332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Даниил Данковский » Потаённый уголок: акт второй (СИ) » Текст книги (страница 6)
Потаённый уголок: акт второй (СИ)
  • Текст добавлен: 8 ноября 2017, 22:00

Текст книги "Потаённый уголок: акт второй (СИ)"


Автор книги: Даниил Данковский






сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 14 страниц)

– П... простите, наверное я вам помешала, я пройду в комнату, а вы продолжайте... репетировать.

– Вы не так всё поняли! – сказали вдруг громко и я и Снежана, глянув в сторону Виктории Андреевны с бумагами, прижатыми к груди и неловкостью в глазах, которые бегали из стороны в сторону, стараясь на нас не глядеть.

– Виктория Андреевна, здравствуйте, вы сегодня рано, – сказала Снежана, освобождаясь от моих объятий и вставая.

– Наверное стоило задержаться, – натянуто улыбаясь, хихикнула учительница.

Эт уж точно.

Всего десять минут побывал на сцене со Снежаной, а такое чувство, будто пересмотрел забегом кучу мелодраматических фильмов, испытав на себе всю гамму происходящих с героями проблем. Хорошо хоть всё благополучно закончилось... как сказать благополучно, ну, потом мне пришлось объясняться с Викторией Андреевной, что она не так всё поняла и мы просто старались решить одну проблему, которая для Снежаны закончилась тем, чем закончилась, вот я её и успокаивал. Честно признаться, судя по её взгляду на меня после, я не совсем был уверен, что переубедил её, или может убедил в чём-то не совсем том.

Но ладно, хоть она и бросала потом некоторое время на меня подозрительный взгляд, сейчас её воображение вроде улеглось, и мы покинули сцену, перед этим договорившись со Снежаной, что она прекратит держать всё в себе и все проблемы драмкружка мы будем решать вместе, даже если они затрагивают личные проблемы. Так что теперь я и учительница ещё какое-то время уже сидели в комнате драмкружка, друзья весело болтали, а я просто расположился на стуле и отдыхал, приходя в себя и ничего не делая, смотря в потолок. А Снежана ушла в, ну, дамскую комнату привести себя в порядок, пообещав скоро вернуться и начать наконец деятельность "Уголка" всерьёз. Прозвучало угрожающе.

Наконец наше безделье прекратилось, когда я услышал звук открывающейся двери за спиной.

Снежана, не останавливаясь, решительным шагом подошла к нам, встав межу мной и Настей, и... с силой опустила открытую ладонь, раздался тяжелый хлопок, разнёсшийся по всей комнате, а все мы замерли, уставившись на Снежану, а Настя даже испуганно ойкнула, совсем не ожидая такого.

– Сперва я хочу перед вами извиниться.

– Что? Что случилось, Снежана? – опешила Настя.

– Если честно, всё это время я вас использовала, – не стесняясь заявила она, а все в комнате аж раскрыли рты, даже учительница. – Я перевелась в эту школу, вернула этот драмкружок и собрала вас только с одной целью – осуществить мечту своей покойной сестры, – сказав это, она глянула на Викторию Андреевну, а та молча посмотрела на неё, по её лицу непонятно было, какие чувства вызвали в ней эти слова.

– Покойной? – удивился Влад. – Это что за поворот сюжета?

– Я тебе потом расскажу, – сказал я.

– Спасибо, Сергей.

Снежана кивнула мне и снова посмотрела на всех нас, сделав пару шагов в сторону от стола.

– П-прости, можно вопрос? – но сказать ей хоть что-то не дала Настя, она обеспокоенно спросила Снежану, подняв вверх руку и с каким-т страхом глянув на режиссёра. – "Уголок" не закроется после исполнения мечты?

– Такого в планах у меня не было, не беспокойся, я не настолько ужасна.

– Я думаю, раз уж начала, тебе стоит всё им рассказать, – влез я.

– Ты прав, я так и собираюсь поступить сейчас.

Собственно, я уже знал, о чём она собиралась рассказать, потому просто положил руки на стол и слушал в пол уха её объяснения.

Прежде чем покинуть сцену, мы договорились, что она честно всё расскажет всем, мы и что и больше не будет держать в себе подобное. И она начала: про сценарий сестры, про дружбу сестры и Виктории Андреевны, как те поссорились, что и было в сценарии, что та хотела вернуть всё назад, извиться и снова стать друзьями. Похоже все сидящие здесь, кроме меня, знали об этом по сценарию, который я благополучно отложил в сторонку, и в итоге в кратком рассказе Снежаны они ориентировались лучше меня, и в некоторые моменты согласно кивали или говорили, мол, знаем, читали. А вот учительница слушала молча, прикрыв рот ладошкой и, как мне казалось, я снова мог увидеть слёзы, теперь учительницы – так подействовали воспоминания о прошлых событиях из её жизни. Но сдержала слова в себе, просто молча слушала.

Наконец Снежана прекратила свой краткий рассказ, почему она хочет поставить на сцене эту история, и снова обратилась к нам:

– А теперь я хотела сказать о главном, почему начала этот разговор – пожалуйста, помогите мне воплотить эту мечту в жизнь, – произнесла она, зачем-то склонив голову и согнув слегка спину, словно кланяясь.

Опять молчание окутало нашу комнату, будто перед самой главной сценой, когда решится судьба всего мира. Или всего лишь наша.

– Я... – первой ответила Настя. – Я согласна помочь тебе. Можешь рассчитывать на меня, я выложусь на миллион процентов.

– Ты главное про учёбу не забывай, – хихикнул Стас. – Но раз сестра согласна, то и я не прочь тебе помочь.

– А я вообще не знаю, что я тут делаю, – вклинился, как обычно со своим, Влад.

– Не беспокойся, найдём куда тебя пристроить.

– Хе-хе, звучит не шибко, – как-то не весело посмеялся он. – Но если смогу приложить куда свои руки, то согласен. – Папа давно меня ругает, что бездельничаю.

Эт точно, его отец столяр и плотник, при мне не раз отчитывал Влада за его безделье за компом. Но, гляжу, Влад без дела не сидел и что-то у отца перенял, а теперь и наш режиссёр привлёк для исполнения своих планов всех, хотя и так этим занимались, просто теперь знаем чуточку больше. Теперь, надеюсь, Снежана перестанет реветь, а то не хочется опять переживать сегодняшнее.

И тут я понял, что в комнате образовалась странная тишина. Я поднял голову, догадавшись, что все смотрят на меня, что-то ожидая услышать. Ах, да, я же единственный не сказал своё слово! Нарушил своим молчанием такую приятную и добрую атмосферу. Надо исправлять. Я выпрямил спину и посмотрел на Снежану:

– Мой ответ ты, думаю, знаешь, можешь записывать меня в свой коллектив, помогу, чем смогу. Я согласен, главное со сцены больше не слетай.

– Спасибо, – ответила она на мои слова, да так, что пожалел об отсутствии у меня в руках фотика, такое надо было обязательно запечатлеть: обычно не шибко богатое на эмоции лицо Снежаны, словно бы расцвело, или же будто ночь озарили первые лучи восходящего солнца – она мне улыбнулась, да так, что я эту улыбку никогда теперь не забуду. – Спасибо вам всем, вы не представляете, как я вам благодарна.

– Я тоже готова вам помочь, – вдруг раздался голос за спиной. Все наши взгляды устремились на учительницу. – Этот сценарий написан моей лучшей подругой, в нём она описала и мою жизнь, и эпизод из жизни, который я никогда не забуду, и я готова воплотить в жизнь мечту подруги. Можете рассчитывать на меня.

– И вам огромное спасибо, ваша помощь очень нам пригодится.

– Только есть проблема, – влез я со своими пятью копейками, о которых не мог не сказать. – С участниками для воплощения в жизнь твоей мечты у нас явные проблемы – их всего три.

– Согласна. Я подумала об этом, пока приводила себя в порядок, пришла к выводу, что тут нам поможет наше новогоднее выступление.

Эх, значит в придачу с задумкой по сценарию её сестры, на нас ещё сваливается новогодние попытки развлечь школу, так и знал, что отдых мне не светит. Все сидящие за столом выпрямили спины и с ожиданием уставились на Снежану, а та подошла к своему месту за столом и взяла в руки свой рюкзак, хотя открывать его не стала, положила руку на замок молнии и продолжила говорить:

– Думаю, нам стоит сейчас провести мозговой штурм по поводу сюжета, сначала что и как хотим увидеть, да и Виктория Андреевна передаст пожелания директора, о которых я просила узнать, а дальше я выдам каждому листок бумаги, на котором запишите свои идеи, кратко, но опираясь на них, я постараюсь придумать сюжет. Учитывайте только, что взрывов и всяких других спецэффектов у нас не будет.

Последние слова она адресовала Владу, строго на того глянув, а он сделал вид, что удивился.

Ну, похоже, у нас начинаются не лёгкие времена, полные занятости, и покой мне только снился.

* * *

Такое чувство, Снежана выплакала сегодня всю усталость, зато где-то набрала новых сил, и в итоге загоняла нас своим «мозговым штурмом» до посинения. Теперь даже скучаю по той неделе, когда мы просто протирали зад на стульях, ничего не делая, тогда я, кажись, попал пускай и в скучный, но рай для оболтусов. Эх, сам же виноват в этом. А теперь после школы ещё сидел с забитыми всякой ерундой мозгами, будто мало было в школе забот, но Снежана ещё и потребовала не откладывать прочесть сегодня же сценарий. Строго так потребовала.

Я сидел за своим домашним рабочим столом, держа в руках сценарий, часть которого уже прочитал. Мне казалось, Снежана явно решила меня за что-то наказать, или шутила так, когда выдавала именно сценарий за этакого не очень персонажа, а точнее сказать, местного антагониста, пустившего дружбу лучших подруг под откос. И мне его играть! Нет бы какого левого персонажа с галёрки, у которого пара слов всего. Правда единственное, что мне понравилось в персонаже, что участие в этой истории он принимает только в первом акте, дальше можно отдыхать. А вот что ещё не радовало, так это концовка его сюжетной линии, где актриса Виктории Андреевны должна была дать мне в нос после моей попытки к ней приставать... а потом между ног, когда герой разозлится и решит ответить. Ладно если роль юной учительницы будет играть Настя, она ещё может сдержать себя (за что ей меня лупасить?), а вот если кто другой (а если бы была Вика?), тут я скривил лицо при этой мысли, будто от зубной боли, и не весело засмеялся. И правда, за что?

Но не смотря на не самое приятное окончание роли, играть мне этого плешивого парня не так уж и долго, на том спасибо. А вот дел он наворотил, разгоряченный своей похотливой злобой, изрядно, и по заслугам получил только два удара, да сломанный нос: по сценарию этот вшивый парень, польстился на красивую девушку из соседнего класса, только вот подкатить к ней не смог – ей вообще на него плевать было, она увлекалась учёбой и больше общалась со своей лучшей подругой, которая училась в классе парня и жила в одном с ней подъезде. Тот решил не сдаваться и подкатить через сестру Снежаны, видя в ней единственный подходящий ключик к этому "замку", а через неё уже сдружиться с учительницей. Многоходовачка, блин. Подкатить к ней, а потом бросить эту Светлану, когда та учительница согласится встречаться с ним.

Большую часть плана он успешно выполнил, смог сойтись со Светой, разбил той жестоко сердце, вот только обломал зубы об учительницу, та всё поняла. Да только было поздно. План парня стремительно полетел на дно, но несмотря на это, у него вышло рассорить подруг, точнее сестра Снежаны всё неправильно поняла. Тут развернулась какая-то драма в стиле наших сериалов, правда лучше и правдивее. Та увидела их, вспомнила слова парня о том, что он любит Викторию Андреевну и они будут с ней встречаться, и неправильно всё поняла, в итоге сама разрушила многолетнюю дружбу, придумав себе, что подруга отбила её парня. По-дурацки всё решилось, мягко говоря, и, если всё так и было, эта Света не постеснялась в своём сценарии показать себя не с лучшей стороны. Похвально, что не приукрасила.

Короче, дальше я, а точнее персонаж из сценария, получает в нос и между ног. Справедливо, но для меня отстой, надо у Насти потом спросить, какая роль ей досталась. Но на этом моя роль не заканчивается, парень решает отомстить и распространяет про Светлану всякие слухи, из-за чего от неё отворачивается весь класс, а та, чтобы уйти от них куда-то, скрыться, в итоге открывает "Потаённый Уголок".

Дальше начинается второй акт, который я уже мало читал, больше листал: там шла история "Уголка" и как Светлана преодолевала все препятствия, периодически встречаясь со старой подругой и влипая в разные неловкие ситуации, а вот в третьем акте уже начинались непонятки. Как я понял, Светлана заканчивала школу и всё чаще надеялась перед выпуском вернуть старую дружбу, и даже придумала как, только третий акт и стал обрывался, и как всё было там дальше, он не знал, и именно тут закралась главная проблемой для Снежаны, над которой та всё это время билась, да вот только чуть не разбилась на моих глазах, в прямом и переносном смысле...

Я собирался отложить сценарий в сторону и отдохнуть, когда услышал спокойный стук в дверь своей комнаты. Я поглядел на время, был уже двадцать один час с хвостиком, значит не мама, ужин уже прошёл, да и сказала бы сразу, и не сестра, стук донёсся не с высоты его маленького роста, так что оставался только один человек. Так что не вставая, я разрешил входить. На пороге стояла Настя, как-то виновато поглядывая на меня.

– Извини, что так поздно, твой папа пустил меня.

– Нашла за что извиняться, я к этому уже привык.

– Хе-хе, и то верно, – что-то она совсем не походила на привычную Настю, которой моя дверь никогда не была помехой, чересчур спокойная, словно что-то задумала, но пока не решилась рассказать. Тут её лицо оживилось, и она пальцем указала на сценарий в моих руках. – Ты всё же прочитал его, и как он тебе?

– Почему "всё же", словно я их не читаю? – притворно нахмурился я, хотя не сказать, что спешил в этом деле. – А история, ну, если не считать, что актриса, играющая Викторию Андреевну, бьёт меня между ног, вроде интересная.

– Это я, – довольно улыбается Настя. – Я постараюсь не сильно.

– На том спасибо, – не шибко счастливо ответил я, понимая, какой у неё сценарий, и её "не сильно", не особо внушало радости.

– Короче, мне понравилось, и Виктория Андреевна обещала мне помочь вжиться в роль, нам теперь, главное, найти всех актёров. Я надеюсь, у нас получится, – протараторила та с довольным видом.

И я надеюсь, хотя без них у нас тогда и выступления никакого не будет, а значит и особой загрузки, и напряга у меня... Только такой вариант меня не устраивал. Можно радоваться свободным минутам отдыха сколько угодно, только вот после нашего сегодняшнего "мозгового штурма", после просьбы Снежаны помочь ей поставить эту историю, и уж тем более, после её слёз, спускать всё на самотёк я не собирался. Уж лучше помучаюсь, но выступлю достойно, а ещё утрём нос тому Арлекину с Мельпоменой, нефиг быть такими.

– Кстати, так чего ты пришла? – опомнился я и задал вопрос.

– Я... – замялась она, подскрёбывая пальцем возле виска. – Я просто.

– Насколько так просто?

– Ну... я просто спросить хотела, не стала в "Уголке" этого делать. Я... в общем, я хотела спросить, Вика и правда больше к нам не вернётся ведь? – сказала она и как-то неуверенно хихикнула.

От неё, значит, это скрыть не удалось, и почему я не удивлён? Она хоть и была балбесиной, но мозги имела. Училась бы она ещё так.

– Почему ты так решила? – всё же прямо отвечать я не стал, решил зайти из далека и понять, что она знает.

– Мне не понравился ответ Снежаны, её намёки на тебя, будто ты что-то знаешь, и мне показалось, она не особо этому рада была, особенно когда потащила тебя из комнаты. Что там между вами случилось?

– Небольшая размолвка.

– Р-размолвка?! – как-то чересчур шокировано отреагировала она, аж прикрыв обеими ладонями рот, словно испугалась чего-то.

– Эй, что за реакция такая? Просто она неправильно поняла всё, думала я виноват в уходе Вики. И да, та ушла, она не хочет больше быть с нами, – признался я честно. – Вот об этом и говорили, а потом Снежана расплакалась, что у неё ничего не выходит, но успокоилась и устроила нам всем "мозговой штурм".

– Ясно, значит она всё-таки ушла, – горестно вздохнула Настя, отойдя от непонятного мне шока. – Я уже обрадовалась, что у нас пополнение и мы теперь сильнее. Она мне даже понравилась... Пускай и заняла место рядом с тобой. Но знаешь, – до этого она словно бы говорила, глядя в потолок с мечтательным взглядом, но последние слова произнесла, внимательно глянув на меня, – я надеюсь, она вернётся. Без неё сегодняшний план не выполнить уж точно, мы просто провалим новогоднее выступление.

– Тут всё зависит от Снежаны, только сильно сомневаюсь, что она напишет сценарий для людей, которых у нас нет. Управимся своими силами.

Наверное. Я вообще не представляю, как за два месяца до выступления – да даже меньше! – она напишет, как сегодня заявила, сценарий по нашим наброскам. Разве что опять возьмёт готовое у сестры, но тогда уж точно там будут лишние сюжеты для отсутствующих у нас актёров. Опять всё выходило не шибко.

– Нет, я уверена, без Вики мы не справимся, – не сомневаясь в своих словах, заявила она. Я не понял, почему она была настолько уверенна в своих словах, будто знала будущее, и она явно увидела моё замешательство, продолжила: – Помнишь, когда после обсуждения того, что мы хотим увидеть, Снежана выдала нам листки бумаги и попросила написать на основе идей, которые мы придумали, что мы хотим увидеть в сюжете?

Это я помнил. После того, как мы выслушали Викторию Андреевну, рассказавшей нам о том, что директор хотел бы увидеть новогоднюю историю для детей, которая прерывается выступлениями младшеклассников из нашей школы, мы решили, что совместим нашу историю с коллективами из младших классов, придумав идею о спасении нового года из рук злого Кощея, и совместить новый год с персонажами из фольклора и детских сказок нашей страны, не трогая европейские. А после Снежана и правда выдала нам листки бумаги (даже учительнице), выдрав их из своей тетради. Я и написал тогда, что пускай злодеем будет Кощей, решивший украсть новый год для себя, раз уж зол на то, что никогда не праздновал. Мне тогда эта идея показалась забавной.

Я согласно кивнул на вопрос Насти, хотя от того своего кратенького списка мне как-то стала неловко.

– Так вот, и я написала, что хочу увидеть историю помощи ребёнку, или подростку, который разочаровался в новогоднем празднике, и который вместе со Снегурочкой хочет вернуть новый год. Так вот, у нас теперь нет актёра на роль Снегурочки.

– И? Ты можешь сыграть Снегурочку, а твой брат или я того ребёнка, правда на остальных персонажей людей не хватит.

– Нет, ты не прав, я сразу написала, что хочу сыграть роль того самого ребёнка. Роль с личной драмой, всегда мечтала сыграть такую, – она виновато улыбнулась мне.

Эх, чего-то такого стоило от неё ждать.

– Это ещё не...

– Значит, – перебила она меня уверенным и твёрдым голосом, – я уверенна, что и Снежана не против написать что-то подобное, я видела в её глазах блеск, когда она читала наши листки.

– И всё же, я сомнева...

– Нам нужна актриса на роль Снегурочки, потому я найду Вику и уговорю её вернуться к нам, чего бы это не стоило.

Боже мой, вот же упёртая! И как она собралась возвращать её? За шкирку притащит? Может ведь, только мне кажется, эта Вика так легко накостыляет ей в ответ, а наблюдать драку двух девушек мне не хотелось бы, мало ли до чего дойдёт, а слёз мне и сегодня хватило. А с ними до этого дойдёт, непременно устроят заваруху и обеим влетит по полной, а там и отстранение. Эх, и что же мне делать? Может связать её? Не поможет.

– Лучше не стоит, я сам придумаю, что можно сделать, договорились?

– Правда?

Я кивнул, хотя что я мог сделать?

– Ура! – громко выкрикнула она, вскинув вверх руки и накинулась на меня, обняв.

Только вот я не был уверен в своём решении переубедить Вику. Тут надо иметь чудо в кармане в помощь.

Глава 5

Сказал, что победишь дракона, вот иди и побеждай! Пускай не шибко хочется, да и нечем.

Правда переть на второй этаж, где сейчас учился 8-Б, мне и правда не сильно-то и хотелось, да и надоело как-то уже по каким-то там поводам, причём придуманные не мной, шастать куда-то на большой перемене и решать чьи-то проблемы, только потому, что так надо кому-то. Нет бы набираться сил после прошедших уроков, чтобы пересидеть следующие, особенно математику и сегодняшнюю контрольную... Точно ведь таким макаром завалю её! Но раз дал вчера обещание Насте, изволь выполнять. Остолоп без тормозов.

Вот я и "изволил", спускаясь сейчас по лестнице, лавируя между проносящимися возле меня учениками, мчащихся занять свою очередь в столовой, надеясь перехватить Вику, которая, как я рассчитывал по прошлому опыту, ну, слежки за ней, она сейчас собиралась в столовую за своими пирожками, и возле класса обо всём с ней поговорить. Правда, чую я, разговор выйдет коротким, но что поделаешь.

Я уже знал, в каком классе она сидела, подглядел ещё перед первым уроком расписание, так что спустившись на второй этаж, свернул на право, пойдя по освещённому узкому коридору к рекреации, и сразу же присел на подоконнике окна напротив нужного класса. На этом первую часть своего плана я выполнил, а больше у меня ничего и не было. Вот так... грустно. Хотя какой смысл выдумывать? Если я её сейчас встречу, она меня даже слушать не станет, я в этом уверен, какие слова не придумай, сразу пошлёт куда подальше, или вообще ничего не скажет. Короче, я просто сломаю себе голову, если начну выдумывать, лучше действовать по обстоятельствам, это у меня выходит лучше всего. Главное Снежану не встретить, но тут я оправдание своего присутствия придумаю.

Пять минут с начала перемены уже прошли, как показывали часы на моём смартфоне, так что ждать осталось не долго, и я решил пока себя немного занять воспоминаниями о былом, разглядывая двери класса, одна из которых была раскрыта, рассматривая что находилось творилось него. Школа у нас, конечно, не новая, но построена хоть не в советское время, и за ней каждое лето следили, потому двери класса покрашены, чисты, никаких изъянов, пускай помню, как в прошлом году мы на ней висели, качаясь, или чуть ли не пинком распахивали, выбегая поскорей развлечься после урока. Учительский стол стоял прежний, поставленный сюда ещё вначале двухтысячных, когда школа открылась, вот его мы старались не трогать, а то ещё влетит потом, но менять уже стоило, да и Влада тут рядом явно не окажется, чтобы починить.

Вику и Снежану, гуляющих по классу, я не видел, явно хоть одна из них где-то сидит за своей партой, и догадываюсь кто. Захотелось глянуть и узнать, как свой перерыв проводит Снежана, только вот не стоит. Интересно, пытается сочинять? Не удивлюсь, если этим сейчас и занята, а не друзей заводит. Или, блин, домашнее задание с прошлого урока делает, чтобы дома не тратить время, может же! Но отсюда я мог видеть только болтающих у доски девчонок, одна из которых приводила доску в порядок после прошлого урока, и двух ржущих над чем-то парней, так что ладно.

И тут я увидел её. Как и всегда, одетая не в школьную форму, а теперь в синие джинсы, сложив руки в карманы, и толстую серую кофту, без шапочки на голове, появилась невысокая фигура Вики, спокойно шагавшей к выходу в своих черно-зелёных кроссовках. Вот она пересекла порог класса, спокойным и уверенным взглядом обведя рекреацию, ещё не замечая меня, и уже собиралась свернуть направо, я даже подумал, что так и останусь незамеченным или просто проигнорирует, но вот она вдруг резко встала и уставилась на меня удивлёнными глазами, словно приведение увидела. Или кого похуже, судя по лицу.

– Привет, – я махнул ей правой рукой, приветствуя, и улыбнулся.

Только дружелюбный настрой и улыбка ко мне явно не располагали. Пришла в себя она быстро. Удивление сразу сдуло, взгляд стал хмурым, не дружелюбным, будто увидела не самую приятную субстанцию на дороге, и слова она даже мне не сказала, резко развернулась, выпрямив руки и сжав кулачки, и решив про меня забыть, быстрым шагом зашагал по коридору прочь отсюда.

Вот потому я не придумывал никаких планов – бессмысленно. Вздохнув, я рванул за ней, рассчитывая остудить её порыв сбежать от меня и выслушать.

– Постой! Я всё понимаю, конечно, видеть нас ты больше не хочешь и всё такое прочее, но можешь хоть выслушать?

Ноль внимания, полнейший игнор. Она только спешно шла вперёд, уже почти выйдя к лестнице, даже не собираясь обращать на меня внимания.

– Погоди, просто выслушай меня, ничем это тебе не грозит, эт только я, возможно, получу, если не выслушаешь.

Сработало.

Вика резко остановилась, и я сбавил ход, подходя к ней, глядя в её прямую спину, за которой неизвестно какие эмоции скрывались. Я рассчитывал хотя бы не узнать самые негативные.

И вот, когда я встал почти вплотную рядом с ней, глядя уже на её макушку, она резко обернулась, подняла голову и не шибко радостно, скорей наоборот, произнесла:

– Ты вроде бы уже услышал моё мнение о вас, так зачем припёрся сюда? Получить хочешь?

Сильная и независимая девушка, которая всегда может ответить, это, конечно, круто, только зачем грубить? Вот такое я не люблю, совсем не по-женски... но надеюсь не получу.

– Грубить-то зачем, я на драку не нарываюсь, – озвучил я свои мысли, хотя лучше бы чего другого сказал.

– Тогда что тебе от меня надо? Я уже решила, что не приду к вам, я не собираюсь связываться с этой Снежаной, лучше её образумьте, пока её из школы не попёрли.

– В каком смысле? – удивился я.

– А то что она сегодня игнорирует учителей, учёбу, двоек нахватала, занимается на уроке чем-то своим и вообще ничего не замечает, вот о чём я говорю. Сегодня больше на неё время потратили, чем на уроки.

Вот это сюрприз, я понимаю заниматься чем-то на перемене, игнорируя других учеников, не общаться с ними, понимаю, хоть и не принимаю, но что это на неё там нашло сегодня?!

– Вижу, понял, а теперь отстань от меня, я к вам не вернусь, даже ели её там не будет, я не собираюсь позориться так.

Она резко развернулась и скрылась за стеной, спустившись по лестнице. А мне оставалось только глядеть вперёд и не понимать, что всё это значит. Настолько неожиданно прозвучали слова Вики для меня.

Но не это стало для меня, да и для всех нас, главным сюрпризом сегодня, мягко сказать, слова Вики (которую я больше не видел сегодня) оказались лишь лёгким звоночком к главному сюрпризу.

Уроки благополучно закончились, я даже вроде контрольную по математике не завалил, а вполне себе справился, как и Настя, чем меня сегодня удивила, ни разу не попросив у меня помощи, просто сидела спокойно с ручкой в руках над тетрадью, и решала. Она даже не расстроилась, узнав, что с Викой поговорить мне так толком не удалось, только поблагодарила за старание и сказала, что завтра удастся. Ещё и с уверенностью в голосе, кулачок сжала, будто к бою готовилась. Ну спасибо, теперь ещё и завтра туда переть.

А вот про что там со Снежаной случилось, я так и не узнал, решил подождать окончания уроков. Спрошу в "Уголке", куда сейчас и пойдём.

– Ну ладно, – собрав все вещи, встала Настя со своей парты и с уверенность указала вперёд, – идёмте в наш театральный мир.

– И чего ты так рвёшься туда? – как обычно вяло ответил я, сам уже собравшись.

– Там моя мечта, и сегодня узнаем, что со сценарием для новогоднего выступления, хочу его уже увидеть.

– Она же тебе не робот, выдавать так быстро подобное, – ответил ей Стас.

Настя только согласилась, но заявила, что что-то точно уже есть.

Так что она вышла из класса будучи уверенной в своих словах, словно ветер, выскочив, а нам оставалось за ней только поспешить. Совсем нет усталости у неё, что ли? Вот только у дверей за сценой нас ждал сюрприз, про который никто не знал.

Вбежавшая на сцену Настя не стала нас ждать, скрылась за стеночкой и спустя несколько секунд, после стука и других звуков, мы услышали её удивлённый голос.

– Как?!

– Что у тебя там? – спросил Стас.

– Тут... тут закрыто.

Удивился её словам не только я, и остальные переглянулись с вопросом в глазах, так что мы ускорили шаг и через несколько секунд оказались возле Насти, которая стояла в темноте и дёргала ручку двери, стараясь открыть ту любым способом. Стас попросил её отойти, и сам стал дёргать входную ручку и толкать, даже навалился на неё плечом, чтобы совсем уж быть уверенным, что дверь заперта и никто нам её не откроет.

– Может у неё ещё уроки не кончились?

– Нет, даже на один меньше, чем у нас, – ответил я, вспоминая расписание класса Снежаны.

– Может у кого есть её телефон, написать ей? – неуверенно произнесла Настя. Мы все глянули на неё взглядом, который даже в темноте легко читался – номера ни у кого не было.

– Это, может лучше глянете сюда? – вышел вперёд Влад, и несколько раз костяшками пальца постучал по двери. – Тут записка приклеена, посветить бы.

Я, не задумываясь ни секунды, вынул из кармана свой телефон, и включил фонарик, направив свет от него на дверь. И правда там висела записка, на которой аккуратным и знакомым подчерком было сообщение для нас.

– Не понимаю, – грустно и неуверенно произнесла эти слова Настя.

– А чего тут понимать, "Уголка" сегодня не будет, идёмте домой, – Стас поправил рюкзак и развернулся, бросив только: – Пойдёмте, завтра вернёмся.

За ним последовал Влад, больше не сказав ни слова, а Настя ещё какое-то время смотрела на записку, поджав губы, будто не хотела верить. Словно какая трагедия, блин, случилась. Я взял её за руку, и потянул на себя, стараясь увести отсюда. Смысла стоять и ждать чуда не было, Снежана прямо всё нам сказала. Хорошо хоть так предупредила.

"Приношу свои извинения, но сегодня мы закрыты". И сегодняшняя дата под этими словами. Так тому и быть, придём завтра.

* * *

Но что бы я там вчера не говорил Насте, как спокоен ни был, поступок Снежаны удивил и меня. Сильно. Эти слова Вики о её поведении на уроке, потом отсутствие на собрании драмкружка – а она очень даже думала о нём, как мне кажется, ещё больше Насти, – и вот ушла без предупреждения. Не знаю, что там с ней вчера в классе приключилось, но об этом сегодня в «Уголке» я обязательно спрошу её, главное, чтобы пришла.

А пока ничего не оставалось, как вновь поговорить с Викой, решить эту проблему раз и навсегда. Так я надеялся поступить сегодня, прямо сейчас, и когда прозвенел звонок на большую перемену, я встал и не задумываясь вышел из класса – благо следующий урок пройдёт в этом же классе, можно не беспокоится о переходе в другой и оставить вещи на присмотр Насте.

И именно в этот момент, когда встал, я услышал её голос:

– Постой, ты в класс Вики? Я с тобой, там явно нужна твёрдая женская рука, – сказала она, спешно став собирать вещи в рюкзак.

– Вот тут попрошу сесть и за мной ни шагу. И что, твёрдую мужскую ты во мне не видишь?! – ответил я строго, выставив вперёд открытую ладонь, останавливая, догадываясь, к чему это приведёт. – Скажу прямо, в этом деле ты мне не поможешь.

– Почему? – удивилась она, аж присев и с недопониманием в глазах уставившись на меня.

Хороший вопрос, поставивший меня в тупик. Когда я среагировал на её просьбу, об этом и не подумал, просто спонтанно сказанул.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю