332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Даниил Данковский » Потаённый уголок: акт второй (СИ) » Текст книги (страница 4)
Потаённый уголок: акт второй (СИ)
  • Текст добавлен: 8 ноября 2017, 22:00

Текст книги "Потаённый уголок: акт второй (СИ)"


Автор книги: Даниил Данковский






сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 14 страниц)

– Так и знала, что и сегодня не отстанешь.

– Просто выслушай меня!

– Я уже тебе всё сказала, а сейчас ему и этой спящей выскажу, напросилась. Так что дай пройти! – окрысилась она на Влада.

– Ого, у вас тут семейная разборка? – произнёс тот.

– Ты чего это выдумываешь?

– Всё в порядке, не беспокойся. Другу надо помогать, а тебе, вижу, помощь не помешает.

Я поблагодарил его, видя, какое глупое и серьёзное лицо сделал в этот момент друг. Но этот достойный поступок я не забуду никогда, обязательно отплачу. Если переживу сегодняшний день.

Но Вика так просто сдаваться не собиралась, решила проскользнуть между Владом и косяком, надеясь сбежать, но остановилась, поняв, что дороги назад уже нет. Вставший в дверях Влад преградил дорогу и всем, кто шёл в столовую, и те столпились за ним, возмущаясь и требуя их пропустить.

Тогда в дело вступил я:

– Послушай, я понимаю, всё это выглядит не шибко, но просто выслушай меня. Меня и Снежану не интересует случившееся в тот день, твой брат или чего-то такое, мы просто хотели пригласить тебя в драмкружок. Вот и всё.

Наконец я сказал это, слава Богу, с этих слов и надо было начинать, а не выдумывать.

Вика покосилась на меня с подозрением, и наконец произнесла, как и Влад, когда всё услышал:

– Чего?

– Снежана придумала это, не смотри на меня так.

– Вечно ей в голову фигня всякая лезет, – пожаловался друг.

Я видел, что Вика была сильно удивлена и былой порыв сбегать поубавился, потому я пригласил её сесть за столик и спокойно там всё обсудить. И только. Заодно спокойно перекусить.

Мы прошли к столику, я единственный сел за него и стал ждать, пока те купят себе что им надо. Когда они вернулись, я увидел у Вики в руках те же её любимые пирожки и чай, а у Влада тарелку пюре и котлету, даже удивился, спросив, что он разве дома не ел?

– Ел, но мне нравится вкус этой картошки, да и родители за обед деньги в школу отстёгивают, так что питаюсь и тут. А ты голодный оставшиеся все уроки, так что не завидуй.

– Ладно-ладно, посижу, – отмахнулся я от его слов и посмотрел на Вику, которая пока не начинала есть, только смотрела на меня и ждала. – Ладно, к главному. Снежана хочет пригласить тебя в "Потаённый уголок", наш драмкружок. Сможешь к нам зайти?

– Почему она сама об этом не сказала, мы в одном классе учимся. И почему меня?

Я вздохнул, не зная, как ответить на это. Потому просто вывалил как есть:

– Ты с ней общалась? Наверное, сама понимаешь, насколько она умеет выражать свои мысли, да так, чтобы собеседник не уснул.

– Согласна, ещё и придумает чего этакого, – согласно кивнула та.

Оказалось, проще простого объяснить.

– А второе, тут, ну... – а вот как это объяснить и не тронуть чего лишнего, я не знал, но и выдумывать и обманывать не хотелось. – Ты сейчас выслушай, не уходи, поешь нормально... Ладно, дело в том, что нам нужен актёр на одну главную роль, а мы слышали, что ты уже выступала на сцене, вот и решили пригласить тебя.

– Тогда вы ещё должны были слышать, что я провалилась.

Я лишь пожал плечами.

– Не посмотришь – не узнаешь. Но нам нужна вторая актриса для спектакля, для нас это важная постановка, наш дебют, от которого решится дальнейшая судьба. Так что мы должны сыграть в этом "Весеннем этюде" и показать себя достойно.

– "Весенний этюд"? Который проходит в марте и где выступят молодёжные театры нашей области?

– Ага, – улыбнувшись, согласился я, пускай и не знал всего в точности, и ляпнул: – Там вроде будет и твой брат выступать.

Тут я, наверное, хватанул лишнего, ведь она ничего не ответила, только косо и недоверчиво глянула на меня, быстро допила чай, встала и ушла не прощаясь.

– Не особо у тебя вышло, – весело сказал мне Влад, проглатывая пюре.

С этим я был полностью согласен, её брата, похоже, не стоило упоминать.

* * *

Эх, круто, наверное, было бы, имей я этакую силу над своим плейлистом в телефоне или что это там было у героя одной книги, трудно сейчас вспомнить, когда включаешь песню послушать, а она идеально ложится па происходящие события, или подсказывала, что меня ждёт в скором времени. Так бы я ко многому мог подготовиться и не попадать в дурацкие ситуации, или просто знать наперёд ближайшие события и вовремя уйти. Но увы, ничего такого не было, да если бы и было, в тот момент, когда пришла Снежана, я всё равно слушал песню на иностранном языке и ничего не понимал. Вот такая заковырка.

Но случилось что случилось, так сказать, как гром среди ясного неба, и с этим ничего не поделаешь, оставалось только заткнуть уши наушниками и молча ждать развития дальнейших событий в драмкружке.

Всё началось с записки, оставленной на столе нашим режиссёром. Самое забавное, что в ней кроме сообщения, Снежана зачем-то умудрилась написать карандашом и время, когда, собственно, составила её. Хотя тут не знаю, может это какой особый шифр, понятный только избранным (тогда это не я), но судя по цифрам, заходила она сюда в середине учебного дня. А само сообщение гласило, что она задержится, начинайте без неё, скоро приду.

В итоге мы занимались всякой ерундой. Настя ходила по комнате, поглядывая то туда, то сюда, особенно часто заглядывала в так и не убранные коробки. Стас сидел за столом, ничего не делая, маясь ерундой и, наверняка, ждал прихода Виктории Андреевны, не удивлюсь этому. Влад же просто спал, положив голову на стол, ему никаких дел до "Уголка" не было, потому что и дел никаких у него тут нет. А Снежаны, естественно, не было, и я очень надеялся, эта её задержка связана со сценарием, вот ворвётся сейчас и заявит своим спокойным монотонным голосом, что дописала его... Или что-то придумала, из-за чего и пришлось задержаться, да вот теперь всё, теперь драмкружок вернётся к прежней, как во время подготовки к выступлению в детском саду, деятельности.

А я просто сидел на своём месте и слушал музыку в наушниках, ведь здесь всё равно ничем не займёшься, дел у нас уже давно никаких нет, сплошная халява. Правда после посещения театра и увиденного после выступления, зная, что нам предстоит выступать с этим горделивым парнем на одной сцене, мне всё это положение бездельника не так уж и нравилось. Не важно сколько это выступление принесёт напрягу, просто так сидеть тут больше не хотелось, я намеревался утереть нос этому выскочке, чтобы знал своё место.

Странные мысли, он мне ничего плохого не сделал, вообще его не знаю, а вон как. Но не люблю я вот таких зазнаек, он играет словно ради себя, и сцена только для него, вот и хочется выпнуть с неё.

Хочется то хочется, только вот проблема вышла – даже со сценарием, в котором нет только концовки, мы всё равно не сможем начать репетиции без второго главного актёра, а попытки уговорить Викторию смылись в унитаз и утекли, а кого на эту роль ещё попробовать найти, никто не знал. А ещё я беспокоился за Снежану, для неё это был хоть какой-то выход выпутаться из ситуации, в которую она проваливалась, и как теперь всё будет, я не знал. Может потому её нет сейчас тут?

Но все мои размышления прервали в один миг. Я не знал, что там у меня произошло за спиной, да и из-за наушников в ушах не слышал, но увидел, как Стас и Настя резко обернулись и посмотрели в сторону дверей, да и Влад проснулся. Я и сам тут же обернулся, увидев стоявшую на пороге Снежану, тяжело дышавшую, будто бежала через весь город сюда.

– Что случилось, с тобой всё в порядке? – подскочила к ней обеспокоенная Настя.

– Не беспокойся, просто спешила к вам, – переводя дыхание, она выставила перед собой руку с открытой ладонью, останавливая нашу непутёвую актрису, а то та ведь могла провести осмотр в поисках чего-нибудь плохого.

– Так что случилось, куда ты бегала?

– Сейчас всё объясню, не беспокойся, а сперва знакомьтесь.

И она отошла в сторону, притронувшись к дверной ручке, нажала на неё и открыла дверь, за которой виднелась темнота.

– Входи, – произнесла Снежана торжественно... или так должно было прозвучать, но вышло монотонно.

Но мы замерли в ожидании и удивление, не зная, чего ждать от такого неожиданного развития событий. А дальнейшее стало для нас – хотя скорей для меня – чуть ли не шоком, когда из темноты к нам вышла девчонка в своей привычной шапке с ушками и с руками в карманах кофты. Вика прошла мимо режиссёра, встала и стала оценивать обстановку, нас, мимоходом глядя в наши лица, особенно в моё, задержав на мне взгляд дольше всех, затем снова осмотрела нашу комнату, и вдруг её взгляд стал каким-то неприятно тухлым.

– Дыра какая, – скептически произнесла она.

– Эй-эй! Что значит дыра! – неожиданно возмутился Влад, окончательно проснувшийся, чем всех удивил. Раньше, когда рядом был только я, он и сам говорил в таком же духе, а тут вон как. Правда сразу исправился: – Не, я ещё тут порядок не наводил и мои чудо руки ничего не сделали, но...

– Помолчал лучше бы, – перебила его Снежана, проходя к столу и кладя на него сумку, с которой таскалась сюда раньше, пока не перевелась. – Лучше занимайте свои места, мы начинаем.

– Погоди, сперва объяснилась бы. Почему ты здесь? Ты же отказалась? – спросил я, глядя на Вика.

– Я не отказывалась, я просто ушла подумать, – улыбнулась та. – А сегодня решила попробовать заглянуть к вам.

– Давай лучше я объясню, а ты пока займи свободное место, – Снежана по-деловому указала на свободный стул, после чего стала рыться в своей сумке.

Вика осмотрела предложенное место, снова глянула на меня и перевела взгляд на стул рядом со мной, принадлежавшей бродившей по комнате Насти, и не знаю, чего она там подумала, но не спрашивая, села за него, опять глянув на меня, будто я был причиной этого. Точнее сказать причиной того, что она заняла место Насти.

– Это же моё место! – послышался жалобный голос со стороны коробок.

Настя с какой-то надеждой и страхом глядела на меня, будто я сейчас должен вступиться за неё. И мне, наверное, стоило так поступить, уж лучше сидеть со знакомым человеком рядом, но мне даже и подумать об этом не дала Снежана, прервала ту и попросила взять свободный стул и сесть рядом с братом, а то она скоро начнёт.

– Привет, – вдруг поздоровалась Вика, помахав мне ладошкой. – У вас всегда тут так, ну, забито?

– Вообще места полно, как видишь, – я кивнул в противоположную от себя сторону. – А вот теперь меньше.

– Я, когда с братом выступала, им школа много места выделили, не то что вам.

– Нормально у нас, – надув губы, сказала Настя, усевшаяся напротив меня и рядом с режиссёром, и тут же получила пинок по стулу от Снежаны, замолчала.

– Ладно, давайте помолчим и послушаем меня. Сперва я представлю вам новенького в нашем коллективе. Знакомьтесь, Виктория – но будем звать Викой, особенно когда рядом Виктория Андреевна, она из 8-Б и уже когда-то выступала на сцене, и кто-то с ней уже знаком, – она глянула на меня и Влада, – а кто-то как минимум видел, – тут я уже заметил, как Вика немного сжалась. Наверное, вспомнила встречу у театра, причём не самую лучшее для всех нас знакомство.

Снежана продолжала:

– Наш скромный коллектив наконец пополнился, теперь у нас есть сила двигаться дальше, мы сможем выйти на настоящую сцену, так что наш "Уголок" должен приступить к решению главной проблемы.

Произнеся эти слова, руки Снежаны снова нырнули в сумку, будто решила устроить театральную паузу, глядя на всех нас по очереди с улыбкой... Жаль вся интрига развеивалась при виде её не то что бы хорошей игры. Но все промолчали, дали закончить этот момент, и она продолжила свою речь:

– Когда ко мне сегодня подошла Вика и сказала, что хочет к нам, я попросила её задержаться после уроков, подождать меня, и сразу после звонка помчалась домой, и там...

И тут она торжественно вынула из сумки стопку листов, скреплённых несколькими зажимами, и показала их, словно какой-то приз, полученный в тяжёлой битве, нам.

– ...распечатала на всех сценарий, который будем играть на сцене в марте. Из-за этого я и задержалась. Это сценарий нашей следующей постановки.

Глава 3

Последние слова прозвучали как заклинание, после чего в комнате наступила тишина, мы замерли, кто с открытыми ртами и горящими от восхищения глазами, как наши близнецы, понимавшие, о чём Снежана говорит и ждавшие этих слов о выходе на сцену очень давно, или как Влад и Вика, в глазах которых ярко читалось недоумение и желание понять, что за чушь она вообще несёт. Прекрасно их понимаю.

Я же, наверное, занял середину, понимая и принимая эти слова, за которыми крылся смысл, что теперь то мы не будем без толку просиживать в этой комнате наше свободное время, а займёмся реальным делом, и не просто ради желания выйти на сцену, но и, как надеялся я, крутануть за уши того самого Арлекина, показать игру коллектива, на которую люди и придут поглядеть.

А вот почему я чувствовал недоумение, причём такой мощи, готовое вырваться из моей глотки...

– Но сперва, – наконец Снежана пришла в движение, закончив разглядывать нас, отодвинула стул и села, продолжив без особых эмоций в голосе, будто пылинку с кофты смахивала, – хорошо бы представить лучше нашего новенького, а заодно представиться нам, а то как-то с места в карьер. Прошу, Сергей, представь новенькую.

– Что за резкий прыжок с одного на другое, ты только что про наше будущее выступление говорила! Только не говори нам, что сценарий не закончен, нам нечего представлять, вот ты и уходишь от темы? Ты сценарий закончила? И почему представлять должен я?! – вырвалось у меня само собой.

Особенно удивляло последнее.

– Ты прав, я возможно поспешила так резко с одного на другое, тут я не мастер в беседе, – ответила она спокойным голосом, хотя я заметил, как на её лице мелькнула лёгкая эмоция отчаяния, которую она моментально поборола, глянув на Вику, будто не хотела перед ней об этом говорить. И, наверное, по этой причине быстро перевела разговор на меня: – А почему ты, тут всё просто, именно благодаря тебе она решила прийти к нам, тебе и начинать.

– Постой-ка! – вмешалась в разговор резко вскочившая на ноги Вика, бегло и с какой-то помесью тревоги и стеснения заговорив, глядя то на меня, то на Снежану. – Я не говорила, что из-за него пришла.

– Ты об обратном сегодня рассказывала, – на лице Снежаны проскочила редкая для неё эмоция, сейчас олицетворявшая удивление.

Ох, блин, своей болтовнёй без задней мысли, наша клуша, похоже, разболтала, чего не следовала и вогнала в краску Викторию, а она об этом, похоже, не собиралась говорить вообще. Да и я лучше бы не слушал. И чтобы хоть как-то исправить ситуацию, я помахал Вике рукой и тихо сказал:

– Лучше представься, поверь, так проще будет.

– Пре... Я... Я сама представлюсь, да. Я Вика, 8-Б, пришла по назойливой настойчивости вот этой одноклассницы, – всё-таки, наверное, стоило мне представить её, тем более после слов режиссёра, которая изрядно напортачила, и сама она скорей всего этого не заметила. Но уже было поздно, Вика сказала первое, что пришло в голову.

Отличное начало, ничего не скажешь, и сразу выставили меня злодеем, чую, теперь у нас тут будет ещё веселее. Эх, а ведь про будущее выступление, про сам сценарий, что нам делать без оставшихся актёров, Снежана ничего не сказала, не говоря уж о новенькой, чей взгляд теперь метался по комнате из-за беспокойства и тревоги. Тут и правда лучше мне подобными делами заниматься, а нашей главной оставить своё пагубное руководство, а то скатимся окончательно.

Я решился как-то подправить ситуацию и смягчить её, только вот мне помешала Настя, резко вскочившая с места и вытянувшая руку вверх, громко отбарабанив:

– А я Настя из 9 класса, учусь и дружу с Сергеем, всегда мечтала играть на сцене и вступить в этот драмкружок, и вот я тут!

Я закрыл глаза, склонив голову и схватился двумя пальцами за нос, думая, что это всё, конечно, замечательно, только можно не так громко? Боюсь тут и правда надо мне влезать, а то катастрофа неизбежна.

– С ней всё в порядке? – тихо поинтересовалась у меня Виктория, шепнув на ухо эти слова.

– Настя, сядь, – вежливо попросил я, увидев тут же на её лице недоумение, затем повернулся к Вике. – Как видишь, это Настя, наша звёздочка, можно сказать, главная актриса. Не обращай внимания на её активность, пожалуйста, просто знай, – она всегда такая.

– Что-то не радует меня это.

Понять Вику можно было, верно сказано, новичку надо теперь свыкаться... Но похоже она успокоилась, слова нашей балбесины её больше не беспокоили и можно было сосредоточиться на знакомстве с коллективом "Уголка", чем я и занялся.

– Слева от тебя сидит Стас, её брат, наша вторая звезда, отлично играет, любитель женщин, но постарше, так что приставать к тебе не станет.

– Не наговаривай, я с девушками любого возраста люблю пообщаться, хотя ты прав. Привет, – улыбнулся Стас Вике, обнажив белые, яркие зубы, будто сокровище, раскрыв воротник по шире и помахав ей рукой.

Надеюсь проблем у неё с ним не возникнет. Хотя уже вижу, что насторожил, вон как натянуто улыбнулась в ответ.

– А я Влад, можно просто Влад, одноклассник этой вот троицы. Зачем я тут, я не знаю, но будем знакомы.

Лучше бы помолчал и дал мне представить! Может не так уж Снежана и не права была, когда попросила начать мне? А я всё испортил.

– Это мой друг, – вставил я словечко. – Вообще он тут у нас играет роль мастера по декорациям, но пока бездельничает, можешь не особо обращать внимания.

– Вообще-то бездельничаете тут вы, так бы я уже давно всё сделал. Околачиваюсь без толку тут.

– Ясно, – вставила своё слово Вика, скривив губы в улыбке, – интересная у вас тут компания собралась, активная.

Ну, впечатление мы ей о нас явно уже подпортили, не удивительно, можно и к главному приступать. Теперь попроще будет.

– А это Снежана, наша главная, сценарист и режиссёр, хотя ты её уже знаешь.

Только и сказал я. Надоело, сами разбирайтесь.

– Эй, почему так вяло?! – произнесла она спокойным голосом, совсем не отражающим смысл слов. – Я главный режиссёр "Потаённого уголка", этого драмкружка, и сценарист, будем знакомы, рада видеть среди нас.

– Уже знаю, – без особого энтузиазма ответила Вика.

Вот потому и я не старался, и так впечатление о нас осталось не шибко.

– Ладно, я Сергей, скажем так, третий актёр этого драмкружка. Рад знакомству.

– Почему "скажем так"?

И как мне ей сказать, что я никогда не горел желанием влезать сюда и актёр из меня не то чтобы, просто так сложились обстоятельства? Боюсь, тогда она сразу отсюда сбежит, окончательно поняв, куда попала.

– Он незаменимый помощник, всегда подставит плечо, так что можешь рассчитывать на него, – влезла Снежана, опустив мою значимость до помощника. Небось та подумала, что я "мальчик на побегушках"? Я уже сам думал именно так. – Хотя, честно говоря, ожидала получше.

Сказала Снежана, покосившись на меня. Явно намекая на провал. Ладно, возможно, но сперва предупреждать надо же! Эх, а ещё руководить собралась.

– Так, вот в следующий раз сама будешь представлять нас, а не язвить, а то нашёлся тут начальник.

– Я должна уметь перераспределять ответственность между всеми нами, чтобы не сваливать кучу работы на одного и потом ничего не успевать, – помахала она с довольным видом бумагами, прикрыв глаза, будто сказала истину, которой следовала всю жизнь.

Ага, только вот чего-то я не шибко чувствую расслабленности – то гоняюсь за кем-то, то уговариваю, то ещё чего делаю ненужного. И где тут перераспределение?!

– Хи-хи, – неожиданно тихонько засмеялась Вика, прикрыв рот ладошкой. – Вижу у вас коллектив не шибко собранный. Долго так не протянете.

– Только вот смешного тут мало.

Я с ней был согласен, у нас и правда бардак, до сих пор не убрано, чего уж говорить про слаженность, пора уже было как-то собирать всех, особенно в их мозгах, а то потекут ведь.

– Это одна из причин, почему я вас здесь собрала, – снова начала Снежана, хотя вот никакого указа собраться сегодня от неё не было, надо точно заняться планом распределения обязанностей, а то не долго протянем ведь. – Нас стало больше, появился новый актёр, готовый помочь нам сыграть на сцене эту историю, – она помахала стопкой листов.

– Сценарий хоть закончен? – повторил я вопрос.

– М-м-м... – замялась она, не особо желая говорить об этом, только уйти от ответа её явно не удастся, потому сникшим голосом продолжила: – Нет, пока в этом главная проблема.

– Если сценарий не закончен, что тогда вы играть собрались? – встряла Вика пять копеек. Судя по её "вы", она точно не чувствовала себя сейчас частью нашего коллектива.

– Я сейчас об этом думаю, как закончить. Хотела и вас спросить.

Я вздохнул, а Вика покосилась на меня с немым вопросом в глазах. Можно было и не задавать его, и так знал, о чём он.

– Знаешь, мне кажется, судя по количеству листков, там будет больше актёров, чем собралось тут.

– Я знаю.

Замечательный ответ. Только где конкретика? Что нам делать с этим, кто будет с нами играть, нас же погонят, не пустив на сцену или же пнут со сцены, если повторится ситуация, что и с прошлым "Уголком", а уж если сценарий будет дописываться до конца срока нашего выступления, мы вообще в пролёте! Эти и многие другие вопросы я задал Снежане, надеясь получить хоть какой-то ответ.

– Я прекрасно всё понимаю, потому мы тут сегодня и собрались. Я надеялась услышать от вас предложения, как исправить это положение.

И сказав эти слова, она поднялась со стула и стала обходить каждого из нас, кладя на стол возле нас распечатки с просьбой обязательно прочитать и завтра высказать своё мнение, даже Владу дала, на что он возмутился, мол, он же не актёр нашего театра, но Снежана быстро осадила его, попросив прочитать и придумать соответствующие декорации.

Она опять подошла к этому делу со свойственной ей манерой – просто кинула, а там как пойдёт само собой, вдруг чего придумаем, только это мало что могло решить, мы даже героев не знаем, у нас просто есть незаконченный сценарий, а кого мы будем играть, где, что и зачем? Всего этого не было, просто кости без мяса. Но наконец Снежана вернулась на своё место и внимательно посмотрела на всех нас, чего-то ждала, только вот никто не понимал, что такого вообще сказать, все были немного озадачены, Вика так вообще с открытым ртом сидела, глядя на сценарий, хотя, наверное, просто собиралась сегодня посидеть с нами, поглядеть. А вон как, моментально запрягли.

Ох и руководитель из тебя получился...

– Э, и ты даже не будешь меня проверять, как я вообще играю, что умею? Вот так сразу в коллектив? – задала Вика резонный вопрос, посмотрев на Снежану.

– Это я попозже, да и я уже видела в сети запись с твоим выступление, нашла на сайте прежней школы, так что тут вопросов почти нет.

Почему-то я не сильно удивился, а вот наша новенькая, похоже, наоборот. Такими темпами мы точно её скоро лишимся, сбежит ведь.

А я тем временем глянул на титульный листок, на название сценария, где рядом со словом "рабочее", было приписано "История двух подруг". Название, конечно, отражает суть, по крайней понятно для всех, вот только с таким на сцене нас засмеют. Хорошо оно рабочее. А ниже я увидел своё имя, и это означало, что сценарий специально подготавливали для меня. Только вот надпись в скобках рядом с именем не шибко радовала: там была характеристика моего героя, просто и лаконично умещавшаяся в одно слово – "злодей". Отличное начало, такого я ещё даже в выдумках Насти не играл, пускай мне и феи хватило.

Наконец я открыл следующую страницу, увидев хоть и не большой, но превышавший наш состав список персонажей, участвующих в истории.

– Извиняюсь, даже если ты придумаешь концовку, у нас просто нет возможности сыграть эту историю, каким бы я злодеем ни был, у нас не хватает людей, как я уже говорил, а их надо подбирать, отбирать, обучать. Ты поспешила явно.

– Я знаю, – ничуть не стесняясь, заявила Снежана и достала из кармана сумки блокнотик и ручку, записав туда что-то. – Я это знаю, но ничего другого у нас сейчас нет.

– А если придумать? – спросила Вика. – Сыграть что-нибудь забавное на школьной сцене, привлечь внимание к нам, вдруг подтянутся?

Режиссёр снова записала что-то в блокнот, тихо проговорив про себя слово "забавное".

– Мне нравится идея, я бы могла что-нибудь придумать, тут главное получить разрешение у директора. А так спасибо тебе, можно попробовать.

Чую, к директору идти придётся мне, опять применять тот её способ уговоров, как в прошлый раз.

– А остальное, наверное, можете придумать и сказать мне завтра, когда прочтёте сценарий, тогда я и решу, как быть дальше.

Главное не упереться в сцену нежелания переделывать сценарий, как прошлый раз, иначе можем застрять на месте до выпускного. Но на этом мы явно закончили наше собрание, больше идей у нас нет, разве что у Влада, который сейчас уставился в сценарий, читая первую страницу, и, судя по задумчивой позе, уже над чем-то задумавшись.

Вот только сегодня явно был день неожиданных новостей, от которых ничего не спасло бы, даже будь у меня странная способность читать будущее по словам из песен.

Вновь случилось непредвиденное.

Когда Снежана сказала всем, "теперь идём по домам, а ещё обязательно прочтите сценарий, до свидания", в нашу комнату, запыхавшись и со взглядом, будто опаздывала, в комнату влетела Виктория Андреевна, и всем стало ясно – произошло что-то значительное. Но сперва учительница увидела Вику, удивившись присутствию тут незнакомки, а та встала и вежливо поприветствовала учительницу. Я ещё не знал, насколько важное сообщение принесла учительница, да и откуда, но та только посмеялась над их схожестью имён, весело и возбуждённо прощебетала какую-то ерунду, и только после этого учительница наконец выдала:

– Спешила как могла, рада, что застала вас. У меня для вас новость от директора – ему нужна ваша помощь на новый год.

* * *

Детская площадка как минимум в вечернее ноябрьское время хороша была только отсутствием чересчур активных и злобных детей, решивших кого-нибудь отсюда прогнать. Для меня уж точно. В остальном она казалась мрачным местом, с качающимися от ветерка пустыми качелями; песочницей, которая теперь до весны не увидит детишек, лепящих из песка с помощью ведёрка свои фигурки; с мрачным грибом посередине, отбрасывающего в нашу сторону неприятную вытянутую тень; и с одинокой детской горкой, на которую сейчас взбиралась непонятная мне девчонка по имени Вика. Ну, по крайней мере, благодаря тусклому уличному освещению и гробовой тишине, казалось, словно я очутился в фильме ужасов.

Только вот я не понимал даже, зачем она меня сюда вообще потащила.

Ещё в школе, когда мы засобирались домой, она подошла ко мне и не стесняясь никого заявила, мол, надо со мной поговорить наедине про этот наш драмкружок, давай пойдём куда-нибудь, где нам не помешают. Эти слова услышала и Снежана, она моментально подлетевшая к нам и спросила, почему нельзя обсудить всё с коллективом или с ней, раз это про "Уголок", ведь так будет проще. И я с ней полностью был согласен, да и задерживаться из-за всего этого у меня в мыслях не было, лучше уж домой пойти со всеми, тем более вон как на Вику озадачено и с каким-то непонятным мне испугом смотрела Настя. Учудит ещё чего!

Хотя Вика не задумываясь ответила, что ни ей, никому другому тут не доверяет, а я единственный, кого она хоть как-то знает и со мной ей проще обсудить будет. Я лишь вздохнул, догадываясь, что меня опять втягивают в какую-то фигню, не хватало мне сегодняшнего объявления Виктории Андреевны, свалившей на нас тот ещё груз от директора, зато Снежана только рада была поспешно увести всех от нас с удивительно счастливой улыбкой на лице, будто мы её день рождения обсуждать собирались, когда мы оказались на улице. Чую правда, улыбка эта завтра с неё слетит.

Виктория встала на самой вершине горки и глянула вниз, то склонив голову на бок, что-то обдумывая, то присев на корточки, будто так и собиралась съехать, но только смотрела и не решалась. Естественно она не могла решиться, сейчас не зима и горка не залита, балбесина! Если и проедешь, то сантиметры! Повезёт, если джинсы не протрёшь. Но вслух я этого не сказал, она вообще с тех пор, как пришла Виктория Андреевна, не сказала ни слова, даже сейчас молчала, словно решалась и обдумывала.

Правда сложно не впасть в уныние в первый же день, когда сваливается такая работёнка. Учительница, ворвавшаяся к нам, огорошила всех своим заявлением, в том числе и меня, сообщив, что директор хочет, раз уж разрешил драмкружку снова открыться, принять участие в школьном празднике для младших классов, выступив на школьной сцене со своим спектаклем в честь нового года. Нам надо было чем-то развлечь детей, показать для них какую-нибудь познавательную историю, провести по мере сил какие-то конкурсы и вообще разбавить все стандартные мероприятия, кочующие из года в год, чем-то новым, увлекательным для детей. И всё это мы должны подготовить за два оставшихся месяца до нового года, и естественно, если мы не хоти, то уговаривать нас не собирается – и тут Виктория Андреевна глянула на нас с кислой миной на лице, что-то вспомнив, – но директор подумает, а стоило ли вообще разрешать нам открыть вновь "Уголок".

Вот такие условия, эх, как затем сказала учительницы, недовольная этими словами, нас поставили перед фактом – или делать, или собирать вещички и отдавать ему ключи от комнаты и забыть про "Уголок". Естественно о планах Снежаны по поводу подготовки к выступлению на весеннем конкурсе (та ей об этом сообщила, и учительница даже собиралась сходить к директору и всё отменить, но Снежана отказалась, сказав, что будет сложнее теперь, но мы справимся), и о том, что к нам вступила новенькая, ещё не освоившаяся ни с чем. Не удивительно, что с того момента Вика сидела тише воды, ниже травы, а теперь потянула меня на разговор, вот только какого фига вместо этого она лазает по горке?!

Вот такие пироги, и теперь гадай, что к чему и куда нас это приведёт. Особенно учитывая, что Снежана вызывала у меня опасения за её состояние, уж очень она последнее время какой-то нестабильной выглядела, а с новым грузом на плечах, боюсь, может рухнуть. Но вместо этого она выделила дополнительные пятнадцать минут на совещание, решила, что, если проведём на школьной сцене выступление, сможем привлечь новых людей и вообще посмотреть на нас получше. Виктории Андреевне ничего не оставалось, как согласиться и сказать, что поможет, чем сможет.

Ну вот я и стоял теперь на детской площадке, поглядывая на новенькую, не зная, чего от неё ждать, и что ей вообще сказать. А главное, даже стоя тут в куртке, я начинал понимать Снежану с нелюбовью к холоду – пора уже было идти домой, иначе замёрзну вконец, а вечер не самое лучшее время для разговоров на улице. И я только собирался об этом сказать Вике, как заметил перемену в её движениях, как она резко села на горку и оттолкнулась, уверенно поехав с неё в низ.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю