290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » И взойдет Солнце (СИ) » Текст книги (страница 1)
И взойдет Солнце (СИ)
  • Текст добавлен: 2 декабря 2019, 04:30

Текст книги "И взойдет Солнце (СИ)"


Автор книги: Дарья Ланская






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 24 страниц)

И взойдет Солнце

Глава 1

После третьей пары студенты небольшого провинциального городка гурьбой покидали родной университет. У кого-то в расписании больше не было занятий, а кто-то просто понимал, что с него на сегодня хватит грызть гранит науки. Студентов охватило долгожданное чувство свободы, ведь на улице стоял замечательный месяц май.

В воздухе так и витал аромат огромной сирени, что росла возле здания университета. В этом году она особенно радовала своими крупными соцветиями ярко-фиолетового цвета, и хотя многие студенты просто так срывали их по дороге домой, сирень все равно украшала собой двор института.

Почти летнее тепло заставляло молодых людей снимать куртки, которые приходилось надевать холодным утром. Сейчас же верхнюю одежду хотелось поскорее убрать в пакет или просто повесить на руку, только чтобы лучше ощутить дуновение легкого ветерка и редкие лучи Солнца. Хотя оно целый день пряталось за бледно-серыми тучами, затянувшими небосвод, все же иногда появлялось, чтобы подглядеть за горожанами.

Вышедшая толпа студентов гудела, словно пчелиный улей. То тут, то там слышались веселый смех и непринужденная болтовня, но буквально через некоторое время все это исчезло, ребята разбрелись по своим делам и снова оставили цветущий куст в одиночестве.

Среди закончивших свой учебный день были две девушки. Одна из них – невысокая блондинка с теплыми карими глазами и беззаботной улыбкой. Ее фигура могла показаться чуть полноватой, но то была приятная полнота. Казалось, что если бы эта девушка похудела, то вмиг потеряла бы свое очарование. Она смотрела на жизнь широко открытыми глазами, ничего не тая и не скрывая от нее.

А вот ее подруга была другой. Темные густые волосы насыщенного шоколадного цвета обрамляли лицо и подчеркивали аристократическую бледность кожи. Глаза хоть и карие, но без орехового оттенка, как у подруги. Они как будто построили стену от окружающего мира, чтобы никто не догадался, о чем эта девушка думает на самом деле. Хрупкая и изящная, она создавала впечатление маленького цветка, который следует оберегать.

Девушки шли по улице и дружески болтали. На сегодня у них закончились занятия, поэтому со спокойной душой можно отправляться домой. Глядя на них, вы бы сказали: «Милые девочки, но в толпе их не разглядишь! Разве они чем-то отличаются от других? Все те же джинсы, балетки и сумки на длинном ремешке. Таких, как эти девчонки, тысячи!».

Да, вы совершенно правы. Они, как все. Живут в своем небольшом мирке, не выходя за его пределы, но иногда судьба подкидывает неожиданные повороты, о которых мы даже не подозреваем.

– Машка, а ты уже сделала курсовик? – спросила блондинка по имени Наташа.

– Почти. Осталось только написать заключение и список литературы, – Маша переложила пакет с курткой в другую руку, чтобы распределить вес. На одном плече висела сумка с тетрадями, а вот учебники из библиотеки пришлось переложить в пакет.

– А я вот еще даже не садилась, – Подруга тяжело вздохнула, но без особого сожаления.

– Ты хоть тему взяла? – Маша прекрасно знала свою немного беззаботную блондинку.

– Да взяла, но толку-то! Все равно ничего не понимаю! – пожала плечами та и откинула назад белокурые волосы с эффектом мелирования, чтобы хоть немного дать отдохнуть шее. Удушающее тепло принесло с собой не только радость от предстоящего лета, но и липкий пот.

– Знаешь, надо хотя бы начать, и когда уже ты станешь хоть немного серьезнее? – По-дружески укорила ее подруга.

– Да еще рано, Машка! Вся жизнь впереди! – подмигнула Наташа.

Маша невольно улыбнулась, глядя на подругу. Да, они были с ней очень разные, но это не мешало дружить им с детского сада. Девушки всегда хорошо понимали друг друга и поддерживали в любых ситуациях. В их паре легкий нрав одной удачно сочетался с целеустремленностью второй, создавая гармонию в отношениях.

Родители звали ее Машенька, друзья – просто Маша, а дедушка особо издевался над ее именем и называл Машутка. Маше жутко не нравилось это, ведь ей уже двадцать лет, она взрослая! А он все зовет ее как в детстве, не может отучиться. Для нее самой Машутка – это невзрачная девочка, которая каждое лето приезжала на дачу к своим бабушке и дедушке и бегала там по улице в красной потертой кепке с надписью «Nike». Конечно, до настоящего бренда там очень далеко, но девочке очень нравилась эта кепка. Только благодаря ней ее могли издалека заметить родители, которые приезжали раз в неделю навестить дочку.

Когда маленькая Машутка жила все лето на даче у бабушки с дедушкой, она очень скучала по ним и с нетерпением ждала, когда те приедут. В старом дачном домике была всего одна комната. Днем там отдыхал дедушка, а когда он был в огороде, Маша любила залезть на его кровать и смотреть на черно-белую свадебную фотографию родителей в старой деревянной рамке. Даже эта небольшая недельная разлука была для маленькой девочки невыносимой.

Но давайте оставим маленькую Машутку там, в далеком и по-настоящему счастливом детстве, а сейчас посмотрим на Марию. Хотя нет, она еще не Мария, а пока просто Маша – студентка второго курса экономического факультета. Доброжелательная, милая, общительная и очень остро воспринимающая окружающий мир девушка.

Подруги подошли к дороге и встали у светофора, ожидая зеленый свет. Маша наслаждалась теплым весенним ветром, который так приятно дул в лицо, освежая своим прикосновением. Вдруг она почувствовала, что рядом кто-то стоит. Краем глаза заметила молодого человека в темных очках. Странно, сегодня же пасмурный день. Почему он в очках? Или это новая мода? Наташа тоже заметила загадочного парня и, тихо хихикнув, слегка толкнула подружку в бок.

– Если вам смешно, можете не смотреть на меня, – Вдруг сказал незнакомец, не поворачивая головы.

Маша очень удивилась. Как он смог услышать легкий смешок ее подруги?

– Мы не смеялись, – ответила она, украдкой взглянув на собеседника.

Буквально на несколько секунд из-за туч покачался солнечный лучик и скользнул по макушке стоящего рядом парня. Его темные волосы заблестели на некоторое время, но тут же все пропало. Маша снова отвела от него взгляд и посмотрела на светофор, который упрямо горел красным светом и не желал менять его на более приятный зеленый. Однако этот факт ее сейчас волновал меньше всего, сердце подсказывало, что они с подругой чем-то обидели парня, но в голову не приходил ответ, чем именно. Неожиданно раздались слова незнакомца:

– Вы – нет, а та, кто рядом с вами – да.

– Как он услышал? – прошептала Наташа.

Маша и сама ничего не понимала, она удивленно посмотрела на стоявшего рядом молодого человека, но он не дал ей больше ничего сказать и пояснил:

– У слепых очень развит слух.

Только тогда она заметила не только черные очки на лице парня, но и трость в руке. Если бы не это, молодой человек выглядел бы совершенно обычным – потертые джинсы, черная майка с принтом, джинсовка, накинутая сверху, темные кроссовки. Черные как смоль волосы чуть прикрывали уши, а темные брови придавали лицу уверенность.

«Он же такой молодой», – пронеслось у нее в голове, и сердце невольно сжалось. Как можно было быть такой глупой и не понять все с самого начала! Маша почувствовала себя очень неуютно, ей стало стыдно за свою недогадливость. Она боялась смотреть в сторону молодого человека, которого они с подругой невольно обидели.

– Простите, пожалуйста, мы не хотели вас обидеть! Извините мою подругу! – Маша искренне сожалела о глупости Наташи.

– Да-да… Извините, – Немного смущенно ответила та.

– Ничего, я привык, – Без злобы ответил парень.

Тут наконец загорелся зеленый свет. Девушки молча пошли по пустому пешеходному переходу на другую сторону дороги, думая каждая о своем. Когда Маша дошла до середины, то, поддавшись зову сердца, обернулась и увидела, что парень стоит все на том же месте.

«Он не знает, что уже зеленый!», – подумала она.

– Ты чего остановилась? – удивилась Наташа. – Идем скорее, сейчас машины снова поедут!

– Ему надо помочь! – Маша обернулась, и ее догадка подтвердилась – парень стоял у светофора без движения. Подруга проследила за ее взглядом, но лишь безразлично пожала плечами:

– Да переведет его, наверное, кто-нибудь, а я домой хочу! И вообще, почему он один? Слепые так не ходят, так что он сам виноват. Пошли!

Наташа взяла подругу за руку и повела за собой на другую сторону дороги, и Маша поплелась за ней, временами все же оборачиваясь на незнакомца. Она заметила, что он прислушивается к дороге – сначала улавливает движение слева, потом справа, пытаясь понять, едут еще машины или уже нет. Но только он ступил на «зебру», как загорелся красный свет, и прямо на него поехала серебристая иномарка.

– Придурок, очки себе купи! – крикнул водитель из машины, промчавшейся буквально в сантиметре от парня.

Маша наблюдала за этой сценой уже с другой стороны дороги, и в ее душе поднялась волна негодования. Сама она старалась жить по совести, так родители научили, и когда другие люди поступали по-иному, ее это возмущало. Растерянный вид незрячего парня и его беспомощность вызвали в сердце безграничную жалость, и Маша не могла уже уйти отсюда просто так.

– Вот урод! – воскликнула она. – Нет, ну ты, видела? Наташа, мы должны помочь!

– И откуда в тебе такое рвение к помощи ближнему? Лучше б мне с курсовиком помогла! – проворчала Наташа, которой хотелось поскорее попасть домой. – Пойдем уже, а то меня от нашей столовой мутит! Зря я там сегодня салат взяла, поди опять вчерашнее выставили! – Блондинка поморщилась и провела рукой по животу, словно доказывая правоту своих слов.

– Давай поможем ему! – Маша всматривалась сквозь поток машин в противоположную сторону дороги.

– Ну Ма-а-аш пойдем домой! – заныла подруга, пытаясь оттащить ее в сторону дома.

– Нет, Наташ, я не могу так уйти! – решительно ответила Маша, и как только загорелся зеленый сигнал светофора, она ступила на пешеходный переход и отправилась обратно.

– Помощница… – хмыкнула вслед Наташа, но решила дождаться подругу.

Маша перебежала по «зебре», придерживая длинный ремешок сумки, раскачивающейся от бега. Незнакомец стоял на месте, нервно постукивая тростью по асфальту. Было заметно, что эта ситуация его раздражает, но он ничего не мог сделать.

– Простите, может, вам помочь? – Маша подошла к темноволосому парню. Ее дыхание сбилось, но она пыталась не выдавать этого, сглатывая подступивший ком к горлу.

– Чем? – Немного высокомерно ответил незрячий, но девушка не стала отступать.

– Перевести вас через дорогу, например…

– Я и сам прекрасно могу с этим справиться! Не нужна мне ничья помощь! – Голос парня в темных очках стал резким.

Незнакомец вскинул голову, показывая тем самым собственную гордость.

– А мне все-таки кажется, что нужна. Пойдемте, я вам помогу! – Маша старалась вызвать расположение к себе.

– Девушка, я вам еще раз повторяю, что перейду дорогу сам! Отстаньте от меня! Вас там подруга ждет, идите! – раздраженно сказал парень.

Маша поняла, что подобными разговорами ничего не добьется. «Здесь надо действовать по-другому», – подумала она, и тут же ей в голову пришла гениальная идея. Она улыбнулась и мягко проговорила:

– Ладно, я тогда пойду. Тем более только что зеленый загорелся…

Она снова ступила на «зебру», нарочито громко цокнув каблучками, и пошла на другую сторону, а на середине дороги, не замедляя шаг, обернулась. Да, он пошел за ней – хитрость удалась.

– Ура! Довольна? Тебе в собес пора устраиваться! Пойдем уже! – недовольно проворчала Наташа, ожидавшая подругу все это время на другой стороне.

– Погоди… – Маша остановилась возле нее, но продолжала наблюдала за слепым парнем.

Он ощупал тростью бордюр и аккуратно ступил на него. Девушки, не сговариваясь, замерли, когда парень проходил мимо них, но вдруг он остановился. Легкий ветерок трепал его темные волосы, а клепки на старой джинсовке снова заблестели в редких лучиках выглянувшего Солнца. Незнакомец остановился ровно возле подруг, и, не поворачивая на них головы, грозно сказал:

– Почему вы еще здесь? Я уже перешел дорогу, хватит за мной наблюдать!

– Ничего себе… Слушай, может он притворяется слепым и просто разыгрывает нас? Откуда он узнал, что мы еще тут? Я даже дыхание задержала! – Не сдержавшись, воскликнула Наташа.

– Можете думать, что хотите. Мне все равно, – безразлично сказал парень, стоя на том же месте.

– Простите, а почему вы один? Обычно, такие как вы, ходят с сопровождением… – робко спросила Маша.

– А по-вашему такие, как я, целый день сидят дома? И ходят только до туалета и обратно? – разозлился парень. Казалось, что трость в его руках через несколько секунд может превратиться в оружие.

– Да я не это имела в виду! – Маша попыталась оправдаться.

– Да он же псих! Чего с ним разговаривать? Идем! – Наташа взяла подругу под руку.

Девочки пошли вперед, но Маша слышала, что незнакомец идет за ними – его трость стучала по асфальту, и каждый этот звук находил отзыв в сердце девушки, оно тревожно билось, словно загнанная в клетку птица. Хотя Маша пыталась поддерживать разговор с подругой, ее мысли были далеко. Она невольно думала: как это, быть слепым? Не видеть небо, деревья, лица родных тебе людей. Жить в кромешной тьме, куда не может пробиться даже лучик солнечного света!

С такими мыслями Маша дошла до магазина продуктов, где они с Наташей всегда расставались по дороге домой. Блондинка бросила недоверчивый взгляд на слепого, который постепенно приближался к ним.

– Надеюсь, он за мной не пойдет… – пробурчала она.

Маша проследила за ее взглядом, но в отличие от подруги не чувствовала ничего плохого по отношению к парню. Наоборот, ей хотелось хоть чем-нибудь помочь ему.

– Да ладно тебе, Наташ! Чего ты на него так ополчилась? – спросила она, снова посмотрев на подругу. В ответ на это Наташа покачала головой и неодобрительно поджала губы.

– Радуйся, тебе с ним в одну сторону! – Она заметила, что парень пошел по дороге к Машиному дому. – Привет ему от меня передавай!

После этой фразы она поправила сумку на плече и скрылась в арке между домами. Маша крайне удивилась подобному поведению подруги, но решила отложить разбор этой ситуации на потом. Сейчас ей хотелось помочь незнакомцу добраться до его дома. Вдруг попадется еще одна дорога со светофором или без него? Маша решила пойти следом, но для начала спряталась за ближайший угол дома и переждала, пока парень пройдет мимо. Как только дистанция между ними составила несколько метров, девушка тут же вынырнула из своего укрытия и отправилась за ним, стараясь издавать как можно меньше шума.

Глава 2

На удивление незнакомец направлялся в сторону Машиного дома, очень умело обходя препятствия на своем пути. Девушка шла следом, но как бы она ни старалась, все равно небольшие набойки стучали по асфальту, выдавая с головой свою хозяйку. Вдруг парень резко остановился. Маша тоже по инерции встала и замерла.

– Зачем вы за мной идете? Я же сказал, что мне не нужна помощь! – сказал он возмущенно, не поворачивая головы.

– Я вообще-то домой иду, живу здесь неподалеку, на Ленина… – Девушка попыталась оправдаться. Парень замолчал, и на секунду Маше показалось, что он смутился.

– Простите, – Вдруг смягчился он. – Просто не очень люблю, когда мне помогают.

– А вы тоже живете где-то здесь? – Маша почувствовала, что незнакомец немного оттаял, поэтому обошла его и встала рядом. Невольно посмотрела на его лицо, наполовину закрытое темными очками и попыталась угадать скрытые черты, но у нее это не получилось. В очередной раз подумала, как ей безумно его жаль.

– Да, я тоже на Ленина. Меня кстати Кириллом зовут, – Примирительным тоном сказал парень.

– Я Маша, – представилась девушка. – А какой дом? Может, нам вообще по пути!

– Сорок первый, а у вас?

– А у меня сорок пятый, но они, кстати, совсем рядом находятся. Мой желтый стоит напротив вашего серого!

– Мне это особо ничем не помогло, желтый ваш дом или серый, – по-доброму усмехнулся Кирилл. – Тем более мы с родителями совсем недавно сюда переехали, я еще толком не изучил район, и как быстрее всего добраться отсюда до библиотеки…

– Библиотеки? – переспросила Маша, удивившись.

– Ну да, я же не могу учиться… – Кирилл на секунду замолчал, но потом продолжил, – как все. Вот и стараюсь найти другие способы, чтобы быть чуть умнее пробки.

– А я бы, наверное, и не стала особо усердствовать, если бы не училась в институте, – пошутила Маша. – Часто вы ходите в библиотеку?

Ей хотелось хотя бы немного разговорить парня, и она выбрала удачную тему. Кирилл тут же оживился.

– Раз в неделю, но сразу беру несколько книг. Вот сегодня как раз иду оттуда, потому что дома скука смертная – мама носится вокруг меня как угорелая, пытаясь угодить, а папа каждый день говорит одно и то же. Он уверен, что сможет вернуть мне зрение, но я знаю, что он просто успокаивает и нас с мамой, и себя. Я навсегда останусь слепым и даже смирился с этим, – Казалось, Кирилл произнес давно разученную для себя фразу. Наверное, он ни раз убеждал себя в этом.

– Не говорите так! – воскликнула Маша.

– С чего вы вдруг так переживаете за меня? – улыбнулся он краешком губ.

– А что, вы никогда не встречали людей, которые могут сопереживать другим?

Маша пыталась разглядеть за темными очками его глаза. Она считала, что в них можно увидеть то, чего человек не скажет вслух, но в случае Кирилла было немного сложнее. Буквально за секунду он разозлился.

– Просто я не понимаю, зачем тебе это! – Кирилл резко перешел на «ты». – И вообще, чего мы стоим? Я устал и хочу домой. Ты идешь, раз нам в одну сторону?

Он сдвинулся с места, и Маша пошла за ним. Она поражалась тому, как уверенно Кирилл идет по узкому тротуару. Ей иногда хотелось поддержать его, чтобы он не упал с бордюра или не запнулся о выступающую плитку, но Кирилл так ловко обходил все препятствия, что Маше оставалось только удивляться этому. Все время до дома ребята шли молча. Маша почувствовала, что сейчас ей лучше помолчать, потому что у ее спутника слишком часто менялось настроение. Кто знает, что он скажет в следующую секунду?

Двор, где жили Маша и Кирилл, представлял собой типовой кусочек советского прошлого. Ведь если убрать спутниковые тарелки, пластиковые окна и домофоны, можно было бы подумать, что мы вернулись лет на пятьдесят назад.

Четыре пятиэтажки создавали кирпичный квадрат, внутри которого располагался большой общий двор. Летом он утопал в зелени от огромных деревьев и небольших, но очень объемных кустов. Между ними было протоптано несколько дорожек, которые вели к остановке, школе и мусорным бакам. Ближе к Машиному дому находилась небольшая детская площадка, где стояло две старенькие наспех покрашенные качели, чуть покосившаяся песочница и железная горка. Ее Маша помнила с детства, она сама с нее каталась. Тогда эта горка казалась настоящим Эверестом, на который так хотелось взобраться, а потом с замиранием сердца скатиться вниз, но сейчас все изменилось. Маша выросла, у нее появились новые интересы, однако каждый раз, когда она шла домой мимо этой горки, то невольно улыбалась своему счастливому детскому воспоминанию.

– Ну вот и твой дом, – Маша оглядела серую пятиэтажку.

– Я знаю, – сказал Кирилл и, больше ничего не говоря, направился к подъезду.

– И тебе пока… – ответила Маша сама себе.

Она смотрела вслед этому загадочному парню в потертых джинсах и черной майке, чтобы убедиться, что тот нормально добрался до дома. А ведь если бы не трость, она бы никогда в жизни не подумала, что он слеп! Почему так происходит, что некоторые люди лишены этой прекрасной возможности – видеть мир?! Почему так несправедливо? Ведь все мы должны быть одинаковыми, у каждого должен быть шанс!

Кирилл одной рукой достал из кармана ключи, а другой нащупал на двери домофон, к которому прислонил круглый брелок. Услышав одобрительный писк, он взялся за ручку и потянул ее на себя, но вдруг остановился.

– Почему ты не уходишь? – спросил Кирилл, не оборачиваясь.

– Откуда ты знаешь, что я еще тут? – Вырвалось у нее. Она сама испугалась того, что смотрит ему вслед.

– Я чувствую это. Уходи, слышишь?! Мне не нужна твоя жалость! Ничья жалость!

Эхо от его голоса разносилось по всему подъезду и от этого звучало еще более устрашающе. Маша чувствовала себя ужасно, у нее даже подкосились ноги от его грозного голоса. Она еще буквально несколько секунд смотрела вслед, но потом пересилила себя, развернулась и пошла домой, пытаясь успокоиться.

Весь вечер и всю ночь Маша думала о загадочном парне и никакими делами не могла заглушить яркие воспоминания прошедшего дня. Сначала села за компьютер, чтобы подготовиться к семинару, написала пару строк, но тут же закрыла файл и пересела на диван. Под подушкой лежала недочитанная книга, и Маша попыталась с помощью нее переключиться на приключения отважного рыцаря, но, прочитав две страницы, поняла, что ничего не поняла. Мысли о Кирилле преследовали ее и не давали отвлечься ни на секунду. В сердце не было обиды за то, что он так резко разговаривал с ней, ведь его злость можно понять. Мысленно Маша ставила себя на его место. Как бы она себя вела, если бы была… слепой? Но ответ на этот вопрос не приходил в голову.

На следующий день Маша вышла из дома, невольно оглядываясь по сторонам. А вдруг он сейчас где-то рядом? Она сама не понимала, что с ней, но все мысли были заняты странным слепым парнем. Однако двор был пуст, только стайка голубей копошилась возле старушки, по доброте душевной подкармливающей птиц крошками хлеба.

– Ну что, мать Тереза, проводила своего слепого? – Наташа кинула сумку на парту рядом с подругой. Маша невольно вздрогнула от резкого звука, который вывел ее из облака мыслей.

– Чего ты к нему пристала? – мягко спросила она, убирая свои вещи на противоположный край парты.

– Да он псих какой-то! Ненормальный! – воскликнула Наташа и села на стул, поправив джинсовую юбку. – Черт, ну вот что за стулья! Я опять колготки зацепила…

Подруга переключила внимание на капроновые колготки, на которых появилась пара микро-дырочек. Конечно, их никто не увидит, кроме самой Наташи, но девушка всегда очень ревностно относилась к своему внешнему виду, поэтому даже самые мелкие зацепки могли испортить ей настроение. Машу же колготки подруги волновали в последнюю очередь, ей больше всего хотелось заступиться за Кирилла.

– И ничего он не псих, – тихо сказала она и добавила уже более громко. – А ты вот поставь себя на его место! Ведь я даже себе представить не могу, как это – не видеть… – Маша задумалась и отвела взгляд в окно.

– Сплюнь! – Наташа три раза плюнула через левое плечо, постучала по парте и снова все свое внимание обратила на колготки. Маша мудро решила больше не поднимать эту тему и успокоить подругу, что никто не увидит недостатков ее внешнего вида.

Отсидев пары, подруги как всегда вместе пошли домой. Маша взглядом искала Кирилла в толпе, особенно когда подошла к тому самому перекрестку, где они встретились вчера. Ее внимательная подруга уловила ищущий взгляд и, когда они встали у светофора, усмехнулась:

– Да нету твоего психа, нету. Хватит уже его выглядывать!

– Никого я не выглядываю! – воскликнула Маша, но прозвучало это неубедительно. – Просто смотрю, есть машины или нет! Пошли уже…

Дальше они отправились по своей обычной дороге и вскоре расстались на том же месте возле продуктового магазина с романтическим название «Мечта». Маша решила пройти мимо дома Кирилла – а вдруг он где-нибудь поблизости? Во всяком случае, ей очень хотелось в это верить. И как же радостно забилось сердце, когда на скамеечке возле подъезда она увидела его! Кирилл сидел, выпрямив спину, его руки лежали на коленях, создавая впечатление монументальной статуи.

Маша невольно улыбнулась, увидев случайного знакомого, и почувствовала, как вспотели ее ладони. Но что ей делать? Подойти к нему? Зачем? Вчера они расстались не на самой положительной ноте. Маша никак не могла придумать, как начать разговор, хотя ноги уже сами шли к старой скамейке. Оставалось сделать буквально пару шагов и сказать «привет», но Кирилл опередил ее.

– Кто здесь? – напряженно спросил он.

Маша вздрогнула от его голоса. Неужели, у него настолько развит слух?

– Я… в смысле, Маша! – Ей не хотелось напугать его, поэтому она поспешила отозваться, не медля ни секунды.

– Маша? – повторил он, и показалось, что голос его дрогнул. – А я ждал тебя…

Уже не было тех резких ноток в интонации, раздражения и злости, вместо этого Маша услышала приятный мужской голос, звуки которого достигали самых потаенных уголков ее души. Это странное ощущение она испытала впервые, и пока не знала, радоваться или бояться его.

– Ждал? Меня? – Она не двигалась с места.

– Да! Знаешь, вчера я был очень груб с тобой. Присядешь? – Кирилл указал рукой на место рядом с собой.

Маша повиновалась просьбе и, сев на край скамейки, украдкой взглянула на его лицо. Тонкие губы были плотно сжаты, словно боялись выпустить наружу лишнее слово, а чуть выступающий подбородок выдавал сильного и волевого человека. Маша со школы увлекалась психологией, поэтому могла по лицу очень многое узнать о человеке, но Кирилл все равно оставался для нее тайной за семью печатями. Единственное, что она могла сказать наверняка – он очень красив. Кирилл обладал правильными чертами лица, которые в народе называют «точеными»: тонкие линии скул, ровные надбровные дуги и прямой аккуратный нос создавали по-мужски красивый образ. Вдобавок у него были густые темные волосы, чуть прикрывающие уши, которые при определенном падении солнечных лучей становились еще более насыщенного цвета. Для завершения образа не хватало одного – цвета и формы глаз.

Кирилл оставался неподвижен, словно дал Маше время присмотреться к себе, но она все же отвела взгляд от его лица и заметила, что к спинке скамейки прислонена трость. Она находилась неподалеку от правой руки парня, видимо, чтобы он мог с легкостью воспользоваться ею, если понадобится.

Воцарилось молчание. Маша не знала, что ей делать, о чем говорить с Кириллом, и как вообще себя вести. Она ждала, что он сейчас начнет разговор, и все само образуется, но ничего этого не происходило. Минуты проходили томительно долго, и тишина, повисшая между ними, все больше усугубляла ситуацию.

Первой не выдержала Маша. Она и сама не знала, зачем пришла сюда, а молчание Кирилла только подтвердило догадку, что она навязывает ему свое общество. Поэтому, взяв сумку, лежащую на коленях, она сказала:

– Ладно, я пойду, а то еще курсовик делать…

Но только она попыталась встать, как вдруг почувствовала на своем запястье его холодные пальцы, и этот жест сказал гораздо больше слов.

– Стой! – На секунду Кирилл ослабил хватку, будто давая понять, что Маша может уйти, если хочет. Но она не хотела, поэтому села обратно и плавно вложила свои пальчики в его ладонь, чтобы показать – она рядом, ей можно доверять.

– Ты сильно торопишься? – Прозвучал его голос.

– Не очень, а что?

– Покажи мне парк, – Вдруг попросил он.

– Парк? Там же ничего интересного, – Маша ходила туда практически каждые выходные, поэтому знала место отдыха практически наизусть.

– Я просто давно там не был, а мама не хочет со мной идти. Может, ты мне его покажешь?

Маша задумалась и снова перевела взгляд на нового знакомого. Она видит этого странного парня только второй раз в жизни, ей еще делать курсовик и кучу практик. Но об учебе она сейчас думала в последнюю очередь. Почему бы и не прогуляться с ним? В конце концов, он обычный молодой человек. Ну почти обычный, и они даже немного знакомы.

Но пока Маша сопоставляла разум и чувства, Кирилл по-своему понял ее молчание. Он резко отдернул свою руку от ее и раздраженно сказал:

– Ладно, если не хочешь, то не надо. Обойдусь и без тебя!

– Погоди! Прости, я задумалась! – попыталась оправдаться Маша. – Конечно, я могу с тобой сходить в парк! Все равно в такую хорошую погоду мне неохота ничего учить. Идем!

Она подскочила со скамейки, но парень остался сидеть неподвижно.

– Ты опять жалеешь меня, да? – спросил он ледяным тоном.

– Что? Причем тут это? – Маша пыталась придать своему голосу беззаботные нотки. – Ты сам вообще-то предложил сходить в парк! Так что идем!

Несколько секунд Кирилл колебался, но потом резко встал и уверенным движением схватил трость. Машино сердце снова сжалось, когда она увидела в его руках этот предмет. Конечно, Кирилл был прав, когда говорил, что она жалеет его. Сама Маша не считала это чувство постыдным и ненужным, совсем наоборот, только она всегда разделяла для себя жалость и сострадание. Пожалеть можно героя книги или собачку на улице, а вот сострадание – гораздо более глубокое чувство. Ему не нужны красивые гладкие фразы, оно молча проникает сразу в сердце и живет там, не требуя дорогих апартаментов. Не каждый способен его испытать, для этого необходимо доброе и чистое сердце, потому что по дороге к нему всегда горит зеленый свет.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю