332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Бет Эманн » Место для большего (др. перевод) (ЛП) » Текст книги (страница 5)
Место для большего (др. перевод) (ЛП)
  • Текст добавлен: 20 декабря 2020, 00:00

Текст книги "Место для большего (др. перевод) (ЛП)"


Автор книги: Бет Эманн






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 13 страниц)

– Ох, я отчетливо помню, как на прошлой неделе моя невероятно милая подружка-Медновласка запрыгнула на столешницу в кухне, потому что увидела ползущего по полу паучка.

– Но я…

– И, – продолжил я, издеваясь над ней, – кажется, припоминаю, как она же кричала, чтобы я живо выбирался из сортира, чтобы убить вышеупомянутого паучка.

Она сложила руки на груди и закатила глаза.

– Это был домашний паук. Они страшные. Амбарные просто милашки.

– И они больше домашних, – я кивнул головой в сторону дальнего темного угла. – Но тебе повезло. Здесь есть лестница.

– Да? – ее глаза распахнулись в восхищении. – Не хочешь подняться?

Я засмеялся и кивнул ей.

– Конечно.

Она практически перепрыгнула через деревянный пол амбар и схватилась за перила лестницы, взбегая так быстро, что я едва ли смог насладиться «видом сзади». К тому времени, как я поднялся наверх, она медленно кружилась, пытаясь рассмотреть все и сразу.

– Посмотри сюда.

Я оглянулся вокруг, замечая кучу пыли, стога старого сена, которое забилось в углах и паутину. Пожав плечами, я посмотрел на нее и покачал головой.

– Прости, не вижу ничего особенного.

– Сделай глубокий вдох, – она закрыла глаза и вдохнула. – Чувствуешь запах истории? Кто здесь жил годами ранее? Какими они были? Каково было жить здесь? Неужели ты не испытываешь искушение? Познать… неизведанное.

– К сожалению, нет. Я испытываю искушение выходя на лед. Итак, давай составим список вещей, которые тебя привлекают, хорошо? На данный момент, это кровь, кишки, амбары и чердаки, – я улыбнулся, глядя на нее. – Что-то еще?

– Ты, – она медленно направилась ко мне и обвила руками мою талию.

– Что это с тобой? – я с радостью обнял ее в ответ. – Это амбар так тебя соблазнил?

– Возможно, – промурлыкала она. – Здесь так романтично.

– Ну... я не взял с собой нашего верного друга, Капитана Пирсовое Одеяльце, но, я думаю, мы сможем найти уютненькое местечко на мягкой травке снаружи. Не хочешь спуститься по лестнице? – я сделал шаг по направлению к лестнице, но Кейси поймала меня за руку и потянула к себе.

– Забавно, что ты решил спросить, – она подняла бровь, смотря на меня с дьявольской улыбкой на губах. – Честно говоря, я бы с удовольствием… спустилась.

– Погоди, что?

К тому времени, как я смог понять, что именно она имеет в виду, мой дружок уже стоял «по стойке смирно».

Кейси медленно опустилась на колени, не сводя с меня своих больших, искрящихся зеленых глаз. Протянув руку к пуговице на моих шортах хаки, она впилась в меня взглядом, закусывая нижнюю губу. Она приспустила край боксеров ровно настолько, чтобы освободить моего «товарища по команде» и обернула вокруг него свою маленькую ладошку. Я держался как мог, дабы не пустить заряд раньше времени, подобно возбужденному четырнадцатилетнему подростку, который впервые прикоснулся к девчонке. В ту минуту, когда она сомкнула свои губки на набухшей головке, мне было абсолютно плевать на амбары и хоккей. Когда она начала кружить язычком, я инстинктивно подался вперед, совершая толчки. Я хотел, чтобы она поспешила, но в тоже время – чтобы замедлилась. Запустив руки в волосы Кейси, я слегка потянул. Это незначительное движение подлило масла в огонь ее желания, и она застонала. Прижав язычок к нижним зубам, она широко открыла рот, чтобы я мог коснуться стенки ее горла. Что я и сделал. С минуту она пробовала меня на вкус, затем сглотнула, и я дернулся. Потянувшись мне за спину, она схватила меня за задницу, притягивая к себе еще ближе, плотно обхватывая губами и посасывая с такой силой, что я мог бы взорваться в любую минуту.

– Мамочка! Броди!

Мои глаза мгновенно распахнулись, а Кейси тут же подскочила, вытирая губы и пытаясь собраться с мыслями. Мозг изо всех сил старался включиться в работу снова, пока я застегивал свои шорты.

– Мамочка? – снова позвала Люси.

– Мы здесь, солнышко, – выкрикнула Кейси из-за перил. – Не поднимайся. Здесь небезопасно. Мы сейчас спустимся.

Люси и Пайпер затопали по деревянному полу амбара, перепрыгивая на другую сторону, чтобы заглянуть в одну из старых конюшен.

– Ты в порядке? – спросила Кейси, облизывая свои розовые, припухшие губки.

– Нет, – простонал я. – Я на грани и это не смешно.

– Мне так жаль, – извинилась она. – Обещаю позаботиться о тебе позже.

Я раздвинул ноги в стороны, дабы не тереться бедрами о «братьев-близнецов».

– Надеюсь, мне не придется ходить так, словно я выпрыгнул из седла весь гребаный день.

Она пыталась не хихикать, пока снова извинялась.

– Мне правда жаль. Кролик оргазма принес тебе синие яйца?

– Нет. Пока только голубые, – я застонал от дискомфорта. – Такое чувство, словно кто-то ударил меня между ног. Ты не слышала, от этого раньше кто-то умирал? Если нет, то вполне возможно, что я буду первым.

– Мамочка, мисс Джоанна сказала, что ужин уже готов, – прокричала Пайпер.

– Хорошо, малышка. Мы кончили с экскурсией. Спускаемся, – она захихикала, прикрывая ладошкой рот, понимая, что только что сказала.

– Мы были так близки, – пожаловался я, когда она повела меня к лестнице.

Глава 11

Кейси

Неторопливо проходя через раздвижные двери больницы, я все еще находилась в состоянии эйфории от восхитительных выходных, проведенных вместе с Броди и девочками, и была решительно настроена не позволить ни единой душе испортить этот день.

Не говори гоп, пока не перепрыгнешь.

– Доооооброе ууууутро, Дарла! – пропела я, засовывая свой контейнер с обедом в шкаф и снимая худи.

Она откусила яблоко и посмотрела на меня, приподняв бровь.

– Угум. Кажись, кому-то что-то перепало на этих выходных.

Я попыталась скрыть широкую улыбку, но каждый раз, вспоминая удивленное лицо Броди в тот момент, когда я делала ему минет в амбаре, все было напрасно. Однако, выражение его лица спустя пару часов, когда я наконец-то позаботилась о бедненьком мальчике и облегчила его боль, закончив начатое, доставляло ещё большее удовольствие. Кто знал, что в мастерской его отца может быть настолько весело?

– Да я тебя и не виню. Если бы мой парень был так же горяч, как твой, я бы тоже взгромоздилась на него, словно паукообразная обезьянка, – выбрасывая яблоко в корзину, засмеялась она.

Засмеявшись, я покачала головой. Мне действительно нравилась Дарла. Она абсолютно не следила за своей речью, болтая обо всем, что только придет в голову, но именно благодаря ей работать здесь было не просто хорошо, а даже весело. Тот факт, что ее любила Марин, а Дарла частенько хвалила меня в разговоре с ней, служил дополнительным бонусом.

– У кого это горячий парень?

Развернувшись, чтобы повесить худи, я почувствовала, как сердце подпрыгнуло к горлу. Не важно, сколько времени прошло, при звуке его голоса, я чувствовала, как по коже пробегают мурашки. Однако сейчас они были вызваны совсем другими чувствами.

– У Кейси. Он профессиональный хоккеист, – снова раздался звонкий голос Дарлы. – Я жду, когда она его бросит. Он слишком секси, чтобы оставаться не у дел.

– Серьезно? – поинтересовался Зак.

– Ага, – вздохнула она. – Великолепные каштановые завитки волос, чарующие зеленые глаза и задница, которая так и просится чтоб ее шлепнули.

О господи, Дарла, замолчи. Хватит.

– Правда, сомневаюсь, что мне что-то перепадет. Я слышала, что он втюрился в нее по уши.

– Ну и как его зовут? – беспечно спросил Зак.

– Бро…

– Отвали, – развернувшись, перебила я Дарлу.

Зак широко улыбнулся мне. Той самой улыбкой, от которой замирало сердце. Когда-то я её очень любила, и в свое время не смогла устоять перед ней.

– Странное имечко, – сложив руки перед собой, он облокотился на край стола.

– Мне нужно работать, – сурово сказала я, подходя и проверяя графики.

– На самом деле, я пыталась дозвониться тебе. Марин немного изменила расписание. Твоя смена начинается только через час. – Покосившись в мою сторону, поморщилась Дарла. – Прости.

Я застонала. Это означало, что теперь мне придется задержаться еще на час и тут же, все мое хорошее настроение, с которым я пришла на работу, сменилось желанием убраться отсюда подальше. Домой.

– Эй, вот же прекрасное совпадение. Я как раз собирался на перерыв. Мы можем поговорить?

Переводя взгляд с одного на другого, Дарла спросила:

– Ой, а вы типа знакомы?

Смотря в его карие глаза, я выплеснула всю обиду, что скопилась за четыре года, метая в него свирепые взгляды. Да как он посмел поставить меня в такое положение? Да еще на работе!

Мудак.

– Я занята.

– Милашка, Дарла только что сказала, что тебе еще час куковать. Ну же, пошли. Пожалуйста, – он тепло посмотрел на меня, умоляя выслушать, но я не купилась на это.

– Нет уж, спасибо, – решительно ответила я.

– А что происходит? – задаваясь вопросом, что же она пропустила, спросила Дарла. Глаза у неё стали похожи на блюдца.

– Я уже пару недель умоляю Кейси выслушать меня. Но как видишь, она непреклонна, – отводя от меня взгляд, сообщил Зак.

– Почему бы тебе не заткнуться? – рявкнула я на него. – У тебя отлично получалось молчать в тряпочку. Самое время продемонстрировать свои таланты.

Распахнув рот, Дарла стала медленно опускаться в кресло.

– Вау. Не знаю, что между вами было, но сейчас все серьезно, да?

– Можно и так сказать. Я отец ее близняшек, – спокойно произнес Зак.

Кровь закипела в жилах. Быстро обогнув стойку, я пронеслась мимо него.

– Пошли, придурок.

Возможно, если бы я шла быстрее, то мы бы потеряли друг друга в этих просторных коридорах.

– Помедленнее! – выкрикнул он, догоняя меня.

Удача сегодня не на моей стороне.

– Не могу поверить, – поворачиваясь к нему на каблуках, выкрикнула я. – Ты решил сыграть на моих чувствах. Да как ты посмел мне что-то предъявлять на работе? Кем ты, черт возьми, себя возомнил?

– Я знаю, что поступил, как скотина. Прости, – в его словах была лишь доля искренности. – Но мне очень нужно поговорить с тобой.

– Да что ты говоришь? Вот это да, – развернувшись, я зашагала дальше по коридору, все еще разглагольствуя, – стоило пару недель не обращать на тебя внимание, и ты сразу захотел поговорить, да? Теперь представь, как я чувствовала себя пять долбанных лет!

Он засунул руки в карманы штанов и опустил голову, решив больше не спорить со мной.

Очень умно с его стороны.

Мы зашли в кафетерий, и, промаршировав вперед, я тут же заняла место за одним из столиков и скрестила руки на груди.

– Давай покончим с этим, и я смогу снова вернуться к своей нормальной и счастливой жизни.

Он вздохнул.

– Я хочу взять кофе. Будешь?

– Мне все равно, – я закатила глаза и посмотрела налево. За столиком, держась за руки, сидела парочка. По лицу девушки катились слезы, а голова покоилась на плече парня. Его губы дрожали. Казалось, что он пытался держаться ради нее, через что бы им не пришлось пройти.

Может, у них болен ребенок? Родители? Кто-то из братьев или сестер?

Но в моей работе существовала особенная трудность. Врачи встречают своих пациентов в один из самых непростых периодов их жизни. Тогда, когда им особенно тяжело. Потом они о тебе и не вспомнят, но вот ты их уже никогда не забудешь.

– Сахар?

Голос Зака вырвал меня из собственных мыслей, и я тут же взглянула на него.

– Я спросил, тебе нужен сахар? Раньше ты пила с сахаром, но, может, все изменилось.

– Я ненавижу кофе с сахаром, – соврала я, отказываясь доставлять ему удовольствие в том, что память его не подвела. – Пью просто черный.

Он поставил две чашки на стол и отодвинул стул напротив меня. Никто из нас так и не заговорил. Я не намеревалась облегчать ему задачу, начиная болтать на бессмысленные темы, предпочитая оказаться где угодно, но только не здесь. Не с ним. В палатке исследователей в Антарктике? Согласна. Поплавать с крокодилами в Амазонке? Да без проблем. Проползти через пустыню в Египте? Проще простого. Все лучше, чем сидеть с ним здесь.

– Итак… – он вздохнул. – Как зовут твоего парня?

Сузив глаза, я наклонилась вперед.

– Единственная причина, по которой я вообще сейчас сижу здесь – это чтобы ты не наболтал ничего лишнего Дарле и, потому что не хочу, чтобы кто-то был в курсе моей жизни. Хочешь вешать мне лапшу на уши, где ты был последние пять лет? Хорошо, как пожелаешь, но своего парня я с тобой обсуждать НЕ БУДУ!

Он слегка вздрогнул от моих слов и опустил глаза вниз. Мне стало его жаль.

Никакой. К черту. Жалости. Он это заслужил.

– Я заслужил это, – признался он.

– Ну, наконец-то хоть в чем-то мы сошлись во мнениях, – я закатила глаза, откинувшись в кресле и скрестив руки.

– Знаешь, мне тоже нелегко, – мягко сказал он. – Я годами думал о том, что скажу тебе, если у меня появится шанс. А теперь, вот она ты, сидишь прямо передо мной, но я не знаю, с чего начать. Понимаю, никакие слова не оправдают того, что я сделал пять лет назад. Да я и не пытаюсь найти себе оправдание. Я просто хочу, чтобы ты знала, откуда все пошло.

Мне было абсолютно плевать, откуда все пошло. Я не хотела этого слышать, но знала, что Зак не отстанет от меня, пока я не дам ему объясниться. В тот момент, я решила держать рот на замке и позволить ему сказать все, что у него есть. А затем я смогу наброситься на него.

– Я знаю, что ты была в курсе того, что я пил в те времена. Однако, все было не так просто. Я не мог себя контролировать. Я шел на работу, отрабатывал восьмичасовую смену и, несмотря на то, что всегда находилась подработка, уходил. Мне хотелось сбежать и пойти напиться.

Вспомнив, как во многом нам пришлось себе отказать только потому, что было туго с деньгами, я стиснула зубы и позволила ему продолжить.

– Мне и компания была не нужна. Я покупал ящик пива, забирался в машину и напивался. Затем возвращался домой, ты как раз тогда уходила на работу. Я укладывал девочек и снова напивался, пока не отключусь. Говоря по существу, мне приходилось покупать пиво каждое утро, по дороге на работу, чтобы меня не трясло целый день.

Я сидела, уставившись на него в полном неверии. Я знала, что он пил – то тут, то там по дому валялись банки – но никогда не думала, что все так серьезно.

– Я был зависим. Затем, однажды меня остановили и арестовали за вождение в нетрезвом виде. Меня должны были тут же забрать в тюрьму, но как ты помнишь, в то время моя мать работала в офисе прокурора. Он сделал свое дело и освободил меня, тогда мои обвинения оказались лишь формальностью. Спустя месяц, я врезался в автомобиль, и пара, которая была в нем, серьезно пострадала. Еще одно вождение в нетрезвом виде, еще один арест и еще больше обвинений. В этот раз, они заставили меня заплатить.

Я была полностью поглощена тем, о чем он мне рассказывал, так, как и понятия не имела, что Зака арестовывали.

Кто ему помогал? Как ему удавалось держать меня в неведении?

– Именно тогда я и решил, что не принесу ничего хорошего тебе и девочкам. Что бы ни случилось, вам втроем было бы лучше без меня. Кроме того, я знал, что если скажу тебе, что уезжаю, потому что облажался, то, как любящая девушка, ты стала бы бороться за нас. И, скорее всего, выиграла бы. Когда я ушел от тебя и девочек, то совершил самую глупую ошибку, но также это было безумно тяжело.

У меня болело сердце от осознания того, как ему было ужасно тяжело. На его долю выпало столько проблем, а я вела себе как самая настоящая стерва.

– Как бы там ни было. Ты думала, что тем утром я был на работе, но моя мать взяла меня с собой на встречу с адвокатом, с которым работала, и он продолжил рассказывать мне, насколько глубоко я погряз в этом дерьме. Во второй половине дня пришла Кристина, чтобы посидеть с девочками, и я принял сиюминутное решение – побросал барахло в машину, черканул тебе записку, поцеловал девочек на прощание и ушел. Я целовал их и плакал. Той ночью, проезжая мимо нашего дома, по крайней мере, десяток раз, я был так чертовски близок к тому, чтобы вернуться и молить тебя о прощении. Как сейчас помню, раз даже заехал на нашу подъездную дорожку, – потерявшись в воспоминаниях, он уставился на стол, – ты еще не сняла свою медицинскую форму, а Люси сидела у тебя на бедре. Ты тогда отодвинула шторы, чтобы посмотреть, кто это, но свет фар слепил в глаза, и оказалось ничего не видно. Я двинулся с места, а ты ушла, подумав, что это всего лишь разворачивается проезжающая машина

О боже. Я вспомнила. Было так темно. Я молилась, чтобы это оказался он, но машина отъехала, и надежда канула в лету.

Он шмыгнул носом и вытер краешек глаза, все еще не смотря на меня.

– В любом случае, после этого я начал опускаться на дно. Из койки в койку, выпивая по ящику пива в день, а то гляди и больше. Спустя какое-то время, пива уже стало не хватать. Тогда я перешел на крепкие напитки. Просто хотелось забыться и ничего не чувствовать. Когда я трезвел, то все мои мысли крутились вокруг тебя и девочек. И того, что я пропускаю в вашей жизни. Я променял девушку и дочерей на алкоголь. Тогда я думал, что хуже уже некуда.

В моих глазах стояли слезы, и я была благодарна тому, что он не смотрит на меня. Как и Зак, я тоже представляла нашу встречу спустя долгие годы. Думала, как накричу на него, ударю, скажу, насколько сильно ненавижу его и все, что с ним связано. Вместо этого, сейчас я щипала себя за плечо, пытаясь отвлечься и не разрыдаться. Накопившаяся за пять лет злость, за которую я так держалась, мгновенно обернулась замешательством, когда я цеплялась за каждое его слово.

– С божьей помощью и мамой, мне удалось избежать тюрьмы. Она умоляла меня вылечиться. Предложила оплатить лечение, угрожала поехать к тебе и рассказать всю правду, умоляла отца дать денег, но как ты знаешь, он сам пил. Каждый день, я потихоньку превращался в него и был слишком потерян, чтобы это заметить. Однажды, я спал на койке какой-то девушки, которую встретил в баре, и тогда меня нашла моя сестра. Она сказала, что у моей мамы случился внезапный разрыв аневризмы сосудов головного мозга, и она умерла прошлой ночью.

Теперь я уже не могла сдержать слез. Взросление для Зака оказалось очень тяжелым. Его отец был жалким алкоголиком, который избивал мать. Наконец, когда Зак стал чуть постарше, она устала от побоев и выкинула его отца из дома, работая, что есть мочи, чтобы растить в одиночку Зака и его сестру, Тару, а также обеспечить им достойную жизнь. Отец Зака постоянно ему что-то обещал, но обещания эти так и не выполнял. Мать же никогда не жаловалась на его отца. Она просто еще больше работала, чтобы дать ему то, что не смог дать отец. Оглядываясь назад, мне кажется, что она любила Зака даже слишком сильно, и в свою очередь, дала толчок к тому, чтобы он стал своим отцом. Зак был настоящим маменькиным сынком. Я и представить себе не могла, как ее смерть повлияла на его и так неустойчивую жизнь.

– Я правда изо всех сил старался не пить следующие несколько дней. Помогал Таре организовывать похороны и натянул улыбку на лицо для бабушки, но все стало слишком тяжело, и я ушел в запой в ночь перед похоронами. Следующее, что я помню – как проснулся от громкого стука в дверь. Я открыл ее, и Тара накинулась на меня с кулаками. Она била меня в грудь и ударила в живот. Затем отступила и плюнула мне в лицо, – его голос дрогнул, когда я проглотила всхлип. – Ее парень, Тони, схватил ее за плечи и оттащил, пока я вытирал плевок футболкой. Она кричала на меня, но все слова смешались вместе. Тогда она развернулась и зарыдала, уткнувшись Тони в грудь. Я спросил его, что, черт возьми, происходит, а он посмотрел на меня и сказал, что они пытались привести меня в чувство часами, но я был в усмерть пьян. Я проспал похороны собственной матери.

Всхлип, который я старалась подавить, прорвался наружу, как только я попыталась закрыть рот рукой. Потянувшись, Зак схватил со стола салфетку и передал ее мне, вытирая глаза.

– Не стоит и говорить, что именно в тот момент, я понял, что оказался на дне. Я был настолько эгоистичным алкоголиком, влюбившимся в бутылку, что не только потерял своих детей, но и пропустил похороны собственной матери. На следующий день, я отправился на реабилитацию, которая продлилась проклятых полгода. Пока я находился на лечении, умер и мой отец, но я решил не ехать на похороны. Мне казалось, что, таким образом, я предам свою мать.

Глубоко вздохнув, я попыталась переварить все, что он мне только что сказал.

– Мне жаль, что так произошло с твоей мамой, Зак. Я знаю, как сильно ты любил ее, – дрожащим голосом, наконец, сказала я.

– Спасибо, – на его губах мелькнула фальшивая улыбка. – После реабилитации, моя жизнь полностью изменилась. Я стал постоянно работать над собой, пошел в медицинскую школу, чтобы стать фельдшером и взял курс программы «зависимых» здесь, в больнице. Я очень хотел, чтобы в моей жизни появилась стабильность. Моей целью стало найти свое место в жизни и вылечиться, а потом увидеть тебя. Я подумал, что к тому времени ты уже, наверное, выйдешь замуж и родишь еще детей или что-то вроде этого. Я не хотел причинить тебе боль, но надеялся, что в какой-то момент я смогу заслужить твое доверие и принимать какое-то участие в жизни девочек, – его губы задрожали. – Пожалуйста, Кейси, я не хочу быть как мой отец.

Я сидела потрясенная. Не совсем это я ожидала от него услышать – точнее, совсем не это. Я думала, что он скажет мне о том, как был глуп, молод и эгоистичен и в каком-то смысле, так оно и было, но все оказалось гораздо сложнее. Затем я сделала кое-что, что было мне вовсе не свойственно. То, что потрясло меня до глубины души.

Без задней мысли, едва ли осознав, что делаю, я протянула к нему руку и положила поверх его.

– Мне тоже нужна стабильность. Мы все выясним… постепенно.

Глава 12

Броди

– Черт возьми! Они что, в колледж идут? – я уставился на бесконечный список школьных принадлежностей, задаваясь вопросом, на фига близняшкам две коробки карандашей по пятьдесят штук. Каждой.

– Добро пожаловать на школьный шоппинг, – засмеялась Кейси, подходя, и беря тележку.

Я посмотрел вниз, на тележку, а затем снова на нее.

– Не думаю, что здесь все поместится.

Она широко улыбнулась, и покачала головой.

– О, мой милый, ты даже не представляешь, насколько все запущено. Девочки, идите сюда! – вернув плюшевых зверят, с которыми играли, на свои места, Люси и Пайпер вприпрыжку направились к нам.

– Им по шесть. На фига девочкам столько карандашей? – следуя за Кейси, пробубнил я себе под нос. – Мне вот двадцать семь. Я бы за всю жизнь их все не использовал.

Когда мы добрались до второй части списка, я развлекался пуще малышек, бросая в корзину все, что попадалось под руку.

– Броди, нам нужны обычные мелки, а не с блестками, – заглядывая в тележку, нахмурилась Люси.

– Ой, а я взял с блестками? – схватив шесть пачек обычных мелков, я закинул их в корзину. Люси потянулась за блестящими, и собиралась было положить их обратно, но я остановил ее. – Стой. Эти мы тоже возьмем, – и подмигнул.

Вернувшись вместе с Пайпер из «дамской комнаты», Кейси заглянула в корзину, и глаза у нее стали по пять копеек.

– Ого!

– Ага. Мы тут развлекаемся, – засмеялся я.

Кейси потянула меня за футболку, в сторону от девочек.

– Броди, слушай. Я ценю, что ты проводишь с девочками время, и не даешь им скучать, но я не миллионерша. Я не смогу позволить себе купить все это.

– И не надо. Я сам куплю своим девочкам школьные принадлежности.

– Я так не могу.

– Кейси, я когда-нибудь указывал тебе, как распоряжаться деньгами?

Закусив губу, она покачала головой.

– Тогда поступай так же. А то меня обижают все эти разговоры, – я нагнулся и чмокнул ее в нос. – Я кайфую от этого. Не мешай мне.

Пока она не успела завязать спор, я развернулся к Люси и Пайпер.

– Итак, близняшки. На чем мы остановились?

Мы прогуливались по Таргету [американская сеть магазинов розничной торговли], пока полностью не забили тележку школьными принадлежностями, новыми рюкзачками и туфельками с блестками на маленьком каблучке. Конечно, этого не было в школьном списке покупок, но едва заметив их, у Люси и Пайпер загорелись глазки. И это все, что требовалось.

– За все 312 долларов, – произнес кассир.

Я слышал, как Кейси тихонько ахнула, вытащил кредитку и, глазом не моргнув, провел ей по считывающему устройству. Мы направились к выходу, когда к нам неуверенно подошли двое мальчишек.

На вид им было около десяти, и было видно, что они ужасно нервничают. Один из них открыл рот, чтобы что-то сказать, но тут же замолчал. Второй подтолкнул его локтем, и первый заговорил:

– Эм, вы… Броди Мерфи?

Я отошел от Кейси и девочек, и нагнувшись, оказался практически наравне с мальчиками.

– Да. Как тебя зовут?

– Эм, Коул.

– А тебя? – я посмотрел на его друга, но тот оставался молчалив. Он уставился на меня, часто моргая из-за очков в черной оправе, а рыжие волосы упали мальчику на лицо.

Коул толкнул его в бок.

– Это Дилан. Эм, можно ваш автограф?

– Без проблем. Что подписать?

– Вот, возьмите, – женщина, которая, как я предположил, была матерью обоих мальчишек, вышла вперед и дала мне листок и ручку.

– Спасибо, – взяв бумагу, я аккуратно разорвал ее пополам. – Коул, говоришь? – он стал кивать, как китайский болванчик.

Коул,

бери от жизни все.

Броди Мерфи #30

Он схватил листок и поднес к своему лицу, разглядывая и улыбаясь.

– Дилан, дружище, – я развернулся к нему. – Если ты хочешь автограф, то скажи хотя бы «Привет».

Его глаза стали размером с блюдца и, глубоко вздохнув, он еле слышно произнес:

– Привет.

Засмеявшись, я взлохматил ему волосы.

– Сойдет.

Дилан,

действуй!

Броди Мерфи #30

– У вас найдется минутка для фото? – спросила их мама.

– Конечно, – ответил я.

Оба мальчика развернулись к ней лицом, а я встал посередине, чуть присев.

– А теперь, чииииз, Дилан – подбодрил я, когда их мать нажала на кнопку.

– Так, что вы думаете, Дикари проявят себя в этом году? Вам удастся выйти в плей-офф? Этот год очень важен для вас лично? Уверен, вы переживаете, что ваш контракт заканчивается. – Повернувшись ко мне, протараторил Дилан.

– Воу, – я встал. – Тебе не кажется, что для того, кто не сказал и «Привет», ты оказался очень разговорчив.

– Он спортивный гений. Дилан постоянно читает о спорте, и следит за статистикой, – пожал плечами Коул. – Он знает все.

– Молодчина, дружище.

Еще раз взлохматив непослушные волосы Дилана, я извинился, и направился обратно к девочкам, тихонько молясь, чтобы Кейси не услышала последнего предложения рыжего говоруна.

– Ну, что, погнали? – сказал я, подойдя к ним, и громко хлопнул в ладоши.

Кейси странно улыбнулась мне, и сердце ушло в пятки. Я ведь не намеренно соврал ей, что контракт заканчивается в этом году – просто не хотел сейчас говорить на эту тему. Эта мысль и так не выходила у меня из головы, так если еще и Кейси не будет находить себе места из-за этого, я себе этого не прощу.

– Почему мальчики попросили тебя что-то подписать? – невинно спросила Пайпер.

– Они хотели мой автограф. Знаешь, что это такое?

Она покачала головой.

– Я знаю! – восторженно произнесла Люси. – Это такая бумажка, на которой ты пишешь свое имя.

– В точку, – ответил я. – Они просто хотели, чтобы я написал свое имя.

– Но зачем? – все еще не понимала Пайпер.

– Девочки, игры Броди показывают по телевизору, поэтому иногда люди видят его вживую и просят автограф, потому что он… знаменит, – закусив губу, она посмотрела на меня и пожала плечами, неуверенная, подойдет ли такое объяснение.

Я кивнул и, казалось, Люси с Пайпер пришли в восторг от слов Кейси.

Пока мы шли к грузовику, Пайпер снова заговорила:

– Так получается, ты знаешь Селену Гомес, если знаменит?

– Да, можно нам ее автограф? – следом спросила Люси.

Кейси взглянула на меня, стараясь не засмеяться, когда ее дочурки нанесли удар по моему эго.

– Ну, извини, – пожала плечами она. – Наверно, чтобы стать для них крутым, тебе надо выступать с попсовыми песенками на канале Дисней.

***

Когда мы вернулись обратно к Кейси, девочки захотели забрать все барахло в свои комнаты, и разложить его по полочкам. Что тут сказать? Такие же помешанные на порядке, как и их мамочка. София и Фред, вместе с пожилой парой, оставшейся на несколько дней в гостинице, пили кофе на кухне, поэтому мы с Кейси решили улизнуть к ней в комнату. Упав на кровать, мы переплелись ногами, когда она положила голову мне на грудь.

– Кто знал, что школьный шоппинг так выматывает? – вздохнул я.

Кейси захихикала.

– Подожди, ты еще не видел списка для второклашек.

– Тогда, с сегодняшнего дня, буду откладывать деньги, – пошутил я.

Сев, она жалобно посмотрела на меня.

– Я говорила тебе не покупать все. Сама бы справилась. Некоторые вещи им вовсе не нужны.

– Кейси, – я засмеялся. – Да я шучу. Поверь, я даже и не думал об этом.

– Знаю, но… еще я понимаю, что хоккеистам платят не так, как футболистам и…

– Успокойся. Заколачиваю ли я двадцать миллионов в год, как другие спортсмены? Нет. В хоккее все иначе, и я не парюсь по этому поводу. Но меня устраивает и семизначная цифра. К тому же, я живу, как студент, особо не шикуя, поэтому все в порядке.

Она закатила глаза.

– Ага, не шикуешь. Я была у тебя дома. Потрясающая квартира.

– Это все мама. Если бы я сам ее обставлял, то в гостиной стояла бы садовая мебель. А если серьезно, квартира – единственное, что я купил. Квартиру, две машины и ферму для родителей. Если бы я закончил сейчас карьеру, мы бы до конца жизни практически ни в чем себе не отказывали. Как и девочки, а там, глядишь, и их девочкам.

Кейси опустила взгляд на кровать, и на ее губах появилась милая улыбка.

– Мне нравится, когда ты так говоришь.

– Как?

– Мы, наш, и все в подобном роде. Особенно, когда это связано с будущим.

– Ты – мое будущее, Кейси. Мое настоящее и будущее. И если бы я только мог повернуть время вспять, ты стала бы моим прошлым.

Улыбка украсила ее губы, и тут же померкла.

– Но что, если тебе придется уехать?

– О чем это ты?

– Ну, твой контракт и прочие дела. Что, если тебя продадут?

– Ты слышала, что сказал мальчишка, да?

Дилан. Мелкий рыжеволосый говорун.

Она кивнула.

– Почему ты не сказал мне, что контракт заканчивается в этом году?

– Если честно, я вообще не собирался тебе говорить, потому что не хочу, чтобы ты волновалась. Ты принимаешь все близко к сердцу, Кейси. Думаешь, что должна все исправить, но я не хотел, чтобы ты забивала себе голову. Это моя забота. Я знаю, как мне нужно себе показать, чтобы сохранить место в команде, и именно этим я планирую заниматься каждый день. Не переживай, хорошо?

– Дай мне пару минут, и затем, обещаю, я больше не буду беспокоиться об этом, – нахмурившись, она закусила губу, нервничая. – Но просто подумай, Броди. Что мы будем делать, если тебя продадут?

– И что?

– Я не могу переехать. Вся моя жизнь здесь, в Миннесоте.

– Здесь она и останется. Тебе не придется переезжать. Я уже говорил тебе, что выгодно вложил деньги. Точнее, Энди сделал это за меня. Раньше они вообще лежали в коробке из-под обуви в шкафу. О чем это я. Мы со всем справимся, хорошо? – тыльной стороной ладони я погладил ее по щеке. – Если потребуется, я куплю чертов самолет, чтобы мы не расставались дольше, чем на несколько дней. Мы все решим. Да и вообще, кто это сказал, что меня продадут? Все зовут меня «Стеной» не за красивые глазки, помнишь? – подмигнул я ей. – А теперь, давай-ка иди сюда и садись на меня.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю