290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » И взойдет Солнце (СИ) » Текст книги (страница 21)
И взойдет Солнце (СИ)
  • Текст добавлен: 2 декабря 2019, 04:30

Текст книги "И взойдет Солнце (СИ)"


Автор книги: Дарья Ланская






сообщить о нарушении

Текущая страница: 21 (всего у книги 24 страниц)

Глава 31

Машу на следующий же день выписали из больницы и перевезли домой. Ей назначили постельный режим еще на две недели, вывих оказался серьезнее, чем врачи думали сначала. Оставалось только лежать в кровати, смотреть телевизор и читать книги. Ноутбук Маша брала в руки тогда, когда нужно было написать реферат, а в интернет выходила только ради учебы, потому что знала, в соцсетях можно не выдержать и написать Кириллу, но она этого не хотела. Тем более, и он молчал вот уже два дня, не давал о себе знать. Обиделся, что она нашла Гену за его спиной? Но что же ей еще было делать, если сам Кирилл молчал, как партизан?

Хотя в глубине души Маша уже сожалела о том, что вообще все это затеяла. Вот к чему привело ее любопытство. Но саму себя оправдывала тем, что искала Гену не просто так, она чувствовала, что именно в прошлом Кирилла лежит ключ к загадке его души. Маша очень хорошо помнила их разговор до этого происшествия, когда он сказал ей, что не может контролировать свою агрессию. Но ведь она не могла возникнуть на пустом месте! И Маше казалось, что она наконец нашла разгадку.

Однако не только эти мысли занимали ее свободное время, которого стало предостаточно. Думая о прошлой жизни Кирилла, Маша вдруг поняла, что тогда он бы точно не заинтересовался ею. Слишком правильная домашняя девочка, вокруг него были совсем другие. Раскованные, бойкие и яркие. И хотя Маша никогда не страдала заниженной самооценкой, она понимала, что не такая. Ей не были интересны ночные тусовки, тем более где-то за городом на пустынной трассе, не пила, не курила, не любила мотоциклы. В общем, на нее тот Кирилл точно не обратил бы внимания. Значит, в их отношениях все же сыграл роль тот факт, что она единственная, кто оказался рядом в трудный момент?

Маша поправила за спиной подушку и удобнее устроилась в кровати. Нужно написать реферат по мировой экономике, чтобы закрыть пропуски. Но только она открыла нужный вордовский файл и несколько ссылок на необходимые научные статьи, как вдруг услышала шум в прихожей. «Наташка» – пронеслось у нее в голове.

– Спасибо, Елена Александровна, я, правда, не голодная! – вежливо отказалась девушка и зашла в комнату подруги. – Ну как ты тут? Еще не померла со скуки?

– Такими темпами это случится совсем скоро, – улыбнулась Маша, она была рада видеть свою любимую блондинку. – Как там дела в универе?

– Стоит, вроде не развалили еще, – отшутилась Наташа и протянула конспект. – Вот, на синих страницах финансовый менеджмент, а на желтых – экономика организаций.

– Знаешь, а в моем больничном есть определенные плюсы. Ты вот лекции стала сама писать, – не удержалась Маша, принимая тяжелую тетрадь, куда Наташа записывала все предметы. Различались они только цветом страниц.

– Очень смешно, – скорчила гримасу та. – Как ты хоть себя чувствуешь?

– Нога болит немного. Сегодня пробовала вставать, но пока сама дошла только до окна, а так родители помогают передвигаться по квартире. Врач приезжал, сказал, что нужно больше ходить! Так что вечером продолжу «пробежку», – улыбнулась Маша.

– Это хорошо. Значит, идешь на поправку! – заверила ее Наташа, а потом осторожно спросила: – Кирилл звонил?

Маша натянуто улыбнулась и отвела взгляд. Они с подругой старались как можно реже касаться этой темы.

– Нет.

– И чего ты ждешь?

– Не знаю… Пока еще не разобралась в себе, – призналась Маша.

– Ты так до китайской Пасхи будешь разбираться, а я говорила, не надо было встречаться с Геной! Ну узнала ты о прошлом Кирилла и о той аварии, что дальше? Это никак не поможет вернуть зрение! – воскликнула эмоциональная Наташа.

– Зато поняла, что за человек он был тогда. Если даже мы с ним встретились раньше, то он бы не обратил на меня внимание! Получается, он полюбил меня только за то, что я приняла его слепым? – голос Маши предательски дрогнул.

– Подруга, мне кажется, ты себе все слишком накручиваешь. Будь проще! – Наташа накрыла ее руку своей. – Кирилл любит тебя такой, какая ты есть. Возможно, он подпустил к себе только потому, что ты приняла его недостаток, но в любви он признался тебе гораздо позже, – напомнила она. – Значит, он узнал что-то такое, от чего его сердце по-настоящему дрогнуло. Разве это не доказательство искренней любви?

– Помню, раньше ты говорила, что мне стоит выбрать себе нормального парня. Почему ты сейчас на стороне Кирилла? – никак не могла понять Маша.

– Я много в чем ошибалась, – грустно усмехнулась Наташа. – Знаешь, за это время как будто резко повзрослела и стала видеть в людях фальшь, грубость и предательство. Но вместе с этим я узнала, что не нужно судить человека по внешности, прежде чем делать выводы, стоит заглянуть в его внутренний мир. Говорю банальностями, да? – Наташа приподняла одну бровь и улыбнулась, будто извинялась.

– Ага, – с улыбкой кивнула Маша. – Но ведь эти банальные фразы кто-то придумал, верно? А значит, в них есть определенный смысл.

– Я прошу, поговори с Кириллом. Уверена, ему есть, что тебе сказать, – Наташа снова стала серьезной. – Ваша любовь не может закончиться вот так… – Она задумалась, подбирая слова, но решила оставить фразу без окончания. Маша и так ее поняла.

– Хорошо, я обещаю, что подумаю над твоими словами, – кивнула Маша. – Давай сменим тему, ладно? Ты с Женей помирилась?

– Мы сегодня окончательно расстались, – улыбнулась Наташа.

– Как? – удивилась Маша, хотя в душе знала, что это рано или поздно произойдет, но все же верила в это с трудом. Ведь Наташа с Женей встречались почти два года.

– Да вот так, – пожала плечами подруга. – Я уже не вижу смысла в этих отношениях, их давно уже не было. Мы общались-то раз в три дня в лучшем случае. Да и тем более мы сегодня вечером идем с Олегом в кино, – Наташа довольно улыбнулась. – А что, я теперь свободная девушка!

– Я рада за вас, правда, – Маша сжала руку подруги. – Олег замечательный парень!

Подруги оживленно проболтали полтора часа, но за все это время Наташа ни единым словом не обмолвилась о разговоре с Андреем. Она интуитивно чувствовала, что Машу нужно оберегать от этого опасного человека, и отчасти ощущала свою вину за то, что произошло. Ведь именно она познакомила Машу с пловцом и усиленно сводила их. Только сейчас Наташа поняла, какую роковую ошибку совершила, но теперь пришло время все исправить.

С Оливером оказалось все в порядке, ветеринар осмотрел пса и сказал, что это было отравление, но сейчас все обошлось. Нужно лишь давать больше питья и некоторые лекарства. Кирилл выдохнул с облегчением, когда услышал это. Он чувствовал ответственность за Оливера, ставшего ему еще одним другом. Мама проводила его на тренировку, а сама отправилась домой, лечить любимца всей семьи.

Кирилл многое понял после разговора со Славой. Его слова так и крутились в голове. В очередной раз Кирилл кинул мяч, но звон колокольчиков оповестил о том, что он попал на пол, а не на мат. Значит, опять промазал.

– Терещенко, можно тебя на минутку? – услышал он тренера.

Пришлось сразу отложить мяч и осторожно пойти на голос. Кирилл понимал, что сейчас ему сделают выговор за плохие результаты, и уже был готов исправляться. Мужчина взял его за плечо и отвел к окну, где их никто не мог слышать.

– Что с тобой в последнее время происходит? Раньше я думал, это последствия болезни, но теперь вижу, это не так. У тебя какие-то проблемы?

– Нет, все в порядке, – уверенно ответил Кирилл.

– А мне вот так не кажется. У нас на носу игра в эту субботу, я хотел поставить тебя, но теперь уже сомневаюсь, – Тренер покачал головой.

Кирилл поднял голову, ориентируясь на звук голоса, представляя, что видит лицо Леонида Ивановича. Как он может его подвести? Того, кто поверил в него и дал возможность почувствовать себя полноценным человеком! А Маша… Ведь он подвел и ее. Она столько дала ему, вложила времени и сил в то, чтобы он вернулся к нормальной жизни! И главное, благодаря ней он впервые узнал, что такое настоящая любовь! Слава был прав, нужно бороться за свое счастье, во что бы то ни стало!

– Кирилл? – позвал его Леонид Иванович.

– Я выйду на игру и не подведу вас, вот увидите, – Голос парня стал решительнее. В конце концов, чего он расклеился, как девчонка? Неожиданно Кирилл почувствовал прилив сил, которые заполнили его. Нужно бороться! И в игре, и в любви.

– Давай так, я дам тебе упражнение, если ты выполнишь его, то будешь в игре. Если нет – останешься на скамейке запасных, – предложил условие тренер.

– Я готов.

Леонид Иванович дал ему мяч, а Данила поставил на ворота. Задача Кирилла – «пробить» капитана команды. Тренер встал у одной из скамеек, а Данил занял место у ворот и оперся руками на линию. По свистку Кирилл должен был совершать броски. Если из десяти он пробьет половину, то Леонид Иванович обещал поставить его на игру. С одной стороны, бить по воротам, которые защищает один человек намного легче, чем когда их трое. Но с другой, это был не просто человек, а Данил, лучший игрок команды, поэтому задача стояла перед Кириллом непростая.

– Удачи, Кир, – пожелал ему Данил, – но не думай, что я буду поддаваться!

– Мне этого и не надо, сам справлюсь, – уверенно, но с улыбкой ответил тот.

Он размял плечи и шею и приготовился. Все мысли нужно отбросить в сторону, в голове должна быть только игра. Кирилл с разворота сделал бросок. Один свисток. Значит, мяч пойман. Леонид Иванович кинул его подопечному, и Кирилл готовился ко второму броску. Но и тут его ждала неудача. Однако в третий раз он все же сумел забить гол, обманув капитана замахом в другую сторону.

– Отлично, Терещенко! Осталось четыре попытки, и ты в игре!

Слова тренера подстегнули Кирилла, и с каждым разом он бросал все увереннее. В итоге 6:4 в его пользу. Друзья по команде поздравили товарища аплодисментами, а Леонид Иванович, подошел к подопечному и похлопал его по спине.

– Молодец, сынок, а то я думал, ты совсем расклеился! – похвалил тренер.

– Простите. Больше этого не повторится, – Кирилл устало дышал, но был счастлив.

Тренировка продолжилась, и он занимался наравне со всеми. В груди как будто щелкнул волшебный переключатель, изменивший настрой и повысивший бодрость духа. Теперь любая задача казалась ему по плечу, и в душе крепла уверенность в том, что скоро они с Машей снова будут вместе.

Сразу после учебы Олег зашел за Кириллом на тренировку. Он очень переживал за друга и хотел его хоть как-нибудь поддержать. Друзья решили прогуляться до дома Кирилла пешком. По-весеннему теплый ветерок приятно обдувал кожу, а снег уже начал потихоньку таять под ногами, превращаясь в мягкую кашу. Еще чуть-чуть и наступит весна, которая принесет с собой новую жизнь.

Ребята зашли во двор, где оставалось пройти буквально немного до его подъезда, но Кириллу не хотелось домой. Так хорошо было не улице! Он остановился, вдохнул полной грудью свежий воздух, чтобы немного остудить бушевавшие в голове мысли. Олег не стал его торопить и тоже остановился, оглянувшись по сторонам. Его взгляд привлекла темная фигура, мелькнувшая возле одного из домов, но тут же она исчезла. «Показалось» – подумал он.

– Как у тебя с Наташей? – вдруг спросил Кирилл.

– Не знаю, – застенчиво улыбнулся Олег. – Мы общаемся, гулять вот недавно ходили. Только мне все равно кажется, что я не подхожу. Ей другой нужен…

– Какой другой?

– Ну, сильный, модный, симпатичный… Это точно не про меня, – усмехнулся Олег.

– Так, а в чем проблема, друг? Кто тебе мешает пойти в тренажерку, подкачаться там немного, а заодно и сменить гардероб? Кстати, если ты до сих пор носишь ту ужасную прическу, как в школе, то и подстригись заодно, – улыбнулся Кирилл.

Олег невольно провел рукой по голове. И даже, несмотря на то, что там была шапка, ему стало стыдно за свою прическу.

– А что не так с моими волосами? – удивился он.

– С ними все будет так, когда ты подстрижешься. И, пожалуйста, убери баки. Это старомодно, – посоветовал Кирилл. – Если б у меня было зрение, я б сходил с тобой к парикмахеру, а так уж извини, могу тебе только словами объяснить, что нужно сделать.

– Может, ты посоветуешь тренажерный зал? – оживился Олег. – Ну и парикмахерскую заодно!

– Конечно, дам адресок. Главное, чтоб ты ходил туда, а то, сам понимаешь, эффекта не будет, – улыбнулся Кирилл. – Что у тебя с руками? Качался когда-нибудь?

– Честно? Только компьютерной мышкой.

– Понятно, – рассмеялся Кирилл. – Ладно, сейчас прочту тебе длинную и нудную лекцию о том, с чего тебе надо начать в тренажерке, и на что сделать упор. Так как спортом ты никогда не занимался, то поначалу сильно мышцы не перегружай, нужно вливаться постепенно…

– Кирилл… – позвал его Олег, уставившись в одну точку.

– То есть не нужно сразу хватать штангу пятьдесят кило, а то можно и в больнице оказаться… – продолжал тот, не услышав друга.

– Кир, – Олег взял его за рукав, а тот уже и сам почувствовал, что перед ним кто-то стоит.

– Привет, – раздался голос Гены.

Кирилл замер, пытаясь совладать с эмоциями, которые в одну секунду разбушевались в груди. Уж кого-кого, а его он точно не ожидал встретить здесь. Той встречи на заводе вполне хватило обоим.

– Что тебе нужно? – сказал, словно выплюнул.

– Я хочу поговорить, – ответил Гена.

– Ну что ж, давай, – согласился Кирилл и обратился к Олегу: – Можешь оставить нас наедине?

– Ты уверен? – Олег недоверчиво посмотрел на Гену, который тут же отвел глаза в сторону.

– Да, мне есть, что ему сказать, – Кирилл был полностью уверен в своем решении.

Олег снова перевел взгляд на Гену. Сейчас он выглядел таким маленьким и испуганным, как будто его можно сломать одним щелчком пальцев. Раньше он никогда не был таким, и Олег это прекрасно помнил. Чувствуя поддержку влиятельного Страйка, Гена вел себя свободно и никого не боялся. Теперь же все изменилось.

– Я буду рядом, – на всякий случай предупредил Олег.

За всей этой сценой Гена наблюдал молча. Он смотрел на бывшего друга и не мог узнать в нем того Страйка, которого знал когда-то. Как будто это был совершенно другой человек. Тот Кирилл бы никогда не пошел гулять с таким, как Олег. Он его и за человека-то не считал. Но когда Олег ушел, Кирилл выпрямился во весь рост и его голос изменился:

– Давай, начинай. О чем ты хотел со мной поговорить?

– Кир, нам давно нужно было поговорить. Может, посидим где-нибудь?

– Я не думаю, что разговор будет слишком долгим, – Кирилл сложил руки на груди. – Если хочешь, то давай сядем, – махнул правой рукой в сторону старой деревянной лавочки, засыпанной снегом.

– Откуда ты знаешь, что здесь лавочка? – удивился Гена. – Ведь ты же…

– Я слепой, но не тупой. Уже научился ориентироваться в этом дворе, – резко перебил его Кирилл и, нащупав в воздухе спинку, схватился за нее и осторожно сел. Гена последовал его примеру.

– Страйк, я… – начал он, но Кирилл тут же его перебил:

– Страйка больше нет. Он умер на той старой дороге, врезавшись на мотоцикле в дерево. Так что, будь добр, называй меня нормальным именем.

– Хорошо, – согласился Гена и перевел на друга взгляд. – Кирилл, я уже три года плохо сплю и живу на таблетках. Да, то, что произошло той ночью – полностью моя вина. Но поверь, я не хотел, чтобы все получилось вот так! Я… – Он будто захлебнулся, – я не желал тебе зла…

– Да? Вот как? – удивленно воскликнул Кирилл. – То есть ты столкнул меня на обочину просто так?

– Нет, я сделал это специально, и не собираюсь врать тебе! – Гена то сжимал пальцы в кулак, то разжимал их. – Меня Череп подговорил, он был зол, что ты стал слишком популярным!

– Как будто я этого не знал, – хмыкнул Кирилл.

– Знал что?

– У меня в больнице была тьма времени подумать обо всем, уж поверь. Так что ты мне сейчас Америку не открыл. У тебя все?

– Нет. Стр… – Гена вовремя опомнился. – Кирилл, я хотел попросить у тебя прощения. Прости меня, пожалуйста! Да, я болван, трус и подлец! Но Богом клянусь, не хотел, чтобы все вышло именно так! Я умоляю тебя, прости…

– У тебя все? – без эмоций ответил Кирилл и повернул голову в сторону Гены, отчего тому стало жутко. – Тогда моя очередь. Я считал тебя другом, надежным и верным. Мы с детства были вместе, через многое прошли, и я думал, что так будет всегда, но оказалось, что ошибался. Ты продался первому встречному, предал меня. Да, возможно иногда я перегибал палку, и ты думал, что я тебя ни во что не ставлю, но это было не так. Я тобой дорожил! И всегда старался помочь. Помнишь, когда у тебя украли телефон? Я быстро разобрался с теми гопниками. А когда брат спьяну разукрасил так, что ты боялся домой возвращаться? Я сразу предложил тебе пожить у нас. Почему? Потому что ты был моим ДРУГОМ! А из-за тебя, слышишь, из-за тебя, – Кирилл со злостью ткнул его пальцем в грудь, – я стал калекой и потерял веру в будущее! Из-за тебя я не могу нормально учиться, вынужден передвигаться по городу с помощью проклятой трости и лишился возможности сделать любимую девушку счастливой! – Кирилл перешел на крик от переизбытка эмоций и схватил Гену за ворот куртки. Пальцы побелели от злости, ему так и хотелось ударить обидчика, избить его до потери сознания, и Кирилл, было, замахнулся на него кулаком, но вдруг замер.

Он вспомнил Машу. Ее светлый образ, вызванный сознанием, отрезвил разгневанную душу. Пальцы обмякли и отпустили Гену, который, казалось, был уже готов ко всему. Кирилл закрыл лицо руками, в голове звучал тихий мелодичный голос Маши, ее смех, казалось, что он касается ее мягких волос и чувствует запах карамельных духов. Ладони упали на колени, и Кирилл склонил голову.

– Что мне сделать, чтобы искупить свою вину? – робко спросил Гена.

– Уходи… – прошептал Кирилл и покачал головой. «Маша, Машенька, Машутка… Как же мне тебя не хватает. Прости меня за все… Я больше никому не причиню зла…» – твердил он про себя, будто разговаривал с любимой.

– Кир, мне очень жаль… – Гена положил руку другу на плечо, но Кирилл скинул ее:

– Уходи.

Гена вытер ладонью с лица слезы и поднялся на ноги, которые, правда, держали его с трудом. На секунду он прикрыл глаза, чтобы восстановить равновесие, глубоко вздохнул и зашагал в сторону остановки. Все это время Олег наблюдал за сценой, но когда Гена ушел, то тут же направился к Кириллу. Тот сидел без движения, уронив голову на руки.

– Ты в порядке? – спросил Олег друга.

– Вроде да, – поднял голову Кирилл.

«Как же все-таки непредсказуема жизнь… Тот, кого я считал своим лучшим другом предал меня за новый мотоцикл, а другой, которого я оскорблял и унижал, остался рядом в трудную минуту» – подумал он.

Глава 32

Маша постепенно стала чаще вставать с постели и делать шаги по комнате, а затем и по всей квартире. К счастью, молодой организм крепок, и поэтому процесс восстановления шел по плану. Врачи обещали, что она скоро сможет вернуться на учебу. Родители не могли находиться рядом целыми днями, ведь у них еще была работа, но Маша, оставаясь одна, не чувствовала себя беспомощной. Она уже могла сама передвигаться по квартире и готовить обед.

Мысль о борще пришла внезапно. Маша вообще любила стоять у плиты, мама приучила ее к этому с самого детства, поэтому у девушки не было проблем с кухней, а борщ был первым супом, который она приготовила в возрасте десяти лет. С каждым годом она становилась старше, а борщ – вкуснее. И Маша, не задумываясь, решила побаловать родителей любимым блюдом.

Достала из морозильника суповой набор и бросила его в кастрюлю, чтобы сделать бульон, а сама в это время принялась готовить основу для обжарки: морковь, лук и свеклу. Но только Маша взяла крупную морковку и поднесла ее к терке, как вдруг услышала звонок в дверь. Кто бы это мог быть?

– Кто там? – Маша доковыляла до двери и заглянула в глазок. Каково же было ее удивление, когда она увидела там Андрея.

– Это я, Маш. Впустишь?

Девушка провернула два раза замок и открыла дверь. На пороге стоял пловец в модной парке болотного цвета и со спортивной сумкой на плече. Он ослепительно улыбнулся и взглядом спросил, можно ли ему войти? Маша отошла в сторону и пустила его в квартиру.

– Ты что-то хотел? – Она не стала закрывать дверь, в надежде, что он скоро уйдет.

– Вообще-то я пришел проведать. Говорят, тебя машина сбила. Прости, что не заглянул раньше, на носу соревнования, – виновато улыбнулся он, скинул ботинки и поставил в прихожей сумку.

Маша поняла, что быстро уходить он не собирается, поэтому закрыла за ним дверь и предложила:

– Может, чаю?

– Не откажусь, – улыбнулся он, оглядываясь в квартире. – У вас тут мило!

– Спасибо, – кивнула Маша и медленно направилась в сторону кухни. Но вдруг почувствовала, как Андрей взял ее под руку:

– Я помогу, – ответил он, когда Маша обернулась.

– Спасибо, но я сама справлюсь, – остановилась она.

Под ее взглядом Андрей убрал руки и последовал на кухню. Там Маша налила чай и поставила на стол корзинку с вафлями, которые вчера напекла мама. Но Андрей не спешил притрагиваться к еде.

– Как ты себя чувствуешь?

– Уже лучше, надеюсь, что скоро вернусь на учебу. А то итак много пропустила, – Маша осторожно присела на стул, пытаясь не повредить больную ногу.

– Кто о чем, а Маша об учебе, – усмехнулся Андрей, делая глоток чая, но потом улыбка сошла с его губ, и он серьезно спросил: – Как с Геной все прошло?

– Нормально, – коротко ответила Маша. Ей не хотелось поднимать эту тему. Но Андрей не собирался оставлять ее.

– Ты узнала ответы на все свои вопросы?

Но только Маша собралась ответить, как вдруг заметила, что у нее вовсю кипит бульон. Она поспешила встать, чтобы снять с кастрюли крышку и убавить огонь, но совсем забыла про больную ногу. Вывих тут же дал о себе знать, и от резкой боли Маша чуть было не упала на пол. Андрей среагировал на это моментально и подхватил за руки в последний момент. Девушка ему благодарно улыбнулась, ведь еще немного, и она бы снова повредила ногу. Но, видимо, Андрей принял ее улыбку за благосклонность и, воспользовавшись ситуацией, молниеносно припал поцелуем к ее губам. Маша не сразу поняла, что происходит, но когда почувствовала прикосновение его языка, то тут же отстранилась и залепила звонкую пощечину.

– Ты что делаешь? – возмутился Андрей, держась за покрасневшую щеку.

– Это я у тебя собиралась спросить, – Маша была возмущена не меньше его. – Что ты себе позволяешь?

– Ты что, больная? Или со своим слепым никогда не целовалась? – Андрей казался по-настоящему разозленным.

– Это совершенно не твое дело, – твердо заявила Маша, но вдруг до нее дошел смысл последних сказанных им слов. – Повтори, что ты сказал?

– Я говорю, что ты больная, раз так неадекватно реагируешь на обычный поцелуй!

– Нет, я не про это… Что ты там говорил про слепого? – пыталась понять Маша.

– Да знаю я все про твоего ненаглядного Кирилла, мне знакомые давным-давно все о вас рассказали, – Андрей поправил рукой челюсть, как будто Маша могла ее повредить. – Я-то надеялся, что после разговора с Геной у тебя хоть глаза откроются, что надо бросать этого калеку!

– Так ты все знал заранее? – Неожиданная догадка повергла девушку в шок. – И специально свел нас с Геной, чтобы я бросила Кирилла?

– А как еще я мог повлиять на тебя? Ты же строила из себя недотрогу, вот мне и пришлось узнать, кто мой соперник. Правда, там соперником-то и не пахнет, – скривился в улыбке Андрей. – Ты же просто пожалела его, да? И поэтому стала с ним встречаться и меня постоянно отшивала! Ну я все понимаю, ты девочка хорошая. Но может, поиграла и хватит? Пора возвращаться к нормальной жизни.

Его тон не понравился Маше. И это он вздумал учить ее жизни после всего того, что сделал? Как же низко!

– Я полюбила Кирилла не из жалости, он мне понравился, как человек! – возразила она твердым голосом, который никак не вязался с ее хрупкой внешностью.

– Ну да, вешай мне лапшу на уши, – усмехнулся Андрей. – Кто может полюбить калеку, как он? Да ни одна нормальная девчонка не станет с таким встречаться по любви!

– Не суди людей по себе, – Маша чуть прищурила глаза, смерив Андрея взглядом.

– А я никого не сужу, хотя твоего ненаглядного Кирилла все же стоило бы. Но я лучше промолчу, ты теперь многое знаешь о нем того, что он не хотел рассказывать. Еще бы, я б тоже не стал распространяться, что вел такой образ жизни, – Андрей усмехнулся. – Ну что, ты его все еще любишь после этого? Хотя, думаю, он и сам больше не захочет с тобой иметь дела, он мальчик умный и все понял, мне не пришлось долго объяснять.

– Что ты ему наговорил? – Машу поразила ужасная догадка. Неужели, Андрей додумался сходить к Кириллу? А вдруг, он ему наврал, что у них с Машей что-то есть, а Кирилл им мешает?

– Ты и сама знаешь, не строй из себя дурочку, – улыбнулся краешком губ. – Он тебе ничего не может дать, а вот у меня есть все: отличная фигура, дорогая машина, популярность. Чего еще надо девчонке? А он слепой калека с ужасным характером и мутным прошлым. Так что решай, будешь со мной или в гордом одиночестве?

Маша чувствовала, что Андрей уверен в ее ответе. Он сложил руки на груди и изобразил победную улыбку. Наверное, он каждый раз «надевает» ее на лицо, когда ему вручаю очередной трофей. Но Маша – не медаль, не кубок и не приз. Да и тем более у нее был однозначный ответ на поставленный вопрос:

– Лучше уж одиночество, чем встречаться с таким, как ты.

Андрей почувствовал в ее словах глубокий подтекст, и от злости у него свело зубы. Он окинул Машу презрительным взглядом, и по коже девушки пробежал холодок. Но ни единый мускул не дрогнул на ее лице, Маша оставалась невозмутимой до конца.

– Ну смотри. Второй раз предлагать не буду. Счастливо оставаться.

Андрей схватил сумку и вышел из квартиры, громко хлопнув дверью. Маша набрала в легкие побольше воздуха, закрыла глаза и медленно выдохнула, но это ей не особо помогло. На душе после этого разговора было так мерзко, что хотелось поскорее пойти в ванную и смыть всю эту грязь. Только очистит ли вода то, что внутри?

От мыслей отвлек шум, доносившийся с печки. Она так и не убавила огонь. Маша медленно проковыляла к плите и повернула ручку, а потом устало опустилась на табуретку, где еще несколько минут назад сидел Андрей. Ведь чуяло же ее сердце, что не стоит ему доверять. Зачем же поверила и попросила найти Гену?

Маша вспоминала каждую свою встречу с Андреем, его взгляды, намеки и понимала, что он давно все это придумал. Еще с того первого дня, когда она заикнулась о Гене, в его голове созрел коварный план. Именно тогда Маша сказала, что у нее есть молодой человек. Но как Андрей узнал, что это именно Кирилл? Может, видел их вместе? Потом он нашел Гену, узнал у него все о Кирилле и свел его с Машей.

Девушка обхватила голову руками и закрыла глаза, пытаясь сосредоточиться. Андрей думал, что если она узнает всю правду о Кирилле, то бросит его и со временем прибежит к нему самому? Маша замотала головой. Она прекрасно понимала, что никогда бы не смогла быть с таким человеком, как Андрей. Но получается, что первая часть его замысла все же сбылась? Ведь Маша про себя уже почти решила прекратить отношения с Кириллом и забыть его.

Вдруг, озвучив эту мысль, почувствовала, как на коленку что-то капнуло. Она подняла голову, пытаясь понять, что это. И только потом осознала – это ее собственная слеза.

– Как я вообще могла подумать о таком… – Тихо прошептали губы, ловя соленые капли.

И вдруг Маша все поняла. Как будто туман в голове рассеялся, и она снова смогла трезво взглянуть на картинку. Этот разговор с Геной, ее собственные домыслы затуманили сознание, вызвали необоснованные сомнения. Все было подстроено, ненатурально! А натурально то, что живет в ее сердце – любовь.

Девушка подняла голову и убрала с лица пряди непослушных темных волос. Мрак в ее душе рассеялся, и выглянуло Солнце, озаряя своими лучами все вокруг. Все это время оно будто томилось в клетке, спрятанной на дне глубокого океана ее души, а сейчас его выпустили на волю, и у Маши будто открылись глаза.

Сбросив наваждение, ей казалось, что даже мебель на кухне стала ярче, а где-то вдалеке играла приятная трель, услаждающая слух. Стоп, но музыка, правда, играла! Маша встрепенулась и подскочила с места. Звонит ее телефон! Она была уверена, как никогда, что это Кирилл.

Смахивая слезы, из последних сил быстро захромала в свою комнату. Приходилось держаться за стены, чтобы не упасть, ведь больная нога давала о себе знать. Но Маша не обращала на это внимания, она торопилась, боясь, что уже может быть слишком поздно. Все внутренности ходили ходуном, а руки сводило судорогой. Она запнулась о выступающий порог в коридоре, но вовремя снова ухватилась за стенку и продолжила свой путь. Нога резко заныла, но не было времени останавливаться. Нужно скорее взять трубку!

Она схватилась за ручку двери в свою комнату и с силой дернула ее. Глазами обыскала помещение. Да где же он, черт возьми?! Наконец Маша увидела телефон на самом краю письменного стола и проковыляла туда, руками сметая все, что попадалось ей на пути. Музыка становилась все громче. Дрожащими руками она схватила аппарат. Сенсор не слушался ее, и уже казалось, что телефон вот-вот замолкнет, но Маша не сдавалась. Наконец, ей удалось провести «дорожку» слева направо и принять вызов.

– Алло… – Из последних сил сказала она, вцепившись в телефон похолодевшими пальцами.

На том конце провода она услышала облегченный вздох и слова Кирилла:

– Машенька, прости меня за все… Моя жизнь без тебя не имеет смысла, ведь я очень сильно люблю тебя… Я вел себя как последний идиот, и все, что было в моем прошлом…

– Подожди, – перебила его Маша, уже не останавливая слезы, которые градом лились из глаз. – Пожалуйста, просто приходи…

– Я… я сейчас! Уже лечу! – Кирилл чуть ли не подпрыгнул на месте.

В его душе разразилась буря эмоций, от которой, и, правда, хотелось летать. Кирилл выбежал в прихожую, схватил ботинки, которые всегда ставил на одном и том же месте и принялся быстро их надевать.

– Кирюша, а ты куда? – удивилась мама.

– К Маше, мам! К Маше! – радостно сказал он, шаря рукой по вешалке, чтобы найти свою куртку.

– Так ты к Машеньке? – обрадовалась женщина. – Ой, захвати ей пирожков!

– Некогда, мам! В другой раз! – Кирилл уже открыл дверь.

– Но… Как же! – растерянно всплеснула руками Людмила Степановна. Но ее сын уже выбежал на лестничную клетку.

– Кирюша, будь осторожнее! Не беги! – крикнула она ему вслед, хотя понимала, что предупреждать совершенно бесполезно. Конечно, сердце матери чувствовало, что у молодых людей что-то случилось, но она не стала спрашивать сына, хотя иногда очень хотелось. Но по радостному голосу Кирилла она поняла, что теперь у них все наладилось.

«Дай-то Бог» – улыбнулась она и закрыла дверь.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю