332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Бет Эманн » Место для большего (др. перевод) (ЛП) » Текст книги (страница 6)
Место для большего (др. перевод) (ЛП)
  • Текст добавлен: 20 декабря 2020, 00:00

Текст книги "Место для большего (др. перевод) (ЛП)"


Автор книги: Бет Эманн






сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 13 страниц)

Я схватил воротник ее худи, притягивая к себе, отчего у неё не осталось вариантов к отступлению, и Кейси навалилась на меня сверху. Нырнув ко мне под руку, положила голову на грудь. Идеально. Мы долго пролежали вот так, обнимая друг друга, не сказав ни единого слова, однако размышляя об одном и том же.

Что, если меня действительно продадут?

Глава 13

Кейси

– Гляньте-ка, явилась, – насмешливо пробурчала Алекса, когда я вошла в «Сплетенный лепесток». Скрестив руки на груди, она грозно посмотрела на меня. На лице и мускул не дрогнул.

– Слышала, ты на меня обиделась, – надув губки, я направилась к ней, и раскинув руки в стороны, обняла за плечи.

– Обиделась? С чего бы это? – вырвавшись из крепких объятий, Алекса вернулась на рабочее место и продолжила обрезать стебли цветов. – Я тут болтала со своей обожаемой подружкой. Ну знаешь, которая живет за 400 миль отсюда? И вот она мне рассказала парочку очень интересных новостей из жизни моей лучшей подруги. С которой так-то мы живем в одном городе. Да только я ничегошеньки про нее не знаю. И правда, на что тут обижаться?

Тоже мне Лорен-партизан.

– Прости, Лекс. Все так закрутилось-завертелось. Работа, Броди – отношения с которым сейчас больше напоминали сплошную переписку из-за его плотного графика – плюс нужно и девочек вниманием не обделить… – вздохнув, я плюхнулась на стул в углу магазина. – Накинул бы кто часов в сутках.

Выражение ее лица смягчилось. Даже промелькнула слабая улыбка.

– Понимаю. Не представляю, как ты со всем этим справляешься, дорогая. Так… что там с Заком? Поверить не могу, что ты молчала. Что сказал Броди? Каким чудом его еще не посадили?

– Он не знает.

Алекса резко вздернула голову, от шока раскрыв рот.

– Чего?

Уронив голову на руки, сказала:

– Да знаю я, знаю.

– О чем ты, черт возьми, думала, Кейси? Почему не сказала?

– Не знаю. У Броди с началом сезона полно забот. Тут еще нервотрепка с окончанием контракта, – пожевывая край губы, я задумалась: может, это просто самовнушение. – Не хочу подкидывать ему проблем, понимаешь?

Алекса с подозрением взглянула на меня.

– Хммм. И что сказал мудак? Где шлялся все эти годы?

– Ну… это очень длинная история. Говоря по существу, Зак боролся с очень даже серьезными демонами. Намного хуже, чем я думала.

Каждый раз, вспоминая наш с Заком разговор в кафетерии: его дрожащий подбородок и искреннее сожаление в голосе, когда он изливал мне свою душу – я не находила себе места. Мне было его жаль.

– Господи Боже. Ты же не разрешишь ему вернуться обратно в…

– Куда? – огрызнулась я, обороняясь.

– Куда он там кони навострил!

– Не знаю. Зак еще не видел девочек, но думаю, я буду не против… на самом деле.

Не сказав ни слова, Алекса резко бросила свои садовые ножницы на стол, и развернулась к раковине вымыть руки.

– Понимаю, ты злишься, – сказала я в свою защиту, – но это мое решение, и по факту, он их отец.

Она развернулась, и прищурившись, посмотрела на меня.

– Как ты его только что назвала?

– Ты понимаешь, о чем я.

– Эм, нет. Он всего лишь чертов донор спермы, Кейси. Какой на хрен отец? Да скорее я девочкам папаша, нежели он.

Я опустила взгляд на свои руки, отколупывая малиновый лак, тем самым избегая зрительного контакта с подругой.

– Знаю. Но… что если Зак изменился? Может у него получится стать для девочек другом? Неужели они этого не заслуживают?

Притоптывая, Алекса прожигала дыру у меня в голове. Я прямо-таки чувствовала это.

– Не знаю. Понятия не имею, что бы я делала на твоем месте. Но я убеждена: тебе нужно быть с Броди честной. – Она вытерла руки о свой ярко-розовый с черным передник и сделала шаг ко мне навстречу.

– Знаю.

– Кейси, я не шучу. Встреча с Броди – лучшее, что с тобой происходило с тех пор, как появились девочки. Ты же не хочешь прошляпить его, потому что трусишь поговорить.

– Не трушу я. Просто жду подходящего момента. Но ты права. Я сегодня же вечером все ему расскажу.

– Ха. Заруби себе на носу, Алекса всегда права. – Она подмигнула мне. – Вернемся к мудаку. Серьезно, что ты будешь делать?

– Пока ничего. Поживем – увидим.

– Кейси, не поддавайся ему. Не подпускай Зака к своему сердцу, – Алекса обеспокоенно нахмурилась и скривила губы. – Когда Зак рядом – веди себя хладнокровно.

– Лекси, не утрируй, – засмеялась я. – Все под контролем.

– Да что ты говоришь? Под контролем значит? Знаешь, я тут припоминаю время… девочкам тогда, вроде, было месяца четыре. Зак охрененно круто облажался, и я сказала тебе: «Вернешься к нему – мало не покажется». Припоминаешь? – склонив голову набок, Алекса не сводила с меня глаз. – Так вот, за мной еще должок.

Как такое забудешь? Обычное субботнее утро конца ноября. Деревья скинули листья, которые устлали землю под аккомпанемент дождя. На следующей неделе намечался День Благодарения, а там и до Рождества рукой подать. Первого в жизни Люси и Пайпер. Я с нетерпением ждала этого дня. Понимала, малышки даже не поймут, что на самом деле происходит, и я пообещала Заку сильно не размахиваться с торжеством, однако хотела, чтобы каждый из них получил несколько подарков. Мы с Заком копили, откладывая деньги на сберегательный счет, так же известную как банка из-под кофе в шкафчике над холодильником.

Мама хотела, чтобы мы приехали на День Благодарения, и всех все устраивало, но мне хотелось устроить мини-День Благодарения на выходных до официального празднества. Я предвкушала, как приготовлю для Зака и девочек обед, и мы вместе проведем весь день. Как обычно, в субботу утром, я дала ему поспать подольше, потревожив лишь раз, спросив насчет дебетовой карты. Укутала девочек и направилась с ними за покупками.

Зарабатывали мы немного, но на жизнь хватало. Каждую неделю мы с Заком закупались всем необходимым для карапузов: подгузники, молочные смеси, детское питание, а уже на остальное жили, растягивая на целый месяц.

Надо признать, тогда я немного переборщила, но исключительно во благо. Мы с девочками направлялись к кассе, и я чувствовала, словно везу заполненные до верха сани Гринча. Тележка была набита индейкой, картошкой и всякой едой, чтобы сделать наш первый День Благодарения запоминающимся – и это, не беря в расчет стандартный набор продуктов для Люси и Пайпер.

Девушка-подросток с голубыми прядями отдала мне карту со словами:

– Мне жаль, мэм, но ваша карта отклонена.

– Погодите. Что? – смущаясь, пискнула я.

– Ваша карта не проходит, – она покачала головой, глядя на экран компьютера.

– Может, попробуете еще раз? – еще раз протянув ей карту, я почувствовала, как защемило в груди. – Там есть деньги. Я уверена в этом.

– Конечно, – девушка взяла ее, а Люси начала кукситься, устав лежать пристегнутой в тележке.

– Ш-ш-ш, ш-ш-ш, – глядя на кассиршу, попыталась успокоить я малышку. Взглянула на очередь позади. Пожилая женщина с седыми волосами перевела взгляд с девочек на меня и сочувственно улыбнулась.

Кассирша провела карту и посмотрела на экран, качая головой.

– Мне жаль, но она не проходит. У вас есть наличные?

– Нет, – тихо произнесла я. У меня засосало под ложечкой, и покраснело лицо.

Девушка что-то спросила, но сквозь детский плач я не слышала уже ничего. Девочки вступили в единоборство «кто кого перекричит», пока я переживала самый постыдный момент в своей жизни.

– Простите, – промямлила, уходя с пустой тележкой, забрав лишь двух рыдающих навзрыд четырехмесячных младенцев.

Со всех ног понеслась к машине, не желая снова видеть людей, стоящих в очереди позади. Пристегнув девочек, я тут же забралась в машину, выехала с парковки и рванула домой, давя на газ, что есть мочи.

– Эй! Проснись! – я села на кровать рядом с Заком.

Он застонал и перекатился на бок.

– Зак?

Приподняв голову, он прищурился, глядя на меня.

– Чего?

– Эм. Я только что ходила в магазин, и у меня отклонили карту. Тебе нужно позвонить в банк.

– Зачем?

– Чтобы узнать, что случилось. Вчера пришли обе чека. На карте должно быть достаточно денег.

– Не к чему звонить. Я и так знаю, где деньги, – он лег обратно и накрыл голову подушкой.

Забрав ее, я сказала:

– Зак! Где они? Мне нужно в магазин. Я уже и так потратила впустую два часа!

– Нет их! – выхватив у меня подушку, ответил он.

– Нет? Как это нет? Где они?

– Профукал.

– Что?

– Вчера мы с пацанами играли на деньги. Я проиграл.

Я вскочила с кровати, смотря на него словно ястреб.

– Ты просадил обе наши зарплаты?

– Ага. Прости.

– Какой же ты недоразвитый придурок! – развернувшись, я побежала в спальню. Последнее, чего мне сейчас хотелось, так это лезть в заначку рождественских денег для девочек, но другого выбора не было. Можно забыть об индейке и всем остальном, однако необходимо затовариться стандартным арсеналом для девочек на неделю вперед. Я встала на носочки, схватила кофейную банку из ящика и открыла ее.

Пусто.

Что за фигня?

Рванув по коридору, я швырнула банку в Зака, радуясь, когда она попала ему прямо в голову.

– Эй-эй, Кейси. Что за херня? – он сел, потирая сторону, на которую пришелся удар.

– Скотина! Где рождественские деньги девочек?

– Ох. Ты об этом, – Зак опустил глаза, увиливая от моего взгляда. – Их я тоже взял.

– Зак! Да что с тобой, черт возьми, произошло? Как ты мог? – горло жгло, а голос дрогнул, хотя я изо всех сил старалась не дать слабины. – Это их первое Рождество, и теперь никаких подарков. Да у нас даже еды на неделю нет. Что прикажешь делать?

– Нашла из-за чего переживать. Рождество. Да они все равно ни черта не понимают, что это такое. И на неделю уж поди еды нам хватит. Все будет нормально, – и зевнул, будто ему было абсолютно чихать на все остальное. – Ты еще меня поблагодарить должна. Я пытался удвоить ставку. Тогда бы ты меня боготворила, да? Гребаный блекджек.

Пульс участился, сердце забилось как барабан. Мне захотелось его ударить. Со всей силы. Как я могу оставаться с человеком, который в прямом смысле спустил еду своих детей в никуда?

Ринувшись в спальню, я собрала две сумки: одну – себе, вторую – девочкам. Я понятия не имела, куда поеду и сколько продлиться путешествие, но на тот момент все было не важно. Мне просто надо убраться из дома.

Когда я уходила, он даже не попытался меня остановить. На самом деле, думаю, Зак снова завалился спать.

Маме рассказать о том, что натворил Зак я не могла – она бы постоянно мне об этом напоминала. Выход один – к Алексе.

Открыв входную дверь, подруга покачала головой.

– Ничего не говори, – попросила я, проходя мимо и опуская на колени Дерека люльку девочек. – Поздравляю! У вас девочка. Как видите, даже две.

Он засмеялся и взял Люси на руки, подбрасывая в воздух.

– Он такой козел, подруга, – прорычала Алекса, когда я схватила сумки из машины.

– Знаю, – вздохнула. – Мы расстаемся. И я не шучу, Алекса. Если Зак даже не побеспокоился о продуктах для малышек, то что уж говорить о наших отношениях.

– Надеюсь, что в этот раз ты не дашь заднюю, – упрекнула она меня, приподняв бровь. – Не поведись на его дерьмовые извинения. Ты заслуживаешь лучшего.

В итоге мы с Заком сошлись еще до Дня Благодарения. Он объявился у Алексы на пороге с извинениями и морем пустых обещаний. Я держалась стоически, пока Зак не завел шарманку по двадцатому кругу и поинтересовался, сможем ли мы начать присматривать обручальные кольца до Рождества. От его слов я растаяла, и мы все вместе поехали домой.

– Земля вызывает Пупса, – прогремел у меня в голове голос Алексы. Я настолько погрузилась в воспоминания, что полностью отключилась и не слышала, о чем она все это время тарахтела. – Ты вспомнила, да? Тот день?

Я кивнула, и принялась снова отколупывать лак.

– Ты просто была дурочкой, – произнесла она.

Я вскинула голову и посмотрела на подругу.

– Ну правда же, – пожала плечами Алекса. – Повела себя как самая настоящая дурочка, когда вернулась к нему. Но знаешь, я убеждена: все в жизни случается не просто так. Если бы ты тогда не дала заднюю, кто знает, как все сложилось бы сейчас?

Шмыгнув носом, я вспомнила, как изо всех сил старалась быть хорошей матерью и сохранить семью.

– Девочкам безумно повезло, что у них есть ты, Кейси. И вам троим нехило подфартило с Броди. Уж постарайся не профукать это.

Глава 14

Броди

– Привет! – я стоял за столом, нарезая морковку, когда в дом вошла мама.

– Привет, дорогой, – она подошла ко мне и обняла. – Как поживает мой мальчик?

– Все хорошо. А ты? Как прошел день?

Всегда сияющее и жизнерадостное, сегодня лицо моей мамы выглядело уставшим, а под глазами залегли темные круги.

– Думала, он никогда не закончится. Я так вымоталась, – вздохнула она. – Но слава Богу, все позади. – Сказала она, и подняла крышку огромной металлической кастрюли на плите. – Что это ты тут кашеваришь? Вкусненько пахнет.

– Тушеная говядина. Твоя любимая, – я посмотрел на маму и улыбнулся. – У нас еще есть время. Может, приляжешь вздремнуть перед ужином?

На ее лице промелькнула тень неодобрения, и она склонила голову набок.

– Нет-нет. Я и так только сейчас добралась до тебя. Мне ужасно стыдно.

– Да брось. Я боялся, что ты управишься раньше меня и не сможешь попасть в квартиру, поэтому сразу после тренировки пулей помчался домой. Даже в душ не забежал. Пойду ополоснусь, выгуляю Ди, а потом мы сможем поужинать и поболтать. Я взял кучу девчачьих фильмов в прокате. Можем устроить ночной марафон. – Подошел и забрал у нее кофту, подтолкнув в направлении гостевой комнаты, аккуратно массируя ей плечи. Мама казалась такой миниатюрной и слабой… будто стоит нажать слишком сильно, и она рассыплется прямо у меня в руках.

– Звучит заманчиво, – зевнула она. – Постараюсь не впасть в спячку.

– Мам, у тебя и так был долгий день. Отдыхай. Никуда я не денусь, – я чмокнул ее в щеку, и она направилась вдоль по коридору, исчезая в темноте.

Я добавил в кастрюлю морковку и побежал в душ. Управившись, надел на Дизеля поводок, заглянул к маме, которая крепко спала, схватил телефон и ушел.

Ничто не сравнится с Миннесотой в начале сентября, особенно по вечерам. На улице стояла прохлада, поэтому для таких созерцателей, как я, погода была самое то. Дизель сделал свои делишки, и мы положили пакетик на лавочке около моего дома, пока я строчил смс Кейси.

Я: Привет, детка! Занята?

К: Привет! Тяжелый день! Нужно было развеяться. Мы с девочками в кино.

Блин.

Я: Окей. Просто хотел сказать: «Привет». Я соскучился.

К: И я соскучилась… до жути. Мама уже у тебя? Как она?

Я: Да, недавно приехала. Прилегла вздремнуть. Скоро будем обедать и позависаем вместе.

К: Здорово! Наберу тебя позже?

Я: Только не забудь. Хочу у тебя кое-что спросить.

К: Давай, спрашивай сейчас :)

У меня вспотели ладони. Я чувствовал себя словно неуверенный, прыщавый подросток, собиравшийся пригласить девчонку на выпускной.

Я: На самом деле ничего особенного. Правда. Просто на следующей неделе у меня первая домашняя игра. Есть шанс, что ты согласишься прийти и привезти девочек? Может останешься с ночевкой? Вместе с малышками.

К: Тысячу раз «ДА»!

Серьезно?

Я: Серьезно?

К: Конечно! Ужасно хочу увидеть, как ты играешь. Девочки тоже. Давай я еще раз проверю график, и если не буду работать – то мы приедем.

Я: Круто! Позже все обсудим. Передай девочкам от меня привет. Повеселитесь!

К: Окей. Люблю тебя.

Я: Люблю тебя сильнее.

K: :)

Я только успел засунуть телефон в карман, как на скамейку запрыгнул Дизель и облизал мне лицо.

– Пошли домой?

Он навострил уши и поднял мордочку.

– Ночка обещает быть длинной, Ди. У нас куча девчачьих фильмов. Не кинь меня, дружище. Договорились?

***

– Чувствуешь себя лучше? – спросил я, когда мама, потягиваясь, вошла в гостиную. Сидя на диване, я убавил звук телевизора.

– Намного, – ответила она, свернувшись калачиком в кресле напротив.

– Проголодалась?

– Ужасно, – она начала вставать, но я ее остановил.

– Сиди. Я сам.

Зайдя на кухню, взял две больших миски с тушеной говядиной и пошел в гостиную.

– Держи, – передал одну ей. – Подкрепись.

– Хватит надо мной трястись. Я в порядке, – она улыбнулась и взяла тарелку, когда я сел на диван.

– Неправда. Ты похудела.

– О, прекрати, – отмахнулась мама. – Это я должна о тебе беспокоиться, а не наоборот. Ну да ладно… – вздохнула она. – Что с тобой творится?

– О чем это ты?

– Не знаю. Ты стал… рассеянным.

И вот как все мамы это понимают? Может, у них в сердце настроена какая-то система оповещений, которая шлет уведомления, как только на ее чадо накатывают душевные терзания?

– Мам, все хорошо.

– Давай ты не будешь притворяться большим и сильным мужиком, который не любит разговаривать о своих проблемах с мамочкой. Ты мой сын. И я тебя люблю. Что случилось?

Я вздохнул.

– Через неделю у меня первая игра в сезоне. И я переживаю, – я поставил тарелку на кофейный столик и помассировал виски.

– Броди Мерфи переживает? Из-за игры? – ее брови взметнулись вверх, а глаза стали как два блюдца. – Это что-то новенькое.

– Уже нет.

– Ой, да ладно! Мы с восьми лет желали тебе с отцом удачи перед важной игрой, а в ответ только и слышали… – она поставила тарелку на стол и стала ходить по комнате, изображая важную гусыню (в моем случае, петуха). – Нужна она мне. Я – Броди Мерфи. У меня есть навыки.

Я засмеялся и покачал головой.

– Я что, реально был таким выпендрежником?

– Не выпендрежником, а уверенным в себе. Есть разница, – она усмехнулась и села. – Ты подтвердил свои слова, Броди. Это самое главное. Так почему ты переживаешь?

– В этом году заканчивается контракт, а я не молодею. Каждая игра – огромная ответственность и моральное давление.

– Ох, – от ее игривого тона не осталось и следа. Теперь она забеспокоилась. – Я не думала, что контракт истекает в этом году.

– Ага. Я вырос в Миннесоте и даже не думал, чтобы играть где-то еще. Мне нравится здесь, особенно сейчас, вместе с Кейси и девочками. Как подумаю, что придется оставить их, чтобы играть где-то в другом месте… – я даже не смог закончить предложение.

– Хватит думать о плохом. Ты уже говорил, что живешь одним днем, и это абсолютная правда. Не переживай так сильно раньше времени.

– Я все понимаю, но теперь у меня есть причина задуматься о будущем.

Она откинулась на кресло, скрестив руки на груди.

– Посмотрите-ка на него, – сказала мама, сузив глаза и улыбнувшись.

– Что?

– Да ты влюбился по уши, да?

Я кивнул. – Даже сильнее.

– Думаешь взять ее в жены?

– Я бы хоть завтра на ней женился, если б мог. Но она пока не хочет торопиться. Кейси все еще борется с демонами из прошлого.

– Это как-то связано с ее бывшим? – осторожно поинтересовалась мама.

– Да.

– Что с ним вообще произошло?

– Он оказался идиотом. Ушел от нее и девочек, – и за это я буду благодарен козлу до конца своей жизни. Иначе мы бы с Кейси могли просто не встретиться. Однако я все еще приходил в бешенство, вспоминая о том, как он к ней относился. – Со слов Кейси, он не очень-то ценил ее, когда они были вместе.

– Какой кошмар. Она его вообще видела? – спросила мама, беря тарелку с кофейного столика и продолжая есть.

– Нет. Он в прямом смысле ушел из их жизни. Оставил только дурацкую записку. Кажется, даже ни разу не позвонил.

– Вот как, – мама нахмурилась, склонив голову набок. – Она крепкий орешек, да?

– Это еще мягко сказано.

– Скорее всего. Знаю, женщины каждый день сталкиваются с подобным, но я не могу себе представить, как растила бы тебя и Шей в одиночку. Особенно в столь раннем возрасте, как Кейси, когда он оставил их. Да еще и близняшек? – мама недоверчиво покачала головой. – Забудь. Это выше моего понимания.

– Софи ей во многом помогала, но Кейси ужасно упертая и старается все по возможности делать сама.

Громкий стук в дверь раздался эхом в гостиной.

Мама взглянула на меня, недоумевая.

– Ты кого-то ждешь?

– Не-а, – я спрыгнул с дивана и направился к входной двери. Только приоткрыл дверь, а Вайпер уже проскользнул в квартиру.

– Как дела, чудила! – он хлопнул меня по плечу и прошел мимо. – Чувак, я только что у тебя в лобби стрельнул номерок у самой горячей блондиночки с потрясными буферами. И она ведь даже не подозревает, что я буду шпиливилить ее по полной программе через… – Вайпер вытянул шею, чтобы взглянуть на часы, – пять часов.

– Здравствуй, Лоуренс, – выкрикнула моя мама.

Глаза у Вайпера стали по пять копеек, а лицо покраснело, когда он медленно развернулся к гостиной и заметил ее в уголке. Тут же взглянул на меня, громко прошептав:

– Спасибо, что предупредил, придурок.

– Да ты мне и слова вставить не дал, – засмеялся я, закрывая входную дверь и следуя за ним в гостиную.

– Здравствуйте, миссис Мерфи, – Вайпер подошел к маме и быстро приобнял за плечи. – Я крайне извиняюсь за свое поведение.

Было ужасно смешно наблюдать, как подобно маленькому ребенку, он пытался взять свои слова обратно.

– Хочешь тушеной говядины, болван? – спросил я, пытаясь спасти его от еще большей неловкости.

– Нет уж, спасибо. Я надолго не задержусь. Забежал, чтобы отдать вот это, – он полез в карман. – Нашел на полу в раздевалке после того, как ты убежал. – И передал мне мои водительские права.

– Ни фига себе, – я подошел к барной стойке и схватил бумажник, чтобы засунуть права на место, которое сейчас пустовало. – Чуть не посеял. Надо ж так.

– Ага. Ну и кто теперь болван? – поддразнил он. – К слову, я не удивлен, что ты практически профукал их. Вечно где-то витаешь эти дни.

– Мы как раз говорили о Кейси, – заметила мама. – Как она тебе, Лоуренс?

Вайпер плюхнулся на диван, и, расслабившись, заложил руки за голову.

– Она мне нравится… очень, если честно. Но этот Ухажоришка должен впахивать на льду, иначе им с Кейси придется протестировать отношения на расстоянии. – Он посмотрел на меня. – Когда-нибудь был в Сан-Хосе? [город в Калифорнии] Потому что, скорее всего, ты попадешь к Шаркс [«Сан-Хосее Шаркс» – профессиональный хоккейный клуб, играющий в НХЛ]. У Тони Инграма намечается операция на позвоночнике, так что он выпадет на весь сезон.

– Ты гонишь?

– Не-а. Плюс, Луи неплохо справляется на тренировках. Да еще только что порвал со своей девчонкой, чтобы полностью сосредоточиться на хоккее. Коллинз теперь чуть ли не в зад его целует.

Мама нахмурилась и стала заламывать руки. Очевидно слова Вайпера пришлись ей не по душе.

– Все будет путем, Вайпер. Ты ведь знаешь, на льду мне Луи и в подметки не годится. Я блокирую в два раза больше шайб, чем напыщенный мелкий ублюдок.

– Об этом знают я и ты, но тебе стоит убедиться, что об этом помнит Коллинз, – он встал, вытирая ладони о джинсы. – Короче, мне пора. Я и так отнял у вас слишком много времени.

– Ты уверен? – спросила мама. – Мы тут как раз собирались фильм смотреть.

– Что, серьезно? – Вайпер покачал головой, обдумывая ее слова. Он повернулся ко мне. – И что тут у вас?

– Все фильмы с Джулией Робертс, Мег Райан и Риз Уизерспун, – я закатил глаза.

– Ой, мамочки. Я сваливаю, – засмеялся он, помахав рукой маме и направляясь к двери. – До свидания, миссис Эм. [M (Эм) – Мерфи]

– Лоуренс! – Вайпер остановился, когда она позвала его по имени. Он развернулся к маме лицом, а она приподняла бровь, глядя на него. – Ты там помягче с девочкой сегодня вечером. Не знаю, что уж ты удумал с ней сделать, но звучало это страшновато и больновато.

Я прыснул со смеху, когда лицо Вайпера стало еще пунцовее, чем, когда он понял, что мама находится в соседней комнате.

– Я… эм… хорошо, – запинался он, торопясь смыться. Я наблюдал, как он повернул дверную ручку, идя задом наперед, и показывал мне средний палец, выйдя за дверь. Я послал ему воздушный поцелуй, и мой друг исчез из поля зрения.

– Так-с, ну ладно, – хлопнул я в ладоши. – Пришло время для марафона слезоточивых мелодрам.

Глава 15

Кейси

Я встревоженно взглянула на парковку, а затем уже в сотый раз на часы. Люси с Пайпер хихикали, раскачиваясь на качелях, и пребывали в блаженном неведении, что их биологический отец уже в пути.

Ранее на неделе, Зак поинтересовался, может ли он встретиться с девочками. Пока я была не готова разговаривать с ними на эту тему и все объяснять, поэтому сказала Заку встретиться с нами в парке и понаблюдать за малышками издалека. Я все еще не могла понять, стоит ли ему доверять, но решила дать еще один шанс, чтобы он шаг за шагом доказал, что повзрослел.

Из раздумий меня вывел хлопок дверцы пикапа. Я небрежно бросила взгляд в сторону парковки, радуясь, что глаза заслоняют солнцезащитные очки. Зак вылез из машины, и, засунув руки в карманы джинсов, неторопливо прошествовав к моей лавочке. Его взгляд бегал по детской площадке, выискивая в толпе Люси и Пайпер. Наконец, заметив их, он остановился, и, словно завороженный, не отводил взгляда. Девочки держались за руки и смеялись, съезжая с горки друг за дружкой. Спустившись, они вскочили и побежали обратно, карабкаясь по лестнице. Зак покачал головой и сел рядом со мной.

– Привет, – все еще не сводя глаз с детской площадки, сказал он.

– Привет.

– Вау.

– Вау?

– Они, – он махнул рукой на девочек. – Они так… выросли.

– Ну, прошло пять лет, – я неловко засмеялась.

Зак стыдливо опустил голову.

– Знаю. Наверно, я просто убедил себя, что стоило мне уйти, как время остановилось. Девочки перестали взрослеть, ты – двигаться дальше. Вы остались дома и ждали, когда я однажды вернусь. И мы бы просто продолжили жить дальше, – в конце концов Зак поднял голову и посмотрел на меня. – Эгоистично, понимаю.

Я медленно кивнула и посмотрела на девочек.

– Немного.

– Знаешь… я тут частенько кое о чем думал. Хотел спросить, но боялся, ты разозлишься.

У меня кольнуло в животе. Я не была готова вспоминать о прошлом или вести серьезные дискуссии, сидя на лавочке в парке и следя за девочками.

– Так… в чем дело? – боязливо спросила я.

Он вздохнул и взглянул на площадку, прищурившись.

– Что произошло, после моего ухода?

Я посмотрела на него в замешательстве.

– Эм…

– Знаю, вопрос странный, но мне нужно знать. Мне важно знать, что случилось. То есть, я знаю, ты уехала, – он облокотился на лавочку, закинув ногу на ногу, все еще наблюдая за играющими девочками. – Я заезжал через две недели. Дом был закрыт, а на окне в гостиной висела табличка «Продается.»

Я не знала, что сказать, поэтому предпочла молчание.

Зак продолжил:

– Я остановился на подъездной дорожке и напился. Кажется, так и отрубился в машине.

– А что, если бы я была дома? – тихо поинтересовалась я, удивляя саму себя.

Его голова дернулась в моем направлении, и я заметила, как он сглотнул.

– Понятия не имею, Кейси. Хотелось бы думать, что я тут же все осознал, зашел в дом и упал бы на колени, моля о прощении. Ты бы обняла меня и сказала, что все наладится. Мы покормили бы девочек, искупали и уложили в кроватку. А после того, как они уснули, часами напролет разговаривали бы о том, как наладить отношения. Затем пошли в спальню и занялись бы любовью, засыпая в объятьях друг друга.

У меня сдавило грудную клетку и пришлось напомнить себе, как дышать.

– Слишком много «бы», Зак.

– Согласен. Да теперь нам и не суждено узнать, как все было бы на самом деле, потому что я оказался настоящим трусом. Слишком боялся разобраться со своими проблемами и признаться тебе. Не мог устоять перед бутылкой и долгое время был зависим от алкоголя. Черт, да я до сих пор борюсь с этой зависимостью. И буду продолжать до конца жизни.

– Мамочка! Смотри, какой листочек! – к нам подбежала Люси, держа в руках крупный ярко-красный лист.

– Вот это да! Ничего себе, – сказала я ей, все еще смотря на Зака.

Его глаза забегали по личику Люси, словно пытаясь запомнить каждую черточку. Он снова сглотнул и тяжело задышал.

– А вы кто? – как бы невзначай спросила его малышка.

– Я… эм… – запнулся Зак, переводя взгляд с Люси на меня, не зная, что ответить.

– Люси, это мамочкин… друг, Зак, – улыбнулась я.

– Приветик, – Люси широко улыбнулась ему.

После моего представления его лицо заметно расслабилось.

– Привет, Люси. Рад знакомству.

Она подарила ему еще одну улыбку и побежала к Пайпер, держа листок в руках.

Широко распахнув глаза, Зак посмотрел на меня.

– Ни фига себе.

– Что?

Он сверкнул той самой «улыбкой на миллион», которую я отлично знала еще пять лет назад.

– Она же просто моя копия.

Я уставилась на него и закатила глаза.

– Да лаааадно. Кому как не мне это знать. Я вижу это личико каждый день на протяжении шести лет. Знаешь, а это не так уж и легко.

– У нее моя улыбка.

– И «щенячьи» глазки.

Я почувствовала на себе его взгляд, но не осмелилась посмотреть на Зака. Что-то витало между нами в воздухе. Не похоже, чтобы это была вновь вспыхнувшая искра, но и полным безразличием друг к другу подобное не назовешь. История. Нас с Заком связывало многое – хорошее и плохое – но ничего подобного, как с кем-нибудь другим, даже Броди.

– Мне нужно кое-что взять из машины. Я быстро, – я поднялась и направилась к Джипу, понимая, что мне отчаянно не хватает воздуха.

Открыла дверь и пошарила по центральной консоли в поисках необходимой вещицы.

Мобильник!

Схватила его и заметила, как экран мигает новым смс.

Б: Скучаю по тебе, Мое Большее.

Боже. Зачем я вообще стала его читать?

Броди стал называть меня «Мое Большее» с той ночи на пирсе, когда сказал, что я значу для него гораздо больше. Обычно мне это нравилось, но прямо сейчас причиняло острую боль. Внутри, подобно вулкану, бурлило чувство вины. В принципе, я не сделала ничего плохого, но понимала: Броди бы слетел с катушек, узнай, где я сейчас и с кем. Алекса была права. Я не хочу все профукать. И должна рассказать обо всем Броди. Просто не сейчас и определенно не через смс

Засунув телефон в карман, я пошла обратно. Люси и Пайпер стояли перед Заком, показывая ему собранные листья.

Когда я села, он улыбнулся и поднял желтый листик.

– Смотри, что они мне дали.

Люси кинула красный лист мне на колени.

– Посторожи, мамочка. Это для Броди.

– Побежали! Давай еще наберем! – убегая, крикнула Пайпер.

Мы сидели в тишине, наблюдая, как девочки собирают под деревом листья, не желая акцентировать внимание на том, что так легко соскочило у Люси с языка и испортило наш детский праздник.

– Так настоящее имя «отвали» – Броди? – прочистив горло, поинтересовался Зак.

– Ну да, – тихонько произнесла я.

– Как долго вы вместе, ребята?

– Несколько месяцев.

– Он правда профессиональный хоккеист?

– Да.

– За какую команду играет?

– Дикари. Вратарь.

– Броди Мерфи? – воскликнул Зак, принимая сидячее положение.

– Ага, – вздохнула я.

– Охренеть.

Я не стала спрашивать у Зака, рад он, что Броди Мерфи является моим парнем или нет. Честно говоря, мне было абсолютно все равно, что он думает на этот счет. Оказалось, ужасно неловко сидеть на лавочке с отдалившимся от собственных детей отцом, которого ты презирала на протяжении последних пяти лет, и обсуждать своего нового бойфренда, который случайно оказался известным вратарем профессионального хоккейного клуба штата. Складывалось впечатление, словно я живу в Сумеречной зоне [Словосочетание «Сумеречная зона» стало нарицательным благодаря американскому сериалу с одноимённым названием, в котором все герои – обычные люди, оказавшиеся в необычных, за гранью здравого смысла, обстоятельствах]. Кто там говорил, что понедельник – день тяжелый? С сегодняшним все остальные просто не сравнятся. Никогда.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю