290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » И взойдет Солнце (СИ) » Текст книги (страница 17)
И взойдет Солнце (СИ)
  • Текст добавлен: 2 декабря 2019, 04:30

Текст книги "И взойдет Солнце (СИ)"


Автор книги: Дарья Ланская






сообщить о нарушении

Текущая страница: 17 (всего у книги 24 страниц)

Тут она заметила на его лице смятение. Да, так и все и было. Маша провела ладонью по щеке Кирилла, пытаясь подтолкнуть к продолжению разговора, и он наконец ответил:

– Сказал.

– Что? – тут же спросила Маша.

– Он не очень хорошо отозвался… – Кирилл задумался на секунду, но потом добавил, – о тебе. Маш, меня уволили, и это конец.

– Но ведь ты не виноват! – воскликнула девушка, чувствуя, что он что-то не договаривает. Если бы все было просто, он бы сразу рассказал, а так приходится вытягивать по слову.

– Виноват. И поэтому несу заслуженное наказание, – твердо сказал Кирилл. – Ты прости, но я хочу побыть один. Не против? Я тебе позвоню позже.

– Я все понимаю. Отдыхай, – Маша поцеловала его в щеку.

И хотя ей не хотелось уходить и оставлять его одного, но все же подчинилась. Главное, чтобы он сейчас не опустил руки! Ведь все только начало получаться. Конечно, вся эта ситуация легко может выбить его из колеи. Этого Маша боялась больше всего. Что он вернется к своей прежней жизни. Тогда все ее усилия будут насмарку.

– Ну что там? – осторожно спросила Людмила Степановна.

– Не переживайте, с Кириллом все хорошо. Ему просто нужно побыть одному какое-то время.

– Ох, Машенька… – вздохнула женщина, глядя на дверь в комнату сына. – Сглазил его кто-то, точно тебе говорю!

– Не волнуйтесь, все будет хорошо, – улыбкой подбодрила ее Маша. И хотя внешне она выглядела совершенно спокойной, в душе она волновалась за любимого. Она еще никогда не видела Кирилла настолько грустным, и теперь им уже руководила не злость, а какое-то отрешение от ситуации. Но он не может вот так легко сдаться! Нужно бороться, идти дальше!

Только сделав несколько шагов по улице, Маша поняла, что не застегнула куртку. Но она даже не сразу ощутила холод, который обжигал кожу. В голове крутились мысли. Чем ему помочь? Что она должна сделать, чтобы он снова поверил в себя? А еще ей было интересно, что же такого сказал о ней Казимир? И откуда вообще узнал о ее существовании? Причина поступка мерзкого мастера ей была ясна и так – месть. Он специально спровоцировал Кирилла, но вот только как он угадал, что начальник цеха будет в тот момент рядом?

Маша прокручивала различные варианты произошедшего, но никак не могла придти к единому знаменателю. Слишком много вопросов и мало ответов. Уже дойдя до своего подъезда, она остановилась. Ей срочно нужен был совет, и она знала, где можно его получить.

Наташа была дома. Когда Маша пришла к ней, она сидела в своей комнате и смотрела по телевизору очередное шоу талантов, вооружившись кружкой чая и тарелкой с печеньем. Но когда она увидела на пороге любимую подругу, то сразу отложила все в сторону.

– Значит, этот противный Казимиров сказал что-то плохое про тебя и Кирилл за это его ударил? – переспросила Наташа.

– Получается, что да. Только я никак не могу понять, откуда он знает про мое существование? – Маша задала мучивший ее вопрос.

– Да мало ли… Может, Кирилл разговаривал с кем-то из рабочих, а тот подслушал! Вот есть же такие гады… А может, рассказать обо всем начальнику цеха? Этот мастер же издевался над рабочими! – предложила Наташа.

– Кирилл сейчас ничего не хочет. Я не могу понять, что с ним происходит. Его что-то гложет, но он не говорит, и это пугает, – призналась Маша.

– Думаешь, он что-то скрывает? – задумалась подруга. – Хотя у твоего Кирилла и так достаточно тайн. Я до сих пор в шоке от того, что произошло тогда в кафе. Как он разговаривал с тем парнем! Даже мне стало страшно.

– Я пыталась поговорить с ним на эту тему, но он не хочет обсуждать свое прошлое, – Маша покачала головой.

– Значит, ему есть, что скрывать, – уверенно сказала Наташа. – А еще эта ситуация с работой… Знаешь что, просто дай ему немного времени! Все-таки его уволили сегодня, чего ты от него ждешь? Что он будет прыгать до потолка?

– Ну да. Ты как всегда права, – наконец улыбнулась Маша.

– А ты во мне сомневалась? – подмигнула ей подруга. – Кстати, тут к нам недавно в гости заходил дядя Толя. Ты не знаешь, почему отец Кирилла до сих пор ему не позвонил?

– Как? Я думала, что он сделал это еще в тот день. Странно… – Было удивительно это слышать. Маша думала, что Владимир Николаевич уже давно поговорил с врачом.

– Ты спроси у него! А то что, все зря? – Тут у Наташи зазвонил телефон. Она взглянула на экран и улыбнулась:

– Привет, медвежонок! У меня все хорошо, вот Машка в гости зашла… Тебе привет, Маш! И тебе от нее привет. Ага… Да просто болтаем… Нет, я не хочу туда идти! Там опять будет этот твой дурацкий друг, я его терпеть не могу, он же больной на всю голову… Ну и иди один!

На этом Наташа нажала «отбой» и откинула телефон в сторону. Маша молча посмотрела на подругу, ожидая от нее каких-нибудь объяснений. Хотя тут и так все было понятно. Они с Женькой ссорились подобным образом по пять раз на дню.

– Достал уже! – наконец высказалась та. – Знает же, что я терпеть не могу его дружка Волка. У него шутки идиотские, да и он сам такой же!

– По-моему ты раньше считала его нормальным… – заметила Маша.

– А сейчас передумала. Они на таких сборищах только и делают, что пьют и травят пошлые шутки. Нафиг мне это надо? Нет уж, лучше дома посижу, так спокойнее!

– Но тебе раньше нравилось ходить везде с Женей… Наташ, у вас что-то случилось?

Наташа поджала губы и отвела взгляд в сторону. Всегда когда она так делала, Маша знала, еще немного и подруга точно расплачется! Вот, у нее уже и подбородок трясется.

– Да ты чего? – Маша обняла ее.

– Маш, я только сейчас начинаю понимать, что все это не мое… Эти люди, их разговоры, шутки… – Наташа упала подруге на плечо. – Знаешь, я никогда не понимала, почему это тебе так не нравится, но после того как ты познакомила меня с Кириллом и Олегом, у меня как будто глаза открылись! Меня теперь раздражает каждое его слово, жест, шутка… – искренне рассказала девушка.

– Это ты о Жене?

– Да. Я как будто посмотрела на него с другой стороны, понимаешь? И то, что я увидела, совсем не радует, – Она покачала головой и громко всхлипнула.

– Так может, дело в том, что ты разглядела кого-то другого?

Наташа ничего не ответила, но Маша знала, что права, и не могла не удивляться, какие глобальные перемены произошли с подругой. Раньше она бы и не посмотрела в сторону Олега, а сейчас… Маше искренне хотелось, чтобы эти двое были вместе. Они стали бы отличной парой! Но вслух она решила не озвучивать свои мысли, потому что знала, Наташка должна пройти этот путь сама.

Глава 26

Через несколько дней за ужином Машин отец снова заговорил о Кирилле. С того памятного дня знакомства возлюбленный дочери стал запретной темой в доме, и Маша лишний раз даже с мамой старалась не говорить о нем. Все же в глубине души она надеялась, что папа смягчится и примет Кирилла, потому что сама не намеревалась отступать от зова сердца.

– Я слышал, твоего Кирилла уволили за драку, – невозмутимым тоном сказал Илья Юрьевич как бы между делом и зачерпнул суп из тарелки.

– Что? За какую драку? Когда? – удивилась Елена Александровна и перевела взгляд на дочь. Маша тяжело вздохнула и отставила в сторону чашку с чаем, потому что боялась его расплескать. Главное, держать себя в руках и не поддаваться на провокации.

– И что из этого? – спокойно спросила она, глядя на отца.

– Да ничего особенного. Весь завод гудит о том, как один из рабочих в специальном цехе по имени Кирилл жестоко избил своего мастера. А тот еще и добавил, что это было не в первый раз. Вот такая история, – Отец взял еще кусок хлеба с тарелки, которая стояла посередине стола.

Елена Александровна удивленно воскликнула:

– Господи, ужас какой… Машенька, неужели это правда?

– Это было недоразумение, Казимиров все подстроил! – Маша встала на защиту Кирилла.

Она чувствовала, что рано или поздно отец узнает об этом, ведь он работал на том же заводе, где и Кирилл. Тем более, работу он свою любил и в людях ценил отношение к труду и дисциплину. А значит, это еще один минус в копилку возлюбленного.

– Тебе так сам Кирилл сказал? – Илья Юрьевич приподнял одну бровь, от чего лоб разрезали морщины.

– Конечно.

За столом воцарилась тишина. Мама переводила взгляд с мужа на дочь и не знала, что ей думать, а Маша опустила взгляд в чашку, пытаясь что-то разглядеть на ее дне. Она кожей чувствовала, что обстановка на кухне накалена до предела, и стало трудно дышать. Продолжать разговор в подобном тоне просто бессмысленно, да и не хотелось. Поэтому девушка сбивчиво поблагодарила родителей за ужин и поспешила в свою комнату.

Не прошло и минуты, как к ней зашла мама. Елена Александровна не хотела верить в то, что Кирилл мог кого-то избить, и хотя она видела его всего один раз в жизни, он показался ей вполне приличным мальчиком. Но и не верить мужу она не могла, тем более Маша сама подтвердила факт драки, значит, она о ней знала. Елена Александровна вошла в комнату дочери и плотно закрыла за собой дверь. Маша сидела на кровати и бессмысленно крутила в руках телефон. Она понимала, как тяжело будет доказать родителям, что Кирилл не просто так сорвался, на то были веские причины. И хотя сама Маша не совсем одобряла то, что он натворил, но любящее сердце давно все простило.

Мама осторожно села рядом и, положив руку ей на коленку, попросила подробнее рассказать о том, что произошло на заводе. Собравшись с мыслями, Маша спокойно ответила:

– Казимиров все подстроил, он недолюбливает Кирилла, потому что тот поставил его на место. Мам, этот мастер издевался над рабочими! Держал в страхе и бил электрошоком.

– Господи, ужас какой… – покачала головой Елена Александровна. – Машенька, скажу честно, я пока не знаю, как относится к твоему Кириллу. Мне очень хочется верить в то, что ты не могла полюбить жестокого и безнравственного человека, но я слишком мало знаю об этом парне, чтобы составить свое мнение.

– Я давно уже хотела тебе все рассказать, – Маша забралась на кровать и поджала под себя ноги. – Мам, только обещай, что не будешь меня перебивать? Это очень важно.

– Обещаю, – кивнула она и погладила дочь по руке.

Они проговорили несколько часов. Маша рассказала маме, как она познакомилась с Кириллом на пешеходном переходе, о его родителях, даче и Оливере. Выложила все как на духу, и стало легче. Как будто освободилась от тяжелого груза, который давил на душу. Мама внимательно ее слушала и не перебивала. Теперь у нее выстроился перед глазами более или менее полный портрет человека, которого безумно любила ее единственная дочь. И хотя все же физический недостаток немного смущал женщину, она отметила про себя, что Кирилл очень сильная личность. Сам передвигался по городу, занимался самообразованием, спортом и даже какое-то время работал. Не каждый сможет так.

Конечно, Елена Александровна слегка обиделась на дочь за то, что та не рассказала ей раньше, но решила не усугублять ситуацию и промолчала о своих обидах. Маше и так было тяжело. Тем более что отец никак не хотел мириться с ее выбором, и как бы ни пыталась его усмирить Елена Александровна, он не поддавался. Но она прекрасно знала упрямую натуру своего мужа, поэтому решила, как обычно, действовать медленно. Все равно рано или поздно сдастся.

Правда, история о драке немного напугала женщину. Так ли все было на самом деле, как рассказала ей Маша? Откуда она знает, что Кирилла спровоцировали? И что же такого должен был сказать мастер, что парень накинулся на него с кулаками?

Вернувшись с работы, Людмила Степановна по привычке встала за плиту. Мультиварку она осваивала с трудом. Иногда даже боялась подходить к этому «чуду техники» без мужа. А вдруг что-нибудь сломает? Но вместе с Владимиром Николаевичем они с удовольствием изучали подарок Кирилла, чем радовали его. Правда, в последнее время мама заметила, что ее сын уже мало чему вообще радовался. Обычно он закрывался в своей комнате и ходил там из угла в угол. Был слышен лишь скрип старых половиц от его размеренных шагов. О чем он думает все это время? Конечно, винит себя в произошедшем. О том, что Кирилл устроил на заводе драку, его родители узнали сразу, как только Владимир Николаевич забрал документы сына из отдела кадров. И хотя Кирилл должен был лично это сделать, но рабочим специального цеха в этом случае шли навстречу. Конечно, на заводе отцу рассказали о драке, затеянную его сыном. На что Владимир Николаевич лишь тяжело вздохнул и, как интеллигентный человек, попросил прощения у самого Казимирова за поступок Кирилла, но мастер, казалось, не слишком опечален произошедшим, и хотя на нем виднелись синяки и ссадины, а нос был прилично расквашен, но его красное лицо буквально сияло здоровьем и вселенской радостью.

– Лечить надо вашего сына, папаша, – усмехнулся он в лицо Владимиру Николаевичу. – На людей просто так бросается! Ну ничего, зато теперь вся спесь с него сойдет!

От грустных мыслей Людмилу Степановну отвлек звонок в дверь. Подумав, что это муж вернулся с работы, без лишних мыслей пошла открывать. Она даже не спросила, кто там, и поэтому, когда на пороге увидела незнакомого мужчину, безмерно удивилась.

– А вы, простите, кто? – первым делом спросила она.

– Здравствуйте! Я к Кириллу. Мы с ним вместе работали на заводе. Позовите его, скажите, что дядя Коля пришел! – попросил незнакомец.

Людмила Степановна с интересом оглядела гостя. Невысокий коренастый мужчина с густой растительностью на лице и большими карими глазами внушил ей доверие. Она впустила его в квартиру, а сама заглянула к сыну в комнату:

– Кирюш, тут к тебе какой-то дядя Коля пришел… Ты его знаешь?

– Здорово, малец! – крикнул тот из коридора.

Кирилл вздрогнул и вернулся в реальность. Он проводил все время в размышлениях, и только сейчас прислушался к звукам извне. Ему сейчас ни с кем не хотелось разговаривать, но он прекрасно понимал, что дядя Коля пришел не просто так.

– Здравствуйте. Да, мам, мы вместе работали. Проходите, – позвал его Кирилл.

– А я тогда вам сейчас чай сделаю, – предложила Людмила Степановна.

– Да не стоит так волноваться! – засмущался дядя Коля. – Я все равно только на пять минут заскочил!

– Ничего страшного, мы быстренько попьем, – заверила его женщина.

– Соглашайтесь, у мамы очень вкусный чай, – улыбнулся сам Кирилл.

Когда Людмила Степановна вернулась на кухню, чтобы заварить свежий чай со смородиновыми листьями, дядя Коля зашел в комнату к Кириллу. Ему хватило буквально нескольких секунд, чтобы уловить настроение парня. Подавлен, причем очень сильно. Сидит, склонив голову, а рядом с ним лежит эта треклятая трость. Но дядя Коля не любил разводить тоску, наоборот, он как раз пришел для того, чтобы подбодрить Кирилла, а заодно выяснить, что же на самом деле произошло в его цехе.

Он подошел к кровати, на которой сидел Кирилл, и пожал ему руку. Чуть слышный скрип разрушил тишину, так дядя Коля сел рядом.

– А теперь, малец, делись! Что у тебя произошло с мастером? – без лишних вступлений спросил он.

– Вы же и сами все знаете, зачем спрашиваете? – равнодушно ответил тот.

– Я знаю только еговерсию, а хочу услышать правду, – четко сказал дядя Коля.

– Это и есть правда.

– Так, Кирилл, перестань упрямиться, со мной такие штуки не проходят, ты же знаешь! – воскликнул мужчина, раздраженный отрешенностью собеседника. – Я же не просто так пришел, у меня жена в отделе кадров работает, она мне, кстати, и дала твой адрес. А если в драке виноват не ты, и мы докажем это, то тебя восстановят!

– Вы же сами знаете, что это неправда. Я нарушил дисциплину, и в любом случае меня уволили бы. Вот и все, – уверенно сказал Кирилл.

– Я все равно хочу разобраться. Ты не стал бы просто так ввязываться в драку с этим Казимировым. Видел я тут недавно его, морда противная, – поморщился дядя Коля. – Ну, мне что, из тебя по слову вытягивать? Я же помочь хочу!

– Вы мне ничем не поможете, я сам во всем виноват, – повторил он.

– Опять двадцать пять! – всплеснул руками мужчина. – Вот что ты за человек такой, малец? Упрямый, как черт!

Кирилл невольно усмехнулся сравнению. А может, внутри него и, правда, есть какая-то чертовщина, которая заставляет драться до безумия и полностью застилает рассудок? Как будто что-то внутри почти все время спит, а потом неожиданно просыпается и кидается на окружающих? Но как это усмирить?

– Спасибо вам за все, дядя Коля, но вы сами понимаете, что ничего нельзя исправить. Так мне и надо, я сам виноват, – наконец произнес Кирилл.

Дядя Коля, конечно, все понимал. Кого он пытался обмануть? Восстановить Кирилла не получилось бы, он прекрасно это знал, но все равно хотелось хоть как-нибудь помочь пареньку. Хотя бы взбодрить его.

– Неужели, ты сдался? Не смей этого делать, слышишь?! Был бы я твоим отцом, устроил бы такую взбучку! – Но потом смягчился и тихо добавил, потрепав Кирилла за плечо:

– Только не сдавайся, ладно? У тебя еще вся жизнь впереди, малец! Тебя окружают замечательные люди, ты не одинок, понимаешь? Не замыкайся в себе, расскажи им, что тебя тревожит, и станет легче. Поверь, я не первый год топчу эту землю. Иди вперед и только вперед, а прошлое оставь, не мучай ты себя! Его все равно не вернешь, а тебе еще жить.

Ответом ему было молчание. Плотно сжав губы, Кирилл никак не реагировал на слова, и дядя Коля своей большой ладонью еще раз похлопал его по плечу с негромким вздохом «э-хе-хей». Он понял, что уже ничего не добьется от паренька, за которого искренне переживал, поэтому встал и взял его за руку. Кирилл сжал мужскую крепкую руку и накрыл ее второй:

– Я вам благодарен за все, что вы сделали для меня. Если б не ваша помощь в первый день, я б вообще не доехал до завода.

– Да брось ты, малец, – Добрый мужчина незаметно смахнул маленькую слезинку, засевшую в уголке глаза. – У тебя все получится в этой жизни! Будь счастлив, сынок!

Дядя Коля загреб Кирилла в свои огромные объятия и похлопал по спине. За то время, что он знал его, уже успел прикипеть всей душой и считал почти своим сыном, несмотря на то, что у самого уже было два взрослых. Но в этом пареньке он сразу почувствовал силу духа и стремление вперед. Главное только, чтобы он сейчас не сломался!

– Идемте пить чай? – В комнату заглянула Людмила Степановна.

– Вы извините, но мне уже пора. Внука надо из садика забрать, – извинился дядя Коля. – Счастливо!

– Всего доброго, – Кирилл поднял руку вверх в знак прощания.

Дверь закрылась, и он снова остался один. Слова дяди Коли должны были приободрить, но до Кирилла так и не дошел их истинный смысл. В теории он все прекрасно понимал, но не было сил на то, чтобы это осуществить. Снова и снова он вспоминал те эмоции, которые словно огонь, охватили его в цехе. Вот уже несколько дней он только и занимался тем, что анализировал каждый момент времени, но все было бесполезно. Как это произошло?

И неожиданно Кирилла озарило. Он даже встал с места и сделал несколько шагов. В тот момент на месте Казимира он представил… Генку. И бил он как будто его! В голове раздавался голос: «Ты предал меня. Я тебя накажу. Накажу… Накажу…». От этих воспоминаний сдавило в горле, Кирилл схватился за шею, хватая ртом воздух. Он снова вспоминал ту злополучную ночь.

– Володя, а что это за бумажка? Она тебе нужна?

Людмила Степановна вечером собиралась постирать брюки мужа, но перед этим всегда проверяла карманы. Ведь если там что-то останется, оно может попасть в механизм, и придется ремонтировать стиральную машинку, а женщина всегда бережно относилась ко всем вещам, а тем более к бытовой технике.

– Что там, Людочка? – Владимир Николаевич вышел из кухни и подошел к жене, нацепив на нос очки.

Она протянула ему смятый листок бумаги с номером телефоном и подписью «Анатолий Тимофеевич». Тут же Владимир Николаевич вспомнил, что это и есть тот врач, про которого ему говорила Маша. Из-за сложной сессии он совсем забыл о номере телефона, да и вообще не верил в то, что кто-то может помочь его сыну, но мужчину снова одолели сомнения. Может, все-таки стоит попытать счастье?

Поблагодарив жену, он забрал из ее рук бумажку с телефоном и задумчиво еще раз посмотрел на цифры. Людмила Степановна заметила, как муж изменился в лице и, проведя тыльной стороной ладоней по халату, поинтересовалась:

– А чей это номер?

– Да так… коллеги, – отмахнулся Владимир Николаевич. – Надо переписать в записную книжку.

С этими словами он направился в свой кабинет и закрыл дверь изнутри. Он не стал рассказывать жене о враче, которого нашла Маша, потому что не хотел лишний раз волновать ее. Слишком сильно Владимир Николаевич любил женщину, ведь пока он сам не знал, смогут ли в этот раз помочь Кириллу.

Телефон лежал на столе, заваленном бумагами, и отец Кирилла задумчиво покрутил его в руках. Некоторое время он ходил из угла в угол, потом сел на старый стул со сломанной спинкой и снова взял телефон. Позвонить или нет? Раньше у него это получалось легко, потому что в сердце еще жила надежда на выздоровление сына, но с каждым днем, месяцем, годом, становилось все сложнее. Нет, все же стоит попробовать. В последний раз. Если уж и здесь получит отказ, то больше точно не будет предпринимать никаких попыток.

Резким движением мужчина включил настольную лампу и расправил смятый листок бумаги с номером. Губы повторяли цифру за цифрой, пока пальцы неуверенно жали на клавиши старого телефона, от волнения вспотели ладони. И хотя Владимир Николаевич уже не верил в то, что этот человек может помочь, в душе все равно проснулась надежда. Робкая, но такая греющая душу. А ведь уже очень давно он и не вспоминал о ней. Длинные гудки сменились шипением, и грубый мужской голос в трубке ответил:

– Да!

Отец Кирилла сперва немного растерялся от такого резкого ответа, но вскоре взял себя в руки:

– Анатолий Тимофеевич?

– Да, это я, – Был ему ответ на том конце провода.

Владимир Николаевич резко выдохнул и твердо сказал:

– Здравствуйте. Меня зовут Владимир Николаевич. Мне ваш номер дала девушка Маша, она сказала, что у вас есть знакомый врач для моего сына…

– Который зрение потерял? – напрямик спросил голос.

– Да, – неуверенно ответил отец Кирилла.

– Что-то долго вы с мыслями собирались, дорогой! – Голос мужчины казался резким. – Есть у меня один знакомый, он в Питере практикует, но вы для начала расскажите, что случилось с вашим сыном, и какой у него диагноз.

С болью в сердце Владимир Николаевич рассказал о болезни Кирилла. Сколько раз он его произносил? Великое множество! И постоянно натыкался на стену равнодушия и отрицания того, что его мальчику можно помочь, но на его удивление в этот раз не услышал отказа или утверждения того, что Кирилла вылечить невозможно. Анатолий Тимофеевич, наоборот, даже подбодрил его:

– Хорошо, я все записал. Это ваш номер? Я перезвоню, как свяжусь с врачом. Да вы не переживайте, Владимир Николаевич! Главное верить, что все будет хорошо!

– Спасибо. Буду ждать звонка.

Отец Кирилла устало опустился на скрипучую спинку стула и приложил телефон к подбородку. Может, он слишком рано похоронил собственного сына, и еще осталась надежда на его выздоровление? Мужчина взъерошил седые волосы и закрыл глаза.

Ему вдруг вспомнился тот день, когда Кирилл появился на свет. Тогда ярко светило Солнце, озаряя устланную снежным покрывалом землю, и Владимиру Николаевичу весь мир казался прекрасным! Он отчетливо помнил то чувство счастья, которое заполнило душу без остатка. Кирилл был для них с Людмилой Степановной долгожданным ребенком. Женщина очень долго не могла забеременеть, врачи обнаружили у нее проблемы с маткой, и даже длительные курсы лечения не помогали. Родители Кирилла уже отчаялись, но как гром среди ясного неба свалилось известие о беременности. А Людмиле Степановне тогда было уже почти сорок лет… Врачи говорили, что роды будут сложными, и Владимир Николаевич переживал за жену. Но все прошло, на удивление, гладко, и Кирилл появился на свет. Для его родителей это стало чудом, которое подарило им новую жизнь.

По секрету Владимир Николаевич все же рассказал о найденном враче жене, потому что не мог сдерживать свои эмоции. На что Людмила Степановна восторженно охнула и прикрыла рот рукой, чтобы не напугать Кирилла. Ведь он мог услышать ее. Женщина несколько раз просила повторить мужа разговор с доктором, а потом перекрестилась и поблагодарила Бога за хорошие вести.

– Володенька, эту девочку нам послал сам Господь, – сказала она перед сном мужу.

– Так и есть.

– Но если надо будет поехать в Ленинград, мы же найдем деньги, да? – Людмила Степановна по привычке называла город на советский манер.

– Конечно, Людочка! Не переживай, все будет хорошо, – Владимир Николаевич успокоил жену и поцеловал ее в лоб.

Но родители Кирилла в ту ночь не сразу смогли заснуть. Слишком много мыслей, волнений и робких надежд занимали их умы. Оставалось только ждать.

На большой перемене Маша и Наташа отправились в столовую, где как обычно образовалась огромная очередь до самых дверей. Еще в середине предыдущей пары живот у Маши разговаривал так громко, что грозил перебить даже преподавателя. Утром она толком не успела позавтракать, потому что слишком долго сушила волосы, поэтому, как только раздался звонок, девушки помчались в заветное заведение.

– Интересно, у нас что, весь универ сюда сбежался? – Наташа посмотрела в отдаленное начало очереди.

– Я не переживу следующую пару, если сейчас не поем! – призналась Маша.

– Да я тоже уже проголодалась. Может, пойдем в буфет? Там народа меньше. Правда, придется взять только кофе и булочку. Горячего там нет…

Маша согласилась с подругой. В этой очереди можно было простоять до начала пары, а потом пришлось бы за пять минут проглотить все то, что купили, и помчаться через два этажа в аудиторию. Так и несварение желудка можно заработать! Конечно, булочка тоже не идеальный вариант, но это лучше, чем ничего.

Только девушки отошли от очереди, чтобы направиться в буфет, который находился чуть поодаль, как Маша чуть ли не нос к носу столкнулась с высоким парнем. Подняв взгляд, она поняла, что это Андрей. Как всегда идеальный во всем, начиная с модной одежды и заканчивая ослепительной улыбкой. Обычно хватало одного только взгляда, чтобы любая девушка, которая была перед ним, улыбнулась в ответ и утонула в его глазах, но Маша была явно не из их числа. Однако на удивление она была рада его видеть, ведь он обещал разузнать про Гену.

– Привет. Пытаетесь пробиться? – Андрей смотрел только на Машу.

– Уже бросили эту затею. Идем в буфет, – ответила за нее Наташа.

– А если мы вам поможем? – Парень стоял в компании друга.

Взгляд Андрея натолкнул Машу на мысль, что он знает что-то очень важное. Неужели, все-таки нашел Гену? Нужно обязательно с ним поговорить об этом.

– Как вы нам поможете? – спросила она.

– Просто держитесь рядом, – посоветовал Андрей и пошел напролом.

Он обходил одного студента за другим, сталкиваясь с возмущенными выкриками, но ему, похоже, было все равно. Андрей не обращал внимания, а просто шел к своей цели. Маше было не по себе, что они лезут вне очереди, сама она никогда так не поступала, но вот для ее спутника, видимо, это было обычной практикой.

– Андрей, – Она потянула его за рукав.

– Что?

– Я не могу лезть вне очереди. Лучше пойду в буфет, – твердо сказала Маша.

– Подожди, – остановил ее он. – Девчонки, идите, занимайте место, а мы сами вам все возьмем, раз вы такие совестливые.

Он улыбнулся и пошел дальше, а Маша перевела взгляд на подругу. Но та в ответ лишь пожала плечами:

– Мужик сказал – надо подчиниться!

И хотя Маше не нравилась эта затея, она все же согласилась, но был в этом и другой интерес. Поэтому они с Наташей выбрали свободный столик и сели ждать парней. Они вернулись через некоторое время с полными подносами. Там были порции солянки, салата корейской морковки, булочки с повидлом и стаканы с чаем. Настоящий сытный обед! Девушки поблагодарили за помощь и принялись за еду, перебрасываясь со спутниками короткими фразами об учебе и студенческой жизни.

После того как тарелки были опустошены, друг Андрея ушел, оставив их втроем, и тут Маша решилась спросить:

– Андрей, а ты помнишь, что обещал мне узнать про Гену Трофимова?

– Помню, – улыбнулся он и мельком взглянул на Наташу.

– Можешь говорить при ней, – Маша поняла его намек. Подруга же нервно постучала пальчиками по столу и вся обратилась в слух. Андрей недоверчиво покосился на нее, но все же сказал:

– Хорошо, как скажешь. Трофима я нашел, если хочешь, могу устроить вам встречу.

– Хочу, – твердо сказала Маша. – Как это сделать?

– Давай на следующей неделе. Где и когда я скажу тебе позже, как сам поговорю с ним, – деловито произнес парень и взглянул на часы. – Ладно, девчонки, мне уже пора. На тренировку опаздываю!

– А деньги? Сколько мы тебе должны? – Маша достала кошелек.

– Перестань, – Андрей коснулся ее руки и положил ее вместе с кошельком на стол. – Это мой подарок вам! Счастливого дня!

Он ослепительно улыбнулся и, подхватив спортивную сумку, направился к выходу. Маша проводила его взволнованным взглядом.

– Ну и зачем тебе все это надо? – разрушила тишину Наташа.

– Что именно?

– Встреча с Геной! Помяни мое слово, добром это не кончится! – покачала головой подруга.

– Наташ, я чувствую, что он может знать что-то важное о той аварии, и ничего не могу поделать с собой. Я должна узнать, как все было на самом деле!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю