290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » И взойдет Солнце (СИ) » Текст книги (страница 13)
И взойдет Солнце (СИ)
  • Текст добавлен: 2 декабря 2019, 04:30

Текст книги "И взойдет Солнце (СИ)"


Автор книги: Дарья Ланская






сообщить о нарушении

Текущая страница: 13 (всего у книги 24 страниц)

Глава 20

В понедельник подруги встретились на привычном месте возле магазина «Мечта» и отправились в институт. Первым делом Маша поинтересовалась, как Наташа добралась до дома после прогулки. На что та улыбнулась и ответила:

– Знаешь, оказалось, что я совершенно не умею разбираться в людях! Олег оказался очень умным и интересным парнишкой, правда, застенчив иногда, но это даже мило.

– Значит, вы хорошо пообщались?

– Просто супер! Он замечательный! Обещал, кстати, помочь мне с ноутбуком. Помнишь, я говорила, что он сломался? Олег вызвался его починить.

– Вот видишь, я же говорила, что он очень хороший человек, – улыбнулась Маша.

– Да, он просто зайка! Ну, не красавчик, конечно, но ведь внешность в человеке не главное, – рассудительно сказала Наташа.

– Ты это поняла только сейчас? – Маша уловила перемену в подруге.

– Скажем так, я стала шире смотреть на некоторые вещи. Знаешь, вот если переодеть, причесать и побрить этого Олега, он будет вполне даже ничего!

– Ну вот видишь. Значит, с ним не все потеряно! А как тебе… Кирилл?

Маша с интересом посмотрела на подругу. На что Наташка сделала серьезное выражение лица и замолчала. Казалось, подбирает нужные слова.

– Он меня удивил, – наконец призналась она. – Хочешь на чистоту? Я думала, он использует тебя, как бы грубо это ни звучало. Удовлетворяет свое самолюбие, если можно так сказать. Ему приятно внимание обычной девушки, которая постоянно рядом и во всем помогает. В ту первую встречу он показался мне надменным мальчишкой, но теперь я поняла, что это совсем не так. Кирилл очень хороший!

– Знаешь, а он вчера признался мне в любви, – робко улыбнулась Маша.

– Да ладно?! Вот так прям в любви?! – Наташка чуть не подпрыгнула на месте.

Маша рассказала подруге про их с Кириллом прогулку и про его признание. На что Наташа искренне порадовалась за подругу. Не утаила Маша и случай с незнакомцем.

– Ты слишком все накручиваешь. Это был обычный прохожий, – отмахнулась Наташа.

– А мне так не показалось. Он очень странно смотрел, стало не по себе…

– Машунь, ты просто была под впечатлением от признания Кирилла, вот тебе и мерещилось все подряд. Не обращай внимания, – Наташа открыла дверь в холл института и пропустила подругу вперед.

Девушки дошли до нужной аудитории, где должна была начаться первая пара, но дверь была закрыта. Преподаватель по финансовому менеджменту как обычно опаздывал, и студенты были вынуждены толпиться под дверью. Девушки выбрали ближайший возле аудитории подоконник, куда можно поставить сумки, достали тетради, чтобы подготовиться к занятию, как вдруг Наташа увидела за Машиной спиной проходящего мимо знакомого парня.

– Олег! – позвала она его.

Маша обернулась и увидела друга. Он весь расцвел, когда услышал знакомый голос, снял наушники, подошел к девушкам и поздоровался.

– Привет, Олег. Как у тебя дела? – с улыбкой поинтересовалась Маша.

– Да нормально, как обычно. А у вас?

– А мы ждем препода по финансовому менеджменту… Он еще тот опаздун! Кстати, ты не забыл, что обещал помочь мне с ноутбуком? – напомнила ему Наташа.

– Нет, не забыл. Как только скажешь, я приду и починю его, – с готовностью отозвался Олег.

– Ловлю тебя на слове, – хитро улыбнулась Наташка.

Маша с интересом наблюдала за их разговором и старалась не вмешиваться. Рядом с Наташей Олег словно расцветал и становился все менее застенчивым, каким был по природе. Невооруженным глазом было видно, что девушка ему безумно нравится, и Наташа это тоже отчасти чувствовала, но, видимо, решила не придавать значения.

– Всем привет! – послышался звонкий голос Жени.

Наташа обернулась и увидела своего парня, который сразу же загреб ее в объятия и чувственно поцеловал в губы. Даже Маше стало как-то не по себе от такой показной ласки, не говоря уже об Олеге.

– А этот чудик что тут делает? – Женя заметил Олега.

– Это мой друг, Олег, – Маша решила заступиться.

– Где-то я его видел… – Женька прищурился, изучая Олега.

– Ладно, мне уже идти пора, а то опоздаю… Пока, – парень скомкано попрощался и поспешил уйти.

– Пока, – извиняющим тоном сказала ему Наташа.

– Ты тоже его знаешь? – удивился Женя.

– Ну да. Немного.

– Только не говорите, что это и есть загадочный парень нашей Машки! Не думал, что у тебя такой отвратительный вкус, – во весь голос рассмеялся Женя.

Маша смотрела на смеющегося парня совершенно спокойно, ни один мускул не выдал кипевших внутри нее эмоций. Он думает, что если современно одет и носится везде со своим айфоном, то относится к другому социальному классу? А все остальные, у кого этого нет, «лохи»?

– Ты знаешь, что такое ассемблер? – без лишних эмоций спросила Маша.

– Чего? – не понял ее Женя.

– А кастомизация?

– Ты решила в города поиграть? – усмехнулся парень.

– Нет, это термины программистов. И Олег может уделать тебя здесь на раз-два-три. Впрочем, не только в этой сфере. Поэтому не смей больше так о нем говорить, – твердо сказала Маша.

Женя удивленно посмотрел на девушку, и улыбка медленно сползла с его лица. Но по своей натуре он не был обидчивым или слишком вспыльчивым человеком, поэтому решил сразу же замять конфликт.

– Понял, был неправ. Больше не буду лезть в вашу любовь, – улыбнулся он. – Зай, у вас сегодня сколько пар?

– Три. А у тебя? – спросила Наташа.

– Тоже. Буду ждать внизу, – Женя поцеловал девушку на прощание.

Наташа выглядела виноватой, она проводила взглядом молодого человека и обратилась к подруге:

– Маш, ты не обижайся на него. Женька просто…

– Я не обижаюсь. Просто иногда нужно сначала думать, а потом говорить, – отрезала Маша.

– Тут я с тобой согласна. У него с этим проблемы… Может, сказать ему, что Олег не твой парень? А то он подумал именно так, – предположила Наташа.

– Мне все равно, пусть думает, как хочет, – Маша пожала плечами. – Идем, наш кабинет наконец-то открыли.

Рабочий день начальника цеха всегда был занят с раннего утра и до самого вечера. Михаилу Сергеевичу необходимо присутствовать на всех совещаниях, решать организационные вопросы, разрабатывать приказы и подписывать множество документов. Но среди этой кутерьмы у него все же находилось время на то, чтобы сделать обход. Не так давно он вернулся из командировки, и первым делом решил наведаться в цех, чтобы проверить, как идет работа у подопечных. Первым у него на очереди стоял участок, где работал Кирилл.

Михаил Сергеевич вошел в небольшое помещение с низкими потолками, и сразу почувствовал, что здесь слишком мало света. Несколько лампочек на потолке перегорели, что создавало в комнате полутьму. Стены были выкрашены в темно-зеленый свет и только усугубляли положение. Казимир это, конечно, видел, но считал, что слепым свет совершенно не нужен, поэтому ничего не делал. Но начальнику цеха совсем не понравилось то, что он увидел, и первым делом указал на промах мастеру.

– Рома, замени, пожалуйста, перегоревшие лампочки. Не дело это, – рассудительно сказал Михаил Сергеевич.

– А я вот как раз шел на склад за новыми, – без зазрения совести соврал Казимир. – Буквально за несколько минут до вашего прихода перегорели!

– Ничего страшного. Главное, вкрути новые. Ну что, как у вас тут дела?

– Все отлично, Михаил Сергеевич! Норму выполняем, – Казимир был доволен.

Начальник цеха и мастер стояли в дверях помещения, откуда было видно всех рабочих. Михаил Сергеевич с интересом наблюдал за работой своих подопечных, которые трудились, не покладая рук. Его взгляд зацепился за Кирилла. Парень работал очень быстро и сосредоточенно, пальцы так ловко перебирали детали, что казалось, он занимается этим всю жизнь.

– Ты уже перевел Терещенко на новый участок? – спросил начальник цеха своего мастера.

Глазки Казимирова тут же стремительно забегали. Он прекрасно помнил, что должен был сделать это еще давным-давно, но постоянно откладывал. Ему не хотелось переводить Кирилла, слишком уж борзый паренек. Казимир его сразу невзлюбил. Он надеялся на то, что начальник уже позабыл о своем указании, и можно его вовсе не выполнять. Но оказалось, что память у старика не такая уж и плохая.

– Пока нет. Михаил Сергеевич, мне кажется, нам не нужно с ним торопиться. Молоденький еще, – елейным голоском ответил Казимир.

– Возраст, Рома, это еще не показать, – заметил начальник цеха. – Пойдем, поговорим с ним.

Михаил Сергеевич отправился к столу, за которым сидел Кирилл, а Казимиру ничего не оставалось, как последовать за ним. Кирилл слышал голоса начальника и мастера и почувствовал, что они идут именно к нему. Поэтому когда он услышал рядом со своим столом шаги, то тут же отложил в сторону детали и положил руки перед собой на стол.

– Здравствуй, Кирилл! Как настроение? – добродушно спросил начальник.

– Здравствуйте, Михаил Сергеевич. Все отлично, спасибо.

– Как работа? Справляешься? – поинтересовался Михаил Сергеевич.

– Да, справляюсь.

– Есть какие-то трудности?

– Нет, тут нет ничего сложного. Можете сами посмотреть, что у меня получается.

Михаил Сергеевич заглянул в коробку с готовыми розетками и взял одну из них. Внимательно покрутил, рассматривая каждую деталь. То, что он увидел, приятно поразило.

– Отличная работа, сынок, – похвалил Михаил Сергеевич. – Ну вот, Рома, а ты говоришь, что он не готов! Еще как готов!

– Я просто берегу его, не хочу перегружать работой, – улыбнулся Казимир, хотя про себя выражался самыми нецензурными словами, которые только знал.

– Кирилл, скажи, ты готов перейти на следующий этап? У нас есть для тебя работа посложнее, – обратился начальник цеха.

– Я помню, вы говорили мне о ней перед командировкой. Только у нашего мастера, видимо, проблемы с памятью, – усмехнулся Кирилл.

Сколько внутренних сил потребовалось Казимиру, чтобы сдержать в тот момент себя в руках! Негодный мальчишка! Да как он смеет так говорить про него?

«Ну ничего! Сейчас этот старый хрыч уйдет, я покажу тебе, мелкий!» – подумал Казимир и нащупал в руках рукоятку электрошока.

– Просто Роман хочет поберечь тебя, ведь ты еще совсем молод, – улыбнулся ничего не подозревающий Михаил Сергеевич. – Но я вижу, что ты готов. Поэтому, Рома, готовь документы о переводе и с завтрашнего дня сажай на детали. Не волнуйся, Кирилл, перевод скажется, в том числе, и на твоей заработной плате.

– Все сделаем, Михаил Сергеевич, – притворно улыбнулся Казимир.

– Ты способный малый, я очень рад, что ты пришел к нам. Желаю успехов!

Начальник цеха коснулся плеча Кирилла, и они пожали друг другу руки. Кирилл чувствовал себя победителем. Вот так-то! Кстати, прибавка к зарплате будет совсем нелишней, можно будет побольше отложить на новогодний подарок для Маши, а заодно и на дисплей Брайля, о котором парень уже давно мечтал.

Но стоило только двери захлопнуться, как Казимир тут же схватил парня за шиворот и поднял над землей. На его красном от алкоголя лице явно проявлялась жилка возле виска. В тот момент она пульсировала с такой силой, что могла вот-вот лопнуть.

– Еще чуть-чуть и я стану мастером вместо тебя, вот увидишь, – Кирилл только рассмеялся в лицо своему обидчику.

– Ты что себе позволяешь, урод? Да как ты смеешь выставлять меня дураком перед начальником? Место свое забыл, да? – Казимир тряс Кирилла словно дерево, с которого должны были посыпаться груши.

– Это ты забыл, зачем тебя сюда поставили! Ты должен помогать, а вместо этого только запугиваешь и получаешь премию за нашу работу. Которую, кстати, ты пропиваешь, как самый последний алкаш! Но мы больше не будем это терпеть! – бесстрашно ответил Кирилл.

– Сейчас я поставлю тебя на место, инвалид! – взревел Казимир и приложил электрошок к оголенной шее парня.

Кирилл вскрикнул от дикой боли, которая поразила его тело. Ноги и руки дрожали в мелких судорогах, а сердце, казалось, на секунду остановилось. Кожа на шее горела огнем, и туда хотелось приложить поскорее что-нибудь холодное. Кирилл не мог вымолвить ни слова, хотя ему было, что сказать своему обидчику. Но каково же было его удивление, когда он услышал голос Вики:

– Казимир, убери от него свои руки!

– Что ты сказала, толстуха? Забыла, как действует эта штука? Так давай, напомню! – Казимир выпустил Кирилла. Тот упал на пол и ударился головой о стул.

– Ты только и умеешь, что запугивать! Но нас много, и мы больше не будем терпеть твой беспредел! – Сквозь пелену боли Кирилл услышал голос Данила. Тут же к нему присоединилось еще несколько оживленных голосов.

– Это что, бунт на корабле?! Да я вас всех уложу одной левой! – кичился Казимир, но вдруг ему стало по-настоящему страшно.

Рабочие окружили его с разных сторон, сжимая в кольцо. Они шли на ощупь, но в их походке чувствовалась такая уверенность, какой Казимир еще ни разу не видел.

– Давай, попробуй! Потом только тебе придется писать восемь объяснительных! – бойко сказала Вика.

– А ну, все разошлись по рабочим местам! Бездельники!

Казимир растолкал рабочих и поспешно направился к выходу. Его бегство можно было расценивать, как первую победу. Данил помог Кириллу встать на ноги, но чтобы удержаться на них, парню пришлось опереться на стол. Место от ожога все еще болело, а ноги и руки не слушались.

– Спасибо, ребята, – искренне поблагодарил коллег Кирилл.

– Как ты себя чувствуешь? – участливо спросила Вика и коснулась его руки.

– Все в порядке, – ответил он, несмотря на боль.

– Это мы тебе должны сказать спасибо! Больше мы не дадим себя в обиду Казимиру! – бодро сказал Данил.

Кирилл улыбался, чувствуя себя, словно полководец среди своих верных солдат. По телу растекалась приятная нега от осознания того, что он снова на вершине. Люди уважают его, поддерживают и следуют за ним во всем. Это чувство пьянило.

– Пойдем, покурим, – Кирилл предложил Вике.

– Идем, – согласилась она.

С каждым разом Кирилл все лучше и лучше управлялся с зажигалкой, поэтому ему уже не составляло труда выкурить две сигареты подряд, к нему снова возвращалась пагубная зависимость.

– Наконец-то мы дали отпор этому упырю! – восхищенно сказала Вика. – А все благодаря тебе.

– Я не понимаю, чего вы так его боялись? Он трус, – Кирилл выпустил изо рта колечки табачного дыма.

– Видимо, нам нужен был ты, чтобы понять это. Как я рада, что ты пришел к нам, – искренне сказала девушка.

– Не бойся, я не дам вас в обиду. Он больше не посмеет и пальцем к нам прикоснуться! – гордо сказал Кирилл.

Вместо силуэта парня Вика видела лишь размытое пятно, но для нее он уже давно стал самым близким и родным человеком. А какой он решительный и смелый! Он не даст ее в обиду. Рядом с ним она чувствовала себя защищенной, и ей это нравилось.

– Ты такой смелый, – восхищенно сказала Вика.

– Да ну, брось. Я обычный, – Кирилл был доволен собой.

Глава 21

Маша очень долго думала о том, как можно помочь Кириллу с его болезнью. Перебирала в голове различные варианты, читала о его диагнозе в интернете, но не могла найти ответы на свои вопросы.

Поначалу казалось все просто. Когда она узнала от Людмилы Степановны диагноз, то в тот же день вбила в поисковую строку нужное словосочетание. Интернет выдал множество ссылок, но чем дальше Маша забиралась в дебри медицины, тем страшнее ей становилось. Она мало понимала из всего того, что читала. Все эти термины – хуже китайского языка: нозологические структуры, эксимерлазерная персонализированная кератоабляция, иннервация. Набор букв, не более того. Маша в них совершенно не разбиралась.

Тогда она поняла, что без помощи ей не обойтись. Но к кому обратиться? Среди друзей нет врачей, из родственников тоже. Ночами девушка сидела в интернете, чтобы найти хоть какую-нибудь понятную для нее информацию, но все было бесполезно.

– А чего у тебя такие красные глаза? Всю ночь к семинару готовилась что ли? – Наташа подсела за парту к подруге.

– Почти. Первую половину к семинару, а вторую – искала, как помочь Кириллу… – в бессилии Маша уронила голову на руки.

– Опять безрезультатно? – подруга тронула ее за плечо.

– Ага. Все без толку.

До начала пары оставалось еще пять минут, но студентов в аудитории собралось меньше половины. Основная масса считала, что на мировую экономику можно вообще не приходить. Вела ее пожилая женщина, которая никогда не отмечала присутствующих, а получить у нее тройку на экзамене было плевым делом. Ольга Дмитриевна представляла собой невысокого ростика худенькую женщину с совершенно безразличным выражением лица. Казалось, что ей плевать на все: студентов, свой предмет, какая погода за окном. Наверное, даже если небо обрушилось на землю, она бы и бровью не повела. Ее узенькие серые глаза выглядели бесцветными, а тонкие губы всегда поджаты, как будто женщину кто-то обидел. Лекции она рассказывала монотонным занудным голосом, а на семинаре разрешала студентам читать с листа. Когда в расписании поставили ее занятие первой парой, то многие решили, что лучше поспать дома в удобной постели, чем на жесткой парте.

Но Маша не пропускала ни одного занятия. И даже сейчас, когда после бессонной ночи ей жутко хотелось спать, она все же собрала волю в кулак и пришла в университет. Тем более ей нужно было сегодня первой выступать на семинаре. Обычно она по возможности запоминала основные тезисы из своего ответа и не пользовалась записями, но сегодня почувствовала, что придется читать. Девушка была разбита. Ей казалось, что она обязательно сможет придумать, как помочь Кириллу и вернет ему зрение, но все оказалось не так просто. Еще никогда в жизни Маша не ощущала себя столь беспомощной. Неужели, Кириллу ничем нельзя помочь? Но этого не может быть! Он слепой не с рождения, авария была всего три года назад. Здесь точно должен быть выход, но Маша словно брела по темному лабиринту и не могла найти его.

– Слушай! – звонкий голос Наташи вывел из задумчивости. – А что, если обратиться к моему дяде?

– Твоему дяде?

– Ну, да! Помнишь, дядю Толю? Он еще нас с тобой в детстве на пони катал! – глаза Наташки засверкали.

Маша задумалась. В голове постепенно возникли детские воспоминания и образ веселого грузного мужчины с большими усами. Он всегда громко разговаривал и смеялся басом, и даже добрейшие карие глаза и густые темные брови не придавали взгляду суровости.

Это был конец первого класса. Тогда девочки с родителями пошли в парк аттракционов, где их случайно встретил брат Наташиного папы. Он гулял с женой и маленьким сыном. Компании решили объединиться. Вдруг маленькая Маша заметила, что возле колеса обозрения стоит лошадка темно-коричневого цвета с ярко-красным седлом. Девочка залюбовалась животным, особенно ей понравилась гладкая вычесанная грива и добрые глаза пони, которые, казалось, смотрели прямо на нее.

– Мама, я хочу покататься! – воскликнула Маша.

– И я! – тут же поддакнула Наташа, оглядываясь на своих родителей.

– Зачем вам эта лошадь, а вдруг она бешеная? – поморщилась мама Наташи. Она никогда не любила животных, именно поэтому до сих пор не разрешила завести дочери котенка. Хотя та давно о нем мечтала.

– Ну, мам! – начала клянчить Наташа. – Я хочу!

– Не переживай, Оксан, я прослежу за ними, – вступился за детей дядя Толя. – Ну что, ребятки? Прокатимся с ветерком?

– А ты тоже будешь кататься? Ты же ее раздавишь! – с детской непосредственностью обратила на него свой взгляд Наташа.

– Вот беда! А так хотелось, – с улыбкой мужчина покачал головой. – Ладно, так и быть, не буду давить лошадку. Идемте знакомиться с пони!

Взрослые все же отпустили их с дядей Толей, и радости детей не было предела. Маша как сейчас помнила эту пони с бархатным сидением. Тогда поездка на лошади казалась верхом счастья! Невольно девушка улыбнулась детским воспоминаниям.

– Думаешь, он поможет? – спросила она подругу.

– Во всяком случае, дядя Толя врач. Правда, уролог, но я думаю, у него есть знакомые, которые могут нам помочь. Все, решено, сегодня идем к нему!

– Просто так возьмем и придем? Нужно же предупредить… – засомневалась Маша.

– Ничего страшного. Я его любимая племянница, мне он не откажет, – уверенно сказала Наташа.

Слова подруги немного подняли Маше настроение. Она заметила, что после знакомства с Кириллом Наташа изменила свое отношение к нему, сейчас вот помощь предложила. После пар девушки отправились туда, где работал дядя Толя.

Городская больница как всегда кишела людьми. В регистратуру выстроилась огромная очередь, где люди с оживлением обсуждали медленное обслуживание. Бабушки бодро сновали туда-сюда по лестницам или громко разговаривали, сидя на лавочках возле кабинетов. Врачи с занятым видом быстро передвигались по коридорам, чтобы их не дай бог, не поймали пациенты, а Маша шла среди этих людей и думала о том, что лучше всего вообще не болеть, дабы не оказаться здесь.

Урология находилась на четвертом этаже в самом конце длинного коридора. Возле нужной двери скамейка оказалась пустой. К счастью, можно пройти без очереди. Наташа постучалась.

– Приема нет, – услышали девушки из-за двери зычный мужской голос.

– Дядя Толя, это я, – с виноватой улыбкой Наташа заглянула в кабинет.

– Натусик? Проходи! – позвал ее дядя.

Маша зашла за подругой в кабинет. Это была небольшая, но светлая комната. За спиной у врача находилось огромное окно, из которого были видны только ветки деревьев. Сейчас это были просто палки, но уже в конце весны на них распустятся зеленые листики, которые будут весело стучать в окно при порыве ветра.

– Привет, племянница. По какому поводу пожаловала? Неужели, заболела? – Дядя смерил Наташу суровым взглядом.

– Нет, со мной все в порядке, не переживайте, – Наташа села на стул напротив.

– У Машки какие-то проблемы? – Мужчина перевел взгляд на девушку.

– Нет, у нее тоже все нормально! – поспешила заверить его племянница.

– Ну, слава Богу! – шумно выдохнул он и улыбнулся. – А то я уже переживать начал! Так что у вас случилось?

– Анатолий Тимофеевич, у вас есть знакомые в глазной хирургии? – Маша решила спросить напрямик.

– У тебя какие-то проблемы со зрением?

– Не у меня. Есть один человек, которому нужна помощь, он попал в аварию и лишился зрения, – Маша взвешивала каждое слово.

– А почему ты думаешь, что ему можно вернуть его?

– Я верю в это.

Мужчина задумался. Он никогда не работал со слепыми, но знал, что вернуть зрение крайне трудно. Если не сказать невозможно.

– Дядя Толя, нам очень нужна твоя помощь! – вступила Наташа. – У тебя же куча знакомых по всем больницам! Неужели, нет ни одного глазного?

– Глазных-то тьма, вот только не все могут вам помочь… – Дядя покачал головой, но потом улыбнулся. – Может, чайку? А то редко, когда ко мне такие симпатичные девчонки заходят! Все бабки, да бабки!

Мужчина поставил кипятиться чайник, рассказывая гостьям забавные истории из своей практики, а в это время напряженно перебирал в уме знакомых. В городе точно не было тех, кто мог бы помочь. Все уехали либо в Москву, либо за границу. Хорошие врачи редко оставались в родном городе. На память пришел только один. Сейчас он жил в Питере, можно попробовать поискать его координаты.

– А если не секрет, кому вы хотите помочь? – спросил мужчина, поставив перед девушками чашки с горячим ароматным чаем.

– Другу, – коротко ответила Маша.

– Значит, хороший друг, раз такая замечательная девочка, как ты, хочет ему помочь, – улыбнулся Анатолий Тимофеевич, и его усы поднялись до самого носа. Маша только скромно улыбнулась в ответ на замечание и взяла кружку.

– Дядь Толь, он, правда, очень хороший. Ему нужна помощь! – поддержала подругу Наташа.

– Хорошим людям помогать надо, нас мало осталось, – подмигнул Анатолий Тимофеевич. – Девчонки, обещать ничего не могу, но сделаю все, что в моих силах! Как только что-то узнаю – позвоню!

– Ты лучший дядя! – Наташка подскочила со своего места и обняла мужчину.

– Да я ж у тебя единственный, конечно, лучший! – рассмеялся Анатолий Тимофеевич, обнимая племянницу.

Казимиру ничего не оставалось делать, как перевести Кирилла на другой участок работ, такая перспектива не радовала мастера. Теперь у него со слепым парнем были личные счеты. Раньше рабочие и слова боялись сказать, а сейчас посмотрите-ка! Они сговорились и решили выступить против него. Этот факт не понравился Роману Казимирову, и он мечтал о мести. Выскочку надо проучить! Но пока не мог придумать, как лучше это сделать. Правда, прекрасно понимал, что теперь физически действовать нельзя, нужен другой путь.

Кирилл был доволен собой. Новый участок интереснее предыдущего, теперь парень не просто собирал коробки для розеток, но и выполнял слесарные работы. Первое время было непросто, он никогда не работал с подобными инструментами, а Казимир не стремился ему помочь. Но зато помощь пришла от других рабочих, которые в свободное время показывали Кириллу, что и как нужно делать. Они рассказывали ему о своих ощущениях при той или иной работе и помогали «прочувствовать» инструмент с помощью прикосновений. Благодаря коллегам Кирилл достаточно быстро освоился на новом участке и выполнял работу не хуже остальных.

– Теперь тебе зарплату повысят, – Вика положила руку Кириллу на плечо.

Раньше в разгар рабочего дня все боялись переговариваться друг с другом, потому что Казимиру это не нравилось, но теперь, когда они свергли его «режим», стало намного спокойнее.

– Да, было бы неплохо! Деньги никогда не лишние, – Кирилл на время отложил работу.

– Надо это дело отметить. Ты как? – предложила девушка.

– Только за, а каким образом?

– Можно ко мне пойти, родители уже второй день где-то гуляют, не раньше завтрашнего утра вернутся, – безразличным тоном сказала Вика.

– Ты уверена?

– Конечно, – усмехнулась она. – Я уже знаю все их запои по длительности.

Кирилл на секунду задумался. Обычно они вечером встречались с Машей, но сегодня у нее важный факультатив в институте, где она должна была задержаться допоздна, поэтому у него выдался свободный вечер. Почему бы и не пойти с Викой? Тем более, они с ней хорошо сдружились, да и, действительно, есть повод. Кирилла повысили, мастер больше их не обижает. Чем не радостные события? Поэтому он решил согласиться:

– Хорошо, пойдем. А ты далеко живешь?

Оказалось, что Вика живет через две остановки от него, и пообещала вечером проводить домой. Кирилл знал, что у нее лучшее зрение на участке, и она почти не пользуется тростью, поэтому с радостью согласился. Вика стала для Кирилла еще одним другом в этой «новой жизни», и он чувствовал симпатию к девушке, понимал, как тяжело ей живется, и что работа стала для нее домом куда более родным, чем тот, где она жила с родителями. В коллективе Вика практически ни с кем не общалась, но с Кириллом они сразу нашли общий язык, ему хотелось хоть немного скрасить ее одинокое существование. Но иногда она говорила такие вещи, от которых Кириллу становилось не по себе. Рассказывала истории, где слепых обижают на улице, выгоняют из общественных мест, а уходить дальше привычного маршрута вообще опасно! В ее речи постоянно проскальзывали фразы: «мы никому не нужны», «таким, как мы, ничего в жизни не светит» и «зрячим нас никогда не понять». И хотя Кирилл не соглашался с ней, иногда в душе он долго размышлял сам с собой на эту тему. Хотя в последнее время этим заниматься было некогда, а рядом с любимой Машей он забывал обо всем плохом, что говорила ему Вика.

После смены они сели на служебный автобус и поехали к девушке домой. По описаниям Кирилл понял, куда они пойдут. В его голове еще сохранилась своеобразная карта города, хотя с каждым годом на ней появлялось все больше белых пятен. Насколько он помнил, Вика жила в одной из серых пятиэтажек, которые стояли друг за другом вдоль небольшой улицы. Там редко проезжали машины, зато часто проходили темные личности, ища уютный уголок для своих «посиделок».

Вика подвела Кирилла к подъезду и поднесла к домофону ключ, раздался писк открывающейся двери. Стоило сделать только шаг, как Кирилл сразу понял, что был совершенно прав. В нос ему сразу ударил запах подъезда хрущевки. Здесь смешалось все: пар из старого подвала, табачный дым, даже запах отсыревшего цемента. Но самым трудным испытанием стали ступеньки. В подъезде Кирилла они были высокими, и он привык шагать широко. Здесь же ступеньки настолько низкие, что он запинался, чуть ли не на каждом шагу. Только потом стал внимательнее ощупывать тростью каждое препятствие. А с учетом того, что Вика жила на последнем, пятом, этаже, шли они очень долго. Кириллу не хотелось растянуться во весь рост на старой лестнице, поэтому он не торопился.

В квартире стоял сильный запах сигарет, причем очень похожих на знаменитый «Беломорканал». Интересно, их еще продают? Также сильно пахло водкой, казалось, что ее здесь просто разлили по полу. Кириллу, который в последнее время очень сильно ориентировался на запахи, эта квартира совсем не понравилась. Когда он заходил к себе домой, то сразу чувствовал, как пахнет свежевыстиранное белье или мамина стряпня. Это был запах дома. А здесь ему казалось, будто он все еще в подъезде, хотя умом понимал, что это не так.

– Пойдем на кухню. Давай руку, я проведу, – предложила Вика.

Кирилл сначала нащупал стену и прислонил к ней свою трость, а потом протянул девушке руку. Вика крепко сжала ее, и повела по квартире. На всякий случай он держался за стену, чувствуя ладонью старые обои в «пузырях» и с оторванными краями. Вика подвела его к табуретке:

– Вот, садись сюда.

Кирилл нащупал сидение и осторожно сел, держась за стол.

– Что будем пить? Водки немного осталось, – предложила девушка.

– Я не пью.

– Ты раньше говорил, что и не куришь, – усмехнулась она.

– Это другое.

– Какой правильный мальчик, посмотрите на него, – не смогла сдержать иронии Вика. – Ты думал, мы сюда пришли чай пить, что ли? Не маленькие уже.

– Можно и чай попить, разве это плохо?

– Скучно, – поморщилась девушка. – Тем более есть повод. Ну хотя бы стопку выпьешь со мной? А то одной мне неохота.

– Нет, я пить не буду. Налей мне чай, – Кирилл стоял на своем.

Вика все же сдалась и сделала им на двоих чай. Пока грелся старый чайник, она подвинула свой стул ближе к Кириллу.

– Ты так лихо уделал Казимира, что он теперь нас боится! Чудеса да и только, – искренне сказала она.

– Давно надо было поставить его на место. Хорошо, что вы меня поддержали.

– Главное, что ты пришел к нам. Одни бы мы не справились. Ты замечательный!

– Да ладно тебе. Я обычный, – отмахнулся с улыбкой Кирилл.

– Нет, ты не такой, как все, я сразу это почувствовала…

Кирилл ощутил, как рука девушки накрыла его ладонь, лежавшую на столе. Зачем она это делает? Парень захотел убрать руку, но Вика ее крепко держала.

– Ты такой смелый, веселый и красивый. У тебя сильные руки, – Она провела рукой по его волосам, – и густые волосы, – затем погладила по голове. – Я еще никогда не встречала таких парней, как ты.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю