332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Бет Эманн » Место для большего (др. перевод) (ЛП) » Текст книги (страница 10)
Место для большего (др. перевод) (ЛП)
  • Текст добавлен: 20 декабря 2020, 00:00

Текст книги "Место для большего (др. перевод) (ЛП)"


Автор книги: Бет Эманн






сообщить о нарушении

Текущая страница: 10 (всего у книги 13 страниц)

Э: Конечно, поздно ты. У тебя все в порядке?

Я: Вообще-то, нет.

***

– Ты сломал ему челюсть? – сидя на диване, Энди наклонился вперед, упершись локтями в колени и массируя виски.

Пожав плечами, я ответил:

– Точно не знаю, но что-то хрустнуло. Очень вероятно, что моя рука. Пойду, возьму льда.

Мгновение спустя, я вернулся в гостиную, застав Энди в той же позе.

– Я не мог поступить иначе, – сказал я в свою защиту. – Сначала я увидел, как он держит ее руку – а этого уже вполне достаточно. А потом он представился отцом Люси и Пайпер – и я слетел с катушек. Даже со счета по ударам сбился. Он упал за перила.

Энди резко вскинул голову вверх.

– Ты ударил его так, что он аж через перила перелетел?

Я кивнул и застонал, аккуратно прижимая пакетик со льдом к костяшкам.

– Черт, – поднявшись на ноги, он зашагал по гостиной. – Ты в курсе, что если он подаст в суд, то тебе крышка? В этом году истекает контракт, Броди. Как ты додумался до такого? – Он расхаживал туда-сюда, уперев руки в бока.

– Я уже сказал тебе. У меня лопнуло терпенье, – закинув ноги на кофейный столик, я скрестил их в лодыжках.

– Ага. Расскажешь это Коллинзу.

Бл*дь.

Вот в такие моменты я мечтал иметь обычную работу в офисе, с девяти до пяти. Где моему боссу было бы наплевать, чем я занимаюсь в свободное время. И завтра я мог бы притвориться чертовски больным.

– Я поговорю с Коллинзом. Не переживай.

Энди развернулся и приподнял брови, глядя на меня.

– Ты, мать твою, будешь помалкивать.

– Серьезно?

– Серьезнее некуда. Будешь действовать по обстоятельствам. Есть шанс, что этот урод не станет писать заявление в полицию.

– С какой это радости?

– Пораскинь мозгами, Броди. Мы не знаем, по какой причине он вернулся и что с ним не так. Все, что ты знаешь, это что у него вечный стояк на Кейси, и что он хочет вернуть ее назад. Узнав, что ее парня арестовали, Кейси уж точно не побежит в его раскрытые объятья.

– Так. Ну, во-первых, ты что, только что сказал «стояк»? – я уставился на него с отвращением. – Тебе что, тринадцать? Ну и во-вторых, не упоминай стручок Зака и Кейси в одном предложении. Никогда.

Энди перестал семенить по комнате и сел на стул передо мной.

– Ты собираешься позвонить ей?

– Не знаю. В конечном итоге, да. Только не знаю, когда, – со вздохом ответил я.

– Для тебя это причина для расставания? – осторожно поинтересовался он.

На мгновение я уставился в никуда, обдумывая его вопрос. Я бы тысячу раз сломал руку, лишь бы этот узел, стягивающий желудок каждый раз, когда Энди произносит ее имя, пропал хотя бы на пять минут.

– Я не могу контролировать передвижения этого ублюдка по чертовой планете, поэтому если он объявился снова, то вины Кейси здесь нет. Я лишь не понимаю, почему она не сказала мне об этом? – я посмотрел на Энди в поисках ответов. – Она снова в него влюбилась, да?

– Воу, притормози! – он решительно покачал головой. – Очень в этом сомневаюсь. Не пори горячку.

– Я не знаю, что теперь и думать. Обо всем...

– Что насчет твоих родителей? Что стряслось?

В груди снова вспыхнула боль. Единственный плюс всей этой херни с Заком – на пару часов я действительно забыл о ситуации с отцом и матерью.

– Ума не приложу, что пошло не так. В общем, они сказали, что стали отдаляться друг от друга и как-то так получилось.

– Мне, правда, жаль. Честно, не представляю, насколько жутко, наверно, сейчас переживать все это, – он сцепил пальцы в замок и заложил руки за голову. – Думаешь, они помирятся?

– А черт его знает. Вообще, они якобы наняли одного адвоката и уже все решили.

– Господи, час от часу не легче, но бывает же полюбовный разрыв. Мы с Блэр даже не можем договориться о дате слушания, – фыркнул он. – Шей знает?

– Нет. Они собираются рассказать ей на выходных.

Как бы мне не было грустно, еще большую боль причиняли мысли о Шей. Она и не предполагала, что за разговор ее ожидает. Шей, вне всяких сомнений, была самым романтичным человеком на планете. Она постоянно смотрела мелодрамы, организовывала друзьям свидания вслепую и писала стихи о любви. Она была настолько помешана на любви, что стала организатором свадеб – к тому же, чертовски хорошим. Она будет полностью раздавлена.

По крайней мере, теперь нас станет двое.

Глава 23

Кейси

– Привет. – Мама выглянула из-за двери моей спальни.

Зевнув, я приподнялась и села на кровати.

– Доброе утро. Девочки уже встали?

– Да. Я их покормила. Рюкзаки собраны. Можно выдвигаться. Хочешь, я сама посажу их на автобус?

– Нет, – вздохнула. – Я сама. Я позвонила на работу. Сказала, что сегодня не выйду.

Уголки ее губ опустились.

– Броди так и не позвонил, да?

В горле стоял ком. Я не могла из себя и слова выдавить, поэтому просто покачала головой. На глаза снова навернулись слезы, хотя откуда бы им взяться? Ведь я и так уже выплакала озеро. Размером с то, что находится за домом.

– Ладно-ладно, солнышко. Увидимся внизу, – она закрыла дверь, а я повернулась к тумбе, смотря на свой мобильник. Мне было страшно. В голове то и дело проигрывались тысячи вариантов развития событий.

Броди мог прислать смс, что мы расстаемся.

Мог сказать, что возвращается, и мы все решим.

Или же мог не написать вообще.

Сделав глубокий вдох, я взяла в руки телефон.

Ничего.

Черт.

И тут встал вопрос: что мне делать теперь? Стоит прикинуться девочкой-тинейджером и закидать его смс-ками, умоляя простить? Или быть уверенной в наших отношениях и дать ему время подумать?

Да пошло оно все. У меня не хватило уверенности, чтобы сразу рассказать ему о Заке, значит сейчас пришло время бороться за свое счастье.

Я: Привет! Знаю, вчера выдалась та еще ночка. Ты растерян и зол на меня. Я и сама на себя зла. Во-первых, мне жаль, что все так обернулось с твоими родителями. Даже не представляю, как ты себя чувствовал, когда приехал ко мне за поддержкой и увидел Зака. Во-вторых, вчерашняя ночь – худшая в моей жизни. Намного хуже, чем та, когда ушел Зак. Он бросил нас, и я похоронила надежду, быть счастливой. А в тот день, когда встретила тебя, я снова вернулась к жизни. Я безумно влюблена в тебя и всегда буду жалеть, что совершила ужасную ошибку, не рассказав тебе обо всем раньше. Умоляю, дай мне шанс все объяснить.

И нажала «отправить» самое длинное – и важное – сообщение в моей жизни.

Если я все утро не буду отлипать от телефона, моля Всевышнего, чтобы Броди ответил, ничего путного из этого не выйдет. Я быстренько приняла душ, а затем пошла провожать Люси и Пайпер на автобус.

В воздухе витал запах жженой листвы, а морозное утро немного остудило пыл – я уже не была настолько взвинченной. Держась за руки, мы с девочками зашагали по подъездной дорожке. Под ногами хрустели листья. Почти сразу же подъехал автобус, они запрыгнули в него и стали посылать мне воздушные поцелуйчики в окошко. Я махала им рукой, отчаянно пытаясь натянуть на лицо счастливую улыбку, пока автобус не скрылся из виду. Хотя на деле все мысли занимал лежавший в кармане мобильник.

Не успела я дойти до дома, как он завибрировал.

Сообщение! От... Лорен.

Л: Хаюшки, цыпа. Я завтра уезжаю. Не против, если забегу ненадолго с утра? Или ты на работе?

Как хорошо, что я отпросилась. Лорен могла уехать в Италию, а я так перед ней и не извинилась. Такого я допустить не могла.

Я: Нет, я отпросилась. Сказала, что заболела. Приезжай ради Бога. Я задолжала тебе тысячу извинений.

Л: Ничего подобного. Увидимся.

***

Чуть позже, разлив холодный чай с малиной по двум кружкам, я услышала громкий стук в дверь. И как бы мне ни хотелось поскорее увидеть Лорен, часть меня все еще действительно не теряла надежду, что за дверью вместо нее может оказаться Броди. Но удача была явно не на моей стороне.

Едва я успела приоткрыть дверь, как Лорен ураганом ворвалась в дом, обнимая меня.

– Прости-прости-прости... мне так жаль, что вчерашний ужин закончился вот так. Я, правда, не хотела, чтобы все так вышло.

Вздохнув, я обняла ее в ответ и положила голову ей на плечо.

– И я. Не стоило мне так убегать. Но у меня уже просто не было сил слушать порицания Алексы.

– Мне тоже жаль... очень сильно, – тихонько промолвила Алекса, выходя из-за спины Лорен с засунутыми в худи руками и опущенными в пол глазами.

Вдобавок к собственному внутреннему раздраю и уязвимости, увидев Алексу настолько опечаленной... я просто не смогла больше обижаться на нее. Не выпуская Лорен из объятий, я вздохнула и протянула руку Алексе, чтобы она стала частью трио-обнимашек.

– Кейси, мне очень стыдно, что я вела себя, как противная сучка, – сказала Алекса, уткнувшись Лорен в макушку. – Ты права. Мне не понять, насколько тяжело тебе приходилось. Я самая настоящая задница.

Я не стала отвечать, просто сжала ее руку.

– Давайте заходите. Поболтаем, – наконец оторвавшись от них, другой рукой я ухватилась за Лорен и потащила их в заднюю часть дома. Они последовали за мной на кухню, где я достала еще одну кружку из шкафчика, налила ароматный напиток и села перед ними.

– Итак, когда ждать малыша? – спросила я Лорен.

Ее полные красные губы растянулись в широкой улыбке.

– В марте. Я забеременела, как только мы оказались в Италии.

– Иии... весенний карапузик. Я безумно рада за тебя. Как там Томми?

Лорен засмеялась и закатила глаза.

– Нуу... Бог меня особо грудью не наградил, а вот в беременность – в первую очередь. И сейчас, как бы ему ни хотелось поиграть с моими мячиками, мне слишком больно, когда он их касается.

– Ох... я помню те дни, – застонала я. – Грудь так болела, что я едва могла спать на животе. А в остальном, как себя чувствуешь? – поинтересовалась я.

– Хорошо. Какое-то время постоянно мучил токсикоз. Каждый раз, когда Томми готовил бекон, меня выворачивало наизнанку, что довольно хреново, ведь он ест его и на завтрак, и на обед, и на ужин.

Я наклонилась к ней, чтобы нас не услышал никто из непрошеных гостей.

– Запора не было?

Алекса скривила личико от отвращения, переводя взгляд с меня на Лорен, и обратно.

– Фи! Это ужасно. Благодаря вам, мысль о том, чтобы никогда не заводить детей, становится все привлекательней.

– Ой, ну прекрати, – склонив голову, я скептически посмотрела на нее. – Заведешь ты детей.

– Да ни за что, – она сделала глоток чая. – Мы с Дереком уже решили, что это не по нашей части. И мы абсолютно не против прожить всю оставшуюся жизнь в роли супер-крутых тетушки и дядюшки. Мы слишком эгоистичны для детей.

– Уверяю тебя, дорогая. Ты передумаешь, – кивнула ей я.

– Ни за какие коврижки, – засмеялась она. – Именно поэтому мои подруги – две фабрики по производству детей. Все свои материнские инстинкты я спускаю на ваших деток, а затем прихожу домой, в чистый, не заполненный доверху игрушками дом, и от души выпив вина, занимаюсь с мужем сексом прямо на полу гостиной.

– Ты прямо описываешь ту ночь, когда я залетела, – блаженно вздохнула Лорен, а мы с Алексой от души рассмеялись.

– А ты сама, Кейси? Хочешь, чтобы у вас с Броди были еще детишки? – спросила Алекса.

Услышав его имя, я словно получила удар под дых. Я все еще никак не могла прогнать воспоминания прошлой ночи, но попыталась как можно дальше отогнать мысли прочь, чтобы провести какое-то время с подругами. Но, когда Алекса ненароком упомянула Броди, они снова заполонили разум.

Я опустила глаза, не зная, как ответить на данный вопрос. Я ведь даже не знала, увижу ли его когда-нибудь снова, не говоря уже о том, чтобы стать настоящей счастливицей и сделать его отцом своих детей.

– Кейси? – взволнованно посмотрела на меня Лорен, а затем и Алекса.

Подняв голову, я вытерла слезу, покатившуюся из краешка глаза.

От удивления у Лорен распахнулись глаза, и отвисла челюсть.

– Что случилось? – она потянулась и нежно погладила меня по руке.

Я судорожно вздохнула и взглянула на нее, избегая встречаться глазами с Алексой. Сейчас осуждающих взглядов я не вынесу.

– Вчера ночью сюда приезжал Зак. Пьяный.

Алекса наклонилась ко мне. Ее глаза, казалось, вот-вот вылезут из орбит.

– Зак?

– Да. Мы сидели на крыльце, он без умолку болтал о том, как скучает по нам с девочками и нес всякую несуразицу, – я потерла глаза от усталости. – В общем, пока мы прохлаждались, на подъездной дорожке показался Броди. Видимо, ехал от родителей. Они сказали ему, что разводятся. Он был расстроен, поэтому приехал ко мне и увидел... – я всхлипнула, так и не успев закончить предложение.

Они обе сидели неподвижно, широко открыв глаза и ловя каждое мое слово. Сердце пустилось вскачь, и меня затрясло, пока я пересказывала события прошлой ночи.

Прочистив горло, продолжила:

– Нас с Заком на крыльце. Само собой разумеется, он устроил ему взбучку.

– Броди его ударил? – спросила Алекса.

– И не раз. Думаю, он сломал ему челюсть, – я уронила голову на руки.

Лорен резко ударила ладонями по столу.

– Ни хренашечки себе! Быть такого не может!

Я украдкой взглянула на нее.

– Еще как может. Броди его так сильно ударил, что Зак перелетел через перила, и оказался на лужайке.

Они обе ахнули.

– Я... Что... Как, – запричитала Лорен. – Даже не знаю, с чего начать.

– Зак не дал ему отпор. Он просто хотел уйти. Я сказала Броди, что он слишком пьян, поэтому мне нужно отвезти его домой.

– Вот так дела, – тихонько воскликнула Алекса. – Ты повезла Зака домой? Или Броди успел первым швырнуть его в грузовик?

Я покачала головой и, поднявшись, вытащила упаковку крекеров из кладовки.

– Крендельки? – Алекса уставилась на пачку, когда я села. – Сейчас только девять утра.

Пожав плечами, закинула кренделек в рот.

– Заткнись. Я всегда заедаю стресс.

– Давай рассказывай, чем все закончилось. Что дальше то было? – Лорен взяла горсть крендельков.

– Броди, естественно, начал спорить. Сказал, что единственный приемлемый вариант – если Зак поедет вместе с ним, а я поведу его машину, – я глубоко вздохнула. – Так мы и сделали. После того, как я припарковала машину Зака, подбежала к пикапу Броди и уже не могла сдержать эмоций. Плакала всю дорогу домой. Броди притормозил на подъездной дорожке, я выпрыгнула из машины, думая, что он последует за мной, но он сказал, что уезжает. – Мой голос дрогнул. – Он сказал, что ему нужно подумать и все осмыслить и... что бы там ни было, поэтому... он уехал. С тех пор мы не разговаривали.

– Ты пыталась с ним связаться? – спросила Лорен.

– Да. Утром отправила ему смс, попросила дать мне возможность объясниться. Пока не ответил, – я вытащила телефон и взглянула на маленький конвертик в верхнем правом углу, молча умоляя значок замигать.

– Ничего себе, – Алекса выглядела шокированной.

– Знаю, знаю, ты была права, – я взглянула на нее. – Но я не хочу об этом говорить, хорошо?

– Кейси, я не пытаюсь доказать свою правоту. Как и пристыдить тебя. Мне просто очень жаль, что все сложилось вот так. Мне, правда, очень, очень жаль. – Она потянулась и сжала мою руку.

И я позволила ей утешить меня.

Потому что нуждалась в утешении.

После нескольких часов непрекращающихся заверений девочек, что все у меня наладится и наших с Лорен попыток выбесить Алексу детальными подробностями беременности, пришло время подругам отправляться по домам.

– Когда мы тебя снова увидим? Не раньше лета? – заныла я, обращаясь к Лорен. Она подошла к входной двери, обернулась и, взяв меня за руки, начала раскачивать их как качели.

– Ага, – вздохнула она. – Мы вернемся в июне. На следующую нашу встречу, я буду мамочкой трехмесячного карапуза. Господи, совсем не верится, да?

– Совсем. Но это потрясающе, – я притянула ее для долгих объятий. И не хотела отпускать. Эгоистично, но мне так хотелось переселить ее к нам в дом, чтобы она всегда была рядом, уверяя меня, что все будет хорошо. У нее это отлично получалось.

Сделав шаг назад, она взяла мое лицо в ладони.

– Выше нос! Броди умный парень. Он вернется. И, скорее всего, когда мы встретимся в следующий раз, на твоем пальчике будет красоваться огромный бриллиант.

Я слегка улыбнулась.

– Скрести за меня пальцы на удачу.

– Скрещу. И на руках, и на ногах. Ой, да, черт побери, я даже ноги больше раздвигать не буду. Залететь я уже залетела. Так что теперь в этом необходимости нет, – засмеялась она.

– У меня не так хорошо получается толкать речи, как у нее, – Алекса кивнула на Лорен и закатила глаза. – Но я люблю тебя. Так что, держись тут. Если буду нужна – звони. Я всегда поблизости.

– Хвастунья, – прищурившись, Лорен взглянула на Алексу.

– Люблю вас, девчонки. А теперь – кыш отсюда, – я открыла дверь. – Лорен, хорошего полета. Обними за меня Томми.

– Обязательно. Люблю тебя.

Как только они ушли, я закрыла дверь, развернулась и облокотилась на нее спиной. У меня засосало под ложечкой и, когда собралась дать волю эмоциям, в кармане завибрировал мобильник.

Сообщение.

От Броди!

Б: Привет! Я реально запутался и сейчас очень зол. Мне нужно время подумать. Сегодня вечером мы с командой уезжаем из города, вернусь через несколько дней. Позвоню тебе сам. Буду признателен, если в это время ты не будешь зависать с Заком в парке.

Черт. Парк. Откуда он узнал?

Желудок ухнул вниз, и я почувствовала себя еще хуже, чем пару минут назад.

Я: Понимаю. Я люблю тебя. Очень сильно. Пожалуйста, не забывай об этом.

Не сводя глаз с телефона, я ждала... и ждала.

Но Броди так и не ответил.

Глава 24

Броди

– Это что за хрень? – Ко мне подъехал Вайпер, пока игроки «Колорадо Эвеланш» в своих бордовых джерси собрались в кучу, давая друг другу «пять» и празднуя пропущенную мною шайбу.

Не обращая на него внимания, я, сдвинув шлем на макушку, снял лицевую маску. Болельщики Колорадо оживились, тарабаня в защитное стекло. Некоторые из них, едва я занял стойку в воротах, начали светить мне средними пальцами. Еле удержался, чтобы не показать им ответный жест. Бросил взгляд на тренера Коллинза, который, сложа руки на груди, расхаживал вдоль скамейки в своем дешевеньком костюмчике, метая молнии в мою сторону.

Не кипятись, Коллинз. Это всего на всего одна сраная шайба.

– Играешь сегодня как баба. Соберись, бл*дь, – рявкнул на меня Вайпер, осознав, что ответа от меня так и не дождется. Мне тут же захотелось послать на его три веселых буквы. Сделав глоток Гаторейда из бутылки, я опустил шлем.

Еще четыре раза игроки Эвеланш собирались в кучу, поздравляя друг друга.

Еще четыре убийственных взгляда от Коллинза.

По завершению матча, со льда я уходил с опущенной вниз головой, изо всех сил пытаясь не обращать внимания на насмешки болельщиков.

«Катись к черту, Мерфи!»

«Он больше не мой любимчик!»

Мы продули 5:2, и вина за это лежала на мне. Я не стал перечить парням, когда они несли всякую чепуху, типа: «Командой выигрываем, командой и проигрываем», но в сегодняшнем проигрыше виноват был только я. Это моя работа – отбивать маленькие черные шайбы, чтобы они не пересекали линию ворот, не давая прозвучать сирене. Но сегодня вечером я облажался.

Четыре раза.

Эта сирена у меня уже в печенках сидела, особенно, когда звучала со стороны моих ворот. Красные фонари и раздражающий гудок сигнализировали мой провал. За сегодняшний вечер я слышал их чаще, чем за весь сезон вместе взятый.

Пф... большое дело!

Это же всего одна игра.

Игра, которая в конце сезона, уже погоды не сделает.

Брехня.

Эта игра была важна. Как и все остальные. Не счесть примеров, когда команда теряла место в плей-офф из-за одной игры. Бывает, что одна пропущенная за весь сезон шайба решает – будешь ли ты играть в плей-офф или смотреть матчи по телеку.

Когда я зашел в раздевалку, Коллинз уже стоял у моего шкафчика.

– В норме? – пробубнил он, едва я подошел к нему.

– Порядок, – соврал я, не желая рассказывать своему тренеру, что за последние несколько дней пережил столько, что и врагу не пожелаешь.

Кивнув, он осмотрел шумную раздевалку.

– Не выспался, малыш, или дело в другом?

– Ага, – огрызнулся я, смотря ему прямо в глаза. – Тяжелая ночка. Извините.

– С журналистами поговоришь?

– Не. Не сегодня.

Он похлопал меня по плечу и ушел.

Вот только не хватало мне сейчас своры кровожадных спортивных репортеров, которые по сотому кругу крутят одни и те же вопросы, желая выведать, почему же это я пропустил столько шайб. Да кто же, бл*дь, знает?

Я стянул джерси через голову и начал снимать щитки. Луи украдкой взглянул на меня и включил в раздевалке телек, щелкая на канал с послематчевыми интервью. Не секрет, что этот матч был у меня далеко не лучшим. Не секрет и то, что я сам был чертовски недоволен своей игрой. Обычно, именно я всегда отпускаю шуточки после игры, но сегодня даже разговаривать ни с кем не хотел.

Ну, кроме одного человека. Однако с ней заговорить я пока был не готов.

Я сел на скамью и, вздохнув, уперся руками в колени, склонив голову вниз. Хватало того, что я слышал интервью. Видеть его у меня уж точно не было желания. И как в сказке, тут же посыпались вопросы от журналистов о моей игре.

«Тренер, вас разве не беспокоит сегодняшняя игра Мерфи?»

«Нет, – ответил он. – Что случилось, то случилось. Все мы люди. Эта его первая неудачная игра за весь сезон. Каждый заслуживает право на парочку таких».

«Тренер, тренер! – закричал другой журналист. – В этом году у Мерфи истекает контракт. Влияет ли это на его игру?»

Коллинз громко вздохнул в микрофон: «У него действительно заканчивается контракт в этом году. Влияет ли это на Мерфи? Как знать? Я ответить на этот вопрос не могу. Уверен, что это определенный стресс – знать, что руководство клуба наблюдает за каждым его действием и оценивает, но он толстокожий. Все стерпит».

«Тренер Коллинз, по данным источников из окружения Мерфи, есть информация, что на его сегодняшнюю игру могли повлиять проблемы личного характера. Вам что-нибудь известно об этом?»

Вскинув голову, устремил взгляд на экран.

Гр*баные стервятники из газетенок.

Я почувствовал, как каждый парень в комнате сверлил мне затылок своим взглядом.

«А теперь послушайте меня, уважаемые. Знаете, что? Со мной о подобных вещах он не разговаривает, да и не обязан. Мерфи находится в команде, чтобы играть в хоккей. И чертовски круто справляется с ролью вратаря. Выдалась ли у него тяжелая игра? Да. Вернется ли он в строй завтра? Да. Думаю ли я, что его личная жизнь как-то сказалась на игре? Нет. Да даже если и так, это не моего или чьего бы то ни было ума дело. На сегодня все». Он оттолкнул микрофон от лица и поднялся на ноги, выглядя ужасно взбешенным. Таким я его еще никогда не видел. Как и любой из нас, он выходил из себя, но практически никогда не показывал этого на камеру и уж тем более, во время интервью.

На всех парах Коллинз промчался через раздевалку, не обращая внимания ни на кого. Особенно, на меня.

– Вот это жесткачь, – Вайпер присел рядом со мной, с его висков капал пот. – Все тип-топ?

– Покатит, – я швырнул коньки в сумку.

– Чет не похоже.

– Ладно, нет.

– Может, хочешь о чем-нибудь перетереть? – осторожно поинтересовался он.

Я плюхнулся на лавку и уставился прямо перед собой.

– Но в советах не нуждаюсь, – предупредил его я.

– Усек. Валяй.

– Он вернулся. Ее бывший. Скорее всего, уже как несколько недель, но она мне ничего не рассказала, – вздохнул я.

– Занятненько.

– И все? Занятненько? – произнес я, вытаращив глаза.

– Ты сказал, что в советах не нуждаешься, – Вайпер пожал плечами. – Так что я только слушаю.

– Но если бы я все-таки попросил у тебя совета, что бы ты ответил?

– Не парься и наваляй ему. Она твоя женщина. Борись за нее.

– Уже. Кажется, я сломал ему челюсть.

Он тут же обернулся, чтобы посмотреть на меня, и хлопнул по плечу. Сильно.

– Вот так молодчик! Так почему она тебе не рассказала обо всем?

– Не знаю. Наверное, не хотела, чтобы я разозлился?

– Погоди-ка, – поднявшись, Вайпер засунул свои коньки в сумку. – С хрена ли ты этого не знаешь? Ты ее не спросил, что ли?

– Я разозлился. И уехал. С тех пор мы не разговаривали.

Он, нахмурившись, раскрыл рот от удивления.

– Ты что, совсем идиот? Что если есть вполне веская причина, по которой она промолчала? Что если, пока ты просиживаешь тут штаны, играя упертого осла, и пыхтишь как паровоз, этот кретин там утешает ее и собирает по кусочкам разбитое сердце?

– Я сказал, что позвоню, как вернусь.

– Приду-у-урок, мы не в городе. Как думаешь, сколько этому хорьку понадобится времени, чтобы Кейси дала ему проскользнуть обратно в норку? Надеюсь, не буквально.

– Она этого не сделает. Не с ним, уж точно, – я встряхнул головой, прогоняя мысли прочь.

– А чего бы, твою мать, нет? Ты с ней не разговариваешь. У барышни разбито сердце. Скорее всего, она будет искать мужское плечо, на которое, так сказать, можно было бы опереться.

Я почувствовал себя жутко.

Вайпер был прав... а я нечасто такое говорю.

***

После отстойной игры я вернулся обратно в номер. Прежде чем залезть в душ, проверил телефон. Четыре пропущенных – три от мамы, которой у меня не было настроения перезванивать, и один от Шей.

Не было надобности дважды думать о том, чтобы перезвонить ей, хотя мне было до чертиков страшно. Мать с отцом уже рассказали ей? Теперь она все знала? Если нет, то получится ли у меня вести себя, словно ничего и не случилось?

– Привет, малышка! – я изо всех сил старался, чтобы мой голос звучал жизнерадостно, когда она ответила.

– Броди! – выпалила она, как только подняла трубку. – Что за фигня творится с мамой и папой?

Я вздохнул.

– Рассказали, да?

– Да. Позвонили с утра. Сказали, что хотели, чтобы я узнала от них, а не от тебя.

– Как мило с их стороны, – с издевкой произнес я, растянувшись на кровати.

– Что у них случилось? Мне ведь они не скажут, – ее голос был тихим и грустным. Именно так я себя и чувствовал.

– Не знаю. Когда я был у них, мне они тоже особо ничего не сказали, – я помассировал виски. – Хотя, я там недолго пробыл. Вылетел как пуля.

– Мама рассказала. Во всей этой ситуации, она больше всего расстроена твоим уходом, – недоверчиво произнесла она.

– Они поведали тебе, как долго знали, к чему все идет?

– Да, – вскрикнула она. – Целый чертов год! Что за фигня? Все так плохо, Броди. Мы должны что-то сделать.

– Шей, что мы можем сделать? – я понимал ее чувства. Она реагировала в точности как я прошлой ночью, когда собирался вернуть все в нормальное русло.

– Не знаю, – захныкала она. – Запереть их вдвоем в комнате, пока они не откажутся от этой затеи?

– К сожалению, в жизни не все так просто.

– Я зла, Броди. Мне больно, я запуталась и... зла.

Я набрал в грудь побольше воздуха и протяжно выдохнул.

– Я тоже злюсь, малышка. Только не знаю, на кого именно.

Глава 25

Кейси

Как и предыдущие пару дней, мое утро началось с отправки смс Броди, на которое, скорее всего, он вряд ли ответит.

Я: Твое молчание меня убивает. Мне тебя безумно не хватает. Пожалуйста, позвони мне. Целую.

За три дня он так и не позвонил. Даже смс не отправил, что оказалось настоящей пыткой. Каждый раз, когда мой мобильник подавал признаки жизни, у меня сердце уходило в пятки. Я даже начала молиться, чтобы зазвонил домашний, хотя, думаю, вряд ли Броди знает этот номер. У меня так болела душа, что унять эту боль не смог бы даже телефонный звонок. Я отправила ему несколько смс с простым текстом «Я люблю тебя», но все они так и остались без ответа.

До конца больничной практики оставалось рукой подать, и я была уверена, что выше тройки за нее Морин мне не поставит. Очевидно, она придиралась ко всем студентам – ну, просто человек такой. Дарла заверила меня, что если бы меня взяли на постоянку в больницу, и она увидела бы меня в качестве коллеги, а не практикантки, то на самом деле работать с ней оказалось бы довольно круто.

Да какая теперь разница!

Тут уж скорее Вайпер женится на монашке, чем меня возьмут на работу в эту больницу. Но все же, я буду скучать по Дарле. Мы довольно сильно сблизились, поэтому я знала, что на этом наше общение не закончится.

– Глянь-ка, как много всего ты добилась, – гордо сказала она.

– Представляешь! Еще чуть-чуть и я буду настоящей квалифицированной медсестрой. Круто, да?

– Ты уже настоящая медсестра, Кейси. В душе ты стала ей уже давно. Это самое главное.

– Да, но, думаю, я решила, куда идти дальше, – присела за стол рядом с ней. – Наверное, попробую устроиться куда-нибудь в родовое отделение.

Она слегка склонила голову и приподняла брови.

– Серьезно?

– Да, – пожала я плечами. – Я много разговаривала со своей подругой из Италии о беременности и поняла, что это и есть то, в чем я хочу специализироваться. Вести беременности и помогать роженицам – вот, чем я хочу заниматься. Не говоря уже о главном плюсе – я смогу постоянно держать на руках этих крошечных пупсиков. Работа моей мечты!

Дарла засунула палец в рот, притворившись, словно ее сейчас стошнит.

– Давай-давай, забери эту работенку себе. Все эти женщины постоянно ноют, да жалуются. Ведут себя так, словно до них бабы вообще не рожали. Я перед таким умываю руки. Моя компашка – пьянчуги, которых привозят посреди ночи, людишки с переломами и всякие кадры из приемного покоя. Кого тут только не бывает.

– Ну, тогда нам придется частенько встречаться, чтобы обмениваться занимательными историями дежурств, – я улыбнулась ей.

– Непременно, – она ухмыльнулась. – Может, как-нибудь сходим парочками на двойное свидание.

– У-у-у. Двойное свидание? И кому же так подфартило?

Стрельнув в меня глазками, на лице у Дарлы растянулась дьявольская улыбочка.

– Без имен. Но дам подсказку: Змей у него ого-го какой.

И тут меня осенило. Чуть не уронив челюсть на пол, я спросила:

– Вайпер? [прим. пер. от англ. viper – змей] Ты же, вроде, говорила, что у вас несерьезно? Переспали и разбежались?

– Так и должно было случиться, – Дарла пожала плечами. – Но он закидывает меня смс-ками, и я не могу ему сопротивляться. Этот молодчик тот еще подлиза.

– Ладно, ладно. Я уловила, насколько он способный, – поморщившись, подняла руки вверх, останавливая ее дальнейший рассказ. – Если это того стоит, то я только рада за тебя. И с удовольствием схожу на двойное свидание, только если...

– Вы еще сойдетесь, – тихонько сказала Дарла, приобнимая меня. – Броди просто разозлился. Он отойдет, и все у вас наладится. Хочешь, я попрошу Вайпера, чтобы он сказал ему перезвонить тебе?

– Конечно, – засмеялась я. – Может, Вайпер передаст ему записочку в классе, чтобы мы встретились в научной лаборатории после собрания? Спасибо, но нет. Я сама заварила эту кашу, мне ее и расхлебывать.

– Ооо... легок на помине... – Я взглянула на Дарлу, а та махнула головой в сторону коридора. Проследив за ее взглядом, я увидела направляющегося к нам Зака.

– Привет, девочки, – он подошел и помахал нам рукой. – Кейси, можем поговорить?

Я кивнула и вежливо улыбнулась ему.

– Конечно, – развернувшись к Дарле, тихонько прошептала: – Скоро вернусь. Прикрой, если что, ладно?

– Без проблем, – ответила она, когда я последовала за Заком в зал ожидания.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю