились. – Моя мама помогла тебе, верно?

Я моргнула, удивившись, что он догадался.

– Откуда ты знаешь?

На его лице промелькнула призрачная улыбка.

– Потому что она не в коем случае не стала бы рисковать, чтобы позволить Виктору снова добраться до этого оружия. А кто может лучше всего спрятать что-то настолько важное, если не вор? Держу пари, она сказала тебе отнести чёрные клинки в такое место, о котором будешь знать только ты.

– Да. Ты злишься из-за этого?

Его улыбка стала шире.

– Ты шутишь? Думаю, эта идея была просто блестящей.

Я улыбнулась в ответ.

– Хорошо. Тогда погнали отсюда.

Мы бегом пересекли лужайку и остановились только, когда добрались до кромки леса, чтобы оглянуться на особняк. Через окна было видно, как Блейк вместе со своими людьми, перемещается из комнаты в комнату. Их красные плащи напоминали о той крови, что обезобразила внутреннюю часть особняка. Я думала, что мы хотя бы немного сократили их численность во время драки в ресторане и позже, возле моста Лохнесса, но похоже, что с Блейком было столько же охранников, сколько и раньше. А может даже больше.

– Сколько вообще охранников работает на Виктора? – пробормотал Феликс.

– Лучше не спрашивай, – ответила Дея.

– Слишком много, чтобы мы могли справиться сами, – сказал Девон. – Идёмте, найдём оружие и свалим, прежде чем Блейк решит начать поиски в лесу.

Он жестом указал мне возглавить группу. Оскар подлетел ко мне и скользнул в карман плаща рядом с Тини, в то время как остальные выстроились позади меня. Я провела своих друзей через лес к кладбищу семьи Синклеров.

– Это здесь? – спросил Феликс, всматриваясь в темноту. – Здесь ты спрятала оружие?

– Ага.

Я направилась к дереву хурмы позади кладбища, взялась за ствол и начала по нему взбираться.

– Нужно было догадаться, – пробормотал Феликс. – Лазить тебе нравится даже ещё больше, чем древесным троллям.

Я ухмыльнулась, карабкаясь выше. Мне потребовалось меньше минуты, чтобы добраться до разветвления, где я прошлой ночью спрятала сумки. Я использовала один из сюрикенов, прикреплённых к моему поясу, чтобы перерезать верёвки, которые крепли награбленное добро к дереву. Затем скинув обе сумки вниз, я поморщилась от звона, раздавшегося, когда они ударились о землю. Но ничего не поделаешь, сейчас скорость была важнее, чем всё остальное. Девон подобрал одну сумку, Феликс – другую. Я быстро спустилась с дерева и снова возглавила группу.

Мы шли по лесу, стараясь держаться подальше от особняка, где Блейк и Драконисы всё ещё искали выживших. Никто нас не заметил, и мы без проблем вернулись к живописной смотровой площадке. Наш внедорожник никто не трогал, поэтому мы загрузили оружие в багажник и сели в машину.

Девон завёл мотор, но не предпринял никаких действий, чтобы включить передачу и спуститься с горы.

– В чём дело? – спросил Оскар.

Пикси всё ещё сидел в кармане моего плаща вместе с Тини. Судя по слабому храпу, доносящемуся из кармана, можно было предположить, что Тини действительно уснул. Что ж, я была рада, что хоть кто-то из нас отдыхает.

– Я… я не знаю, куда мне поехать, – признался Девон, обеспокоенно хмурясь. – Мы не можем остаться в особняке, и мы не можем просто снять номер в отеле на Главной Аллее. У Виктора, наверное, есть люди, которые следят за всеми отелями, даже самыми дешёвыми на окраине города. Как только мы появимся в городе, один из Драконисов обязательно нас заметит.

Он снова потёр руками лицо, как на мосту Лохнесса. Феликс тоже выглядел удручённо, в то время как Дея от беспокойства покусывала нижнюю губу.

– Я знаю, куда мы можем пойти, – сказала я.

Девон посмотрел на меня.

– Куда?

– Это безопасное место, – сказала я. – Место, где Блейк не захочет, чтобы его нашли даже мёртвым и где Виктору и другим Дрконисам даже в голову не придёт нас искать.

Пол часа спустя мы вернулись в Клоудбёрст Фоллс. Мы сидели во внедорожнике, который Девон по моей команде припарковал за мусорным баком в переулке, находящимся всего в нескольких улиц от моста Лохнесса.

– Ты уверена, что нам следует припарковаться здесь? – спросил Девон, глядя через лобовое стекло на другие мусорные баки, выстроенные вдоль переулка. – Мы недалеко от складов, которые в этой части города принадлежат Драконисам.

Я пожала плечами.

– Мы сделали всё возможное, чтобы спрятать внедорожник. Если они его найдут, будь по сему. Но нас они не смогут выследить, как бы ни старались. Не там, куда мы сейчас направляемся. Так что вперёд.

Девон всё ещё сомневался. Так же, как Феликс, Дея и даже Оскар в кармане моего плаща. Но мои друзья достаточно мне доверяли, чтобы выйти из машины. Девон и Феликс вытащили из багажника по одной сумке, и мы покинули переулок.

Было уже за полночь, а улицы тёмными и безлюдными. С другой стороны, это была уже не красивая туристическая часть города. Совсем наоборот. Вместо оживлённых ресторанов, лотков с едой и сувенирных лавок, запруживающих Главную Аллею, здесь, насколько хватало глаз, тянулись захудалые секционные дома, заколоченные магазины и заброшенные склады. Стояло несколько уличных фонарей, но большинство из них мигали слабым светом, если вообще работали. Сама улица была ухабистой, тротуары потрескавшимися и повсюду были навалены мешки с мусором. Из-за резкого, едкого запаха жирных гамбургеров, липкой газировки и другой протухшей пищи я от отвращения наморщила нос. Кроме того, вокруг мусора кружили ещё рои мух, комаров и других насекомых.

На улице мы были единственными людьми, но учитывая живущих здесь монстров, мы точно не были одни.

Когда мы проходили мимо, они устремлялись к концу переулка, глядя на нас своими разноцветными, светящимися глазами, и размышляли, станем ли мы для них хорошей трапезой или нет. Девон, Феликс и Дея скучковались посреди тротуара и ускорили шаг, так крепко сжимая мечи, что их суставы побелели. Но я встречалась взглядом с существами, наблюдавшими за нами, хотя было так темно, что я видела только их светящиеся глаза.

«Монстры – твои друзья. Никогда этого не забывай», – снова раздался в голове голос Селесты.

Мне было интересно, что ей привиделось в моём будущем, что заставило её сказать мне именно эти слова. Неужели она пыталась поведать, что Лохнесс сегодня вечером спасёт нас от Блейка? Или её послание содержало ещё более глубокий смысл? Какую-то сокрытую информацию, которую я не понимала? Или её слова были такими же простыми, как и казались? Я платила пошлину, и поэтому монстры меня уважали? Я не знала, но теперь уже не боялась монстров, даже тех, которые сейчас за нами наблюдали.

О, конечно, монстры всё ещё могли выпрыгнуть из тени и напасть, убить и сожрать меня и моих друзей. Я не была настолько глупа, чтобы думать, что они внезапно стали ручными и милыми маленькими щенками и позволят мне гладить их по пушистой или чешуйчатой головушке только потому, что я дала им несколько четвертаков и плиток шоколада. В конце концов, они оставались монстрами. У них всё ещё были острые зубы и когти, и, как и всем нам, им тоже нужно было есть. Но я их больше не боялась.

Смотря на них, мне почти казалось, будто я… дома.

С тех пор, как я начала работать на Синклеров, я считала дни, когда Виктор будет окончательно побеждён, и я, наконец, смогу покинуть город и все ужасные воспоминания, связанные с ним. Но теперь я не была так уверена, что хочу уехать. Горы, монстры, магия, даже плохие воспоминания… всё это было частью Клоудбёрст Фоллса.

Все это было частью меня.

Так же, как это было частью моей мамы до меня. Серена, благодаря работе на семью Синклеров, имела много дел с монстрами. Она платила пошлину, уважая их причуды и территорию. Ей нравилось следовать старым традициям и обычаям, и она научила меня делать то же самое. Более того, она привила мне любовь ко всем старым ритуалам. Мне нравилось носить с собой четвертаки и плитки шоколада и знать, что я могу общаться с монстрами так, как не могут другие люди или просто не находят тратить на это время. Это было наследство моей мамы, которое она оставила мне. Я не могла от него отказаться, даже если бы хотела, но это больше уже не было моим желанием.

Конечно, здесь убили мою маму, и я четыре года пряталась и кое-как сводила концы с концами. Это нельзя было назвать отлично проведённым временем. Но я также нашла Девона, Феликса, Оскара и Дею и теперь не собиралась их терять. Я не позволю забрать их ни Виктору Драконису, ни кому-либо ещё. Я не собиралась бросать Мо, Клаудию и всех остальных похищенных Синклеров теперь, когда была нужна им больше всего. Я останусь и буду бороться за всё, что мне важно и за будущее, которое я желала для себя.

Мои друзья оставались напряжёнными и молчаливыми, но я начала напевать тихую мелодию, ту самую, которую обычно мурлыкала себе под нос мама, когда наполняла свой плащ припасами для монстров. Несмотря на то, что произошло сегодня вечером, несмотря на все потери, горе и душевную боль, Клоудбёрст Фоллс всё ещё был тем местом, где я хотела быть.

Остальные странно посмотрели на меня, недоумевая, почему я напеваю, но ничего не сказали. Через пару минут мы завернули за угол и остановились перед кирпичным зданием, которое занимало весь квартал. Каменная скульптура, изображающая стопку книг, стояла на лужайке, увенчанная выцветшей вывеской с надписью: БИБЛИОТЕКА КЛОУДБЁРСТ ФОЛЛСА – ЗАПАДНЫЙ ФИЛИАЛ.

Девон усмехнулся, затем тихо рассмеялся, когда понял, что я задумала.

– Только тебе могла прийти в голову мысль вернуться сюда. Гениально, Лайла, просто потрясающе.

Я улыбнулась ему в ответ.

– Я стараюсь.

Дея лишь покачала головой.

– Я не понимаю.

– Библиотека? – Феликс нахмурился. – Разве это не то место, где ты жила, прежде чем начала работать на Синклиров?

– Правильно, – сказала я. – И об этом никто, кроме нас, не знает. Поэтому Дракоинсы ни за что не подумают искать здесь. Поверь мне, мы будем в безопасности. По крайней мере, сегодня ночью. Завтра мы сможем определить наш следующий шаг. Но сейчас мы все вот-вот упадём от усталости. Нам нужно место, чтобы затаиться, и оно здесь. А теперь вперёд.

Я направилась к боковой двери, которой так часто пользовалась. Увидев запертую дверь, я словно встретилась со старым другом, мне потребовалось меньше тридцати секунд, чтобы отпереть её с помощью отмычек. Мы проскользнули внутрь, и я заперла за нами.

Феликс вытащил свой телефон и снова использовал его в качестве фонарика, но мне не нужен был свет. Я уже давным-давно запомнила план расположения библиотеки. Я провела друзей по проходом, мимо книжных полок, и подошла к двери, ведущей в складское помещение. Открыв этот замок и следующий, в дальнем конце кладовой, мы спустились по лестнице в подвал библиотеки. Я сказала всем подождать секунду, пересекла комнату и провела пальцами по сенсорной лампе, которую установила в углу.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю