332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Алиса Чернышова » Пара для дракона, или просто будь пламенем (СИ) » Текст книги (страница 3)
Пара для дракона, или просто будь пламенем (СИ)
  • Текст добавлен: 19 декабря 2020, 21:00

Текст книги "Пара для дракона, или просто будь пламенем (СИ)"


Автор книги: Алиса Чернышова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 24 страниц)

4

* * *

Как несложно догадаться, день продолжился примерно в том же ключе, что и начался: Глава Гильдии Фермеров просил о магической защите для новых посадок вахаби, Эу-хений выдвинул на рассмотрение черновик договора с Матерью Соли, и обсуждение чуть не переросло в натуральную драку, Фьорд устроил-таки учения, дабы Ири и маги в реальном бою не мешали друг другу (что не так просто, как кажется), а стопки свитков в руках у секретарей начали подозрительно покачиваться, оттого пришлось звать носильщиков.

Под конец дня даже драконья выносливость стала давать ощутимую трещину, оборачиваясь, как это водится у их расы, не физической, но моральной усталостью. Нужно было разговаривать, разговаривать и ещё раз (кто бы мог подумать!) разговаривать, а хотелось – сжечь неугодных да взмыть к небесам, обернувшись радостным, свободным огненным смерчем.

Реалии, однако, были таковы, что сжигать было катастрофически некого, а дома, словно издёвка, ожидали новые проблемы: Эт (на этот раз, ради разнообразия, даже в одежде) и вестник от дедушки с предложением об официальном визите (которое скорее можно было назвать уведомлением – несмотря на слова, тон послания отказа не подразумевал, как и руна Безопасности Предгорья в финале). Как несложно догадаться, радости ей все это не прибавило.

– Я хотел поговорить, – начал Эт.

Ах да, как же она могла забыть? Разговоры… и что бы она без них делала?

– Слушаю, – отозвалась Ири мягко, устраиваясь в кресле. Она пообещала себе постараться быть с Чёрным милее, и теперь настраивала себя на нужный лад. Он, надо сказать, тоже как-то присмирел: натянул киото, изволил-таки собрать патлы в косу, смотрел не так нагло, как обычно.

– Я тут запросил твое досье… – начал он и бросил на неё настороженный взгляд.

– Как и я – твоё, – отозвалась она невозмутимо. – Для таких, как мы, это норма, нет?

Он выдохнул с явным облегчением:

– Да, – сказал он. – Обычно девушки плохо реагируют на такое признание.

– Часто встречаешься с военными и политиками?

Эт фыркнул в ответ.

– Туше, – сказал он. – Ты права, раньше со мной такого не случалось. Я предпочитаю… другой тип.

– Ну да, – усмехнулась Ири. – Я же читала твоё досье, помнишь? Если я не ошибаюсь, твою нынешнюю любовницу зовут Равиэль, и она из техногенного мира.

– Ага, – протянул дракон. – Имя фальшивое, кстати. Да и ума у неё, как у белочки. Но зато – экзотика! И феномен интересный. Представляешь, там умеют делать фальшивую грудь…

Он моргнул и заткнулся – видно, с запозданием понял, что и кому сказал. Или притворился – Ири показалось, что он ждал от неё какой-то реакции. Обдумав это, она решила, что феномен действительно интересный, и уточнила, дабы поддержать разговор:

– Иллюзорную? Накладную?

– Эм… В том-то и дело, что нет. Модификация тела, чтобы привлечь партнёра – все как у дикарей.

– И впрямь любопытно… – пробормотала Ири. – Не читала о таком.

Они снова посмотрели друг на друга. В комнате явственно присутствовала некая неловкость.

– Сдаюсь, – сказал Эт. – Ты вообще знаешь, что такое кокетство там, смущение и прочие штучки? Я чувствую себя так, будто говорю не с парой, а с другим мужчиной-драконом. Ты всегда такая?

– Не знаю, – вздохнула Ири. – Наверное, не всегда.

– Да, об этом, – протянул он. – Я теперь знаю о истории с Казначеем.

Ири едва удержалась от того, чтобы закатить глаза: ну разумеется, такое шоу на драконьих Смотринах! Неудивительно, что слух, пусть и с запозданием, докатился даже сюда.

– Понимаю, – кивнула она. – И?

– Ты из-за того случая так себя ведёшь?

Ири прикрыла на миг глаза, силясь подавить злость. Резкие вспышки эмоций – краеугольный камень её семьи, главная слабость. Их с детства учили с этим справляться, и то выходило, увы, не всегда. Как – "так"? Вот что хотелось ей спросить, но она усилием воли усмирила в себе этот порыв.

– Отчасти, – её голос звучал ровно. – Этот случай – причина, по которой я хочу узнать тебя получше до обретения.

"Я хочу полюбить, – подумала Ири. – И чтобы полюбили меня – без цветов. Как Ар ту лисицу. А веду себя так… я тебе не верю, я устала, я опасаюсь приезда дедушки, я обрела дело своей жизни и боюсь, что отношения с тобой его отнимут. Да что там, я даже решиться попросить о помощи с мостом не могу, чтобы не быть обязанной! Потому что мы оба – Властелины. Так уж вышло."

– Понял, – скривился он. – Но ты зря путаешь меня с уродом, который бьёт и прилюдно унижает собственную пару.

Фраза "Ты сам ровно минуту назад назвал за глаза женщину, с которой так или иначе делишь постель, дурой и забавным феноменом" крутилась у Ири на языке, но она проглотила и её тоже.

– Понимаю, – просто сказала она, будто прослушала отчёт от Главы какой-нибудь гильдии. – И?

Она устала. Ей хотелось добраться до сути и закончить, наконец, бесконечные, нудные разговоры.

– Слушай, – выдал он. – Я принесу тебе клятву, что никогда в жизни не обижу, и сделаю то, что скажешь…

– Мы сможем пожить в Чу первые две-три сотни лет? – быстро спросила Ири, ибо – а вдруг?

– В этой помойке? – скривился он выразительно. – Моей паре нечего там делать! Оставим со всем местным цветом уродцев толкового заместителя, и дело с концом! Послушай, Адора, где Властвую я…

Ири понимающе улыбнулась, слушая восхваления Адоре – той самой, которая досталась Эту в наследство от отца уже ухоженным городом со сформировавшейся судовой и административной системой. Она и не сомневалась, что там все проще, да-да. Прямо ни единой секунды.

От необходимости посылать Чёрного по крайне заковыристой дорожке Ири спас сработавший сигнал: в вольном хуторе опять происходило что-то нехорошее.

– Все это интересно, – бросила она, вскакивая. – Но закончим этот разговор позже: работа не ждёт.

– Что? – вопросил он неверяще.

– Не буду тебя развеивать, – быстро сказала Ири, выходя на балкон. – Попроси Диве вывести тебя через ход для важных гостей, и в следующий раз появляйся там же за три часа до полуночи – нечего снова рушить мою защиту. Приятных снов!

С этими словами Ири вышагнула в окно, на ходу обращаясь драконом. Донесшийся рык: "Куда это ты собралась посреди ночи?!" заставил её ехидно оскалиться – и лететь быстрее.

* * *

«Кокетство, смущение и прочие штучки, – думала Ири, полыхая пламенем. – Ну да, я не особенно в этом хороша, и что теперь? Это ведь, в сущности, такие же способы привлечения партнёра, как та самая модификация тела – если разобраться, то просто фальшивка, пусть и смотрится красиво. Каждый выбирает для себя, хочется ли ему натягивать эту маску, или и так сойдёт. А я побеждала братца Дана в шести тренировочных боях из десяти, считалась надеждой дома, стала Властелином – но все это, разумеется, побоку! Вынь ему и положь кокетство с женственностью вместе! Эх, вот нельзя драконам среди людей расти, никак-никак нельзя…»

Впрочем, возмущение её быстро выветрилось. Как же – тут тебе и ветер в лицо, и ночь отовсюду усмехается зубасто, и звёзды здесь, на юге, такие яркие, как глаза неведомых молчаливых богов, и даже драка, наверное, предстоит! И никакой болтовни, споров, тягомотных проблем, выяснения несуществующих отношений, военных союзов и утопленных мостов. Свобода!!! Она проревела это слово ночному небу, и Разделяющим Горам, и себе самой. А после и вовсе обернулась огненным смерчем, дабы поспешить. А то ещё съест неведомая напасть милого рыжика – и что тогда? Было бы очень, очень жаль!

Попаданцы снова подверглись нападению, на сей раз, в порядке разнообразия, даже не нечисти, а вполне себе чисти. Хорошо знакомой притом: Ири этой самой чисти в свое время сама подписывала приговор, навсегда изгоняя из Чу. И ведь позволила взять с собой денег, велела убираться из окрестностей, а вот поди ты – иным хоть молотом по голове стучи, все без толку.

Это были маги, и, нужно сказать, немалой силы – бывший начальник Фьорда в том числе. Такими бы и разбрасываться грех, но выбора у Ири с Эу-хением не было: слишком уж ребята не хотели смиряться с новыми правилами, установленными Властелином. Как это – они, боевые маги, не могут просто так брать в лавках, что захотят, или иметь любую девку, что понравится? С чего бы им кого-то спрашивать, раз уж они жизнями на стенах рискуют и без них весь город того и гляди загнётся? Какой такой отчёт о каждом убитом гражданском? Какой учёт инвентаря? Властелинский произвол как он есть!.. Ну, и все в таком духе.

Ири хватило ненадолго. Застав нескольких молодчиков за любимыми развлечениями, она просто их сожгла. Тех же, кто попытался за невинно убиенных вступиться, просто выкинула из Чу – и вот он, результат. Наверное, дедушка прав и порой для существа, наделённого властью, излишняя жалостливость – не благо, а ошибка.

Больше она её не допустит.

Ири рухнула с неба, как карающая длань, и сразу перебила хребет масовику-затейнику, что поймал девочку со вполне определёнными целями. Остальные уроды, впрочем, среагировать успели: оставили развлечения и ощерились щитами. Для этого бедняжечки отвлеклись от дел насущных: кто от грабежа, кто от разбирания странной конструкции на ручье, кто от избивания рыжика и ещё пары людей, пытавшихся сопротивляться, кто от попыток половчее спеленать магией злобно ревущего орка, кто от запугивания сгрудившихся у частокола иномирцев, уже надёжно упакованных колдовством.

– О, – пророкотал бывший Глава Боевых Магов. – Ручная зверушка Жреца подоспела!

Ири в ответ просто плюнула племенем; его щит затрещал, но выстоял. Остальные, понимая, что бежать некуда, скопом бросились на неё. "Ур-ра, – подумала Ири. – Др-рака! И даже, быть может, будет весело!"

И да, весело было.

В Чу, как ни крути, боевые маги поневоле поднабрались умений и опыта, дури им было не занимать от природы, а драконов, в отличии от местных, они за богов не считали и способов убиения их знали немало. У Ири же было несколько проблем в виде местных, которых надо было по возможности не задеть, и халуп, которые в идеале лучше бы не спалить. Это все давало колдунам немалое тактическое преимущество в виде укрытий и живых щитов. Недостаточно, чтобы убить знатного дракона – но задеть его вполне можно. Так, Ири изодрали одно из крыльев и нанесли несколько довольно ощутимых ран в корпус, лишь по счастью не задевших жизненно важных точек.

Скорее всего, ей пришлось бы все же использовать в итоге покрывающий огонь, невзирая на возможные побочные потери, но тут вмешались сами хуторчане. Во-первых, из магических пут освободился-таки орк, серая кожа которого намекала на принадлежность к одному из горных, агрессивных кланов. На захватчиков громила был явно обижен, к магии более устойчив, чем люди, потому он принял активное участие в фестивале. С земли поднялся рыжик и с криком кинулся на бывшего начальника боевых магов, который как раз вознамерился под шумок распороть Ири второе крыло. Драконица была уверена, что человечек наткнётся на защитную сеть, но та полыхнула и погасла, позволяя парню ударить мага, не ожидавшего от жизни таких подлянок. Нож (или что-то наподобие него) вошёл в шею магу удачно. Ну, удачно для Ири – бывший боевик забулькал, взмахнул руками, но сделать ничего не успел – с перерезанной рекой жизни особенно не поколдуешь.

Остальные присутствующие, воодушевлённые вопящим что-то рыжим парнем, тоже ринулись в бой. Особой помощи от них, конечно, не было, но они отвлекли противников Ири – а ей большего и не было надо.

Таким образом, все было кончено.

Ири, распластав раненое крыло, мрачно обозрела последствия; оные удручали. Как бы она ни старалась, разборки меж боевым драконом и сильными магами – не то, что может пройти легко и незаметно. Как итог, многие халупки были сожжены и разрушены, частокол в том месте, где Ири на него села, безнадёжно развалился, несколько иномирцев были убиты. Девочка-подросток ревела в объятиях своего друга, и кровь капала из её разбитой губы. Орк ходил тяжело, изрезанный магической сетью. На лице рыжика не было ни единого живого места, и большинство других защитников были не краше.

"Уроды", – подумала Ири мрачно, покосившись на останки боевых магов. – "Эу-хений был прав, когда хотел казнить их, как бешеных животных – а я ещё обвиняла его в пристрастности. Каким бы ни был Жрец, он делает порой нехорошие вещи – во благо Чу, каким он его видит. А эти постоянно делали нехорошие вещи во благо себе. Принципиальная разница, как ни крути".

Иномирцы между тем начали приходить в себя. Некоторые ещё тихо плакали или растерянно оглядывались, но местные лидеры умели быстро реагировать на ситуацию.

– Ихор! – властно позвала женщина средних лет, которая умудрялась сохранять достоинство даже в этих, прямо скажем, своеобразных обстоятельствах.

"Должно быть, она из знатного дома", – подумала Ири уважительно и почти не удивилась, когда на голос этой госпожи обернулся именно рыжик. Женщина что-то быстро проговорила ему, но Ири, несмотря на созданную Эу-хением лингвистическую матрицу, не поняла ни слова. "Вот ведь", – подумала она досадливо. – "Эу-хений ведь образованный человек и наверняка знает все цивилизованные языки своего мира. Неужели нельзя было сделать для меня матрицу и на них – без напоминаний? Это же очевидно! Сколько их может быть – семь, десять? С учётом моей загруженности, пару месяцев на изучение, хотя бы базовое, хватило бы"

Рыжик, конечно же, серьёзную госпожу понял и принялся быстро отдавать распоряжения. Для этого он использовал такую ядрёную смесь языков, жестов, гримас и модуляций голоса, что у Ири слегка зарябило в глазах. Тем не менее, основные тезисы она уловила:

– … Несите пострадавших в сарай! Кто может идти – присядьте вон там, Паула осмотрит вас во второй очереди!.. Надо потушить огонь!..

"Думает в верном направлении", – решила Ири одобрительно, внимательно разглядывая Ихора. – "Раздает чёткие указания, простые и легковыполнимые. Делит работу на всех, включая себя самого. Неудивительно, что он смог выбиться в лидеры, не обладая внушительной внешностью или запредельной силой. Остальные слушаются его, даже орк, но оно и понятно. Хороший лидер и потенциально – очень сильный маг-артефактор, да ещё и из техногенного мира. За такого наш господин Ис, его ледяное психопатство, пожалуй, отвалил бы каменьев втрое больше веса человечка." Драконица нервно заёрзала, представив, что Ихора выкупит кто-то из Ледяных. "Но нет уж, я первая нашла!" – подумала она быстро и возмущенно. – "Будет работать со мной. Надо самой проконтролировать переговоры. Эх, если бы ещё только моё расписание на ближайшие полгода не напоминало стотомник "Генеалогия знатных семейств мира"… как минимум, по объёму".

Вокруг закипела жизнь. Ири осторожно отползла подальше и легла на остывающую землю, позволяя регенерации делать своё дело. Нет, до дома, обратившись вихрем, она бы при желании дотянула. Только вот, вернись она в таком виде в Чу, Фьорд, чего доброго, начнёт и в отхожую комнату за ней ходить, мотивируя это безопасностью Властелина. А отдохнуть прямо здесь, под звёздами, наблюдая за снующими человечками – это была не самая плохая идея. Забавные иномирцы порой пробегали мимо, но в основном у них и без дракона по соседству хватало проблем.

Ири между тем лежала, слушала и походя просканировала ауры всех присутствующих. Латентных магов среди них было предостаточно, и даже сразу стало понятно, зачем сюда явились захватчики. Разумеется, речь не шла о нехитром скарбе несчастных хуторчан, дело было в дефицитном живом товаре.

После того, как временные потоки техногенного и магического миров пришли в полный рассинхрон, надолго туда перенестись никто из магических созданий не мог из-за риска для психики и магических способностей. Техногенный мир был жаден, его паутина вероятностей, подпитываемая и частично создаваемая людьми, тут же стремилась вписать гостя в свою ментальную матрицу. Таким образом, кто-то терял силы, кто-то сходил с ума, а кто-то просто забывал свою прошлую жизнь, начинал помнить себя человеком, рождённым в техногенном мире. Как знать, сколько таких потеряшек там бродит, искренне считая себя людьми? Отдавал их жадный мир неохотно, потому спасти всех не было никакой возможности. Невозможно было и позаимствовать технологии или книги – почти вся контрабанда сгорала при переходе, и существ, способных справиться с этим явлением, можно было пересчитать по пальцам одной руки. Таким образом, в определённых кругах цена на иномирных специалистов была заоблачной. Особенно это касалось одаренных, способных в теории да после должного обучения совместить артефакторику их мирка и магию вместе.

Помимо Ихора, могущественных колдунов тут было пятеро. В их число входили та самая женщина, Паула, оказавшаяся некромантом, мальчик-подросток с явными способностями к пространственной магии, тот самый орк, слегка безумного вида беременная женщина и её, так сказать, плод. Девочка-подросток способностями не обладала – потому-то, видимо, в расход решили пустить именно её.

"Хватит", – подумала Ири. – "Надо их забирать отсюда. Не хотелось бы, конечно, отдавать Бартоломью такой подарок… да, нужно будет поговорить с Наместником и пристроить их к нему… Почему же Эу-хений все ещё этого не сделал? Заключить магический контракт – и пусть себе живут в Чу."

Только, как выяснилось, пока драконица решала судьбу иномирцев, у них вовсю шла дискуссия касаемо неё самой. Она поняла это, когда Ихор стал переводить для девочки суть своего спора с Паулой.

– Она говорит, надо зашить дракону крыло, – вещал Ихор встревоженно. – Вот ведь, и рука же поднялась – ранить такого красивого зверя!

– Ты типа не видел, как этот красивый зверь вырвал одному из этих голову с частью позвоночника, – букнул подросток. – Уверен, что он так же не сделает с тобой?

– Он добрый. Правда, красавчик? – рыжик радостно улыбнулся Ири. Та фыркнула, но все же кивнула в ответ.

Стало как-то подозрительно тихо.

– Слушай, у меня что, глюки? – спросил подросток. – Он же не кивнул тебе, нет?

Ири повторила жест – от Эу-хения она знала, что он является подтверждающим и для его земляков тоже.

– Офигеть, – сказала девочка, но плакать перестала. Драконица со смешком подумала, что на досуге могла бы подрабатывать успокоительным для иномирных детей. А оплату брать… да с Ихора вон. Натурой! Артефактами то есть – для начала.

– Ты понимаешь меня, красавчик? – спросил между тем Ихор. Ири кивнула.

– Мы друзья, – сказал человек, делая шаг к ней. – Спасибо, что помог – и тогда, и сейчас. Мне жаль насчет твоего крыла. Надо попробовать зашить его, понимаешь? Тогда будет шанс, что оно срастётся.

Ири покачала головой и вытянула крыло, демонстрируя плещущуюся меж порванными тканями исцеляющую магию, стягивающую их. Помощь ей потребовалась бы лишь в том случае, если бы были сломаны кости.

– Вот это круто, – пробормотал мальчик. Девочка просто смотрела во все глаза.

– Ты потрсающий, – сказал Ихор. – Надо же, настоящий дракон…

Ири довольно прикрыла глаза. Если ей не говорят комплиментов, как девушке – отчего бы не послушать, какой она красивый дракон? Пусть глупо, но добрых слов хочется каждому!

5

* * *

Эт таращился вслед улетевшей паре со смешанными чувствами. Преимущественно оные сводились к раздражению, бессилию и усталости. Неужто он должен теперь каждый раз смотреть, как она срывается посреди ночи неведомо куда? Вот так просто? Извини, дорогой – работа? А ему, получается, останется роль трепетной невесты, ожидающей возлюбленного у окна. Тьху, мерзость! И, что самое интересное: как ему остановить её, случись оказия? Ну не драться же всерьёз с парой! А ведь она вполне может полезть в бой, доказывая свою правоту. И даже, вполне вероятно, победит, ведь Алые – клан могущественный, а он не сможет сражаться с парой всерьёз. Весёлая же у них при таком раскладе будет семейная жизнь! И перспектива эта приводила дракона в ужас.

Первому Властелину, Тэ Чёрному, было больше полутора тысячелетий, когда он Обрёл пару. Для дракона этот возраст пограничен, ещё лет пятьсот-семьсот – и о детях можно забыть. Неудивительно, что с самого первого прикосновения тонкокостная хрупкая красавица Лиа, приведенная ему в качестве дани, ни в чём не знала нужды, была окружена вниманием и почётом. Для неё, опасавшейся насилия и рабской роли, такое отношение стало подарком небес – и, видит Предвечная, дар этот она умела ценить и лелеять.

Эт Чёрный стал первым ребёнком, очень и очень долгожданным. Он вырос в атмосфере любви, с матерью, стремящейся опекать его во всем. Стоило наводящему ужас на подданных Тэ Чёрному, страшному Властелину, схватиться за голову при виде очередных отжигов любимого чадушка, матушка уже была тут как тут. Её сладкие, успокаивающие речи, полные слёз огромные глазищи и огорченный вид действовали на мужа просто убойно – тот махал рукой и шёл по своим делам. Это Ото, родившийся вторым, предпочитал компанию отца и бесконечные тренировки; Эт был маминым ребёнком и, несмотря на довольно хоршую форму, особенной тяги к военной стратегии не испытывал, даже повзрослев. Его вотчиной была политика, и уж на этом поприще, как правило, Властелин был хорош.

Неудивительно, что мать – добрая, мягкая, оплетающаяся вокруг своих мужчин, как лоза – стала для Эта идеалом женщины.

Своим пассиям-однодневкам Чёрный много чего рассказывал, конечно. Обычно там фигурировали и звёзды, и любовь, и пафос, и сироп – хотя, справедливости ради, во многих случаях ему и рта открывать не приходилось, обычно хватало полувзгляда. К чему же отказываться от того, что само плывёт в руки? Он менял девиц раз в пару дней или лет – и ждал пару, которая будет непохожа на всех остальных, которая разом перечеркнёт все, что было. Он представлял, как бросит к её ногам богатства, и слуг, и драгоценности, а она будет смотреть на него за это, как на героя, как на самого особенного мужчину на свете.

И что в итоге?

Как бы да, пара его совсем не похожа на остальных, с этим не поспоришь. Признаться, после пророчества Йораморы он и вовсе опасался, что это окажется мужчина. Умом понимал, что исход такой невероятен – пол пары всегда определялся склонностями и внутренними желаниями дракона, а такого бабника, как Эт, стоило ещё поискать. Тем не менее, на встречу с Властелином Чу дракон ехал с затаенным страхом. Каким же облегчением было увидеть драконицу, да такую прекрасную, что глазам не верилось! Он даже не думал, что говорит – все решал автопилот, пока сам Эт любовался ею: высокой, статной, стройной, наряженной в этот свой дурацкий халат. Он очерчивал глазами и белоснежную кожу, и изгиб полных губ, и собранные причудливо алые волосы, и изогнутые, как упрямые пики гор, брови. Она была совершенна.

Правда, продлилось это чувство недолго – за красивым лицом пряталась натуральная мегера, холодная, стервозная и деловитая. Она вела себя грубо и нарочито по-мужски, плевала на парность с высоты драконьего полёта, не сказала ему ни единого тёплого слова и даже не попыталась сделать ни шага навстречу. "Я хочу узнать вас получше" – цедила она, надменно вздёрнув бровь. Да как, во имя всего могучего, можно кого-то узнать, если на дальность собственного огня его не подпускаешь?

Брат его мнения по этому поводу не разделял. "Твоя пара жива, – напомнил он сухо, глядя в пустоту. – Остальное – поправимо".

И Эт тут же сменил тему, потому что истинная Ото, судя по всему, была менталисткой и умерла. По крайней мере, те сны, что брат мог с ней разделить, после какого-то момента прекратились, сменились странной, вязкой чернотой. Чем дольше это продолжалось, тем больше младший уходил в себя от тоски по той, которую даже не успел узнать. И да, разумеется, Эт был благодарен Небу, что его собственная пара жива и цела, но как, как парой могли стать столь неподходящие друг другу существа, как они двое? Неужели ему и правда придётся бросать свои дела и переезжать в эту дыру, гордо именуемую городом Чу, чтобы тут ходить строевым шагом под твёрдым взором возомнившей себя военачальником девицы? Вот прямо чувство, что не парой обзавёлся, а младшим братцем номер два – таким же, к слову, солдафоном.

– Господин? – чувственный, полный обертонов голос зазвучал совсем рядом, вырывая дракона из задумчивости. – Я должна проводить вас…

Он обернулся и взглянул на Диве, в очередной раз поражаясь глубине её чёрных глаз. Надо уговорить Ири забрать девочку отсюда, когда все решится. Что такой, как она, тут делать? Уж в Адоре-то ей всегда отыщется место! Он сам распорядится его обустроить, если надо.

– Веди, – улыбнулся он.

– Прежде я хотела сказать вам кое-что, господин – если позволите, – он видел, что девушка не на шутку встревожена, и тут же шагнул навстречу её полным эмоций глазам.

– Я слушаю, – разумеется, как же иначе?

* * *

Диве подслушивала, благо отменный слух, унаследованный от неведомых иномирных родителей, это позволял. Не в каких-то дурных целях, упаси Предвечная! Она, Дивена, была много кем, но не подлой крысой. Даже в доме матушки Готе она первая таскала за космы тех девок, что гадили другим из-за спины или сыпали стеклянную пыль в пудру. И нет, она не шпионила ради собственного удовольствия или полоскания чужого исподнего. Все было попроще – она хотела помочь.

По её меркам госпожа Ири и господин Эт были идеальной, прекрасной, волшебной парой. Крылатыми чудесными созданиями, свободными и сильными, такими, какой Диве саму себя с детства видела в снах, такой, какой никогда не смогла бы стать наяву. Отплясывая на сцене перед пьяными магами, пытаясь отрешиться от вязкой, беспросветной реальности, она всегда закрывала глаза и представляла себя вот такой – летящей, крылатой, свободной. В эти грёзы ныряла, когда хотела отрешиться от того, что происходило с её телом. "Меня здесь нет, – говорила она себе. – Я там, в небе. Я лечу".

Оказаться рядом с замечательными волшебными созданиями – что могло быть желанней? Она слышала, что крылатые Властелины – само волощение магии и неба, что они при желании могут обучить всем секретам всех миров. Потому-то, когда Жрец Тьмы стал отбирать девушек для нового Властелина, Диве буквально когтями выцарапала себе место. Тут ей очень помогла нелюдская кровь: она казалась моложе своего возраста, и грязь улиц, которые так долго были её домом, не заставила её красоту потускнеть. Сыграло свою роль и то, что она безропотно согласилась на унизительные проверки и процедуры у лекарей – Властелину Жрец хотел предоставить все самое лучшее, потому девушка должна быть здорова и казаться невинной. Ритуал соответствующий, изобретённый для нужд невест из далёкой Ирребы, был не самым приятным, но Диве прошла его безропотно. Она знала прекрасно: разумеется, невинность в их век не играет особенной роли, если речь идёт о настоящих чувствах и равных партнёрах. Товар же, как ни крути, больше ценится неиспользованным.

Диве хорошо понимала властных мужчин – долгое время от их благосклонности зависела её жизнь. Она умела себя вести с теми могущественными, не терпящими отказа, жёсткими, возносящими удовлетворение собственных желаний в абсолют существами, которые так нравились иным девицам – как правило, до первого тумака или первой измены. Хотя, ей частенько доводилось быть гарантом чужой сказки: набив оскомину на улыбках, расточаемых мечтательной малолетней невесте, они приходили к матушке Готе – дать себе волю и отыграться. Только вот… когда девушка становилась женой, отыгрывались, как правило, уже на ней.

Она, Диве, не верила в сказки – как минимум, в абстрактное "долго и счастливо". Сказки заканчиваются свадьбой, чтобы не показывать остального – так она считала. Дивера умела улыбаться, кокетничать, опускать глазки, не замечать очевидного, держать ушки на макушке, уступать и идти обходными путями, если того требовала ситуация. При этом, она отлично чуяла, когда и как следует надавить на мужчину, чтобы он это самое давление не распознал, а решение её искренне посчитал своим.

Собственно, лишь благодаря этим качествам она и дожила до того благословенного дня, когда Предвечная, глядя на террор магов, решила прислать своего Жреца. Диве не нашли с перерезанным горлом где-нибудь в подворотне, ей не изуродовали лицо, её не пустили по кругу после вечернего дежурства. Нет, она дождалась перемен, она выжила, выбралась из дома, где привечали боевых магов. Она не стеснялась методов, которые понадобились для того – все мы скоры судить, пока есть кров над головой, грош в кармане и еда в тарелке.

Госпожа Ири была совсем другой, конечно – что логично для крылатого Властелина. Она принесла городу мир и защиту, самой Диве – новое, достойное будущее, о котором можно было только мечтать. У госпожи Ири было огромное, щедрое сердце, но его было не так-то просто разглядеть за внешней бронёй. Она была воином, бойцом, защитником, политиком. Таким не нужно юлить и гнуть спину, такие не захотят быть товаром – лишь достойными, лишь равными.

И тут вот начиналась беда, потому что в большинстве своём мужчины, как известно, не любят сильных женщин и даже боятся их, маскируя страх за неприязнью. Им подавай слабость, реальную или мнимую, уязвимость, игру в поддавки, шанс почувствовать себя карманным Властелином (даже если властвуют они над покосившейся халупой и пивной бочкой). А женщина с амбициями, желанием достичь власти и упрямством в их глазах будет, скорее всего, карьеристкой, стервой и фу-фу-фу. То, что легко прощается собратьям-членоносцам, для женщины недопустимо.

Господин Эт был как раз из таких мужчин. Нет, он не был отмороженным садистом или авторитарным психом, он не был похож на бывшего Главу Боевых Магов, вот кого не к ночи помянуть. По первому же разговору с ним Диве точно поняла: этот не станет поднимать руку, не прикажет слизывать выпивку с собственных сапог, не заставит… не важно, впрочем. Она знала длинный список таких "не" – так уж вышло. Факт в том, что господин Эт, несмотря ни на что, казался милосердным. Такие лгут доверчивым дурочкам, да, и ждут от женщины исконно женского, в их понимании, поведения. Но – не более того.

Что тут могла поделать Диве? Ну, одна идея у неё была.

– Господин, – сказала она, глядя на Властелина так, как ей хорошо удавалось – словно все её чаяния, надежды и мечты воплотились в мужчине напротив. – Я всего лишь хотела сказать… Как же хорошо, что вы останетесь здесь и поможете госпоже Ири навести порядок в Чу! Это так благородно с вашей стороны. Это спасёт столько жизней!

Он растерянно моргнул, и маска высокомерного болвана окончательно стекла с лица. "Хорошо, – думала Диве. – Пока хорошо".

– На самом деле…

– Вы с госпожой Ири такая красивая пара! – воскликнула Диве, не позволяя возразить. – Скажу по секрету: вы очень нравитесь ей.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю